Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 506
Воскресенье, 04 Октябрь 2015 16:35

СОЦИАЛИЗМ СЕГОДНЯ НУЖНЕЕ, ЧЕМ КОГДА-ЛИБО!

  • Размер шрифта: - +

 

РАЗЪЯСНЕНИЕ ГЕРМАНСКОЙ КОМПАРТИИ к 25-й ГОДОВЩИНЕ «НЕМЕЦКОГО ЕДИНСТВА»

 

DDR3 октября исполнилось 25 лет «немецкому единству». Эти 25 лет считаются «историей успеха» Германии. Но мы говорим: праздновать тут нечего!

Вспомним: 2 октября 1990 года ГДР, согласно 23 статье Конституции, присоединилась к Федеративной Республике Германия. Это был конец того процесса, который начался летом и осенью 1989 года, продолжился открытием границ 9 ноября 1989 года и выборами в Народную палату 18 марта 1990 года. Конец ГДР, первого социалистического государства на немецкой земле, в котором в течение 40 лет власть капитала была повержена – стал реальностью. Таким образом с немецкой земли исчезла страна, где рабочий класс и его партия, СЕПГ, в союзе с другими общественными силами в течение 40 лет строили социализм. Это была страна, которая пользовалась уважением во всем мире благодаря тому, что выступала за мир, взаимопонимание народов и международную солидарность вместе с другими социалистическими странами.

После освобождения в 1945 году немецкие и советские социалисты и коммунисты приняли твердое решение сохранить единую Германию и заново создать демократическую страну без фашистов и милитаристов, построить действительно новую демократическую и мирную Германию. Так предполагалось в Потсдамском договоре четырех стран-победителей. Но ситуация развивалась иначе. «Лучше половина Германии целиком, чем вся – наполовину», - таков был девиз Аденауэра, благодаря которому страна была расщеплена.

После основания ФРГ 23 мая 1949 года ничего не оставалось, как основать в свою очередь собственное государство. Оно возникло 7 октября 1949 года. Конец ГДР помимо внешних, объективных – исторических, экономических и политических – имел также субъективные причины. К ним относились, как и в других социалистических государствах Европы, и прежде всего, в Советском Союзе, процессы в руководящей партии, СЕПГ, которая на протяжении 70-х и 80-х все больше теряла доверие большинства людей.

 

Процессы, приведшие к 3 октября 1990 года, были также следствием внешней и внутренней контрреволюции. С начала существования ГДР делались попытки – прежде всего со стороны Западной Германии – удушить и разрушить социализм на немецкой земле: экономическое давление, торговая блокада, массивная перевербовка специалистов, саботаж и теракты, вплоть до планирования Дня Х и военных угроз. Но также шла идеологическая диверсия и наконец, политика, спланированная и осуществленная прежде всего западногерманскими социал-демократами – «Изменение через сближение». Все возможности, включая также и ошибки ГДР и ее политического руководства, были использованы. Это и произошло  в 1989-90 г.г.

Экономический и валютный союз в начале июля 1990 года уже означал, что ГДР переходит в собственность ФРГ, восточная Германия выдана крупному капиталу, полностью подчинена, без всяких шансов на собственное, самостоятельное развитие.

Они достигли того, к чему стремились 40 лет: вопрос собственности и власти был решен в пользу западногерманских концернов, банков и страховых компаний, все они не имели ни малейшего желания сохранять в восточной Германии возможных конкурентов. Договор 2 плюс 4, заявление о присоединении последней Народной палаты ГДР, договор об объединении - все это лишь юридически и политически закрепляло фактически сложившиеся политические обстоятельства.

Следствия экономического и валютного союза, за которым последовал политический союз 3 октября, то есть государственная аннексия, для большинства граждан ГДР были сокрушительными. Народное имущество ГДР после этой аннексии стало ничейным и с помощью «Тройханда» было систематически разграблено и разделено. «Победителями» стали западногерманские банки, страховки и концерны: кроме прочего, они исключили конкуренцию для себя, переняли торговые связи, получили расширение рынков.

После 1990 года промышленность ГДР – не считая немногих «лакомых кусков» – была разрушена, государственные институции, а также многие культурные учреждения были «перестроены». Сотни тысяч выпускников университетов и институтов были уволены. С 1990 по 1995 год в восточной Германии было уничтожено 3 миллиона рабочих мест. В 1997 году в области промышленности были заняты лишь треть работников от того числа, которое было там в 1989 году.

Из граждан, обладающих правами согласно трудовому кодексу ГДР, и как правило, успешно осуществляющих эти права, в те месяцы и годы после 1990 многие жители ГДР превратились в просителей и получателей подачек. Как следствие, в некоторых регионах прежде всего молодые, высококвалифицированные специалисты стали массово покидать родные места.

Фактом остается то, что увольнения и «переводы», но также и юридические и политические следствия, прежде всего коснулись тех, кто был активным сторонником ГДР и социализма.

Благодаря уничтожению предприятий и государственных институций, пошаговому разрушению многих областей экономики, науки и культуры, постоянной неуверенности в том, можно ли будет вообще найти какую-то работу, постоянной де-легитимации и шельмованию социализма, форсированной «штази»-истерии и так далее, последовало массовое разрушение солидарности тех, кто только совместно может защитить свои права.

Неравное отношение к восточным немцам сохранилось до сегодняшнего дня. Как и раньше, в восточной Германии более низкие зарплаты, длиннее рабочий день, ниже пенсии. Выше уровень безработицы, чем в «старых федеральных землях».

Но также и на западе Германии с 1990 ситуация для многих изменилась: во многих регионах, прежде всего в последние годы, число безработных и бедных драматически выросло. Немецкий крупный капитал укрепился за счет поражения социализма в Европе и аннексии ГДР и усилил свои экономические и политические позиции в ЕС и во всем мире. Соотношение сил принципиально изменилось. Настало время для наступления, чтобы добиться еще большей власти и мощи.

Не только восток Германии с 1990 года стал экспериментальным полем приватизации для крупного капитала, де-регуляции, разрушения социальных достижений и демократических прав. Полученный «опыт» был использован для всей страны, а затем в ЕС-Европе. Тогдашний председатель Германского Индустриального объединения 16.12.2004 разъяснил в интервью телеканалу ФЕНИКС: «9.11.89 с открытием Берлинской стены мы также высвободили запал для взрыва социального государства. За законами Харц-4 последуют Харц-5 до Харц-8. Это классовая борьба, и при этом неплохо, что противник на другой стороне почти неразличим».

С поражением социализма в Европе и концом ГДР «выросла» роль Германии в европейской и интернациональной политике, путь был свободен для участия в войнах и иностранных военных акциях Бундесвера ради интересов капитала. Сегодня война исходит также из области бывшей ГДР. На современнейшем армейском полигоне Европы, Боевом Обучающем Центре (GÜZ) в Саксонии-Ангальт солдаты тренируются вести войну и подавлять восстания. Но и этого недостаточно. Раздаются громкие требования «перенимать больше ответственности» (Гаук) во всем мире...

Эта политика во многом способствовала эскалации войн и военных конфликтов –   главной причине появления миллионов беженцев. И убийственная война против беженцев на границах ЕС с участием Германии уже привела ко многим тысячам жертв. Опасность войны в Европе растет.

Однако речь идет о еще большем: разрушение социальных и политических прав, ухудшение условий жизни и работы во всей стране для многих людей, явная очевидность того, что при сегодняшних соотношениях сил даже крупные демонстрации мира или забастовки на предприятиях достигают гораздо меньшего, чем 25-26 лет тому назад – все это парализует сопротивление.

В такой ситуации правые популисты и фашисты, не только на востоке, но и точно так же на западе Германии, как и во многих других странах Европы – предлагают мнимые выходы из социального и политического тупика. Этот процесс очень опасен.

Все это было невозможным в течение многих лет до 1989/90, до гибели и уничтожения социалистических стран в Европе и ГДР. Тогда жажду власти агрессивнейших кругов западногерманского монополистского капитала и его политических представителей можно было ввести в рамки.

25 лет спустя после 3 октября 1990 года буржуазная пропаганда снова раскручивается: якобы произошла мирная «революция» против «неправового режима ГДР», против «несвободы»" и «штази», и это привело к «немецкому единству». Искажения истории и попытки де-легитимации ГДР продолжаются, потому что люди должны поверить, что общественной альтернативы капитализму не существует.

Но тот след, который оставила ГДР, слишком глубок: несмотря на продолжающуюся антикоммунистическую пропаганду и сегодня многие люди помнят, что существовала страна, где была социальная защищенность, где никто не испытывал страха потерять рабочее место, страна с прогрессивной системой образования, системой здравоохранения, имеющей свои недостатки, но равной для всех. Люди помнят, что в этой стране уже было достигнуто значительно больше для равноправия женщин с мужчинами, что это была страна, которая никогда не начинала войн, где государственной доктриной были солидарность с угнетенными и эксплуатируемыми, мир и антифашизм.

Мы, коммунистки и коммунисты, сохраняем память о ГДР, о лучшей Германии, о возможности общественной альтернативы. Но мы также говорим: борьба против войны, за мир, за социальные и демократические права, против фашистов и за изменение отношений собственности должна быть усилена.

Социализм сегодня нужнее, чем когда-либо!