ВКПБ ВКПБ

референдум

ПРОЛЕТАРИАТ БОРЕТСЯ,

БУРЖУАЗИЯ КРАДЁТСЯ К ВЛАСТИ.

В.И. ЛЕНИН

Приведённая выше дата является глубоко памятной, глубоко значимой, для всех, кому Советский Союз – Родина, для всех, кто мучительно переживал и переживает факт разрушения нашего общего Отечества в ходе преступной контрреволюции 1985 – 1993 годов, организованной и проведённой государственными преступниками, объединившимися под кличкой «демократы». Честные советские люди твёрдо убеждены в реализации нашей великой мечты – возрождении единой, свободной и прекрасной Советской Родины.

С момента активной фазы контрреволюции 1985 – 1993 годов прошло уже более четверти века.

Всесоюзный референдум 17 марта 1991 года (далее – референдум, С.Х.) – важный момент в цепи процессов, приведших в конце концов к разрушению Советского Союза.

На политической арене страны в дни проведения референдума просто «штормило»! Это и «накат» националистической борьбы руководства союзных республик с центром, и «цирковая борьба» союзного Горбачёва с российским Ельциным, и полное непонимание широкой массой, что Горбачёв – Ельцин – это же как в поговорке: «два сапога – пара».

Начиная с 1986 года в СССР постоянно вспыхивали кровавые конфликты на межнациональной почве. Вначале Алма-Ата, затем армяно-азербайджанский конфликт, погромы в Сумгаите, Кировабаде, резня в казахском Новом Узгене, резня в Фергане, погромы в Андижане, Оше, Баку. Параллельно стремительно набирали силу появившиеся будто бы ниоткуда националистические движения в Прибалтике. С ноября 1988 по июль 1989-го Эстонская, Литовская, Латвийская ССР последовательно объявили о своём суверенитете, вскоре за ними последовали Азербайджанская и Грузинская ССР.

12 июня 1990 года Верховный Совет РСФСР принял так называемую Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, положившую начало «параду суверенитетов», в ходе которого все союзные и многие из автономных республик приняли Декларации о суверенитете, в которых оспорили приоритет общесоюзных законов над республиканскими (согласно Конституции СССР, статья 74, Законы СССР имеют одинаковую силу на территории всех союзных республик. В случае расхождения закона союзной республики с общесоюзным законом действует закон СССР), что означало «войну законов». «Декларации о суверенитетах» не только провозглашали верховенство республиканских актов, но и устанавливали правила, в соответствии с которыми союзные законы могли действовать на территории республики лишь после их ратификации (или утверждения) республиканскими органами власти.

Какими методами «демократам» удалось раскрутить «националистическую круговерть»? Ведь в основе большевистской национальной политики всегда лежали принципы равноправия всех наций, дружбы народов, пролетарского интернационализма. Именно по этим принципам, всячески их искажая, и «били» «демократы», разрушая главные скрепы, соединявшие советские республики – дружбу народов.

В 1989 году в Грузии возникает движение за выход из состава СССР. Ситуация обостряется на фоне грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. 9 апреля в Тбилиси происходят столкновения с войсками, появляются первые жертвы. Весной 1990 года свою независимость провозгласили Литва (11 марта), Латвия (4 мая) и Эстония (8 мая). Однако общесоюзные власти не признали этих решений. Власти Армении, которая ещё в августе 1990 года объявила о своей независимости, отказались от организации проведения Всесоюзного референдума.

Вот в таком вот «полуразрушенном» состоянии Советский Союз пришёл к Всесоюзному референдуму. Добавьте сюда кризисное состояние экономики, полыхавшие во многих регионах страны межнациональные конфликты, полное уничтожение оборонной системы, связанной с Варшавским договором. После бурных дебатов 24 декабря 1990 года IV Съездом народных депутатов СССР по настоянию М.С. Горбачёва было принято постановление, в котором говорится: «В связи с многочисленными обращениями трудящихся, высказывающих беспокойство о судьбах Союза ССР, и учитывая, что сохранение единого союзного государства является важнейшим вопросом государственной жизни, затрагивает интересы каждого человека, всего населения Советского Союза, Съезд народных депутатов СССР постановляет: провести референдум СССР для решения вопроса о сохранении обновлённого Союза как федерации равноправных суверенных Советских Социалистических Республик с учётом результатов голосования по каждой республике в отдельности».

Окончательно вопрос референдума, назначенного на 17 марта 1991 года, был сформулирован и опубликован в следующем виде: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности». Сам вопрос референдума как бы намекал на завуалированные планы использовать референдум СССР для буржуазного реформирования страны. Отвечая на вопросы о сохранении Союза, граждане должны были, конечно, иметь в виду, что речь идёт не о старом, а о «новом, преображённом, подлинно федеративном» союзном государстве. В Литве, Латвии, Молдавии, Армении, Грузии и Эстонии местные власти, опасаясь неблагоприятного для национал-сепаратистов исхода голосования, встали на путь блокирования Референдума.

В РСФСР, Белорусской ССР, Украинской ССР, Узбекской ССР, Казахской ССР, Азербайджанской ССР, Киргизской ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР референдум состоялся. В целом по стране в списки для голосования было внесено 185 миллионов граждан, участие в референдуме приняли 80 процентов имевших право голоса. В соответствии с Законом СССР о всенародном голосовании (референдуме СССР) от 27 декабря 1990 года итоги голосования должны были подводиться по стране в целом, что и было сделано Центральной комиссией референдума СССР. По её данным 77,85 процента граждан СССР сказали: «Да» союзному государству. В соответствии с постановлением Съезда народных депутатов СССР были подведены и результаты голосования по каждой республике в отдельности. Выглядели они следующим образом: в РСФСР участвовало в голосовании 75,4 процента взрослого населения, 71 процент ответили «Да», на Украине соответственно – 83 и 70 процентов, в Белоруссии – 83 и 83, Узбекистане – 95 и 93,7, Казахстане – 89 и 94, Азербайджане – 75 и 93, Киргизии – 93 и 94,5, Таджикистане – 94 и 96, Туркменистане – 97,7 и 98 процентов.

В Юго-Осетинской автономной области Грузии свою волю выразили около 50 тысяч человек, в Эстонии – 300 тысяч, Латвии – свыше 500 тысяч, Литве – более 600 тысяч, Молдавии – более 800 тысяч. Абсолютное большинство из них оставило в бюллетенях слово «Да». Состоялся референдум и в некоторых автономных республиках, входивших в состав «отказников». В частности, за сохранение СССР проголосовало подавляющее большинство жителей Приднестровья и Гагаузии (входили в состав Молдавии), а также Абхазии и Южной Осетии (входили в состав Грузинской ССР; в день референдума грузинские войска атаковали столицу Южной Осетии г. Цхинвал. 

Казахстан (почти 10 млн избирателей) вынес на референдум свой вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как Союза равноправных суверенных государств»? А Украина (почти 38 млн избирателей) своим дополнительным вопросом: «Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины»? – конкретизировала те условия, на которых она готова войти в состав «обновлённого Союза». Аналогичный процесс происходит и в России – на съезде народных депутатов РСФСР принимается решение дополнить референдум вопросом о введении института президентства. 

Подводя итоги Всесоюзного референдума, Верховный Совет СССР в постановлении от 21 марта 1991 г. подчеркнул, что решение народа, принятое на референдуме, является окончательным, имеет обязательную силу и должно быть в полной мере отражено в проекте нового Союзного договора. С учётом результатов референдума были подготовлены три его варианта. В целом они исходили из идеи сохранения федеративного устройства государства. В этих проектах достаточно чётко определялись исключительные полномочия Союза, подтверждался приоритет союзных законов, решались проблемы сохранения союзной собственности и бюджета, территориальной целостности страны и единого гражданства.

Результаты референдума были ярким и однозначным показателем желания большинства советских людей жить вместе, сохранить Союз. Однако руководители ряда республик открыто призывали не считаться с его результатами. Ещё в январе 1991 г. представители «Демократической России», собравшись на Демократический конгресс в Харькове, приняли решение об упразднении Союза и замене Федерации на Содружество государств. В феврале, незадолго до референдума, пришло сообщение о том, что руководители России, Украины, Белоруссии и Казахстана направили своих представителей в Минск, чтобы без участия союзного руководства рассмотреть предложения о создании Содружества, означавшего по сути превращение единого союзного государства в аморфное конфедеративное Сообщество Независимых Государств.

Встретившись 23 апреля в Ново-Огарёве с лидерами девяти республик, Горбачёв подписал вместе с ними так называемое «Заявление 9+1». Образовался и начал действовать новый не предусмотренный Конституцией и фактически противостоящий Верховному Совету СССР орган — Ново-Огаревское совещание руководителей республик. 12 июля 1991 г. Верховный Совет СССР принял ещё одно Постановление, в котором указал, что подписывать Договор можно только после серьёзной доработки и согласования между республиками с участием образованной на сессии Верховного Совета полномочной союзной делегации.

Этой делегации вновь, уже в третий раз, было поручено исходить прежде всего из учёта результатов Всесоюзного референдума. Давая поручение союзной делегации, Верховный Совет СССР однозначно определил порядок подписания Союзного договора, указав, что имеется в виду «подписать его на Съезде народных депутатов СССР».

Заключительная встреча руководителей республик в Ново-Огарёве состоялась 23 июля. На ней практически ни о чём не удалось договориться, за исключением одного: участники встречи пришли к выводу о целесообразности подписать Договор в сентябре-октябре 1991 г. на Съезде народных депутатов СССР с приглашением всех полномочных делегаций. Таким образом, подписание Союзного договора было намечено не на 20 августа, а на осень 1991 г.

Мы вряд ли когда-нибудь во всех подробностях узнаем, о чём в действительности шла речь на секретном совещании 29 и 30 июля в Ново-Огарёве, которое Горбачёв провёл с Ельциным и Назарбаевым. Известно только об официальных последствиях этой встречи. Во-первых, существенно изменился текст Союзного договора в сторону дефедерализации. Из проекта исчезло понятие союзной собственности. В отношении общесоюзных налогов появилась неясная формулировка. Были изъяты приложения о механизме реализации Договора. Но самое главное: после подписания Договора должна была прекратить своё действие Конституция СССР и в значительной части — Конституция РСФСР. Во-вторых, подписание Союзного договора было перенесено на 20 августа 1991 г. В-третьих, подписание планировалось провести в несколько этапов представителями отдельных республик, а не на Съезде народных депутатов СССР, который рассматривался как помеха выполнению намеченного замысла. Более того, предлагавшийся к подписанию и существенно изменённый на секретной встрече «тройки» проект Договора до 6 августа не публиковался в печати, поскольку несомненно вызвал бы возражения с разных сторон. Понимая, что подобные положения, мягко говоря, нелегитимны, составители ограничились лишь рассылкой текста проекта главам полномочных делегаций.

Все это вместе — глобальное предательство, обман населения и депутатов, чудовищное попрание законности и воли народа, выраженной на референдуме 17 марта — и стало причиной создания ГКЧП. И, наконец, после августовского контрреволюционного переворота за две недели до Беловежского сговора, 27 ноября 1991 года, Горбачёв обнародовал свой последний документ – проект «Договора о Союзе Суверенных Государств». В нем уже нет упоминания о референдуме 17 марта, а о государственном устройстве союза говорится следующее: «Союз Суверенных Государств (ССГ) – конфедеративное демократическое государство... Государства, образующие Союз, сохраняют за собой право на самостоятельное решение всех вопросов своего развития...» Как видим, народам Советского Союза предложили вместо федерации, за которую они голосовали, пусть даже до конца не осознавая её смысл, аморфное конфедеративное образование. То есть данный проект можно рассматривать как последнюю ступень на пути к подписанию Беловежского соглашения, разрушившего великую страну.

Негативный ход событий, приведший к распаду Союза, стал результатом действия тех сил, которые стремились захватить власть любым способом… Именно жаждой власти объясняются крайняя нетерпимость и агрессивность национальных элит в бывших союзных республиках. Больше четверти века тому назад граждане Советского Союза на специальном Всесоюзном референдуме проголосовали за сохранение СССР. Они считали, что голосуют именно за это, но реальность оказалась значительно сложнее...

Основной массе советских граждан в условиях того времени не приходило в голову, что разгорающиеся на периферии конфликты могут означать скорый развал страны. Союз казался незыблемым. Прецедентов выхода из состава советского государства не существовало. Люди ждали наведения порядка и нормализации ситуации. В декабре 1991 года на Украине прошёл ещё один референдум – уже о независимости. 90% из тех, кто принял участие в голосовании, выступили за «незалежность». Люди, только что отдавшие голоса за развал страны, полностью были уверены, что жить они по-прежнему будут в едином Союзе, с едиными производственными и экономическими связями и единой армией. Абсолютно патерналистски настроенные граждане распадавшегося СССР полагали, будто руководство знает, что делает.

Значительно позже, в 1996 году, Государственная дума РФ приняла постановление «О юридической силе для Российской Федерации – России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР». А так как другого референдума по этому вопросу не проводилось, объявила незаконным постановление Верховного Совета РСФСР от 1991 года «О денонсации Договора об образовании СССР» и юридически признала СССР существующим политическим субъектом. То есть даже депутаты уже российской Госдумы спустя пять лет после проведения референдума по-прежнему считали, что он был «о сохранении СССР». Что, как мы видели хотя бы из формулировки вопроса, не соответствует действительности. Референдум был о «переформатировании» страны.

С.В. Христенко