ВКПБ ВКПБ

Н.А. Андреева

Во второй половине 1991 года горбачевская перестройка вползла в полосу кризиса. Капитал, рвущийся к политической власти, уже не устраивала социалистическая фразеология Горби. Социал-демократический, хамелеонский путь реставрации капитализма исчерпал свои «перестроечные» возможности. Перед политическими шефами Горбачева встал вопрос о замене этого пути на путь радикально-авторитарный, способный придать второе дыхание буржуазному реформаторству. Этого же требовала и перегруппировка сил в экономически господствующей буржуазии. Встал вопрос: как модернизировать реставраторский процесс? На помощь приходит агентура буржуазии, жаждущей власти. Она провоцирует необходимость введения чрезвычайного положения, ибо требование наведения элементарного порядка в стране стало всеобщим.

Суть провокации в августе 1991 года заключалась в том, что чрезвычайное положение ввели, якобы, помимо Президента СССР, отдыхавшего в Форосе, по инициативе гэкачепистов (Янаева, Язова, Крючкова, Лукьянова, Павлова и других). Когда же чрезвычайное положение было объявлено, тут же последовали объявление Горбачева «форосским узником», обвинения верных соратников-гэкачепистов в захвате власти, в государственном перевороте и даже в «военном путче»... Разумеется, никакого путча в Москве не было, даже с учетом трех «ритуальных жертвоприношений», специально организованных ельцинистами. Просто-напросто контрреволюция свергла всех первых заместителей Горбачева. Результатом этой провокации стала трагедия сотен миллионов трудящихся, у которых были вырваны остатки власти, растоптана Конституция СССР, подорван авторитет Советских Вооруженных Сил, органов государственной безопасности, приостановлена и вскоре запрещена деятельность КПСС.

Прямым следствием буржуазного политического переворота в августе 1991 года стали два события.

Первое. Контрреволюция вышла за рамки Советского Союза. На XX съезде КПСС Хрущев доказывал недопустимость экспорта социалистической революции в соседние страны. Хрущевские наследники-горбачевцы через СССР осуществили экспорт буржуазной контрреволюции в восточно-европейские страны социализма. Соучастие горбачевцев определило облик «бархатных революций» в Европе и расстановку политических сил в бывших социалистических государствах. Результат: ослабление мировой системы социализма, осложнение положения в международном коммунистическом движении и резкое изменение соотношения сил на международной арене в пользу империализма. Таков один из интернациональных аспектов временной победы буржуазной контрреволюции в СССР.

Второе. Закономерным результатом августовского переворота стал Беловежский сговор президентов России, Белоруссии и Украины. Этот антиконституционный преступный сговор развалил Советский Союз на «суверенные» государства, превращающиеся ныне в сырьевой придаток международного капитала и в зависимые страны «третьего мира». При этом нагло были проигнорированы результаты Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года, на котором 76% участников высказались за единый Советский Союз. Беловежский сговор лишил советских людей своей великой Родины, а мировое сообщество — страны, являвшейся вектором и маяком социального прогресса. Нарушение сложившегося равновесия и биполярности мира объективно ведет к возрастанию угрозы третьей мировой войны.

Таков трагический общенациональный аспект буржуазной контрреволюции в СССР.

(из Сборника избранных статей и выступлений Н.А. Андреевой «За большевизм в коммунистическом движении» г. Ленинград , 1995 г., с. 35-36)