ВКПБ ВКПБ

В ответ на урезание правительством Макрона мер социальной защищённости, в ответ на подъём налогов на трудящихся, Францию охватило «движение жёлтых жилетов». Трудовая Франция вышла на массовые протесты.

Для Франции характерно наличие массовых организаций защиты прав трудящихся, активных профсоюзов. Эти объединения выросли за столетия революционной борьбы, и, как показывает сегодняшний день, эта борьба развивается, принимая новые формы. Трудящиеся Франции умеют массово мобилизовываться в ответ на антисоциальные меры правительства.

Мы публикуем (с небольшими сокращениями) статью, размещённую на сайте объединения профсоюзов Всеобщая конфедерация труда (ВКТ), которая разъясняет происхождение «жёлтых жилетов» и цели, за которые они борются.

 Жёлтые жилеты

Протестное движение "жёлтых жилетов" во Франции

Осень 2018 года открыла новый этап в политической жизни Франции. Это социальное движение зародилось и развивается вне традиционных профсоюзных рамок и настаивает на своей внеполитичности. Блокирование дорог и сметающие все преграды демонстрации вытеснили из медийного пространства другие социальные темы. С самых первых дней протеста ВКТ Франции полагает, что гнев населения в основном легитимен, даже если он проявляется в противоречивой манере.

Это протестное движение ставит много долгосрочных вопросов перед профсоюзным движением.

Вот уже более 10-ти лет как Франция находится под жёстким прессом бюджетной экономии и либерализации. Кто бы не стоял у власти, либерал-консерватор Ширак, либерал-рейганист Саркози, либерал-социалист Олланд или неолиберал Макрон с претензией управлять страной как бизнесом, в жизнь проводится одна и та же политика, варьируется лишь градус её жёсткости.

Бремя этой политики ложится на население. И естественно назревает момент, когда терпению людей приходит конец. Так, последней каплей стало повышение топливного налога.

Этот социальный протест начался в сельских районах и на городских окраинах, где сменяющие друг друга правительства, под предлогом экономии, из года в год планомерно ликвидировали финансирование бюджетных отраслей. Одна из особенностей протеста заключается в том, что он не выражается в забастовках. Мишень протестующих – правительство и президент Макрон.

Отправной точкой движения стал протест против повышения налогов на топливо, и в особенности на дизельное. Его введение было обставлено лицемерной заботой об экологии. На самом деле, основная часть дохода от этого налога должна была просто покрыть дыры в бюджете, а не инвестироваться в борьбу за чистый воздух. Этот налог был сразу же воспринят как налог на бедных. Именно их автомобили работают на дизельном двигателе, именно они вынуждены селиться вдали от места работы, и на них, в первую очередь, отразилось сокращение движения местных электричек и закрытие маленьких ж/д станций.

Сегодня на пикетах у дорожных развязок можно встретить рабочих и служащих, безработных, пенсионеров, мелких предпринимателей. 85% жёлтых жилетов почти никогда не сталкивались с профсоюзами. Поскольку движение настаивает на своей аполитичности и аллергии на любую форму организации, то на первых этапах протеста активность проявили крайне правые партии. Но их стратегия внедрения в протест потерпела неудачу, и сегодня доминируют левые лозунги, хотя временами всплывает и антимигрантская риторика.

Равнодушие правительства к выдвинутым требованиям подтолкнуло протестующих на организацию регулярных субботних демонстраций. Это придало протесту зримость и позволило убедиться в широкой популярности движения.

Требования протестного движения расширились. К отмене роста топливных налогов добавились требования увеличения минимального размера оплаты труда (МРОТ) и социальных выплат, индексирования зарплат и пенсий, отмена увеличения социальных взносов пенсионеров, возврат упразднённого Макроном налога на состояние, борьба с неуплатой налогов крупными налогоплательщиками…

Все эти требования в основном соответствуют требованиям, предъявляемым частью профсоюзного движения на протяжении многих лет.

В первой демонстрации жёлтых жилетов 17 ноября приняли участие 287 тыс. человек по данным правительства или 1 млн. человек по данным жёлтых жилетов, 24 ноября – 166 тыс. человек по данным правительства или 750 тыс. человек по данным жёлтых жилетов, 1 декабря 136 тыс. участников по данным правительства, 700 тыс. человек по данным жёлтых жилетов, 8 декабря 125 тыс. участников по данным правительства, 520 тыс. человек по данным жёлтых жилетов.

Хотя число демонстрантов сокращается, уровень насилия как со стороны протестующих, так и со стороны полиции растёт. Это приводит к уличным баталиям, в ходе которых поджигаются машины, разграбляются магазины, наносится ущерб государственному и частному имуществу. В столкновениях страдают люди, получая увечья и травмы, есть и человеческие жертвы.

Со своей стороны, 1 декабря ВКТ Франции организовала традиционную демонстрацию безработных, в которой приняли участие 15 тыс. человек по данным профсоюза (2100 чел. согласно полиции).

Отказ президента Макрона и его правительства выслушать требования протестующих и договориться о выходе из кризиса подрывает надежду протестующих на лучшую жизнь без страха за будущее.

Президент и его правительство решили следовать стратегии затягивания конфликта и изматывания протестующих.

Позиция, занятая руководством страны с середины ноября, привела к радикализации конфликта и проявлению насилия. Протест принял черты восстания. В ответ власть согласилась на несколько скупых уступок и полумер, что лишь усилило недовольство протестующих. Люди устали от глухоты власти. Ведь с момента вступления в должность Макрон неустанно атакует все завоёванные ранее социальные права и гарантии.

Реакцией президента на чрезвычайно напряжённую демонстрацию 1 декабря стала ставка на нагнетание ситуации. В преддверии демонстрации, намеченной на 8 декабря, службы президента заявили: "У нас есть основания опасаться очень большого насилия", "несколько тысяч человек" направятся в Париж, чтобы "убивать и грабить". "Парижские демонстрации станут театром насилия и повлекут человеческие жертвы". Эта мантра непрерывно повторялась в СМИ, в социальных сетях и, в особенности, на вершине государственной власти. Хотя государство – единственный игрок, у которого есть все ключи для мирного разрешения конфликта, оно сделало выбор в пользу нагнетания и драматизации ситуации.

На самом деле, с начала протеста, силы охраны порядка нанесли неисчислимое количество увечий протестующим (оторванные гранатами кисти рук, выбитые резиновыми пулями глаза, черепные травмы и даже смерть от брошенной полицией гранаты 80-летней пенсионерки, которая выглянула из окна своей квартиры). В ходе демонстраций 8 декабря в Париже правительство впервые выдвинуло против демонстрантов бронетранспортёры.

Весь мир облетели кадры подавления протеста лицеистов в пригороде Парижа, где полиция обращалась с 15-летними подростками, как с террористами, и заставила их встать на колени, с заложенными за голову руками.

Эммануэль Макрон не играет предназначенной ему по долгу службы роли хранителя гражданского мира. Напротив, он выступает пироманом и нагнетает обстановку. Его цель раздавить и унизить протестующих. На страницах консервативной прессы окружение президента говорит о приближающемся "путче", а члены правительства делятся с журналистами страхами за свою жизнь. Эти голословные заявления делаются в надежде дискредитировать протест и напугать население угрозой хаоса.

Подобная стратегия приводит к обратным результатам, в протест вливаются лицеисты, студенты, фермеры, медсёстры, тюремные надзиратели, энергетики…

Только объединение позволит побороть политику бюджетной экономии и либерализации и добиться социальных мер. Мы также преследуем цель избежать того, чтобы выгодополучателями протеста стали бы крайне правые политические силы.

11 декабря президент принял организации профсоюзов и работодателей. Вечером того же дня он выступил в прямом эфире по телевидению и объявил о несменяемости избранного им курса. Его речь вместила в себя и угрозы, и презрение, и ложные обещания, и лицемерное самобичевание…

Власть должна в срочном порядке отреагировать на такие требования, как немедленное повышение МРОТ, повышение зарплат, пенсий, зарплат бюджетников, восстановление налоговой справедливости и налога на состояние, инвестиции в бюджетные отрасли, придание нового импульса промышленной политике.

 Молодые коммунисты Лиона

P.S. Из обращения «Молодых коммунистов г. Лион» 15 декабря 2018 г.:

«Пока эксплуататоры существуют, мы будем эксплуатироваться, пока работодатели наполняют свои карманы потом наших тел, у нас не будет ни достоинства, ни свободы.

Единственное решение – революция! Взятие власти рабочим классом, трудящимися.

Мы одни производим богатство, мы одни можем решить, как оно должно быть распределено.

Для общества труда, достоинства и мира. За социализм! Один путь, один кулак: организуй свой гнев!

Наша борьба: класс против класса!»