Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Берлинская операция

  • Размер шрифта: - +

БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Весной 1945 г. не только Красная Армия, но и союзные войска вели боевые действия на территории Германии. Советские армии находились в 60—70 км от Берлина, а передовые американо-английские части — в 100—120 км. Союзники к середине апреля вышли на Эльбу на участке Гамбург, Виттенберге, Магдебург. Далее линия их фронта тянулась к Нюрнбергу и Штутгарту.

 

Красная Армия готовилась к завершающему удару на берлинском направлении. Овладение Берлином означало победоносное завершение войны против фашистской Германии.

 

Берлинская операция в истории Великой Отечественной войны занимает особое место. При взятии Берлина получили окончательное решение важнейшие военно-политические вопросы, от которых во многом зависело послевоенное устройство Германии и её место в политической жизни Европы.

 

Советские Вооруженные Силы, готовясь к последней схватке с фашизмом, строго исходили из согласованной с союзниками политики безоговорочной капитуляции Германии как в области военной, экономической, так и политической. Главной нашей целью на этом этапе войны была полная ликвидация фашизма в общественном и государственном строе Германии и привлечение к строжайшей ответственности всех главных нацистских преступников за их зверства, массовые убийства, разрушения и надругательства над народами в оккупированных странах.

 

Замысел Берлинской операции в Ставке в основном определился в ноябре 1944 года. Уточнение его проходило в процессе Висло-Одерской, Восточно-Прусской и Померанской операций.

 

При разработке плана Берлинской операции учитывались и действия экспедиционных войск союзников, которые в конце марта — начале апреля 1945 года широким фронтом вышли на Рейн и приступили к его форсированию, с тем, чтобы развернуть общее наступление в центральные районы Германии.

 

Верховное командование союзных войск ближайшей целью своих действий ставило ликвидацию группировки противника и овладение промышленным районом Рура. Затем оно планировало выдвижение американских и английских войск на Эльбу на берлинском направлении. Одновременно развертывались операции американских и французских войск в южном направлении с целью овладения районами Штутгарта, Мюнхена и выхода в центральные районы Австрии и Чехословакии.

 

Несмотря на то, что решениями Ялтинской конференции советская зона оккупации была определена далеко западнее Берлина, советские войска уже находились на Одере и Нейсе (в 60—70 километрах от Берлина) и были готовы начать Берлинскую операцию, англичане все еще продолжали лелеять мечту о захвате Берлина раньше, чем туда придет Красная Армия.

 

Хотя между американскими и английскими политическими и военными деятелями не было единства в стратегических целях на завершающем этапе войны, само Верховное командование экспедиционными силами союзников не отказалось от мысли при благоприятной обстановке захватить Берлин.

 

В последние дни марта И. В. Сталин через американскую миссию получил информацию Эйзенхауэра о его плане выхода на согласованную линию на берлинском направлении. Из этого сообщения было видно, что дальнейшее наступление английские и американские войска предполагали развернуть на северо-восток, чтобы выйти в район Любека, и на юго-восток с целью подавления противника на юге Германии.

 

И. В. Сталин знал, что гитлеровское руководство за последнее время развило активную деятельность в поисках сепаратных соглашений с английским и американским правительствами. Учитывая безнадежное положение германских войск, можно было ожидать, что гитлеровцы прекратят сопротивление на западе и откроют американским и английским войскам дорогу на Берлин, чтобы не сдать его Красной Армии.

 

Отойдя за Рейн, немцы могли организовать серьезное сопротивление англо-американским войскам. Однако этого сделано не было. И, прежде всего потому, что основные силы были переброшены на восток против советских войск. Даже в критические для рурской группировки дни верховное немецкое командование за счет своей западной группировки усиливало фронт на востоке против советских войск.

 

Гитлеровское правительство, стремясь отстоять столицу, избежать безоговорочной капитуляции, мобилизовало все ресурсы страны. Германское командование по-прежнему бросало главные силы сухопутных войск и авиации против Красной Армии. К 15 апреля на восточном фронте оно имело 214 дивизий (в том числе 34 танковых и 15 моторизованных) и 14 бригад. Американо-английским войскам, выходившим к Эльбе, противостояли всего 60 слабо укомплектованных пехотных немецких дивизий, общая боеспособность которых равнялась двадцати шести штатным дивизиям и 5 танковых дивизий, в которых не насчитывалось и 200 исправных танков. У союзников было 80 полнокровных дивизий, в том числе 23 танковые дивизии.

 

Особое преимущество союзники имели в авиации. Своими авиационными ударами они практически могли в любом районе осуществить полное подавление всякого сопротивления как на земле, так и в воздухе.

 

Таким образом, форсирование Рейна американскими и английскими войсками проходило в облегченных условиях, и Рейн был захвачен ими, по существу, без сопротивления немцев.

 

Не ожидая ликвидации рурской группировки немецких войск, главное командование войсками союзников поспешно бросило основные силы на берлинское направление с целью выхода на Эльбу.

 

Делая все, чтобы сдержать наступление Красной Армии, гитлеровцы одновременно продолжали добиваться соглашения с правящими кругами США и Англии, чтобы избежать безоговорочной капитуляции. Они по-прежнему надеялись на раскол антифашистской коалиции. Для них не было секретом, что между СССР и его союзниками существовали разногласия по ряду вопросов ведения войны и послевоенного устройства Европы. Гитлеровское руководство всемерно стремилось не допустить овладения Берлином Красной Армией и было готово сдать столицу американским или английским войскам.

 

Взять Берлин рассчитывали и союзники. Вопреки договоренности между главными державами антифашистской коалиции о включении германской столицы в зону операций советских войск, игнорируя принятое в Ялте соглашение, Черчилль настаивал на продвижении британских соединений к востоку от Эльбы. 1 апреля 1945 г., незадолго до взятия Вены советскими войсками, Черчилль писал Рузвельту: «Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят также Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу... Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять».

 

Верховный главнокомандующий экспедиционными силами союзников в Западной Европе генерал Эйзенхауэр еще 15 сентября 1944 г. в письме фельдмаршалу Монтгомери отмечал: «Ясно, что Берлин является главной целью. По-моему, тот факт, что мы должны сосредоточить всю нашу энергию и силы с целью быстрого броска на Берлин, не вызывает сомнений».

 

Черчилль немногим более чем за месяц, а Эйзенхауэр за восемь месяцев до взятия Берлина Красной Армией твердо намеревались первыми войти в столицу Германии. Однако обстоятельства, действительность распорядились по-иному.

 

Наступление американо-английских войск, последовавшее 23 марта с рубежа Рейна, сначала развивалось успешно. На центральном участке передовые части захватили плацдармы на Эльбе, в районах Виттенберге и Магдебурга. Однако, далеко оторвавшись от главных сил и тылов, союзные войска не сумели не только развить успех, но и отразить контратаки немцев. Плацдарм у Магдебурга был оставлен. Эйзенхауэр в докладе объединенному комитету начальников штабов от 14 апреля вынужден был указать: «Учитывая крайнюю необходимость срочно открыть наступательные действия на севере и на юге, следует отвести наступлению на Берлин второе место и ожидать дальнейшего развития событий».

 

Вопрос о захвате Берлина союзными войсками был окончательно снят лишь тогда, когда на Одере и Нейсе мощный удар артиллерии, минометов, авиации и дружная атака танков и пехоты советских войск потрясли до основания оборону немецких войск.

 

Битва за Берлин планировалась немецким верховным командованием как решающая битва на Восточном фронте. Пытаясь воодушевить свои войска, Гитлер в воззвании от 14 апреля писал:

 

«Мы предвидели этот удар и противопоставили ему сильный фронт. Противника встречает колоссальная сила артиллерии. Наши потери в пехоте пополняются бесчисленным количеством новых соединений, сводных формирований и частями фольксштурма, которые укрепляют фронт. Берлин останется немецким...»

 

Оборона основных стратегических направлений на Восточном фронте осуществлялась тремя группами гитлеровских армий.

 

Группа армий «Висла», оборонявшаяся по Одеру, прикрывала подступы к Берлину с северо-востока и востока. Южнее действовала центральная группа армий, оборонявшая Саксонию и подступы к промышленным районам Чехословакии с северо-востока. Южная группа армий перекрывала Австрию и юго-восточные подступы к Чехословакии.

 

Группа армий «Висла» первоначально сама готовилась нанести контрудар войскам 1-го Белорусского фронта. Однако после её разгрома и потери померанского плацдарма оставшиеся войска отошли за Одер и приступили к усиленной подготовке обороны берлинского направления. Для усиления группы армий «Висла» немецкое командование продолжало спешно формировать новые части и соединения, преимущественно эсэсовские. Только в одном учебном лагере в районе Дебериц для этой группы армий за короткий срок было сформировано три дивизии.

 

Оборону непосредственных подступов к Берлину возглавил Гиммлер, а все руководящие посты здесь были переданы эсэсовским генералам. Этим гитлеровское командование подчеркивало особую серьёзность сложившейся ситуации. За март и апрель 1945 года на берлинское направление было переброшено с различных направлений девять дивизий.

 

Немецкое командование разработало детальный план обороны берлинского направления. Оно надеялось на успех оборонительного сражения на реке Одер, представлявшей собой стратегическое предполье Берлина. В этих целях было осуществлено следующее.

 

Прикрывавшая город 9-я армия генерала Буссе усиливалась людским составом и техникой. В её тылу формировались новые дивизии и бригады. Укомплектованность соединений первой линии доводилась до штатной численности. Особое внимание уделялось сосредоточению и использованию в обороне танков и штурмовой артиллерии.

 

От Одера до Берлина создавалась сплошная система оборонительных сооружений, состоявшая из ряда непрерывных рубежей, по нескольку линий окопов. Главная оборонительная полоса имела до пяти сплошных траншей. Противник использовал ряд естественных рубежей: озера, реки, каналы, овраги. Все населенные пункты были приспособлены к круговой обороне.

 

Крепкие узлы сопротивления враг создал также в Штеттине (Щецин), Гартце, Шведте, Зелове, Франкфурте-на-Одере, Губене, Форсте, Котбусе, Шпремберге. Но наиболее сильными были его рубежи перед кюстринским плацдармом.

 

В районе северо-восточнее Берлина формировалась армейская группа «Штейнер», которая должна была нанести удар во фланг войскам 1-го Белорусского фронта. Сюда же перебрасывались отборные части морской пехоты.

 

Под Берлином оборона была особенно глубокой, плотно занятой войсками.

 

Войска, предназначавшиеся для защиты подступов к Берлину и самого города, были сведены в четыре армии (3-ю танковую и 9-ю, вошедшие в группу армий «Висла», 4-ю танковую и 17-ю, включенные в группу армий «Центр»). В этих армиях было 48 пехотных, 6 танковых и 9 моторизованных дивизий, 37 отдельных пехотных полков, 98 отдельных пехотных батальонов и большое число отдельных артиллерийских и специальных частей и соединений. Они насчитывали 1 млн. человек, 10 400 орудий и минометов, 1500 танков и штурмовых орудий и 3300 боевых самолетов (в том числе 120 реактивных Ме-262). В черте Берлина был сосредоточен гарнизон в составе более 200 тыс. человек. В резерве главного командования сухопутных войск находилось 8 дивизий. Характерно, что войска имели более 3 млн. фаустпатронов. Это ручное реактивное оружие, созданное для поражения танков, впервые было применено фашистской армией в 1945 г. С близкого расстояния (50—100 м.) оно пробивало броню толщиной 160—200 мм.

 

К активным действиям готовилась немецкая авиация, в которой преобладали истребители. В районе столицы имелась широкая сеть аэродромов и радиолокационных постов, позволявших непрерывно следить за полетами советских самолетов и наводить на них истребители.

 

Кроме того, проводились «специальные мероприятия» по обороне Берлина. Город делился по окружности на восемь секторов обороны. Кроме них, имелся еще особый, девятый сектор, охватывавший центр Берлина, где находились правительственные здания, Имперская канцелярия, гестапо и рейхстаг.

 

На непосредственных подступах к городу создавались три рубежа обороны: внешняя заградительная зона, внешний оборонительный обвод и внутренний оборонительный обвод. На улицах самого города строились тяжелые баррикады, противотанковые заграждения, завалы, бетонированные сооружения. Каждая улица, площадь, каждый переулок, дом, канал, мост становились составными элементами общей обороны города. Окна домов укреплялись и превращались в бойницы. Многие кварталы представляли собой батальонные узлы сопротивления. В городе насчитывалось более 400 железобетонных долговременных сооружений. Самые крупные из них, представлявшие собой врытые глубоко в землю шестиэтажные бункеры, вмещали до тысячи человек каждый.

 

Созданные для ведения уличных боев двести батальонов фольксштурма проходили специальное обучение.

 

Для усиления артиллерийской обороны подступов к Берлину и самого города привлекались все силы зенитной артиллерии. Свыше шестисот зенитных орудий крупного и среднего калибра были поставлены на противотанковую и противопехотную оборону города. Кроме того, в качестве огневых точек использовались танки, даже находившиеся в ремонте, но имевшие исправное артиллерийское вооружение. Их закапывали на перекрестках улиц, у железнодорожных мостов. Из членов союза фашистской молодежи «Гитлерюгенд» были сформированы вооружённые фаустпатронами отряды истребителей танков.

 

На оборонные работы в Берлине было привлечено свыше четырёхсот тысяч человек. В городе сосредоточились отборные полицейские и эсэсовские части. Для обороны особого сектора были стянуты многие эсэсовские полки и отдельные батальоны, располагавшиеся в ближайших районах. Возглавил эти эсэсовские войска начальник личной охраны Гитлера Монке.

 

В это время Советские Вооруженные Силы заканчивали подготовку к завершающему удару по фашистской Германии с целью разгромить берлинскую группировку противника и овладеть Берлином.

 

Работа по подготовке Берлинской операции была невиданной по своим масштабам и напряжению. На участке 1-го Белорусского фронта за короткое время было сосредоточено 83 стрелковые дивизии, 1155 танков и самоходных орудий, 14628 орудий и миномётов и 1531 установка реактивной артиллерии. На участке главного удара войск фронта артиллерийская плотность создавалась до 270 орудий калибром 76 миллиметров и выше на один километр фронта прорыва.

 

План Берлинской операции, в основном сложившийся к ноябрю 1944 года, корректировался в Ставке Верховного Главнокомандования по мере приближения советских войск к столице Германии.

 

По указанию Ставки Верховного Главнокомандования Военные советы 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов подготовили свои предложения по проведению Берлинской операции. Эти предложения 1 - 3 апреля обсуждались, с участием командующих 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами, на совещании в Ставке. Разработанный при участии командования и штабов фронтов план операции всесторонне учитывал обстановку и необходимость быстрейшего разгрома врага. Намечалось окружить всю берлинскую группировку, рассечь её и уничтожить по частям. Детально прорабатывалась организация прорыва вражеской обороны мощными фронтальными ударами. После овладения Берлином советским войскам предстояло выйти на Эльбу и встретиться там с американо-английскими войсками. К операции привлекались три названных фронта, часть Войск ПВО страны, часть сил Балтийского флота и Днепровская военная флотилия.

 

1-й Белорусский фронт получил задачу разгромить силы противника, оборонявшие восточные подступы к столице, овладеть Берлином и не позже чем на 12—15-й день операции выйти на Эльбу. Для этого в составе фронта были созданы три группировки войск.

 

Группировку, наносившую главный удар на Берлин в центре, с кюст-ринского плацдарма, составили шесть армий: 47-я, 3-я ударная, 5-я ударная, 8-я гвардейская, 1-я гвардейская танковая и 2-я гвардейская танковая армии. Также, в нее включалась 3-я армия, составлявшая второй эшелон фронта.

 

Общевойсковым армиям предстояло взломать вражескую оборону и создать условия для ввода в прорыв танковых армий. На шестой день операции эта группировка должна была овладеть Берлином. При этом 3-й ударной армии с приданным 9-м танковым корпусом предписывалось на восьмые сутки выйти в район западнее Берлина, а 47-й армии на – 11-й день — на рубеж Эльбы. 2-я гвардейская танковая армия должна была овладеть северо-западной частью Берлина, а 1-я гвардейская танковая — юго-западной и южной частями города.

 

Из районов севернее и южнее Кюстрина наносились вспомогательные удары: один — силами 61-й армии и 1-й армии Войска Польского в общем направлении на Эберсвалъде, Зандау, а другой — силами 69-й армии и 33-й армии в общем направлении на Фюрстенвальде, Бранденбург. Совместно с 33-й армией действовал 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Днепровская флотилия оказывала содействие наземным войскам в прорыве обороны противника и обеспечивала переправы и противоминную защиту по Одеру.

 

1-й Украинский фронт должен был разгромить группировку противника в районе Котбуса и южнее Берлина, не позднее 10—12-го дня операции овладеть рубежом Белиц, Виттенберг, река Эльба, Дрезден. Директивой Ставки от 3 апреля 1945 г. командующему фронтом предписывалось главный удар нанести в направлении Шпремберга.

 

В качестве дополнительного варианта Ставка предусмотрела возможность поворота его танковых армий на Берлин, но лишь после того, как они минуют Люббен.

 

По решению командующего 1-м Украинским фронтом главный удар наносили: 3-я гвардейская армия, действовавшая с 25-м танковым корпусом, 13-я армия, 5-я гвардейская армия, действовавшая с 4-м гвардейским танковым корпусом, 3-я и 4-я гвардейские танковые армии. Общевойсковым армиям предстояло форсировать Нейсе, прорвать оборону врага и с рубежа реки Шпрее обеспечить ввод в сражение танковых армий. На пятый день операции танковые армии должны были выйти в район, находящийся в 30— 35 км юго-западнее Берлина.

 

Второй удар наносился в общем направлении Баутцен, Дрезден силами 52-й армии и 2-й армии Войска Польского. В состав этой группировки входили также 1-й польский танковый и 7-й гвардейский механизированный корпуса.

 

28-ю армию, которая не успевала полностью сосредоточиться к началу операции, предполагалось ввести в сражение в ходе боевых действий на направлении главного удара.

 

2-му Белорусскому фронту предстояло, форсировав Одер, разгромить штеттинскую группировку противника и в течение 12 — 14 дней с начала операции овладеть рубежом Анклам, Деммин, Мальхин, Виттенберге. Тем самым надежно обеспечивались действия 1-го Белорусского фронта с севера.

 

Главный удар 2-м Белорусским фронтом наносился из района севернее Шведта в общем направлении на Стрелиц с целью отсечь главные силы 3-й танковой армии врага от остальных войск группы армий «Висла». В состав ударной группировки входили: 65-я, 70-я и 49-я армии, а также 1, 3 и 8-й гвардейские танковые, 8-й механизированный и 3-й гвардейский кавалерийский корпуса. Войска 19-й и главные силы 2-й ударной армий получили задачу прочно удерживать занимаемые рубежи.

 

Балтийский флот содействовал наступлению войск 2-го Белорусского фронта вдоль моря и наносил удары по морским коммуникациям противника от Лиепаи до Ростока.

 

С воздуха поддерживали сухопутные силы 4, 10, 2 и 18-я воздушные армии, а также авиация Балтийского флота.

 

1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты должны были перейти в наступление 16 апреля, 2-й Белорусский — спустя четыре дня, после завершения перегруппировки войск из районов Гдыни и Данцига к нижнему течению Одера.

 

Предусматривалось одновременно с наступлением на главном, берлинском, направлении провести наступательные операции и на юге. Ставка рассчитывала, что активные действия 4, 2 и 3-го Украинских фронтов, решавших свои задачи по разгрому врага и освобождению Чехословакии, лишат германское командование возможности перебрасывать отсюда силы на берлинское направление.

 

Апрельское наступление Красной Армии развертывалось на всем советско-германском фронте. Оно должно было привести к окончательной победе над фашистской Германией.

 

К началу Берлинской операции в составе 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов насчитывалось 2 500 тыс. человек, 41 600 орудий и минометов, 6250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 7500 боевых самолетов. Их превосходство над противником составляло: в людях — 2,5:1, в артиллерии — 4,0:1, в танках и самоходно-артиллерийских установках — 4,1:1, в авиации — 2,3:1. На направлениях главных ударов в результате сосредоточения здесь основных сил оно было еще большим.

 

Большое внимание уделялось обеспечению скрытности подготовки операции, строгому соблюдению направленных на это мер, которые были предусмотрены оперативной директивой командования 1-го Белорусского фронта от 12 апреля 1945 г.

 

16 апреля в 5 часов по московскому времени (в 3 часа по берлинскому) на кюстринском плацдарме артиллерия 1-го Белорусского фронта начала артподготовку. Бомбардировщики нанесли мощные удары по опорным пунктам и узлам сопротивления противника. После тридцатиминутного мощного артиллерийского обстрела пехота и танки непосредственной поддержки устремились в атаку. Атака сопровождалась двухслойным артиллерийским валом, а путь атакующим войскам освещали 140 зенитных прожекторов, расположенных через каждые 200 метров. Штурмовики и бомбардировщики под прикрытием истребителей непрерывно подвергали ударам боевые порядки гитлеровцев.

 

Противник вначале не оказал организованного сопротивления, но вскоре, оправившись от потрясения, стал драться с ожесточением. Разгорелись упорные, кровопролитные бои.

 

Противнику удалось задержать советские войска на Зееловских высотах, по которым проходила вторая полоса его обороны. Эти высоты имеют крутые скаты, труднодоступные не только для танков, но и для пехоты. Они были испещрены траншеями и окопами. Здесь фашисты вырыли также противотанковый ров глубиной до 3 м и шириной 3,5 м. Подступы к высотам простреливались многослойным перекрестным артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Немецко-фашистские войска, отошедшие на вторую полосу, были усилены свежими частями из резерва, в том числе танковыми и артиллерийскими. По обеим сторонам шоссе, идущего от города Зелов на запад, находились позиции зенитной артиллерии, используемой для противотанковой обороны.

 

Бои на высотах были исключительно упорными. Войскам ударной группировки 1-го Белорусского фронта пришлось последовательно прорывать множество оборонительных полос и позиций противника. Командующий фронтом, стремясь ускорить продвижение войск, в первый же день наступления ввел в сражение танковые и механизированные корпуса обеих танковых армий. Вражескую оборону на Зееловских высотах удалось прорвать лишь к исходу 17 апреля. К утру 18 апреля Зееловские высоты были взяты. Войска 8-й гвардейской армии во взаимодействии с 1-й гвардейской танковой армией после мощной артиллерийской и авиационной подготовки опрокинули врага на основных участках и стали продвигаться вперед.

 

20 апреля в 13 часов 50 минут дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии дала два первых залпа по Берлину. Начался исторический штурм столицы фашистской Германии.

 

На следующий день войска фронта перерезали окружную автостраду и завязали бои за пригороды. 47-я армия и часть сил 2-й гвардейской танковой армии обходили Берлин с северо-запада.

 

Наступление 1-го Украинского фронта с первого же дня развивалось более высокими темпами. На направлении его удара оборона противника оказалась слабой, и к исходу первого дня наступления войска Красной Армии преодолели главную полосу обороны и вклинились во вторую. В тот же день, когда на Нейсе были построены мосты грузоподъемностью до 60 тонн, через реку переправились тяжелая артиллерия и передовые отряды танковых армий.

 

17 апреля войска фронта завершили прорыв второй полосы и подошли к третьей, проходившей по левому берегу реки Шпрее.

 

С прорывом тактической обороны противника в полосе 1-го Украинского фронта, создавались условия для стремительного продвижения его танковых войск. 3-я и 4-я гвардейские танковые армии были введены в бой и продвинулись на 20 – 25 километров, форсировали реку Шпрее и с утра 19 апреля начали продвигаться на Цоссен и Луккенвальде. 20 апреля они подошли к Цоссенскому оборонительному району, прикрывавшему столицу Германии с юга, а на следующий день полностью овладели им. Чтобы ускорить окружение франкфуртско-губенской группировки и не допустить её отхода в Берлин, 21 апреля в сражение была введена 28-я армия, составлявшая второй эшелон фронта.

 

61-я армия, 1-я армия Войска Польского и другие соединения фронта продвигались на Эльбу, где должны были встретиться с войсками союзников.

 

Войска 1-го Белорусского фронта в течение 18 апреля продвинулись на 4—8 км, а 19 апреля — еще на 9—12 км и завершили прорыв третьей полосы одерского рубежа обороны, не смотря на то, что противник ввел в сражение из своего резерва 7 дивизий, 2 бригады истребителей танков и свыше 30 отдельных батальонов.

 

2-й Белорусский фронт 18 и 19 апреля частью сил форсировал Ост-Одер, очистил от противника низину между реками Ост-Одер и Вест-Одер. 20 апреля его главные силы, форсировав Вест-Одер, взломали вражескую оборону на левом берегу и с боями стали продвигаться на запад.

 

Войска трех фронтов, действуя в полосе 300 км, в течение шести дней наступления прорвали вражескую оборону по Одеру и Нейсе. 21 апреля части 3-й ударной, 2-й гвардейской танковой, 47-й и 5-й ударной армий 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов ворвались на окраины Берлина и завязали бои в самом городе.

 

22 апреля 3-я гвардейская танковая армия 1-го Украинского фронта, усиленная войсками 28-й армии прорвала внешний оборонительный обвод. Советские части пробились на улицы Берлина и к концу дня вышли к каналу Тельтов.

 

Ставка потребовала не позже 24 апреля окружить основные силы 9-й и 4-й танковой армий противника юго-восточнее Берлина и не дать им возможности прорваться в город или на запад.

 

1-й Украинский фронт усилил нажим на 9-ю танковую армию противника с юга и юго-запада, а 1-й Белорусский фронт ввел в сражение 3-ю армию. Наступая навстречу войскам 1-го Украинского фронта, эта армия во взаимодействии с 69-й армией своего фронта и армиями 1-го Украинского фронта участвовала в завершении окружения франкфуртско-губенской группировки противника.

 

Одновременно другие войска 1-го Белорусского фронта совершали обход Берлина с севера и северо-запада. 22 апреля 47-я армия с 9-м танковым корпусом 2-й гвардейской танковой армии вышли в район северо-западного пригорода Берлина — Хеннигсдорфа. Навстречу им с юга продвигалась 4-я гвардейская танковая армия 1-го Украинского фронта. Складывались условия для полного окружения всех сил немецко-фашистской армии в районе Берлина.

 

24 апреля юго-восточнее Берлина 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии 1-го Белорусского фронта, наступавшие на левом фланге ударной группировки, встретились с 3-й гвардейской танковой и 28-й армиями 1-го Украинского фронта. На следующий день правофланговые объединения ударной группировки 1-го Белорусского фронта — 47-я и 2-я гвардейская танковая армии — соединились с 4-й гвардейской танковой армией 1-го Украинского фронта западнее Берлина, в районе Кетцина. В результате вражеские войска численностью более 400 тысяч человек были окружены и расчленены на две группировки: берлинскую и франкфуртско-губенскую.

 

К юго-востоку от Виттенберге к Эльбе продвигались войска 1-го Белорусского фронта — 61-я армия, 1-я армия Войска Польского и 7-й гвардейский кавалерийский корпус. Слева к реке, на участке Виттенберг, Торгау, выходили 5-я гвардейская и 13-я армии 1-го Украинского фронта. Левее этих армий, в районе Будзишина, бои с противником, наносившим контрудары, вели 2-я армия Войска Польского и 52-я армия.

 

Введённая в бой из резерва фронта 3-я армия, развивая наступление вдоль канала Одер – Шпрее и используя успех 1-й гвардейской танковой армии, вышла в район Кенигсвустерхаузен. Затем, повернув на юг и юго-восток, она нанесла удар на Тойпитц и 25 апреля соединилась с частями правого крыла войск 1-го Украинского фронта, наступавшими в северо-западном направлении. Группировка вражеских войск юго-восточнее Берлина в районе Вендиш – Бухгольц была надёжно окружена.

 

25 апреля войска 1-го Украинского фронта – передовые подразделения 58-й и 97-й гвардейских дивизий 5-й гвардейской армии – вышли на Эльбу в районе Торгау. Здесь части 58-й гвардейской дивизии встретились с патрулями 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии. Весь фронт немецко-фашистских войск оказался разорванным: армии, находившиеся в Северной и Южной Германии, были отрезаны друг от друга.

 

В самом Берлине, несмотря на то, что положение противника резко ухудшилось, по мере приближения советских войск к центру города, сопротивление усиливалось. В Берлине не прекращалось формирование батальонов фольксштурма. 22 апреля из тюрем были выпущены уголовники, которых фашисты также привлекли к обороне. В состав гарнизона Берлина влилось до 80 тыс. солдат отступавших частей и 32 тыс. полицейских. Общая его численность теперь превышала 300 тыс. человек. Вновь сформированную 12-ю армию, предназначавшуюся для действий на рубеже Эльбы против американских войск, гитлеровское командование повернуло на восток против 1-го Украинского фронта. Она получила приказ наступать в направлении Ютербога, соединиться в этом районе с пытавшимися пробиться из окружения на запад частями 9-й армии, а затем вместе с ними освободить Берлин.

 

Уличные бои шли в тщательно подготовленном к обороне огромном городе, где каждый дом был крепостью. Широкая сеть опорных пунктов и многочисленные пожары затрудняли штурм крупными силами.

 

В штурме Берлина советским войскам пришлось применить весь свой богатый опыт ведения уличных боев. Борьба в этом крупнейшем городе характеризовалась небывалой доселе взаимозависимостью различных родов войск. Выбить фашистов из опорных пунктов и узлов сопротивления пехота не могла без артиллерии, без ее огня прямой наводкой. Каждая атака пехоты и танков сопровождались массированными ударами артиллерии и авиации, которые наносились на всех участках фронта. 11 тысяч орудий разного калибра через определённые промежутки времени открывали одновременный огонь. С 21 апреля по 2 мая по Берлину было сделано почти миллион 800 тысяч артиллерийских выстрелов. Для уничтожения вражеской обороны было израсходовано 36 тысяч тонн артиллерийских боеприпасов.

 

Танки, вступая на улицы Берлина, теряли одно из главных своих преимуществ — маневренность, и это делало их весьма уязвимыми. Поэтому самостоятельно, без пехоты, они не могли вести борьбу в городе, но и стрелковые части нуждались в поддержке танков. Успех уличных боев во многом определялся действиями инженерно-саперных частей и подразделений. То, что не поддавалось орудийному огню (толстые каменные стены, железобетонные постройки), взрывалось саперами. Но им в свою очередь требовалось огневое прикрытие со стороны пехоты.

 

Все это показало, что в штурме Берлина уже недостаточно одного взаимодействия подразделений различных родов войск. Преодоление столь мощной обороны города требовало их организационного единства. Основой ведения боя в Берлине стали штурмовые группы и отряды.

 

Штурмовая группа представляла собой стрелковую роту или взвод, усиленные артиллерией, танками и саперами, а штурмовой отряд — стрелковый батальон с соответствующими средствами усиления. Успех действий таких подразделений во многом зависел от инициативы каждого командира, каждого бойца.

 

23 апреля Военный совет 1-го Белорусского фронта обратился к бойцам, сержантам, офицерам и генералам с воззванием, в котором призвал их быстрее овладеть Берлином.

 

Ломая оборону гитлеровцев, упорно продвигались на запад и войска 2-го Белорусского фронта. Это исключало возможность нанесения контрудара группой армий «Висла» с севера.

 

Немецко-фашистские войска, окруженные и расчлененные, все еще продолжали отчаянно сопротивляться. Гитлеровское командование не оставляло попыток разорвать фронт окружения. Упорно пыталась вырваться на запад франкфуртско-губенская группировка. Навстречу ей пытались пробиться части 12-й немецкой армии.

 

Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов совместными усилиями расчленили франкфуртско-губенскую группировку на несколько мелких групп и 1 мая закончили ее ликвидацию. В ходе боев юго-восточнее Берлина они уничтожили свыше 60 тыс. вражеских солдат и офицеров и 120 тыс. взяли в плен, захватили более 300 танков и штурмовых орудий, 1500 полевых орудий, 2180 пулеметов, 17 600 автомашин и много различного военного имущества.

 

25 апреля передовые подразделения 58-й и 97-й гвардейских дивизий 5-й гвардейской армии вышли на Эльбу в районе Торгау, где встретились с патрулями 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии, а войска 2-го Белорусского фронта, выйдя на линию Висмар, Шверин, Дёмиц, Виттенберге, встретились с английскими войсками. Весь фронт немецко-фашистских войск оказался разорванным: армии, находившиеся в Северной и Южной Германии, были отрезаны друг от друга.

 

В результате успешных наступательных действий трех фронтов создались все условия для того, чтобы в короткий срок разгромить окруженные в Берлине и юго-восточнее его вражеские войска и полностью овладеть столицей фашистской Германии. 25 апреля более 2 тыс. бомбардировщиков обрушили на позиции противника сотни тонн бомб. К исходу дня штурмовые подразделения вышли к черте центрального сектора города.

 

Особую ожесточенность приобрели бои в центральном секторе Берлина. Этот сектор от остальной части города отделялся с северной стороны рекой Шпрее, с южной — Ландвер-каналом, берега которых высотой до 3 м. одеты в гранит. Большинство мостов гитлеровцы взорвали. Сохранившийся на Шпрее мост имени Мольтке был защищен противотанковыми препятствиями и простреливался многослойным пулеметным огнем. Артиллерия также прикрывала его своим огнем с противоположного берега. В системе обороны центрального сектора выделялись массивные здания рейхстага и министерства внутренних дел, превращенные в мощные узлы сопротивления. Сильные укрепления противник создал и в парке Тиргартен (Зоологический сад).

 

В результате ожесточенных боев советские войска на некоторых участках прорвали оборону центрального сектора. С севера к нему вышла 3-я ударная армия; с востока и юго-востока наступали 5-я ударная, 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии; с юга продвигались 3-я гвардейская танковая армия и 128-й корпус 28-й армии; с юго-запада — соединения 4-й гвардейской танковой армии; с запада и северо-запада — 47-я и 2-я гвардейская танковая армии.

 

Правофланговый 79-й корпус 3-й ударной армии, овладев районом Моабит, подошел к реке Шпрее у моста имени Мольтке. Через него открывался кратчайший путь к рейхстагу. В ночь на 29 апреля этот мост захватили бойцы 1-го батальона капитана С. А. Неустроева из 756-го полка 150-й дивизии и 1-го батальона старшего лейтенанта К. Я. Самсонова из 380-го полка 171-й дивизии. Спустя некоторое время на левый берег Шпрее были переброшены остальные подразделения этих полков, а также 525-й полк 171-й дивизии вместе с орудиями сопровождения, танками и фугасными огнеметами. В штурме рейхстага участвовали также подразделения 23-й танковой бригады. Вскоре наступавшие подразделения находились уже в 300—500 м от рейхстага. Но с ходу овладеть этим массивным, упорно обороняемым зданием не удалось.

 

Бой за рейхстаг, разгоревшийся рано утром 30 апреля, был очень упорным. Лишь к вечеру группы из батальонов В. И. Давыдова и С. А. Неустроева во главе с А. П. Берестом, К. В. Гусевым, И. Я. Сьяновым, а также группы майора М. М. Бондаря, капитана В. Н. Макова, лейтенанта Рахимджана Кашкарбаева и других ворвались в здание. Но и после овладения нижними этажами рейхстага гарнизон противника не сдавался. Шёл ожесточённый бой внутри здания.

 

В 18 часов был повторён штурм рейхстага. Части 171-й и 150-й стрелковых дивизий очищали от противника этаж за этажом. В 21 час50 минут 30 апреля сержант А.М. Егоров и младший сержант М.В. Кантария водрузили Знамя Победы над главным куполом рейхстага. Но гарнизон рейхстага не прекратил сопротивления, и только утром 2 мая остатки оборонявших его частей капитулировали. В боях за рейхстаг было убито и ранено более 2 тыс. солдат и офицеров противника, захвачено 2604 пленных, 1800 винтовок и автоматов, 59 орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

 

В городе еще гремели бои, а советское командование уже принимало меры по налаживанию жизни в столице. Комендантом Берлина был назначен командующий 5-й ударной армией генерал Н. Э. Берзарин. 28 апреля он издал приказ о создании комендатуры столицы и сформировании комендатур в занятых районах Берлина.

 

В то время когда шел штурм рейхстага, соединения 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов все более сжимали кольцо вокруг центра города. 1 мая 39-я гвардейская дивизия 8-й гвардейской армии овладела районом Тиргартена. Успешно развивалось и наступление войск севернее Берлина. К исходу 30 апреля они уже находились в 15—20 км от Эльбы.

 

Войска 2-го Белорусского фронта, овладев городами Шведт и Штеттин, устремились на запад и северо-запад вдоль побережья Балтийского моря.

 

Положение противника стало безнадежным. 30 апреля покончил с собой Гитлер, оставив завещание, которым передавал власть гросс-адмиралу К. Дёницу.

 

Рано утром 1 мая в расположение частей 8-й гвардейской армии прибыл начальник штаба немецких сухопутных войск генерал пехоты Г. Кребс. Вести переговоры с ним было поручено командующему 8-й гвардейской армией генералу В. И. Чуйкову.

 

Из порученной Кребсу миссии выяснилось, что гитлеровцы пытаются избежать безоговорочной капитуляции. Тогда советское командование решило усилить натиск. В 18 часов 30 минут вся артиллерия, участвовавшая в штурме центрального сектора города, начала мощный огневой удар. Вскоре штурмовые подразделения возобновили атаки. Части 3-й ударной армии, наступавшие с севера, встретились южнее рейхстага с частями 8-й гвардейской армии, продвигавшимися с юга. В 00 часов 40 минут 2 мая фашисты по радио обратились с просьбой прекратить огонь и сообщили о высылке парламентеров. Прибывший вслед за парламентером командующий обороной Берлина генерал Г. Вейдлинг от имени фашистского командования заявил о согласии на безоговорочную капитуляцию. К 15 часам 2 мая сопротивление берлинского гарнизона повсеместно прекратилось. К исходу дня советские войска заняли весь город.

 

В ходе Берлинской операции Красная Армия разгромила 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий, много отдельных частей и подразделений противника. Было взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено до 11 тыс. орудий и минометов, более 1500 танков и штурмовых орудий, 4500 самолетов.

 

на предыдущую на следующую

Последнее изменение Четверг, 25 Декабрь 2014 13:19