ВКПБ ВКПБ

марковИз интервью командира прославленного батальона «Призрак» Алексея Маркова, преемника Алексея Мозгового, газете «Советская Россия» (05.03.19):

– Донбасс за последние пять лет стал исключительно русской землей, – не раз повторил он в интервью. – А Украина стала для Донбасса чужой агрессивной страной.

– Выходит, неслучайно Порошенко на днях как бы оговорился, что идет борьба с украинским агрессором?

– Правда слетела с его языка. Для республик Донбасса Украина стала врагом, а ее вооруженные силы, ВСУ, – это оккупанты, убивающие мирных донбассовцев.

– Год назад в своем интервью вы говорили о сгущающихся над Донбассом тучах, а сегодня эти тучи стали еще гуще, чернее и опаснее?

– За последние 2 месяца украинская сторона постоянно наращивает свои усилия по переднему краю. Обстрелы сильно участились, работает и ствольная артиллерия, и минометы, и бронетехника. Противник практически каждый день ведет огонь по нашим позициям и по жилым поселкам.

– Обстановка в республиках крайне напряженная. Известно, что в центре Донецка были беспилотники, сработали закладки. Диверсанты действуют и в Донецке, и в Луганске. Киевский режим использует все средства, типичные для нацистов, они сеют страх среди мирного населения. Они не рассматривают жителей Донбасса как своих граждан. Им неважно, кого они убивают, военнослужащего Народной милиции или обычного пенсионера. Для них и тот и другой являются врагами. Дети Донбасса тоже враги, женщины Донбасса тоже враги. Нет ничего удивительного в том, что нацисты используют террористические методы. То, что нам кажется диким, для них – естественная тактика.

Поэтому все взрывы, которые периодически гремят и в Луганске, и в Донецке, все заказные убийства – все укладывается в общую концепцию уничтожения как можно большего количества населения Донбасса, внедрения в головы простых людей ужаса перед украинскими карателями.

Примерно то же происходило в конце сороковых годов на Западной и Восточной Украине, когда те же дикари из УПА (Украинская повстанческая армия) врывались в деревеньки, убивали учителей, врачей, вовсе не с целью захватить поселок, а просто чтобы посеять ужас. В Донбассе сейчас делается то же самое. У нас по переднему краю диверсантов нет. Зачем их к нам засылать, если можно с безопасного расстояния расстреливать прямой наводкой из артиллерии?

– А вы не можете полноценно отвечать на провокации, над вами по-прежнему довлеет распоряжение придерживаться минских соглашений?

– Да, минские соглашения остаются в действии, поэтому ответный огонь открывается только в крайних случаях, что существенно ограничивает наши возможности.

– Это же несправедливо, ведется огонь, как по мишеням, защитникам разрешено только жизнями расплачиваться?

– Вопрос не к нам. Мы-то как раз всегда готовы дать по зубам агрессору. Проблема в том, что есть командование, есть политическое руководство, и они уже определяют использование военной силы…

К сожалению, непоследовательность, с моей точки зрения, вот этого подхода, когда противнику дается возможность безнаказанно обстреливать мирные поселки, а у нас каждый выстрел под строгим контролем, создается ситуация, когда бандеровцы чувствуют свою безнаказанность, а это им позволяет усиливать обстрелы нашей стороны.

– Если вы ограничены в ответных мерах, то как на это население реагирует?

– Мирные жители – им очень тяжело. Нет работы, постоянная угроза обстрелов. Тем не менее они не то что свыклись, человек умеет приспосабливаться. Но они тоже не понимают, как так получается, что поселки на укроповской стороне все стоят целенькие, ни одного стекла не выбито, а на нашей стороне поселки уничтожаются целыми улицами, постоянно гибнут мирные люди. Крайнее недоумение у них вызывает пассивная позиция политического руководства: почему мы не даем сдачи агрессору, почему мы так неактивно защищаемся? У нас постоянно спрашивают: когда же вы им по зубам дадите? Народ настроен по-боевому.

Наш личный состав нормально держится. Все прекрасно понимают, ради чего эта война ведется, и готовы сражаться. Нам только дай приказ!

– Руководство ДНР заявляет, что в республиках созданы полноценные армии.

– Мы обрели большой боевой опыт. Сформированы корпуса Народной милиции как в ЛНР, так и в ДНР. Только в ЛНР, кроме корпуса Народной милиции, не было других вооруженных образований начиная с 2016 года. А в ДНР были, отдельные из них подчинялись непосредственно главе республики. Сейчас там идет процесс перевода их либо в корпус Народной милиции, либо во внутренние войска.

– К чему в республиках больше готовятся, к миру или к войне?

– Военные всегда готовятся к войне. Чем выше готовность армии к войне, тем меньше шанс, что она случится.

– Все чаще слышится, что ЛНР, ДНР останутся в составе Украины, может, в качестве автономий или субъектов. Только донбассовцы, кажется, не согласны.

– Пока в Киеве сохраняется нынешний режим, любое объединение с Украиной исключено. Что касается жителей ЛНР и ДНР, так они давно не рассматривают Украину как вариант. Полностью вся экономика республик уже завязана на Россию. Надо помнить, что киевская хунта целенаправленно шаг за шагом обрезала все ниточки, которые связывали Донбасс с Украиной. А «природа не терпит пустоты», соответственно, рождались связи между Донбассом и Россией. Думаю, вариант автономии Донбасса в составе Украины можно рассматривать чисто умозрительно. Теперь для Донбасса Украина – это чужая агрессивная страна.

Конечно, на будущее я ничего загадывать не могу, потому что не знаю, что в головах наших руководителей. Но все местное население надеется, что дальнейшее развитие событий пойдет по крымскому варианту. Если надо, то проведем еще один референдум, и Донбасс на законных основаниях воссоединится с Россией.

– Только Донбасс сейчас расчленен, часть его остается под Украиной.

– К сожалению. Но мы не собираемся своих людей и свои земли оставлять агрессорам. Мы планируем освободить Донецкую и Луганскую народные республики полностью в их исторических границах. Я знаю, что в городах, где стояли наши ребята, тот же Лисичанск, Рубежное, Северо-Донецк, очень много людей в Славянске, в Краматорске ждут, когда мы вернемся в эти города, жить им под властью нацистов совершенно не нравится.

– Если вдруг укрофашисты ворвутся на территорию республик, что будет с людьми?

– Будет большая беда. Люди будут уничтожаться без суда и следствия, остальные будут подвержены фильтрации. Укры сами об этом заявляют. Те, кто является противниками нацизма, фашизма, подлежат уничтожению, кого-то будут изгонять, возможно, в Россию либо еще куда. Остальные должны будут, как они говорят, платить и каяться…

– Что значит каяться, в чем, за что, каким образом?

– Не знаю, трудно понимать сумасшедших людей. Это глупость, может, даже смешная. Но совершенно не смешно, когда вооруженные отморозки начинают диктовать свою волю нормальным людям. Достаточно вспомнить, что творилось после государственного переворота в 2014 году, когда эти же молодчики из УПА, УНСО дорвались до власти. В Донбассе карательный размах будет многократно увеличен. Тем более сейчас они уже хорошо вооружены, за ними стоят государственные органы власти, так что этнические чистки будут идти в полный рост.

– Одно русское слово – и ты виновен?

– В принципе так сейчас и происходит, например, в Днепропетровске, где они запустили языковую полицию…

– Есть ли в составе ВСУ натовцы?

– Есть натовские инструкторы, которые обучают вэсэушников на полигонах. Возможно, кто-то из них выезжает с краткосрочными инспекциями на передний край.

– Но были же наемники из других государств?

– Было огромное число западных нацистов, представителей правых партий, которые ехали на эту войну, рассматривая ее как возможность пострелять по живой мишени. Им даже не платили. Они сами платили деньги для того, чтобы им получить возможность убивать людей.

– Скоро президентские выборы на Украине. На передовой стало еще горячее?

– Да, обстрелы не смолкают. Видимо, ВСУ поставлена задача развязать как можно более широкие военные действия, при остальных условиях Порошенко не сможет удержаться у власти. Ему нужна либо полноценная война, либо какое-то серьезное осложнение обстановки, чтобы можно было консолидировать своих избирателей.

– Как вы оцениваете шансы Порошенко на переизбрание? Нарисуют ли ему победу, захочет ли Запад оставить его у власти?

– Сильно сомневаюсь, что он сохранит власть. Рейтинг у него низкий, чтобы его натянуть, все олигархи, весь административный ресурс должны быть на его стороне. А это далеко не так. Если, скажем, тому же Ельцину в 1996 году с его 5% натянули свыше 50%, то сейчас ради Порошенко никто не будет этим заниматься. Там есть куча других, таких же, как Порошенко, людей, рвущихся к президентскому креслу, за которыми тоже большие деньги, административный, информационные ресурсы. Вряд ли у Порошенко есть шанс остаться у власти.

– Если изменится лицо у киевской власти, может ли что-то измениться на донбасском направлении?

– Абсолютно ничего не изменится. Все реальные кандидаты на место гауляйтера Украины по своему отношению и к Донбассу, и к России ничем между собой не отличаются. Они такие же русофобы, такие же ненавистники всего русского, как и Порошенко, и точно так же будут нацелены на продолжение войны в Донбассе.

– А что, по-вашему, произошло 5 лет назад на майдане?

– Произошел государственный переворот при поддержке местной олигархии и Запада. Кто его спровоцировал? Понятно, что тому же Януковичу стрельба даром не нужна была. Был использован такой же сценарий, как в Румынии при свержении Чаушеску, как при цветных и арабских революциях.

…Правоохранительные органы, «Беркут» выполняли свою задачу. То, что им не дали разогнать майдановскую шоблу, – это беда пассивного, нерешительного Януковича. Его, конечно, можно называть кем угодно: бандитом, олигархом. Но он не людоед. А пришлось ему иметь дело с людоедами, которым плевать, сколько будет трупов, люди для них – расходный материал для осуществления своих целей. Нормальному человеку, каким бы он не был, решиться на убийство всегда тяжело, это морально тяжелое испытание. Для нынешнего режима в Киеве убийство всего лишь один из путей, зачастую самый простой, для достижения своих корыстных планов. Со стопроцентными людоедами нормальному человеку очень тяжело бороться на равных.

– Есть ли у Украины шанс вступить в НАТО?

– В уставе НАТО четко написано: не принимаются страны, у которых есть территориальные претензии к другим странам. Но, опять же, устав НАТО написан самими натовцами и в любой момент может быть либо забыт, либо изменен, если понадобится. Вспомним историю с МВФ, который напрямую запрещает выдачу кредитов странам, которые либо объявили технический дефолт, либо отказались от исполнения своих обязательств. А когда понадобилось, сделали исключение для Украины, и всё.

– И всё же: как остановить войну в Донбассе?

– Нужно поменять режим в Киеве. А для этого должны быть приняты серьезные политические решения, в том числе и руководством России, может быть, путем переговоров с западными странами. Военным путем здесь мало что решится. Мы же не воюем с Украиной, мы не собираемся ничего захватывать… Должно произойти какое-то внутреннее очищение на самой Украине, у людей должны проясниться мозги. А от нас, защитников Донбасса, к сожалению, ничего не зависит. Тут больше зависит от руководства России. У него надо спрашивать, когда наступит мир в Донбассе.

– Напрашиваются выводы, что капиталистическая система создает предпосылки для военных действий, конфликтов. Не олигархи должны быть правящим классом, а трудовой народ…

– Да, для капиталистов война – это продолжение политики и экономики, только другими средствами. Каждая война делает большинство бедными, а меньшинство – сверхбогатыми.

…Если конкретно говорить о политическом руководстве России, то, конечно, мы ждем решительного и окончательного решения проблемы Донбасса. Мы, весь Донбасс, надеемся на крымский сценарий. Потому что Донбасс за последние 5 лет стал исключительно русской землей. Мы очень сильно надеемся, что руководство России не оставит нас, если события начнут развиваться по самому плохому сценарию.