Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков

2017 год – 100-летие Великой Октябрьской Социалистической Революции

95-летие образования Союза Советских Социалистических Республик


"...Он вывел нас к свету
И к солнцу из тягостной тьмы
Вот в ЭТОМ и именно в ЭТОМ
НАСЛЕДНИКИ СТАЛИНА - МЫ!"


Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Оборона Брестской крепости

ОБОРОНА БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ

"Директива № 21" - план "Барбаросса" был утвержден Верховным командованием немецко-фашистских вооруженных сил 18 декабря 1940 года. В нем были определены направления главных ударов и сосредоточение у границы СССР трех групп армий - "Север", "Центр", "Юг". Наиболее мощная группа "Центр" готовилась двинуться в Белоруссию, окружить и уничтожить расположенные здесь советские войска, а затем с группой армий "Север" продолжать наступление на Смоленск - и дальше на Москву. Фашисты намеревались маршем пройти по нашей стране и закончить войну в течение 6 - 8 недель. Они стремились уничтожить первое в мире советское государство рабочих и крестьян, ликвидировать социалистический строй, истребить десятки миллионов советских людей, а остальных превратить в рабов.

Распоряжением "Об особых полномочиях войск в районе действий плана "Барбаросса", изданном в мае 1941г., снималась ответственность с солдат и офицеров вермахта за будущие преступления на территории Советского Союза, предписывалось быть беспощадными к гражданскому населению, расстреливать на месте за малейшее сопротивление и т.д. Была и другая директива, которая требовала физического истребления советских военнопленных.

Брест оказался на направлении главного удара группы армий "Центр". Задача по овладению Брестом и крепостью возлагалась на усиленный 12-й армейский пехотный корпус 4-й фашистской армии. В состав корпуса входили три пехотные дивизии. Во время вторжения на советскую землю корпус был придан 2-й танковой группе Гудериана. Непосредственно на крепость наступала 45-я пехотная дивизия. Её поддерживали с флангов 31-я и 34-я дивизии, корпусная артиллерия, химический полк особого назначения, сверхмощные артиллерийские установки системы "Тор" калибром 540 мм и 600 мм.

22 июня 1941 года без объявления войны и без предъявления каких-либо претензий Советскому Союзу фашистские войска вторглись в пределы нашей Родины. Началась самая тяжелая в истории нашей Родины война - Великая Отечественная.

На всем советско-германском фронте разгорелись ожесточенные бои. Сопротивление наших войск натиску противника возрастало с каждым днем.

Начальник генерального штаба сухопутных сил фашистской Германии генерал Гальдер 29 июня 1941г. записал в служебном дневнике: "В Польше и на Западе мы могли себе позволить известные вольности и отступления от уставных принципов, теперь это недопустимо... Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека...". 4 июля Гальдер записал, что "бои с русскими носят исключительно упорный характер".

Гитлеровское верховное командование вовсе не случайно признавало стойкость и мужество защитников нашей западной границы: "Русские не оставляли долговременных укреплений даже тогда, когда основные орудия были выведены из строя, а защищали их до последнего. Они умело маскировали оставление боевых сооружений и отход на полевые позиции с тем, чтобы в выгодный момент занять эти сооружения. Раненые притворялись мертвыми и стреляли из засад. Поэтому в большинстве операций пленных не было".

Пограничники первыми вступили в открытый бой с врагом. На всех заставах 17-го Брестского Краснознаменного пограничного отряда бойцы мужественно встречали врага и в схватках с ним бились насмерть.

Огонь советских бойцов был точным, препятствовал переправе фашистских войск, но не был достаточно сильным, чтобы не допустить продвижения врага, так как пограничники имели на вооружении только стрелковое оружие. На направлении главных ударов гитлеровской армии пограничные заставы оборонялись по 3 - 4 часа, а отдельные смогли продержаться и дольше. Так было на 4-й, 10-й, 13-й заставах. Там, где враг наносил вспомогательные удары, на заставы наступали меньшие силы, без танков. Здесь воины-чекисты успешно вели боевые действия в течение 10 - 16 часов, а некоторые еще более продолжительное время. Подвиги воинов 1-й, 2-й, 15-й, 18-й, 20-й и других застав вечно будут жить в памяти советских людей.

Трем воспитанникам отряда А. М. Кижеватову (посмертно), М. И. Мясникову и П. И. Головкину за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками на фронтах Великой Отечественной войны, присвоено звание Героя Советского Союза. Трем пограничным заставам присвоены имена лейтенанта А. М. Кижеватова, замполитрука И. П. Беляева и младшего сержанта А. А. Новикова.

Вражеская артиллерия из-за Буга вела шквальный огонь по военному городку в предместье Бреста, в котором размещалась 22-я танковая дивизия. Несмотря на это, танкисты продолжали выходить на боевые позиции. В первые часы войны погиб полковой комиссар Илларионов Алексей Алексеевич. Батальон 44-го танкового полка под командованием капитана Кудрявцева Михаила Ивановича трижды атаковал противника у пригородной д. Волынка.

Но под натиском фашистов танкисты вынуждены были отходить к г. Кобрину. 23 июня, в одном из встречных боев, отличавшихся необыкновенным упорством, погиб командир дивизии генерал-майор Пуганов Виктор Павлович. Он таранил своим танком вражеский танк.

Враг обрушил шквал огня по недостроенным укреплениям 62-го Брестского укрепрайона. Те огневые точки, в которых с оружием и боеприпасами успели расположиться воины, превратились в маленькие крепости на пути врага.

В журнале оперативных сводок вражеской группы армий "Центр" за 29 июня 1941 года есть запись: "Тяжелая артиллерия ведет ожесточенный огонь по укреплениям русских в районе Семятичи".

16-й и 17-й отдельные пулеметно-артиллерийские батальоны укрепрайона до 30 июня сдерживали натиск 252-й, а затем 293-й пехотных дивизий противника. 18-й батальон до 24-25 июня задержал 167-ю пехотную дивизию.

Южнее Бреста, под Малоритой, наша 75-я стрелковая дивизия в первые дни войны задержала продвижение трех вражеских дивизий, а до 2-3 июля - 267-ю пехотную дивизию.

В полосе Бреста действия наших наземных частей поддерживали летчики 10-й смешанной авиационной дивизии.

5 часов 20 минут 22 июня в районе Пружан штурман эскадрильи 33-го истребительного авиаполка лейтенант С. М. Гудимов, израсходовав боезапас, совершил таран вражеского бомбардировщика.

В 10 часов утра командир звена 123-го истребительного авиаполка П. С. Рябцев, израсходовав боекомплект, также повел свой самолет на таран и сбил фашиста над Брестом. Это были одни из первых воздушных таранов советских летчиков в истории Великой Отечественной войны.

Храбро сражался и в неравном бою погиб командир 123-го истребительного авиаполка майор Б. Н. Сурин. Он провел 4 воздушных боя и сбил три самолета противника.

Всего 22 июня летчики дивизии уничтожили 30 самолетов врага.

В центре города Бреста защитники здания облвоенкомата до вечера отражали атаки численно превосходящего противника.

В подвалах вокзала воины, работники милиции и железнодорожники держались до 29 июня, отказываясь сдаться. Тогда гитлеровцы затопили подвалы. Основная группа оборонявшихся вырвалась из полузатопленных подвалов и ушла в леса, где продолжала борьбу с немецко-фашистскими захватчиками в составе партизанских отрядов.

Перед войной в пограничной Брестской крепости размещались части двух стрелковых дивизий - 6-й и 42-й. Это были кадровые, хорошо обученные, закаленные соединения. Охрану границы бдительно несли воины 17-го Брестского Краснознаменного погранотряда.

В предвоенную ночь на территории крепости из состава дивизий оставалось примерно 7-8 тысяч человек. Многие подразделения война застала на строительстве укрепрайона, полигонах, учебных сборах. С началом боевых действий около половины личного состава частей гарнизона крепости смогли выйти в район сосредоточения.

К 9 часам утра 22 июня, когда фашистам удалось сомкнуть кольцо вокруг крепости, оставшиеся 3,5- 4 тысячи бойцов и командиров заняли оборону. Верные своему воинскому долгу, они превратили крепость в серьезный очаг сопротивления наших войск на западной границе.

 

ТЕРЕСПОЛЬСКОЕ УКРЕПЛЕНИЕ

Тереспольское укрепление - пограничное. Оно прикрывает Цитадель с запада. На его территории располагались курсы шоферов Белорусского пограничного округа, транспортная рота, саперный взвод, участники сборов кавалеристов и спортсменов, наряды 9-й погранзаставы - всего 300 человек.

Гитлеровцам удалось ворваться на укрепление сразу же после начала военных действий. Пограничники с исключительным мужеством и стойкостью защищали эти первые метры советской земли. В северо-западной части острова оборонялась группа старшего лейтенанта Ф. М. Мельникова. На её правом фланге сражались пограничники во главе с лейтенантом Ждановым. Упорно дрались бойцы во главе со старшим лейтенантом А. С. Черным.

Через несколько часов после начала боевых действий большая часть укрепления была очищена от врага.

В ночь с 24 на 25 июня, когда стал остро ощущаться недостаток боеприпасов и продовольствия, объединенная группа старших лейтенантов Мельникова и Черного совершила прорыв на Кобринское укрепление. 30 июня курсанты во главе с лейтенантом Ждановым пробились в Цитадель.

Из тех, кого война застала на Тереспольском укреплении, известны пятнадцать человек, оставшихся в живых.

Об одном из защитников укрепления воины рассказывают: "Во время нашего прорыва мы встретили в кустах пограничника за ручным пулеметом. Возле него валялось много стреляных гильз и запасные диски, а неподалеку - десятки фашистских трупов. Видимо, это был один из постов погранзаставы. Здесь его застала война и все эти дни он оставался на месте, ведя неравный бой с врагом. Вид его был ужасен: воспаленные глаза, серое осунувшееся лицо, но руки крепко сжимали рукоятки пулемета. Очевидно, уже несколько суток он не спал и не брал пищи в рот. Казалось, что боец лежит без сознания. Но вот он поднял голову и посмотрел на нас. Мы предложили ему прорываться вместе. Пограничник с трудом открыл потрескавшиеся губы и с ожесточением сказал: "Никуда я отсюда не уйду"...

 

ВОЛЫНСКОЕ УКРЕПЛЕНИЕ

С юга Цитадель крепости прикрывает Волынское укрепление. На его территории располагались полковая школа 84-го стрелкового полка, большая часть личного состава которой находилась вне крепости, госпиталь и 95-й медико-санитарный батальон. Охрану границы несли усиленные наряды 9-й пограничной заставы.

Батальонный комиссар Богатеев Николай Семенович и военврач 2-го ранга Бабкин Степан Семенович организовали оборону госпиталя и перевод тяжелобольных в укрытия. Политрук Зазулин Иван Романович, политрук Зыскавец Степан Терентьевич, военврач 2-го ранга Ермолаев Сергей Сергеевич, пограничники, женщины вели огонь по врагу. Стреляли даже послеоперационные больные.

Страшная участь постигла попавших в плен больных и раненых. Фашисты глумились над ними, добивали прикладами, кололи штыками.

Вражеский батальон стремился выполнить свою задачу: ворваться в Цитадель через Холмские ворота. После того, как от огня бойцов 84-го стрелкового полка захлебнулась их очередная попытка, гитлеровцы прибегли к изуверскому способу. Женщин, детей и небольшую группу раненых и больных, ещё способных передвигаться, они погнали впереди себя, пытаясь проникнуть в Цитадель под их прикрытием.

- Стреляйте! Не жалейте нас! - что было силы закричали женщины и раненые, когда приблизились к нашим позициям и упали на землю, открыв для огня фашистов, прятавшихся за их спинами...

Основную часть Волынского укрепления гитлеровцы заняли только к исходу третьего дня войны. Но из развалин слышались выстрелы. У Южных ворот продолжали борьбу курсанты во главе с лейтенантом Пискарёвым Михаилом Егоровичем и старшим политруком Кислицким Леонидом Елисеевичем.

С Волынского укрепления в живых известно 20 человек.

В донесении врага говорилось: "Введение в бой новых сил 133-го пехотного полка (до этого резерв корпуса) на Южном и Западном островах с 13.14 также не внесло изменения в положение. Там, где русские отброшены или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, канализационных колодцев и других укрытий появлялись новые силы, которые стреляли так превосходно, что наши потери значительно увеличивались".

 

КОБРИНСКОЕ УКРЕПЛЕНИЕ

Кобринское укрепление прикрывает Цитадель с севера и востока. Оно самое большое по площади. В первый день войны здесь сложились три самостоятельно действовавших участка обороны: казармы 125-го стрелкового полка и жилые дома командного состава, Восточные валы и Восточный форт.

125-й стрелковый полк занимал северо-западную часть укрепления, вплотную примыкавшую к границе. Из-за Буга фашисты открыли прицельный огонь по казармам. Вражеские снаряды ложились почти на каждом квадратном метре. Несмотря на крайне тяжелую обстановку, по приказу командира полка майора Дулькейта Александра Эмильевича и его заместителя по политической части батальонного комиссара Дербенева Сергея Васильевича подразделения по боевой тревоге стали выходить в пункт сбора. Отдельные группы воинов занимали оборону у внешнего вала крепости, другие продвигались к северо-восточной окраине Бреста, вступали в схватки с превосходящими силами противника. В западной части укрепления бойцы во главе с младшим лейтенантом Полтораковым Федором Андреевичем атаковали гитлеровцев и выбили их оттуда.

Проявляя мужество и отвагу, сражались бойцы и командиры 125-го стрелкового полка у Северо-западных ворот под руководством заместителя политрука П. Н. Никитина. Оставшиеся в крепости воины полка под натиском врага вынуждены были отходить к Восточному форту, они сдерживали противника на подступах к домам командного состава.

Район жилых домов командиров до 22 июня - совсем мирный уголок крепости, где текла добрая, спокойная жизнь. Теперь это были груды развалин, искореженные остовы зданий.

Здесь обороной руководили командир 2-го батальона 125-го стрелкового полка капитан Шабловский Владимир Васильевич и старший политрук Почерников Иван Михайлович.

Почти три дня вели фашисты осаду жилых домов. Была выпита вся вода, заканчивались боеприпасы. О действиях группы воинов и об их командире капитане Шабловском вспоминает участник этих событий бывший рядовой Горбатков Константин Григорьевич:

"Я хорошо знал капитана Шабловского в мирные дни. При выходах на учение или на стрельбы он брал меня сигналистом и, отдавая планшетку, обычно говорил: "От меня не отставать". Шабловский показал себя опытным командиром. Его приказы всегда были четкими и точными, мы их выполняли беспрекословно. Весь день мы отбивали атаки врага. Но к вечеру немцы все же овладели первым этажом. Мы же укрылись на втором. Ночью по приказу Шабловского 10 добровольцев (среди них был и я) с помощью веревок спустились на землю. Приходилось соблюдать большую осторожность, чтобы не обнаружить себя. Сосредоточившись в кустах сирени, тихо сняли часовых, при этом хорошо себя показали Ланин и Рыжко, и, ворвавшись в здание, забросали гитлеровцев гранатами. После завершившейся операции капитан Шабловский вынес нам благодарность".

Капитан Шабловский погиб 24 июня 1941 года.

98-й отдельный противотанковый артиллерийский дивизион во главе с капитаном Никитиным Н. И. при выходе в установленный пункт сосредоточения принял бой с танками противника на подступах к Восточным воротам. Дальнейший выход дивизиона из крепости стал невозможен, так как в Восточных воротах врагом были подбиты наши машины.

Оставшиеся приняли бой на валах. Во главе их стали старший политрук Нестерчук Николай Васильевич и лейтенант Акимочкин Иван Филиппович. Заняв круговую оборону, умело используя 45-миллиметровые орудия и пулеметы, воины подбивали вражеские танки, уничтожали живую силу врага. Упорные бои на Восточных валах продолжались до первых чисел июля.

Восточный форт - третий участок обороны, сложившийся на Кобринском укреплении. Его защитники держались там продолжительное время.

Во главе обороны форта стоял опытный и энергичный командир 44-го стрелкового полка, участник гражданской войны и боев с белофиннами майор Гаврилов Петр Михайлович. Он сплотил бойцов и командиров разных частей и подразделений, которые преградили путь врагу на Главном валу у Северных ворот. Майор Гаврилов сформировал боевую группу и сводные роты, создал штаб обороны участка. Начальником штаба назначили капитана Касаткина Константина Федоровича. Штаб был связан с командирами рот телефонной связью. Число защитников вместе с женщинами и детьми составило около 400 человек. Из коммунистов, сражавшихся в форту, создали партийную организацию. Ее возглавил политрук Скрипник Степан Сергеевич.

За оказание медицинской помощи отвечала военфельдшер Абакумова Раиса Ивановна. В этом ей помогали жены и дети семей командного состава.

Группа воинов под руководством старшего лейтенанта Коломийца Якова Ивановича установила на удачно выбранной позиции во внутреннем дворе форта счетверенную зенитную пулеметную установку.

Старший лейтенант Шрамко - командир батареи 393-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона и еще несколько смельчаков ночью заминировали подступы к форту. Но вернуться назад командир не успел. Вместе с ним от вражеской пули погиб рядовой Зедгинидзе. Фашисты дорого заплатили за их смерть. Несколько фашистских танков подорвались на установленных ими минах.

Ранним утром 29 июня защитникам Восточного форта фашистами был предъявлен очередной ультиматум. Времени на размышление было отведено один час. Используя передышку, защитники форта провели партийное собрание. Решение приняли единогласно - продолжать бой, сражаться до последнего удара сердца.

Прошел час. Над Восточным фортом не появился белый флаг. Мощные взрывы сотрясли воздух - враг возобновил огонь, с валов скатывал бочки с горючей смесью и бензином, поджигая их гранатами и зажигательными пулями. Взбешенные упорством и стойкостью советских воинов, гитлеровцы применили слезоточивые газы.

Одна из тяжелых бомб угодила в склад боеприпасов. Восточная часть форта превратилась в руины. Горело все, что могло гореть. Гитлеровцы ворвались в форт. Завязались ожесточенные рукопашные схватки. В это время в западной части форта младший сержант Семенюк, рядовые Фольварков и Тарасов в одном из казематов закопали Знамя 393-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. По приказу старшего лейтенанта Шрамко в первый день боев воины вынесли его из караульного помещения и бережно сохраняли.

Только к исходу дня затих тяжелый кровопролитный бой. Несколько десятков израненных героев укрылись в подземельях форта.

Стычки с врагами продолжались. К 12 июля в форту осталось только трое. П. М. Гаврилов рассказывает:

"У меня был один выход: вновь укрыться в одном из подземных казематов и ждать пока фашисты снимут блокаду. Тянулись дни. От голода я слабел и часто терял сознание. Нет, не смерть страшила меня. Тяжело было другое: умереть вдали от своих, среди врагов. Как можно дороже отдать свою жизнь - это последнее, что ты можешь сделать для своей родной страны, для своего народа".

23 июля. В этот день, в так называемый "лазарет" недалеко от Бреста привезли обессиленного воина в форме майора Красной Армии. Рассказывали, что этот человек нашел в себе силы бросить последние гранаты. Враги были поражены силой духа этого человека, волей к борьбе.

 

ЦИТАДЕЛЬ

Первые часы вторжения. Следуя за валом артиллерийского огня, штурмовые батальоны вражеской дивизии устремились к Цитадели. Они пытались проникнуть в нее через Тереспольские, Холмские и Бригидские ворота, блокировать и изолировать от предмостных укреплений, где уже кипел бой.

У Тереспольских ворот на пути врага вновь встали пограничники и пехотинцы во главе с начальником 9-й пограничной заставы лейтенантом Кижеватовым Андреем Митрофановичем и помощником начальника штаба 333-го стрелкового полка лейтенантом Потаповым Александром Ефремовичем. Десятки вражеских солдат нашли свой бесславный конец в водах Буга. Но слишком неравными были силы. Гитлеровцам удалось ворваться в центр Цитадели и захватить здание красноармейского клуба и столовой командного состава. Отсюда они стали корректировать огонь своей артиллерии.

В Тереспольской башне схватились с врагом бойцы лейтенанта Наганова.

Как только стало известно, что фашисты прорвались в Цитадель, заместитель командира 84-го стрелкового полка по политчасти полковой комиссар Фомин Ефим Моисеевич принял срочные меры для ликвидации отряда врага. По его приказу бойцы полка пошли в контратаку. Вместе с храбрецами из других частей им удалось расчленить фашистский батальон. Часть его была уничтожена, остальные укрылись в зданиях клуба и столовой. Только на второй день защитникам крепости удалось выбить фашистов отсюда. Борьба за эти важные пункты вспыхивала и в ходе дальнейших событий.

Продолжались ожесточенные бои и на других участках Цитадели. Красноармейцы проявляли исключительную отвагу и выдержку. Огнем своего пулемета уничтожали фашистов пограничники Григорий Еремеев, Михаил Федосеев.

Шли дни. Таяли ряды оборонявшихся. В конце недели боев командиры приняли решение: лейтенант Потапов поведет оставшихся воинов на прорыв, а лейтенант Кижеватов останется с группой прикрытия.

Обстановка сложилась так, что на третий день боев от Холмских ворот воины вынуждены были отойти в казарму, примыкавшую к Брестским воротам. Там полковой комиссар Фомин встретился с капитаном Зубачёвым, который до этого возглавлял оборону в северо-западной части Цитадели.

В первый день гитлеровского нападения Зубачёв пробился в крепость и возглавил оборону на участке своего полка. Когда он появился в расположении части, все воспряли духом. Им казалось, что от присутствия заместителя командира 44-го стрелкового полка зависит исход боя, в который они вступили на рассвете. И действительно, с появлением капитана Зубачёва оборона стала организованней, а воины почувствовали себя увереннее. Так было в первые дни обороны. Так было и потом, когда после совещания командиров на его плечи легла ответственность за судьбу осажденной Цитадели, за судьбу воинов, женщин и детей. Надо было обладать исключительной силой воли, чтобы в обстановке непрерывного боя, при острой нехватке боеприпасов, продовольствия, воды, сохранить неизменное спокойствие и веру в победу.

24 июня 1941 года. На пресс-конференции в Берлине министр иностранных дел гитлеровской Германии Риббентроп заявил о том, что сопротивление русских вдоль границы сломлено. Потом фашистское командование еще дважды докладывало в ставку о падении Брестской крепости. А крепость жила, крепость сражалась.

В этот день в одном из казематов Цитадели капитан Зубачёв и полковой комиссар Фомин собрали командиров и политработников на совещание.

Тогда и родился исторический документ Брестской обороны - Приказ № 1.

Совещание подходило к концу. Капитан Зубачёв обратился к лейтенанту Виноградову и сказал, что приказывает ему сформировать отряд прорыва. Он поставил задачу: прорваться из крепости в направлении Кобрин - Барановичи для соединения со своими. В случае удачи, за группой Виноградова будут выходить основные силы. Было назначено время прорыва-12-00 26 июня.

Весь следующий день ушел на подготовку к прорыву. Этому постоянно мешал вражеский огонь и непрекращающиеся атаки. Однако приказ выполнили в срок.

Утром 26 июня Виноградов вывел отряд на исходные позиции к Брестским воротам. Там уже находились капитан Зубачёв и полковой комиссар Фомин.

Обнаружив скопление бойцов у ворот, гитлеровцы открыли по ним огонь. Загорелся деревянный настил моста. Вода в Мухавце закипела от взрывов. Наши пулеметчики били очередями по окопавшемуся врагу, а участники прорыва кто по мосту, кто вплавь, устремились вперед. Завязался жестокий бой...

Через 10 лет Приказ № 1 был зачитан снова. Это случилось в марте 1951 года, когда другие солдаты, наследники славы отцов, разбирали завалы казармы у Брестских ворот. В руинах они обнаружили останки 34-х человек.

На груди одного воина лежало Знамя. Развернули и прочитали: "От шефа Коммунистического Интернационала". Рядовой Исаев сохранил дорогую реликвию, которую еще в 1928 году вручили полку.

Ни одно из знамен частей гарнизона крепости и Бреста не достались врагу. Выполнили воины присягу и Устав внутренней службы Вооруженных Сил Союза ССР, где сказано, что весь личный состав части обязан самоотверженно и мужественно защищать Знамя в бою и не допустить захвата противником.

На останках другого, к сожалению, неопознанного воина, в планшетке, среди полуистлевших бумаг вчетверо сложенные листки: "Приказ № 1".

Уже позже установили, что писал его тогда на совещании лейтенант Виноградов. И еще узнали, что, поскольку Семененко был прикован к обороне своего участка, обязанности начальника штаба исполнял политрук Кошкаров, прибывший в 455-й стрелковый полк буквально за несколько дней до войны.

Здание Белого дворца обороняли группы бойцов из 75-го отдельного разведывательного батальона, полковой школы 455-го стрелкового, 84-го стрелкового и 33-го инженерного полков. Взаимодействуя с защитниками других зданий, они срывали попытки врага ворваться в Цитадель со стороны развилки реки Мухавец.

Бойцы, закрепившиеся в этом полуразрушенном здании, из пулеметов, винтовок обстреливали мост через Мухавец и крепостные валы, на гребне которых оказались гитлеровцы.

В один из дней в Белый дворец угодила авиабомба. Здание заволокло облаком дыма, пыли и пепла. Под развалинами погибло большинство защитников. Оставшиеся в живых продолжали бой. Старший сержант Кувалин вытащил из завала станковый пулемет и установил его с восточной стороны Белого дворца. Рука об руку с ним сражался его друг - оружейный мастер из Тулы Сергей Волков.

Фашисты обнаружили пулеметную точку и открыли минометный огонь. Четыре раза меняли бойцы позицию, но мина всё же угодила в пулемет, разворотив его ствол. Смертельно ранило Сергея Волкова...

27 июня. Шестые сутки непрерывных боев.

Гитлеровцы применяют новые сверхмощные артиллерийские установки "Тор". 540-миллиметровые орудия ведут огонь фугасными снарядами весом 1250 кг, 600-миллиметровые стреляют бетонобойными весом в 2,2 тонны. Фашистские танки вплотную подходят к уцелевшим зданиям, стреляют в упор по окнам и амбразурам. Самолеты сбрасывают тяжелые бомбы. Гитлеровские огнемётчики направляют в подвалы огненные струи. Рушатся двухметровой толщины стены, плавятся кирпичи, металл, стекло. Не хватает боеприпасов, нет продовольствия, мучит жажда. Но оставшиеся в живых продолжают бороться.

Двадцатые числа июля. В разных местах крепости раздаются короткие пулеметные очереди, одиночные винтовочные выстрелы. В кромешной тьме подвалов, в полуразрушенных казематах голодные и израненные, изнывающие от жажды сражаются последние защитники крепости.

При раскопках на стене одного из казематов Брестской крепости была обнаружена надпись: "Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина. 20.VII. 41 г.". Под этой надписью нет подписи. Но она не безымянна. Это от себя и от имени всех.

С мыслью о Родине бились насмерть с врагом советские воины в первый день Великой Отечественной войны и тогда, когда до победного салюта на Красной площади в Москве оставалось всего лишь несколько часов. Сыны и дочери свободных и равноправных народов, они сражались за свободу своего Отечества. Массовый героизм в обороне Брестской крепости проявили русские и украинцы, белорусы и грузины, татары и мордвины, чуваши, армяне и казахи - сыны более 30 наций и народностей.

Сегодня Брестская крепость уносит современника в мир 1941 года. И не красоты ландшафта, а кровь борцов волнует здесь каждого честного человека. Он идет по Цитадели с болью и гневом, готовностью повторить подвиг. Здесь человек убеждается, что мало только любить Родину, надо её и защищать.

 

на предыдущую на следующую

Время суровых испытаний.
Рождение Советской Гвардии

За первые три недели войны фашистские войска захватили Литву, Латвию, часть территории РСФСР, УССР и Белоруссии, создалась угроза выхода противника через Лугу к Ленинграду, подступы к которому были еще недостаточно укреплены и слабо прикрыты войсками.

 

На Западном фронте - витебское, оршанское, могилевское и бобруйское направления - развернувшиеся в первых числах июля сражения проходили в условиях подавляющего превосходства мотобронетанковых сил и авиации противника. Наши войска, утомленные непрерывными боями, отходили на восток, но при этом все время старались нанести врагу максимум потерь и задержать его возможно дольше на оборонительных рубежах.

 

На реке Березине наши войска особенно упорно дрались в районе города Борисова, где сражалось Борисовское танковое училище, руководимое корпусным комиссаром И. 3. Сусайковым. К этому времени туда подошла 1-я Московская мотострелковая дивизия под командованием генерал-майора Я. Г. Крейзера. Московская дивизия была укомплектована по штатам военного времени, хорошо подготовлена и имела на вооружении танки Т-34. Генералу Я. Г. Крейзеру, подчинившему себе Борисовское танковое училище, удалось задержать усиленную 18-ю танковую дивизию противника более чем на двое суток.

 

На Южном фронте с территории Румынии перешли в наступление немецко-румынские войска, нанося главный удар в направлении Могилев-Подольский — Жмеринка, создав угрозу выхода во фланг и тыл 12, 26, 6-й армиям Юго-Западного фронта.

 

За первые 6 суток напряженных боев противнику удалось прорвать оборону войск Южного фронта и продвинуться вперед до 60 километров. Положение Юго-Западного фронта в значительной степени ухудшилось, так как в это же время немецкие войска после нескольких попыток сломили оборону в районе Ровно — Дубно — Кременец и устремились в образовавшийся прорыв.

 

4 июля немецкие войска подошли к Новоград-Волынскому укрепленному району, где их атаки были отбиты с большими для них потерями. Мотобронетанковые силы противника удалось задержать здесь почти на трое суток. Не добившись успеха, противник, перегруппировав свои силы южнее Новоград-Волынского, 7 июля захватил Бердичев и 9 июля — Житомир.

 

Захват Бердичева и Житомира, а также продолжающееся наступление румыно-немецких войск на могилев-подольском направлении усиливали угрозу окружения 12, 26-й и 6-й армий Юго-Западного фронта. Эти армии, отбиваясь от наседавшего противника, медленно отходили на восток.

 

Для ликвидации реальной опасности окружения командование Юго-Западного фронта 9 июля организовало контрудар на Бердичев. К контрудару были привлечены 15, 4-й и 16-й механизированные корпуса. С севера в районе Житомира продолжала свои контратаки 5-я армия.

 

В тот же момент Юго-Западный фронт нанес сильный контрудар во фланг 1-й танковой группе противника со стороны Коростенского укрепленного района.

 

Бои в районе Бердичев — Житомир, начавшиеся 9 июля, продолжались до 16 июля. Неся большие потери и опасаясь удара с севера во фланг своей главной группировки, командование группы немецких армий «Юг» приостановило наступление в районе Житомира. Это обстоятельство позволило командованию Юго-Западного фронта вывести из-под угрозы окружения основные силы 6-й и 12-й армий и значительно укрепить оборону Киева.

 

Таким образом, противнику не удалось окружить войска Юго-Западного фронта. Немцы были вынуждены все время вести фронтальные кровопролитные сражения. Бронетанковые и моторизованные соединения группы Клейста так и не смогли добиться прорыва и выхода на оперативный простор.

 

На Северном фронте, где наступательные действия начались 29 июня, бои имели местное значение и особого влияния на общую стратегическую обстановку не оказывали.

 

Наши военно-морские силы в начале войны также не имели особых столкновений с военно-морскими силами немцев и главным образом отражали авиационные налеты. Однако Балтийский флот оказался в тяжелом положении. Особенно осложнилась обстановка для главной морской базы, где были сосредоточены все основные корабли и материальные запасы Балтийского флота.

 

Таллинская база и город Таллин, вследствие неудачных действий 8-й армии Северо-Западного фронта, оказались слабо прикрытыми с суши. На защиту столицы Эстонии были брошены все силы Краснознаменного Балтийского флота, вооруженные отряды рабочих города. На подступах к Таллину спешно возводились оборонительные рубежи, строились инженерные заграждения, городские объекты подготавливались к обороне.

 

Попытки противника с ходу захватить город и военно-морскую базу отражались героическими действиями 10-го стрелкового корпуса 8-й армии, частями морской пехоты, корабельной артиллерией флота и вооруженными отрядами народного ополчения Таллина.

 

Конец июля и почти весь август продолжалась борьба за Таллин и главную морскую базу флота. В конце августа вследствие истощения наших сил и усиления вражеских войск Ставка Главного Командования приняла решение вывести корабли флота из морской базы в Кронштадт и в Ленинградскую гавань, а Таллин оставить.

 

Боевая авиация флота в боях за таллинский плацдарм принимала активное и непосредственное участие, нанося удары по атакующим соединениям противника.

 

Северный флот в этот период взаимодействовал с войсками Северного фронта и развернул операции подводными силами против немецких транспортов, вывозивших из Петсамо никелевую руду. Черноморский флот обеспечивал главным образом доставку людей и боеприпасов приморским армиям и вел борьбу на коммуникациях противника, препятствуя перевозкам в румынские и болгарские порты.

 

Группа кораблей Черноморского флота совместно с авиацией нанесла удар по базе румынского флота в Констанце. Авиация Черноморского флота систематически бомбила румынские нефтепромыслы и железнодорожные узлы.

 

За три недели после нападения на Советский Союз гитлеровские войска потеряли около 100 тысяч человек, свыше тысячи самолетов, до полутора тысяч танков (50 процентов всех имевшихся в начале войны).

 

Советские Вооруженные Силы, и особенно войска Западного фронта, понесли крупные потери, что серьезно отразилось на последующем ходе событий. Соотношение сил и средств на советско-германском фронте еще более изменилось в пользу врага. Противник добился серьезных успехов, продвинулся в глубь страны на 500—600 километров и овладел важными экономическими районами и стратегическими объектами.

 

В эти тяжелые дни с особой силой проявилось морально-политическое единство советских людей.

 

С первого же момента, нарастая день ото дня, развернулась грандиозная организаторская и политическая деятельностьВКП(б), целиком и полностью посвященная одной цели — поднять все силы народа на отпор врагу.

 

Уже 23 июня были введены в действие те мобилизационные планы, которые были разработаны раньше, в частности по производству боеприпасов. Наркоматы получили указания об увеличении выпуска танков, орудий, самолетов и других видов военной техники. Через неделю правительство отменило ранее действовавший план третьего квартала 1941 года и утвердило мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал, который предусматривал более чем на четверть увеличение выпуска военной техники.

 

События, однако, показали, что этого было мало. Тогда комиссия под председательством Н. А. Вознесенского разработала новый, еще более напряженный военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 года. Опираясь на производственные резервы, заложенные до войны, правительство установило на 1942 год план форсированного развития районов Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. В переводе всего народного хозяйства на военные рельсы эти районы сыграли выдающуюся роль. Большую работу по реорганизации и восстановлению хозяйства на востоке страны проделали областные комитеты партии.

 

Началась перестройка промышленности и транспорта, перераспределение материальных и людских ресурсов, мобилизация сельского хозяйства на нужды войны. Тысячи заводов, только вчера выпускавшие продукцию мирного назначения, сегодня переключались на производство боеприпасов и военной техники.

 

Машиностроительные, станкостроительные заводы срочно перестраивались на производство танков и самолетов, на металлургических заводах принимались меры для организации массового выпуска бронированного листа, снарядных заготовок, высококачественных сталей. Моторы и генераторы к танкам, миноискатели, звукоулавливатели, радиолокационное оборудование должны были теперь поступать и с предприятий радио- и электропромышленности. Авиационный бензин и горючее для танков и кораблей становились главными в продукции нефтеперерабатывающих заводов. Взрыватели для снарядов ставились на конвейер вместо часовых приборов. Разбитые бронепоезда отправлялись в железнодорожные мастерские.

 

Противник захватил важнейшие экономические районы, парализовал мобилизацию в ряде бывших военных округов, миллионы советских людей, огромные материальные ценности остались в тылу врага. Резко упало производство стратегических материалов, чугуна, стали, проката, электроэнергии. Угроза нависла над новыми индустриальными центрами.

 

Необходимо было предпринять что-то чрезвычайное, чтобы поднять с места уцелевшие заводы, передвинуть их на восток, объединить с действующими там предприятиями и, опираясь на эту часть страны, навалиться на врага, остановить его, опрокинуть.

 

Развернулась работа, по масштабам и характеру своему невиданная в истории. 24 июня постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР был создан Совет по эвакуации, председателем которого был назначен Н. М. Шверник, а заместителями — А. Н. Косыгин и М. Г. Первухин. В наркоматах были образованы бюро и комитеты по эвакуации. Более полутора тысяч предприятий, преимущественно крупных, военных, было эвакуировано в кратчайшие сроки — с июля по ноябрь 1941 года — и быстро вновь возвращено к жизни. В то же время непрерывным потоком, днем и ночью на запад и юго-запад двигались эшелоны с войсками и оружием.

 

Весь этот гигантский кругооборот происходил с величайшим напряжением сил, совершался безостановочно, нарастая, подчиняясь руководящей и организующей роли партии.

 

Народная трудовая эпопея по эвакуации и восстановлению производственных мощностей в годы войны, проведенная в связи с этим колоссальная организаторская работа партии по размаху и значению своему для судьбы нашей Родины равны величайшим битвам второй мировой войны.

 

В первые же дни войны по решению Политбюро ЦК ВКП(б) непосредственно на военную работу было направлено более пятидесяти членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), более ста секретарей краевых и областных комитетов партии и ЦК компартий союзных республик, видные и опытные государственные деятели. Партия сразу приняла ряд практических мер по усилению централизованного руководства всеми сторонами жизни страны и боевой деятельности вооруженных сил. Был перестроен аппарат ЦК, распределены функции и обязанности между членами ЦК по руководству важнейшими участками военной, хозяйственной и политической работы.

 

ВКП(б) обладала опытом превращения страны в единый военный лагерь. С учетом всех новых условий этот опыт был взят на вооружение с первых же дней войны, его ленинское начало, ленинские принципы ведения дел, когда над страной нависла смертельная опасность, были положены в основу всей деятельности коммунистов на фронте и в тылу. Народ верил, что партия найдет выход из создавшегося трудного положения и сумеет организовать разгром немецко-фашистских войск.

 

30 июня 1941 года был создан Государственный Комитет Обороны во главе с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) И. В. Сталиным. Это был авторитетный орган руководства обороной страны, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти. Гражданские, партийные, советские организации были обязаны выполнять все постановления и распоряжения ГКО. Для контроля за их исполнением в краях и областях, военно-промышленных наркоматах, на главнейших предприятиях и стройках ГКО имел своих представителей.

 

На заседаниях ГКО, которые проходили в любое время суток, обсуждались и решались важнейшие вопросы того времени. Планы военных действий рассматривались Государственным Комитетом Обороны совместно с Центральным Комитетом партии, народными комиссарами, права которых были значительно расширены. Это позволяло обеспечивать, когда возникала возможность, сосредоточение огромных материальных сил на важнейших направлениях, проводить единую линию в области стратегического руководства и, подкрепляя её организованным тылом, увязывать боевую деятельность войск с усилиями всей страны.

 

Очень часто на заседаниях ГКО вспыхивали острые споры, при этом мнения высказывались определенно и резко. И. В. Сталин внимательно слушал споривших. Сам он был немногословен и многословия других не любил, часто останавливал говоривших репликами «короче», «яснее». Заседания открывал без вводных, вступительных слов. Говорил тихо, свободно, только по существу вопроса. Был лаконичен, формулировал мысли ясно.

 

Если на заседании ГКО к единому мнению не приходили, то создавалась комиссия из представителей крайних сторон, которой и поручалось доложить согласованные предложения. Так бывало, если у И. В. Сталина еще не было своего твердого мнения. Если же И. В. Сталин приходил на заседание с готовым решением, то споры либо не возникали, либо быстро затухали, когда он присоединялся к одной из сторон.

 

Всего за время войны Государственный Комитет Обороны принял около десяти тысяч решений и постановлений военного и хозяйственного характера. Эти постановления и распоряжения строго и энергично исполнялись, вокруг них закипала работа, обеспечившая проведение в жизнь единой партийной линии в руководстве страной в то трудное и тяжелое время.

 

После 22 июня 1941 года на протяжении всей войны И. В. Сталин вместе с Центральным Комитетом ВКП(б) и Советским правительством твердо руководил страной, вооруженной борьбой и международными делами Советского Союза.

 

Неудачи и тяжелые потери, понесенные в начале войны, осложняли ход борьбы. Войска с боями отходили в глубь страны. Государственный Комитет Обороны, Центральный Комитет ВКП(б) и партийные организации на местах принимали необходимые меры, чтобы разъяснить народу вынужденные обстоятельства временного отступления.

 

Несмотря на всю сложность обстановки, партийные организации и советские органы Украины, Белоруссии и прибалтийских республик развернули успешную работу по мобилизации советских людей на активную борьбу с врагом. Для этой цели на временно оставляемой территории создавались массовые подпольные партийные и комсомольские организации, формировались основные кадры партизанских отрядов, в которые вливались красноармейцы, командиры и политработники частей, вышедших из окружения.

 

В те дни у советского командования не было иного выхода, кроме как перейти к обороне на всем стратегическом фронте. Ни сил, ни средств, для ведения наступательных, особенно крупных операций не имелось. Нужно было создать большие стратегические резервы войск, хорошо вооружить их, чтобы превосходящей силой вырвать инициативу у противника и перейти к наступательным действиям, начать изгнание вражеских сил из Советского Союза. Все это было сделано, но позже.

 

К стратегической обороне наши войска переходили в процессе вынужденного отхода. Действовать пришлось в невыгодных оперативно-тактических группировках, при недостатке сил и средств для глубокого построения обороны, и особенно ее костяка — противотанковой обороны.

 

Нельзя не упомянуть о слабости зенитных средств нашей противовоздушной обороны и отсутствии надлежащего авиационного прикрытия с воздуха. Господство в воздухе в начальном периоде войны было на стороне противника, что значительно подрывало устойчивость нашей армии.

 

И все же, несмотря на ряд ошибок и порой недостаточную сопротивляемость самих войск, стратегическая оборона была в основном организована.

 

Главнейшими целями нашей стратегической обороны в тот момент были:

 

- задержать фашистские войска на оборонительных рубежах возможно дольше, с тем, чтобы выиграть максимум времени для подтягивания сил из глубины страны и создания новых резервов, переброски их и развертывания на важнейших направлениях;

 

- нанести врагу максимум потерь, измотать и обескровить его и этим несколько уравновесить соотношение сил;

 

- обеспечить мероприятия, проводимые партией и правительством по эвакуации населения и промышленных объектов в глубь страны, выиграть время для перестройки промышленности на нужды войны;

 

- собрать максимум сил и перейти в контрнаступление, с тем, чтобы сорвать гитлеровский план войны в целом.

 

Ведя стратегическую оборону, наши войска не только отбивались от врага на суше, в воздухе и на море, но и, самое важное, в ряде случаев наносили существенные контрудары по противнику. Везде, где только можно было, наши войска и партизаны своими мужественными действиями наносили фашистским захватчикам громаднейший урон.

 

На пятый день войны по решению Центрального Комитета партии началась мобилизация коммунистов и комсомольцев на фронт, в том числе в качестве политбойцов. Они должны были стать опорой армейских партийных организаций.

 

Накануне войны в Красной Армии и Военно-Морском Флоте было более 650 тысяч коммунистов, треть всего личного состава армии составляли комсомольцы. Только за первые шесть месяцев войны на фронт пришло более 1 миллиона 100 тысяч коммунистов.

 

В иностранной политической литературе даются определения коммунистов, партийных работников как какой-то «элиты», привилегированного слоя нашего общества. У большевистской «элиты» была одна привилегия – первым подняться в атаку.

 

Своим великолепным оптимизмом политбойцы возвращали уверенность людям, начинавшим терять присутствие духа.

 

3 июля в своем выступлении по радио И. В. Сталин от имени Центрального Комитета партии объяснил сложившуюся на фронтах обстановку и призвал советский народ незамедлительно перестроить всю жизнедеятельность и экономику страны соответственно требованиям войны с сильным, коварным и жестоким врагом. И. В. Сталин призвал партию и народ подняться на священную борьбу с врагом, покончить с беспечностью и резко повысить бдительность.

 

В основе этой памятной речи И. В. Сталина лежала директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, которую получили все партийные и советские организации прифронтовых областей.

 

В этом документе-воззвании излагались основные задачи советского народа и его вооруженных сил в Великой Отечественной войне.

 

Речь И. В. Сталина, директива партии и правительства, обращенные к народу, звучали как могучий тревожный набат, в котором слышались отзвуки знаменитого ленинского призыва: «Социалистическое Отечество в опасности!».

 

Лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!» партия повернула каждого советского человека лицом к опасности. Вокруг этого призыва объединились люди самых различных взглядов и привычек, военные и сугубо штатские, мужчины и женщины, без различия возраста и происхождения.

 

Во имя высшей патриотической цели — защиты своего Социалистического Отечества поднялся во весь рост великий русский народ, все национальности нашей страны, многократно умножив своим единым духовным порывом материальную силу и мощь оружия.

 

С целью усиления партийно-политической работы и укрепления влияния партии в вооруженных силах по решению Центрального Комитета партии в июле была проведена перестройка органов политической пропаганды в армии и введен институт военных комиссаров.

 

Интересам фронта с первых же дней войны была подчинена деятельность всех советских общественных организаций. По рекомендации Центрального Комитета партии ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ разработали многие практические меры по оказанию всесторонней помощи фронту, укреплению трудовой дисциплины и повышению производительности труда в тылу, усилению заботы о раненых бойцах и семьях военнослужащих, по подготовке боевых резервов, активному участию трудящихся в организации местной противовоздушной обороны.

 

На фронте и в тылу юноши и девушки показывали пример советского патриотизма и постоянной готовности к самопожертвованию во имя Родины.

 

Значительные потери в войсках и материальной части вызвали необходимость провести ряд организационных мер, чтобы укрепить управление войсками и боеспособность частей и соединений. Временно была расформирована корпусная система управления, а ее освободившиеся кадры и средства связи были использованы для укрепления армейского и дивизионного звена. В армии вместо девяти-двенадцати дивизий было решено иметь шесть дивизий. Высшим тактическим соединением вместо корпуса стала дивизия. Вдвое была сокращена численность самолетов в полках и дивизиях ВВС. Широким фронтом развернулось формирование резервов Верховного Главнокомандования.

 

Государственный Комитет Обороны и Центральный Комитет партии потребовали от военного командования и политического управления принять все меры к укреплению дисциплины в войсках. С этой целью начальником политуправления и наркомом обороны был издан ряд директив.

 

В июле обстановка на всех направлениях стала еще сложнее. Несмотря на ввод в сражения большого количества соединений, прибывших из внутренних округов, не удалось создать устойчивый фронт стратегической обороны. Противник, хотя и нес большие потери, по-прежнему на решающих направлениях имел трех-четырехкратное превосходство, не говоря уже о танках.

 

Железнодорожные перевозки наших войск по ряду причин осуществлялись с перебоями. Прибывающие войска зачастую вводились в дело без полного сосредоточения, что отрицательно сказывалось на политико-моральном состоянии частей и их боевой устойчивости.

 

Слабость оперативно-тактической обороны Красной Армии состояла главным образом в том, что из-за отсутствия сил и средств нельзя было создать ее глубокое эшелонирование. Оборона частей и соединений, по существу, носила линейный характер. Из-за отсутствия быстроходных и вездеходных тягачей войска не имели возможности широко маневрировать артиллерией, чтобы в нужный момент оказать помощь в отражении танковых атак противника. Во фронтах и армиях осталось очень мало танковых частей и соединений. В таких условиях развернулось ожесточенное сражение за Смоленск.

 

Обороняли смоленское направление с северо-запада 22-я армия, уступом за ее левым флангом — 19-я армия, на участке от Витебска до Орши занимала оборону 20-я армия, южнее по левому берегу Днепра до Рогачева действовала 13-я армия. В районе Смоленска в резерв фронта сосредоточивалась 16-я армия. На южном крыле Западного фронта действовала 21-я армия.

 

Замысел противника состоял в том, чтобы рассечь наш Западный фронт мощными ударными группировками, окружить основную группу войск в районе Смоленска и открыть путь на Москву.

 

У стен древнего русского города, некогда вставшего грозной преградой на пути наполеоновских войск к Москве, вновь развернулось ожесточенное сражение. Оно длилось два месяца.

 

Против войск Западного фронта в первом эшелоне начали наступление 2-я и 3-я танковые группы армий «Центр». 2-я танковая группа из района Шклова главный удар наносила в обход Смоленска с юго-запада, а ее 24-й моторизованный корпус — из района Быхова на Кричев и Ельню. 3-я танковая группа во взаимодействии с 5-м и 6-м армейскими корпусами наносила удар в обход Смоленска с северо-запада. Противник имел значительное превосходство.

 

Уже в начале наступления ему удалось осуществить глубокие прорывы в районах Полоцка, Витебска, севернее и южнее Могилева. Наши войска правого крыла Западного фронта вынуждены были отступить к Невелю.

 

Четыре пехотные дивизии, танковая дивизия, полк «Великая Германия» и другие немецкие части наступали на Могилев. Соединения 13-й армии, упорно оборонявшие Могилев, были окружены.

 

Круговую оборону города держал 61-й корпус генерала Ф. А. Бакунина. Около 45 тысяч жителей Могилева вышли на строительство оборонительных сооружений. Две недели отбивали атаки врага защитники города. Совместно с правофланговыми дивизиями 21-й армии, проводившими контратаки в направлении Могилева с юга, они сковывали часть сил 46, 24-го моторизованных корпусов 2-й немецкой танковой группы и нанесли им значительный урон.

 

В то время, когда противник вел наступление к востоку от Днепра, части 21-й армии форсировали 13 июля Днепр, освободили Рогачев и Жлобин и с боями двинулись в северо-западном направлении на Бобруйск. Главный удар осуществлял 63-й стрелковый корпус. Этим контрударом войска 21-й армии сковали 8 немецких дивизий.

 

Упорная оборона 13-й армии в районе Могилева, наступательные действия 21-й армии под Бобруйском значительно затормозили продвижение врага на рославльском направлении. Немецкому командованию группы армий «Центр» пришлось перебросить в район действий 21-й армии несколько дивизий с других участков.

 

В центре фронта продолжались упорные бои с рвавшейся к Смоленску главной группировкой противника. Части 20-й армии, непрерывно атакуя врага и обороняясь на широком фронте, все же не смогли сдержать натиск 9-й немецкой армии. Танковые соединения противника обошли нашу армию и ворвались в Смоленск.

 

Однако бои в районе Смоленска не только не затихли, а, наоборот, разгорелись с новой силой. Ставка срочно создала новый фронт обороны, развернув его в тылу Западного фронта.

 

Еще 14 июля, в период боев на подступах к Смоленску, был организован новый фронт резервных армий в составе 29, 30, 24, 28, 31-й и 32-й армий, из которого большинство войск было передано потом в состав Западного фронта. Армии фронта развертывались на рубеже Старая Русса — Осташков — Белый — Ельня — Брянск. С целью прикрытия Москвы на дальних подступах к ней,18 июля было принято решение создать новый фронт можайской линии обороны, куда предполагалось включить формируемые 32, 33, 34-ю армии.

 

Для ликвидации создавшегося крайне опасного положения Ставка решила передать командующему Западным фронтом маршалу С. К. Тимошенко 20 стрелковых дивизий из армий Резервного фронта. Эти дивизии вошли в состав пяти армейских групп, которыми командовали генерал-майор К. К. Рокоссовский, генерал-майор В. А. Хоменко, генерал-лейтенант С. А. Калинин, генерал-лейтенант В. Я. Качалов, генерал-лейтенант И. И. Масленников.

 

Маршал С. К. Тимошенко по указанию Ставки поставил этим группам задачу — нанести контрудары из района Белый — Ярцево — Рославль, в общем направлении на Смоленск, ликвидировать прорвавшиеся войска противника и соединиться с основными силами войск фронта, упорно дравшимися в окружении в районе Смоленска.

 

Во второй половине июля бои в районе Смоленска и восточнее его приобрели еще более ожесточенный характер. На всем фронте враг наталкивался на активное противодействие частей Красной Армии.

 

23 июля начали наступление войска 28-й армейской группы из района Рославля, а 24 и 25 июля — группы войск 30-й и 24-й армий из района Белый — Ярцево. В обход Смоленска, с севера и юга, двинулись войска 16-й и 20-й армий. Противник сразу же подтянул в район Смоленска дополнительные силы и пытался здесь разгромить окруженные войска 16-й и 20-й армий Западного фронта. Сражение носило крайне ожесточенный характер.

 

При помощи войск группы К. К. Рокоссовского, в составе которой были и танковые части, большинству частей 16-й и 20-й армий удалось вырваться из окружения южнее Ярцева и выйти на восточный берег Днепра, где они соединились с главными силами фронта и перешли к обороне.

 

46-й мотокорпус противника захватил Ельню и пытался развить удар на Дорогобуж, но был остановлен 24-й армией Резервного фронта.

 

Для обороны гомельского направления Ставка образовала Центральный фронт, включив в него 4, 13-ю и 21-ю армии Западного фронта, сражавшиеся на рубеже Сеща — Пропойск и далее на юг по реке Днепр.

 

Смоленское сражение занимает важное место в операциях лета 1941 года. Хотя разгромить противника, как это планировала Ставка, не удалось, но его ударные группировки были сильно измотаны. По признанию немецких генералов, в Смоленском сражении гитлеровцы потеряли 250 тысяч солдат и офицеров. 30 июля гитлеровское командование отдало приказ группе армий «Центр» перейти к обороне. Советские войска закрепились на рубеже Великие Луки — Ярцево — Кричев — Жлобин.

 

В ходе Смоленского сражения войска Красной Армии, жители города и его окрестностей проявили величайшую стойкость. Ожесточённейшая борьба шла за каждый дом и улицу, за каждый населенный пункт. Задержка вражеского наступления на главном направлении явилась крупным стратегическим успехом. В результате его было выиграно время для подготовки стратегических резервов и проведения оборонительных мероприятий на московском направлении. Под Смоленском родилась Советская Гвардия. Здесь 14 июля 1941 года, в боях под Оршей, батарея капитана И. А. Флерова впервые применила установки реактивных минометов — легендарные «катюши».

 

Гитлеровское военно-политическое руководство, командование и сами немецкие войска убедились в мужестве и массовом героизме советских солдат. Теперь они знали: чем дальше война продвигается в глубь страны, тем труднее она становится для них.

 

На западном направлении после тяжелейших сражений в районе Смоленска бои временно стихли. Обе стороны приводили войска в порядок и готовились к грядущим событиям. Сражения не прекращались только в районе Ельни. Ельнинский выступ, захваченный немецкими войсками, был очень выгодным исходным плацдармом для удара на Москву. Немцы стремились удержать его во что бы то ни стало.

 

На ленинградском направлении противник продолжал наступательные действия. Но, несмотря на успехи, ему не удалось с ходу прорваться через оборону советских войск и выйти на ближние подступы к Ленинграду.

 

В период Смоленского сражения группа немецких армий «Север» пыталась подойти к Ленинграду через Лугу. 12 июля 41-й моторизованный корпус врага прошел вдоль Ленинградского шоссе к Луге, но был остановлен. Однако, нащупав слабое место в обороне в районе Кингисепп — Ивановское, войска 4-й танковой группы противника быстро перегруппировались из района Луги и прорвали нашу оборону, но были остановлены подошедшими резервами.

 

Другая группа войск противника, пытавшаяся выйти к Новгороду и далее на Чудово, встретила упорное сопротивление и успеха здесь не достигла. Наступавший моторизованный корпус противника был атакован частями 11-й армии в районе Сольцы. Контрудар 11-й армии был хорошо организован. Его поддержала авиация. Противник начал поспешный отход. Преследуя вражеские войска, части 11-й армии нанесли им большие потери. Если бы не помощь подоспевшей 16-й немецкой армии, 56-й мехкорпус Манштейна был бы уничтожен. С подходом дополнительных сил противника 11-й и 27-й армиям Северо-Западного фронта пришлось отойти на рубеж Старая Русса — Холм.

 

Группа армий «Север», наступавшая в составе двух армий и одной танковой группы, встретив упорное сопротивление на Лужском укрепленном рубеже, в районе Дно, на рубеже Старая Русса — Холм, а также в районе Кингисепп — Сиверский, понесла большие потери и без дополнительного усиления уже не могла наступать на Ленинград.

 

Итоги Смоленского сражения, возросшая активность и сила сопротивления войск Северного, Северо-Западного фронтов, Балтийского флота и авиации проделали серьезную брешь в плане «Барбаросса».

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Битва за Москву

БИТВА ЗА МОСКВУ

Стратегическое положение Красной Армии к первой военной осени оставалось крайне напряженным. Гитлеровские войска еще не утратили полностью своих преимуществ. Несмотря на огромные потери, которые с начала агрессии составили к концу сентября 1941 года более 530 тыс. человек, они продолжали продвигаться на восток. Фашистская армия по-прежнему владела стратегической инициативой, имела превосходство в силах и средствах, удерживала господство в воздухе. На северо-западе советские войска не смогли предотвратить прорыв фашистов к городу Ленина. Началась ленинградская блокада.

К осени на Центральном направлении обозначилась некоторая стабилизация. Это произошло только после того, как наши войска Красной Армии беспримерной стойкостью в обороне и решительными контрударами нанесли крайне чувствительный удар войскам группы армий «Центр» и сорвали их первую попытку с ходу прорваться к Москве. Переход врага здесь от наступления к обороне носил сугубо вынужденный и временный характер. Центр развернувшейся борьбы продолжал оставаться на Западном стратегическом направлении, и именно здесь, на московском направлении, гитлеровцы намеревались быстро решить судьбу войны в свою пользу. Военное и политическое руководство нацистской Германии не без основания полагало, что, пока Москва остается вдохновляющим и организующим центром борьбы, победа над Советским Союзом невозможна.

Гитлеровское руководство начало планомерную подготовку наступления на советскую столицу. План этот являлся составной частью большого осеннего наступления гитлеровцев на восточном фронте. Общая его цель заключалась в том, чтобы решительными ударами на всех трех стратегических направлениях добиться разгрома оборонявшихся войск Красной Армии и завершить войну до зимы. Главный удар, как и летом, решено было нанести на московском направлении; одновременно продолжались наступательные операции по захвату Ленинграда и Ростова-на-Дону.

Генеральный штаб, к сожалению, точно не предугадал замысла действий противника на московском направлении. Гитлеровское военное руководство планировало прорвать оборону советских войск ударами трех мощных танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки, окружить под Вязьмой и Брянском основные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов, после чего без всякой паузы пехотными соединениями наступать на Москву с запада, а танковыми и моторизованными частями нанести удар в обход города с севера и юга. На совещании в штабе группы армий «Центр» осенью 1941 года Гитлер говорил, что Москва в ходе этой операции должна быть окружена так, чтобы «ни один русский солдат, ни один житель — будь то мужчина, женщина или ребенок — не мог ее покинуть. Всякую попытку выхода подавлять силой». 6 сентября 1941 года Гитлер подписал директиву № 35 на проведение этой операции. Для ее осуществления немецкое командование стянуло на московское направление свои лучшие силы. Группа армий «Центр» была пополнена 4-й танковой группой, двумя танковыми, двумя моторизованными дивизиями и двумя танковыми соединениями. Сюда же были возвращены с юга 2-я армия и 2-я танковая группа, а также брошены большое количество маршевого пополнения, боевой техники и 8-й авиационный корпус. Численность пехотных дивизий группы армий «Центр» к концу сентября была доведена до 15 тыс. в каждой. Против трех наших фронтов — Западного, Резервного и Брянского — враг сосредоточил 74,5 дивизии численностью более миллиона человек, 1700 танков и штурмовых орудий, свыше 14 тыс. орудий и минометов, 950 боевых самолетов.

Дав этой операции кодовое наименование «Тайфун», фашистское командование не сомневалось в том, что выделенные для нее столь значительные силы, детально разработанный план «генерального наступления» на Москву и тщательная подготовка войск обеспечат им успех. Подводя итог всем приготовлениям к генеральному наступлению на восточном фронте, Гитлер в обращении к войскам заявил: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена... сегодня начинается последняя, решающая битва этого года...».

Центральный Комитет партии и Советское правительство принимали все меры к тому, чтобы отразить вражеский удар по столице. Но наши войска, действовавшие на московском направлении, количественно значительно уступали врагу. Здесь в составе Западного, Резервного и Брянского фронтов находилось к тому времени около 1250 тыс. человек, 7600 орудий и минометов, 990 танков и 677 самолетов. Отсутствие в распоряжении Ставки готовых стратегических резервов не позволило советскому командованию предпринять более решительные шаги. Принимались также неотложные меры к созданию в тылу войск Западного фронта дополнительных оборонительных полос и рубежей. Были осуществлены меры и по отражению авиационных ударов противника. Усилия ГКО направлялись не только на создание глубоко эшелонированной обороны и надежного прикрытия Москвы с воздуха, но и на то, чтобы ускорить формирование и подготовку стратегических резервов. Наряду с завершением формирования армий, включенных в состав Резервного фронта, создавались новые войсковые части и соединения на Урале, в Средней Азии, Поволжье и на юге страны. Организации прочной обороны на Западном направлении Ставка уделяла первостепенное внимание. Здесь советское командование сосредоточило главные силы. Однако количественное и техническое превосходство врага было все еще очень значительным.

30 сентября — 2 октября гитлеровцы нанесли сильные удары по советским войскам, прикрывавшим московское направление. Все три наших фронта вступили в тяжелое, кровопролитное сражение. Началась великая Московская битва. Противнику удалось прорвать оборону советских войск и окружить наши 19, 20, 24 и 32-ю армии в районе Вязьмы. На рубеж Осташков, Сычёвка были оттеснены 22, 29 и 31-я армии. Советские войска, оказавшиеся в окружении, ожесточенно сопротивлялись.

Бессмертной славой покрыли себя наши войска, сражавшиеся в районе Вязьмы. Оказавшись в окружении, они своей упорной героической борьбой сковали до 28 вражеских дивизий. В тот необычайно тяжелый для нас момент их борьба в окружении имела исключительное значение, так как давала нашему командованию возможность, выиграв некоторое время, принять срочные меры по организации обороны на можайском рубеже. Сюда срочно перебрасывались силы с других фронтов и из глубины страны - 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артполков и другие части. К середине октября в 16, 5, 43 и 49-й армиях, прикрывавших основные направления на Москву, насчитывалось уже 90 тыс. человек. Одновременно на Западный фронт перебрасывались три стрелковые и две танковые дивизии с Дальнего Востока.

Крайне неудачно сложилась обстановка на участке Брянского фронта. 30 сентября 2-я танковая группа врага из района Шостка, Глухов, нанесла сильный удар на Севск в тыл войскам 13-й армии. 2-я немецкая армия, прорвав оборону 50-й армии, двигалась на Брянск и в тыл 3-й армии. Войска фронта оказались в тяжелом положении. Управление войсками было потеряно. Связь Ставки с командованием фронта временно нарушилась, и Ставка вынуждена была, не имея ясного представления о событиях, происходящих в районе Брянска, взять управление некоторыми армиями фронта непосредственно на себя.

3 октября моторизованные соединения 2-й танковой группы фашистов ворвались в Орел и попытались развить наступление вдоль шоссе Орел — Тула. Для прикрытия орловско-тульского направления Ставка в спешном порядке выдвинула из своего резерва 1-й гвардейский стрелковый корпус, усилив его двумя танковыми бригадами, авиационной группой, полком РС и несколькими другими специальными частями. Командование этим корпусом было возложено на заместителя начальника Главного автобронетанкового управления генерал- майора Д. Д. Лелюшенко. Корпусу было приказано не позднее 5 октября сосредоточиться в районе Мценска, Отрады, Черни. А к 6 октября полоса обороны Брянского фронта была прорвана в трех местах. Начался отход его войск в крайне трудных условиях.

В ночь на 5 октября ГКО принял решение о защите Москвы. Главным рубежом обороны для советских войск стала Можайская линия. Сюда направлялись все возможные силы и средства. ЦК партии и Советское правительство мобилизовывали усилия партии и государства на быстрое создание крупных стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и скорейший ввод в дело. Для помощи командованию Западного и Резервного фронтов и для выработки вместе с ними конкретных, скорых и действенных мер по защите Москвы ГКО направил в район Гжатска и Можайска своих представителей — К. Е. Ворошилова и В. М. Молотова.

Ставка энергично наращивала силы Западного фронта. В его состав, наряду со многими другими, были переданы и войска, находившиеся на Можайской линии. К 13 октября на калининском направлении вели ожесточенные бои 29, 31 и 30-я армии; на волоколамском оборонялась воссозданная 16-я армия под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского; на можайском направлении стояла 5-я армия под командованием Л.А. Говорова, созданная 11 октября на основе войск можайского боевого участка и резервных дивизий Ставки. На наро-фоминском направлении действовала 33-я армия генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. На малоярославецком — сражалась 43-я армия генерал-майора К. Д. Голубева, на калужском — 49-я генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина.

14 октября враг, возобновив наступление, ворвался в Калинин. 17 октября Ставка создала новый, Калининский фронт под командованием генерал-полковника И. С. Конева. В его состав вошли действовавшие на этом направлении 22, 29, 30 и 31-я армии правого крыла Западного фронта, а также 183, 185 и 246-я стрелковые дивизии, 46-я и 54-я кавалерийские дивизии, 46-й мотоциклетный полк и 8-я танковая бригада Северо-Западного фронта. Упорной обороной войска Калининского фронта остановили наступающего врага и заняли выгодное оперативное положение по отношению к его северной ударной группировке на московском направлении.

Гитлеровцы продолжали рваться к Москве. На всех основных направлениях к столице разгорелись ожесточенные бои. Опасность неизмеримо возросла. В связи с приближением линии фронта непосредственно к городу ГКО принял и осуществил в те грозные дни решение об эвакуации из Москвы некоторых правительственных учреждений, дипломатического корпуса, крупных оборонных заводов, а также научных и культурных учреждений столицы. В Москве оставались Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и минимально необходимый для оперативного руководства страной и Вооруженными Силами партийный, правительственный и военный аппарат.

С каждым часом нарастало напряжение. Участились бомбежки. Однако ЦК ВКП(б) и Советское правительство продолжали наращивать силы для защиты Москвы.

19 октября ГКО постановил ввести с 20 октября в Москве и прилегающих к ней районах осадное положение. Жители Москвы сутками не выходили с заводов, не покидали строительство оборонительных рубежей. Усиленный выпуск военной продукции, форсированное строительство оборонительных рубежей, дополнительные формирования соединений и частей народного ополчения, коммунистических и рабочих батальонов — все это явилось неоценимым вкладом москвичей в дело защиты города.

К концу октября советские воины остановили врага на рубеже Волжского водохранилища, восточнее Волоколамска и далее по линии рек Нара и Ока, а на юго-западных подступах к Москве — в районе Тулы, где 50-ю армию стойко поддерживали отряды тульских рабочих.

В ходе октябрьских оборонительных боёв Красная Армия понесла серьезные потери. Враг продвинулся вперед почти на 250 км. Однако достичь целей, поставленных планом «Тайфун», ему не удалось. Стойкость и мужество защитников советской столицы, помощь тружеников тыла остановила фашистских захватчиков. Группа армий «Центр» была вынуждена прекратить наступление. В этом — главный итог октябрьского периода Московской битвы, очень важного и ответственного во всем сражении за Москву. Советские воины выстояли, сдержали натиск превосходившего численностью и вооружением врага. Большую роль в этом сыграла твердость руководства со стороны Центрального Комитета ВКП(б) и ГКО во главе с И. В. Сталиным. Они осуществляли неустанную деятельность по мобилизации и использованию сил страны.

Огромное значение, имели для москвичей, для советского народа и Вооруженных Сил состоявшееся 6 ноября торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся совместно с партийными и общественными организациями столицы, посвященное 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, а 7 ноября — традиционный парад войск на Красной площади.

Доклад на торжественном заседании и выступление на Красной площади Сталина явились выражением спокойствия советских руководителей за судьбу советской столицы.

Призывы партии большевиков, прозвучавшие в выступлениях И.В. Сталина, — отдать все силы для защиты Родины и победы над врагом, сам парад, вызвали могучий патриотический подъем в стране, вдохновили наших людей на новые героические подвиги на фронте и в тылу, укрепили уверенность в неизбежном переломе в ходе войны, в победе над фашистами.

Выигранное время было использовано советским командованием для дальнейшего усиления войск Западного направления и укрепления оборонительных рубежей. Крупным мероприятием явилось завершение подготовки очередных и внеочередных резервных формирований. На рубеже Вытегра, Рыбинск, Горький, Саратов, Сталинград, Астрахань создавался новый стратегический эшелон для Красной Армии. Здесь, на основании решения ГКО, принятого еще 5 октября, формировалось десять резервных армий. Создание их на протяжении всей Московской битвы было одной из основных и повседневных забот ЦК ВКП(б), ГКО и Ставки. В исходе Московской битвы решающее значение имело то, что партия и советский народ своевременно сформировали, вооружили, обучили и перебросили под столицу новые армии.

Гитлеровское командование также готовило свои войска к возобновлению наступления. В течение первой половины ноября оно создало две мощные ударные группировки, которые 15—18 ноября перешли в наступление, стремясь обойти Москву с севера, через Клин и Солнечногорск, и с юга, через Тулу и Каширу. Тяжелые оборонительные бои продолжались всю вторую половину ноября. К концу ноября фашистским войскам удалось северо-западнее столицы продвинуться к каналу Москва — Волга и форсировать его у Яхромы, а на юго-востоке достичь района Каширы. Дальше враг не прошел. Утратив свои наступательные возможности, обескровленные и измотанные активной обороной советских войск, соединения группы армий «Центр» в первых числах декабря всюду вынуждены были перейти к обороне: 3 декабря — войска 4-й немецкой армии, 5 декабря — войска 3-й и 4-й танковых групп, а также 2-й танковой армии. Этим завершился наиболее трудный оборонительный период битвы под Москвой.

В течение 20-дневного второго наступления на Москву фашисты потеряли более 155 тыс. убитыми и ранеными, около 800 танков, не менее 300 орудий и большое количество самолетов.

К началу декабря изменилось соотношение сил воюющих сторон. В составе нашей действующей армии было около 4,2 млн. человек, до 22,6 тыс. орудий и минометов, 583 установки реактивной артиллерии, 1954 танка и 2238 боевых самолетов. (Правда, почти две трети наших танков и до половины самолетов были еще старых типов.) Вражеская армия (без ВМФ), включая союзников Германии, имела в то время около 4 млн. человек, 26,8 тыс. орудий и минометов, 1940 танков и штурмовых орудий и 3280 боевых самолетов. Но гораздо важнее было то, что в начале декабря советское Верховное Главнокомандование располагало крупными стратегическими резервами, которые Ставка могла использовать для усиления действующей армии. Наличные же резервы врага на советско-германском фронте были, в основном, израсходованы. Имелись, однако, и обстоятельства, которые осложнили обстановку: блокада Ленинграда, наметившийся прорыв врага на Кавказ из Крыма, непосредственная близость линии фронта к Москве. Перед Красной Армией стояла задача не только ликвидировать угрозу Ленинграду, Москве и Кавказу, но и вырвать стратегическую инициативу из рук врага, создав перелом в ходе войны.

В конце ноября — начале декабря в район Москвы прибыли 1-я ударная и 20-я армии, начали подходить 10, 26 и 61-я резервные армии. Они выдвигались на фланги Западного фронта и на стык его с Юго-Западным фронтом. Часть сил этих армий приняла участие в нанесении контрударов севернее Москвы. На Западный фронт прибыли также соединения из других резервных армий и военных округов. Пополнялись и войска Калининского фронта. Значительное усиление войск Западного направления, хотя оно и не создавало общего превосходства над группой армий «Центр», явилось одним из важных условий для перехода в контрнаступление. В начале декабря 1941 года группа армий «Центр» вместе с военно-воздушными силами имела под Москвой 1 708 тыс. человек, около 13500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов, а советские войска к началу контрнаступления — 1 100 тыс. человек, 7652 орудия и миномета, 774 танка и 1000 самолетов.

Сама идея контрнаступления под Москвой возникла в Ставке Верховного Главнокомандования еще в начале ноября, после того как первая попытка противника прорваться к столице была сорвана. Но от нее пришлось тогда отказаться вследствие нового фашистского натиска, для отражения которого потребовались имевшиеся у нас резервы. Лишь в конце ноября, когда противник исчерпал свои наступательные возможности, его ударные группировки оказались растянутыми на широком фронте и он не успел закрепиться на достигнутых рубежах, Ставка возвратилась к идее контрнаступления. Уверенность в успешности контрнаступления под Москвой у ГКО и Ставки была настолько велика, что 15 декабря, то есть через десять дней после его начала, было принято решение о возвращении в Москву аппарата ЦК и некоторых государственных учреждений.

Проведение контрнаступления под Москвой в значительной мере облегчили успешные наступательные действия, предпринятые в ноябре и декабре на тихвинском и ростовском направлениях. Разгром вражеских группировок под Тихвином и Ростовом, хотя он и потребовал от Верховного Главнокомандования посылки туда части резервных сил, позволил решить не только эти локальные задачи, но и сковать противника на Северо-Западном и Южном направлениях. Тем самым фашисты были лишены возможности перебросить войска с этих направлений на усиление своей центральной группировки.

Замысел контрнаступления на Центральном направлении сводился к тому, чтобы ударами войск Западного фронта во взаимодействии с левым крылом Калининского и правым Юго-Западного фронтов разгромить ударные группировки врага, стремившиеся охватить Москву с севера и юга. Основную роль в этом историческом контрнаступлении должен был сыграть, и сыграл в действительности, Западный фронт.

Начало наступления Ставка ВГК определила 5 – 6 декабря.

После ударов авиации и артиллерийской подготовки выполнение плана контрнаступления началось войсками Калининского фронта 5 декабря, а войсками ударных группировок Западного и Юго-Западного фронтов — 6 декабря. Неожиданный удар советских войск произвел ошеломляющее впечатление на фашистское командование. 8 декабря Гитлер подписал директиву № 39, предусматривавшую общий переход немецких войск на всем восточном фронте к стратегической обороне. Это полностью подтвердило правильность выбранного Ставкой момента перехода в контрнаступление.

В ходе контрнаступления под Москвой выявился ряд крупных недостатков как в управлении войсками, так и в их действиях. В течение первых десяти дней правое крыло Западного фронта, ведя упорные бои за вражеские узлы сопротивления и опорные пункты, продвигалось медленнее, чем было запланировано. Выявленные в ходе боёв недостатки анализировались и немедленно принимались меры по их устранению. Приобретая в боях опыт, советские войска начали действовать более успешно. Существенную помощь оказывали войскам Западного направления другие фронты. Было отбито второе наступление на Севастополь. Продолжала отступать тихвинская группировка фашистов. Успешно была проведена Керченско-Феодосийская десантная операция, в результате которой в Восточном Крыму был захвачен крупный плацдарм.

К началу января 1942 года войска Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов вышли на рубеж Селижарово, Ржев, Волоколамск, Руза, Мосальск, Белев, Мценск, Новосиль, где их контрнаступление и завершилось. Это была первая в Великую Отечественную крупная наступательная операция стратегического значения, в итоге которой ударные группировки врага под Москвой были разгромлены и отброшены к западу на 100, а в ряде мест и до 250 км. Непосредственная угроза Москве и всему Московскому промышленному району была ликвидирована, и контрнаступление под Москвой переросло в общее наступление советских войск на Западном направлении.

Финал великой битвы под советской столицей имел исключительное морально-политическое значение. Гитлеровская Германия в своей агрессивной политике до этого момента не знала неудач. Фашистские войска захватывали одну страну за другой, овладели чуть ли не всей Западной Европой. Немецкая армия в глазах значительной части человечества была окружена ореолом непобедимости. Под Москвой «непобедимые» немецкие войска впервые были разбиты, и не просто разбиты, а разгромлены. В сражении под Москвой фашисты потеряли более 500 тыс. человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 тыс. машин и много другой техники. Таких потерь фашистская армия еще не знала.

Гитлеровские оккупанты были полностью изгнаны из Московской, Тульской, Рязанской, частично — Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской, Курской, Сталинской, Харьковской областей, с Керченского полуострова. Значение этих побед состояло в том, что советские войска вырвали стратегическую инициативу из рук противника, не позволив ему достичь ни одной из стратегических целей, предусмотренных планом «Барбаросса». Под воздействием сокрушительных ударов план «Барбаросса» рухнул, а его основа — теория «молниеносной войны» — потерпела полный крах, заставив фашистское руководство перейти к ведению стратегии затяжной войны. В ходе зимнего наступления советские войска разгромили до 50 дивизий врага, нанеся особенно серьезное поражение основной группировке вражеских войск — группе армий «Центр». И только в результате резкого ослабления своих сил в Европе, где в то время не велось активных действий против Германии, фашистам удалось спасти свои войска на советско-германском фронте от полной катастрофы.

Красная Армия в битве под Москвой впервые за шесть месяцев войны нанесла крупнейшее поражение главной группировке гитлеровских войск. До этого Советские Вооруженные Силы уже осуществили ряд серьезных операций, замедливших продвижение вермахта на всех трех главных направлениях его ударов. Тем не менее, они по своим масштабам и результатам уступают великой битве у стен советской столицы.

Умелое ведение оборонительных сражений, удачное осуществление контрударов и быстрый переход в контрнаступление обогатили советское военное искусство, показали возросшую стратегическую и оперативно-тактическую зрелость советских военачальников, рост боевого мастерства воинов всех родов войск.

Разгром гитлеровских войск под Москвой имел большое международное значение. Во всех странах антигитлеровской коалиции народные массы с большим энтузиазмом встретили весть об этой выдающейся победе советского оружия. С ней прогрессивное человечество связывало свои надежды на избавление от фашистского порабощения. В оккупированных фашистской Германией странах усилилось движение сопротивления нацистскому режиму. Тот факт, что Москва с честью выдержала тяжелое испытание и не только устояла перед натиском врага, но и нанесла гитлеровским армиям первое серьезное поражение в войне, был воспринят во всем мире как общая победа прогрессивных сил над фашизмом.

Неудачи немецких войск под Ленинградом, Ростовом, в районе Тихвина и битва под Москвой отрезвляюще подействовали на реакционные круги Японии и Турции, заставили их проводить более осторожную политику в отношении Советского Союза.

Победа под Москвой и зимнее наступление еще выше подняли политико-моральное состояние Красной Армии, ее командно-политического состава. Эта первая и столь важная победа советских войск укрепила веру советских людей в непобедимость Красной Армии.

Важнейшим фактором, обеспечившим победу под Москвой, явились неодолимая сила советского патриотизма и массовый героизм советских воинов, воспитанных партией большевиков и ленинским комсомолом в духе преданности социалистической Отчизне. За совершённые подвиги 36 тыс. бойцов и командиров были награждены орденами и медалями. В боях отличились не только отдельные воины, но и целые соединения. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом доблесть и мужество звание гвардейских было присвоено десяти стрелковым, двум мотострелковым, пяти кавалерийским дивизиям, двум кавалерийским корпусам, двум стрелковым, двум морским стрелковым и четырем танковым бригадам, двум мотоциклетным, девяти артиллерийским, четырем противотанковым артиллерийским, двум истребительным, одному штурмовому авиационным полкам и одному полку связи. Особо отличившимся 110 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза. Медалью «За оборону Москвы» награждено более миллиона человек.

Великий подвиг защитников Москвы и участников разгрома фашистских войск на подступах к столице навечно вписан в историю борьбы советского народа за свободу и независимость Социалистической Родины.

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Сталинградская битва

Сталинградская битва

В конце весны 1942 года международное и внутреннее положение Советского Союза несколько улучшилось. Антифашистский фронт продолжал расширяться и укрепляться. В январе была подписана декларация 26 стран, в которой они согласились использовать все силы и средства для борьбы против агрессивных государств и не заключать с ними сепаратного мира или перемирия. С США и Англией была достигнута договоренность об открытии в 1942 году второго фронта в Европе. Все эти и другие обстоятельства, особенно разгром немецких войск под Москвой, срыв гитлеровских планов молниеносной войны против СССР, в значительной степени активизировали антифашистские силы во всех странах.

 

На советско-германском фронте наступило временное затишье. Обе стороны перешли к обороне.

 

В Ставке, Генеральном штабе и в частях подводились итоги пройденного этапа войны, критически рассматривались и осмысливались удачные и неудачные действия войск, глубже изучалось военное искусство противника, его сильные и слабые стороны.

 

Советский народ, воодушевленный крупной победой Красной Армии в районе Москвы, положившей начало коренному повороту в войне, успешно осуществлял перестройку народного хозяйства на военный лад. На вооружение советских войск стало поступать все больше новой танковой и авиационной техники, артиллерийского, реактивного оружия и боеприпасов.

 

В тылу страны формировались новые стратегические резервы всех родов войск.

 

На вооружение войск поступали модернизированные артиллерийские 45-миллиметровые противотанковые пушки, новые 76-миллиметровые пушки. Формировались новые артиллерийские части и соединения. Проводились большие организационные мероприятия по противовоздушной обороне войск и страны в целом. Наши военно-воздушные силы получили возможность приступить к формированию воздушных армий. Уже в июне имелось 8 воздушных армий. В значительной степени начали пополняться соединения авиации дальнего действия и корпуса резерва Главного Командования. Общая численность действующей армии возросла до 5,5 миллиона человек, количество танков составило 4065, орудий и минометов — 43 642, боевых самолетов — 3164 . В войсках широко развернулась боевая подготовка, всесторонне осваивался опыт войны и новая боевая техника.

 

Готовилось к летней кампании и немецко-фашистское командование, по-прежнему считавшее главным для себя советский фронт. Гитлеровское руководство направляло на Восточный фронт всё новые и новые союзнические войска. Фашистская Германия и ее союзники имели на фронтах от Баренцева до Черного моря 217 дивизий и 20 бригад, причем 178 дивизий, 8 бригад и 4 военно-воздушных флота были чисто германскими. На остальных фронтах и в оккупированных странах благодаря отсутствию второго фронта Германия держала не более 20 процентов своих вооруженных сил.

 

К маю 1942 года враг на советско-германском фронте имел более чем шестимиллионную армию (в том числе 810 тысяч союзнических войск), 3230 танков и штурмовых орудий, до 43 тысяч орудий и минометов, 3400 боевых самолетов. В людях немецкие войска по-прежнему имели превосходство.

 

Политическая и военная стратегия Гитлера на ближайший период 1942 года сводилась к тому, чтобы разгромить наши войска на юге, овладеть районом Кавказа, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань и тем самым создать условия для уничтожения СССР как государства.

 

Планируя наступательные действия на лето 1942 года, немецкое командование хотя и имело численное превосходство в людях над советскими вооруженными силами, но уже не располагало возможностями для одновременного наступления на всех стратегических направлениях, как это было в 1941 году по плану «Барбаросса».

 

К весне 1942 года немецкие войска растянулись от Баренцева до Черного моря. Вследствие этого их оперативная плотность резко снизилась.

 

Проведя ряд тотальных мероприятий, гитлеровскому командованию удалось хорошо укомплектовать группу армий «Юг» и сосредоточить в ней силы, значительно превосходившие возможности наших войск юго-западного направления.

 

Директивой Гитлера № 41 от 5 апреля 1942 года предусматривалось отторгнуть от Советского Союза богатейшие промышленные и сельскохозяйственные районы, получить дополнительные экономические ресурсы (в первую очередь кавказскую нефть) и занять господствующее стратегическое положение для достижения своих военно-политических целей.

 

Гитлер и его окружение надеялись, что, как только немецкие войска достигнут успеха на юге нашей страны, они смогут нанести удары и на других направлениях и вновь атаковать Ленинград и Москву.

 

На московском стратегическом направлении предполагалось ограничиться проведением частных наступательных операций с целью ликвидации советских войск, глубоко вклинившихся в расположение немецкой обороны. Этим преследовалась двоякая цель. Во-первых, улучшить оперативное положение своих войск и, во-вторых, отвлечь внимание советского командования от южного стратегического направления, где они готовили главный удар.

 

Планируя захват Кавказа и Волги, гитлеровцы стремились лишить Советский Союз путей сообщения с нашими союзниками через Кавказ.

 

8 мая немецкие войска, сосредоточив против Крымского фронта свою ударную группировку и введя в дело многочисленную авиацию, прорвали оборону. Наши войска, оказавшись в тяжелом положении, были вынуждены оставить Керчь.

 

Заняв Керчь, немецкое командование сосредоточило все силы против Севастополя. 4 июля после девяти месяцев осады, Севастополь был оставлен нашими войсками. Крым был полностью потерян.

 

В результате потери Крыма, поражения наших войск в районе Барвенково, в Донбассе и под Воронежем противник вновь захватил стратегическую инициативу и, подведя свежие резервы, начал стремительное продвижение к Волге и на Кавказ. К середине июля, отбросив наши войска за Дон от Воронежа до Клетской и от Суровикина до Ростова, войска противника завязали бой в излучине Дона, стремясь прорваться к Сталинграду.

 

В результате вынужденного отхода наших войск в руки врага попали богатейшие области Дона и Донбасса. Создалась прямая угроза выхода противника на Волгу и на Северный Кавказ, угроза потери Кубани и всех путей сообщения с Кавказом, потери важнейшего экономического района, снабжавшего нефтью армию и промышленность.

 

Верховный Главнокомандующий издал известный приказ № 227. Этим приказом вводились жесткие меры борьбы с паникерами и нарушителями дисциплины, решительно осуждались « отступательные» настроения. В приказе говорилось, что железным законом для действующих войск должно быть требование «Ни шагу назад!». Приказ был подкреплен усиленной партийно-политической работой.

 

Центральный Комитет ВКП(б), подводя итоги партийно-политической работы на фронтах и флотах, принял ряд решений по улучшению организационно-партийной и массово-политической работы в войсках. К концу 1941 года в армии и на флоте коммунистов было уже 1,3 миллиона, в два раза больше, чем в начале войны.

 

Войска Юго-Западного фронта во время отступления от Харькова понесли большие потери и не могли успешно сдерживать продвижение противника. Южный фронт по этой же причине оказался не в состоянии остановить противника на кавказском направлении.

 

Необходимо было преградить путь немецким войскам к Волге. 12 июля Ставка создала новый, Сталинградский фронт, включив в него 62-ю армию под командованием генерал-майора В. Я. Колпакчи, 63-ю армию генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова, 64-ю армию, а также 21-ю армию из состава ликвидированного Юго-Западного фронта.

 

Военный совет бывшего Юго-Западного фронта в полном составе принял вновь образованный Сталинградский фронт. Для усиления фронта были переданы формировавшиеся 1-я и 4-я танковые армии, уцелевшие части 28, 38-й и 57-й армий. В оперативное подчинение командования фронта перешла также Волжская военная флотилия.

 

На подступах к Сталинграду развернулась подготовка оборонительных и укрепленных рубежей.

 

Сталинградский фронт к 17 июля занял следующую линию обороны: Павловск-на-Дону и далее по левому берегу Дона до Серафимовича, затем Клетская, Суровикино вплоть до Верхне-Курмоярской.

 

К концу июля в состав Сталинградского фронта входило 38 дивизий, только 18 из них были полностью укомплектованы, 6 имели от 2,5 до 4 тысяч человек, а 14 — от З00 до 1000 человек. Этим малочисленным войскам пришлось развернуться на 630-километровом фронте.

 

Всего в составе фронта в тот период насчитывалось 187 тысяч человек, 360 танков, 337 самолетов, 7900 орудий и минометов.

 

Против фронта неприятель сосредоточил 250 тысяч человек, около 740 танков, 1200 самолетов, 7500 орудий и минометов. Таким образом, соотношение сил составляло: по людям — 1,4:1, по орудиям и минометам — 1:1, по танкам — 2:1, по самолетам 3,5:1 в пользу противника.

 

В дальнейшем из-за упорного сопротивления наших войск на подступах к Сталинграду противник вынужден был перебросить с кавказского направления для удара со стороны Котельникова 4-ю танковую армию и дополнительно развернуть часть сил армий сателлитов.

 

В соответствии с директивой верховного немецкого командования (ОКБ) № 45 от 23 июля 1942 года группа армий «Б», прикрываясь с севера по среднему течению Дона (где последовательно развертывались венгерские, итальянские и румынские войска), намеревалась стремительно захватить Сталинград, Астрахань и твердо закрепиться на Волге, отрезав Кавказ от центра Советского Союза. Для обеспечения этой задачи были выделены основные силы 4-го воздушного флота (1200 боевых самолетов).

 

26 июля бронетанковые и моторизованные немецкие войска прорвали оборону 62-й армии и вышли в район Каменского. Для противодействия прорыву Ставка приказала немедленно ввести в бой формируемые 1-ю и 4-ю танковые армии, имевшие всего лишь 240 танков, и две стрелковые дивизии, которые не смогли остановить, но несколько задержали продвижение врага.

 

Тяжелые сражения развернулись и на участке 64-й армии, но противнику не удалось с ходу прорваться в Сталинград. В течение первой половины августа на подступах к городу шли ожесточенные сражения.

 

28 июля в разгар оборонительных боев был подписан и немедленно отправлен в войска приказ № 227 Народного комиссара обороны И. В. Сталина. Приказ № 227 — один из самых сильных документов военных лет по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряженности.

 

Вот его некоторые положения:

 

«Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население».

«Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке... Такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец а политработник должны понять, что наши средства не безграничны, территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция — наши отцы, матери, жены, братья, дети. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории,— стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас уже сейчас нет преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину».

«Из этого следует, что пора кончить отступление. Ни шагу назад!»

«Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности».

«Можем ли мы выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, в батальонах, в полках, в дивизиях, в танковых частях, авиаэскадрильях. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину».

 

 

 

 

В приказе, прежде всего, привлекает внимание его социальное и нравственное содержание. Он обращает на себя внимание суровостью правды, нелицеприятностью разговора наркома и Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина с советскими воинами, начиная от рядового бойца и заканчивая командармом. Жёсткость и категоричность требований приказа шли от имени Родины, народа, и важно было не то, какие будут введены меры наказания, хотя и это имело значение, а то, что он повышал сознание ответственности у воинов за судьбу своего Социалистического Отечества.

 

В связи с тем, что войска Сталинградского фронта растянулись на 700 километров и возникли трудности управления войсками, Ставка решила разделить этот фронт на два: Сталинградский и Юго-Восточный. Это было сделано 5 августа.

 

Сталинградский фронт был в оперативном отношении подчинен командующему Юго-Восточным фронтом.

 

23 августа 14-й танковый корпус противника прорвался в район Вертячего и, рассекая сталинградскую оборону на две части, вышел к Волге в районе Латошинка — Рынок. 62-я армия была отрезана от основных сил Сталинградского фронта, вследствие чего была передана в состав Юго-Восточного фронта.

 

Попытки контрнаступления 3 сентября силами 1-й гвардейской армии и 5 сентября силами 24-й, 1-й гвардейской и 66-й армий не привели к разгрому группировки врага, прорвавшейся к Дону, но сорвали замысел противника окружить и уничтожить 62-ю армию, сыгравшую в дальнейшем вместе с 64-й армией основную роль в обороне Сталинграда.

 

Весьма результативным оказался контрудар 51-й армии, осуществлённый в конце сентября. В ходе этого удара было захвачено дефиле между озёрами Цаца и Барманцак, явившееся впоследствии исходным пунктом для контрнаступления.

 

Контрудары Сталинградского фронта, проведенные в течение октября во взаимодействии с войсками Донского фронта, серьёзно ослабили вражескую группировку, наступавшую на Сталинград.

 

В боях между Доном и Волгой за июль – ноябрь 1942 года немецкие войска потеряли около 700 тыс. солдат и офицеров, более тысячи танков, свыше 2 тыс. орудий и миномётов, более 1400 самолётов.

 

В середине октября немецкое командование было вынуждено отдать приказ № 1 о переходе к обороне. Войскам предписывалось «во что бы то ни стало удерживать достигнутые рубежи, отражать всякие попытки со стороны противника прорвать их и тем самым создать предпосылки для продолжения нашего наступления в 1943 году». Оно утверждало себя во мнении, будто русские войска в ходе последних боев были серьезно ослаблены и не смогут зимой 1942/43 года располагать столь большими силами, которые имелись у них в прошлую зиму.

 

Наши Вооруженные Силы, несмотря на понесенные потери, к осени 1942 года значительно окрепли. К этому времени было создано слаженное, быстро растущее военное хозяйство. Увеличивался выпуск танков Т-34, самолетов новых конструкций, орудий, особенно противотанковых и зенитных, реактивной артиллерии и автоматического оружия. На этой материальной основе совершенствовалась организационная структура войск. Появилась возможность уже зимой 1942/43 года начать осуществление крупных наступательных операций.

 

Ставке Верховного Главнокомандования было известно, что 6-я и 4-я танковая немецкие армии оказались сосредоточенными на узком участке фронта, непосредственно в районе города, а их фланги прикрывались румынскими войсками. Было также известно, что огромные потери, которые продолжал нести враг в надежде все же овладеть городом, и особенно то, что он не имел здесь сколько-нибудь внушительных резервов, еще более ограничивали его оборонительные возможности.

 

В сложившейся обстановке было принято решение организовать и провести контрнаступление, причём такое, которое не только радикально изменило бы обстановку в этом районе, но и привело бы к крушению все еще активно действующего южного крыла вражеского фронта. Это решение было принято в середине сентября, после обмена мнениями между И. В. Сталиным, Г. К. Жуковым и А.М. Василевским. Суть стратегического замысла сводилась к тому, чтобы из района Серафимовича (то есть северо-западнее Сталинграда) и из дефиле озер Цаца и Барманцак (то есть южнее Сталинграда) в общем направлении на Калач, лежащий западнее Сталинграда, нанести мощные концентрические удары по флангам втянувшейся в затяжные бои за город вражеской группировки, а затем окружить и уничтожить ее основные силы — 6-ю и 4-ю танковую немецкие армии.

 

Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования решили считать подготовку и осуществление этого контрнаступления главнейшим мероприятием в стране до конца 1942 года. Для его успешного проведения планировалось привлечь основные силы и средства, имевшиеся в распоряжении Ставки. При этом И.В. Сталин ввел режим строжайшей секретности на всю начальную подготовку операции. Участникам разработки операции в категорической форме было предложено никому ничего не сообщать о ней, даже членам ГКО.

 

Эта работа была завершена в конце сентября. Тогда же, в сентябре, основные положения плана наступательной операции, получившей наименование «Уран», были одобрены Ставкой Верховного Главнокомандования и ГКО. Выполнение плана было решено возложить на войска вновь создаваемого Юго-Западного фронта, Донского фронта, бывшего Сталинградского и Сталинградского фронта, бывшего Юго-Восточного. Фронты непосредственно подчинялись Ставке.

 

В целях сохранения тайны официальное оформление решения о создании Юго-Западного фронта было отнесено на конец октября.

 

Юго-Западному фронту предусматривалось передать из Донского фронта 63-ю и 21-ю армии и дополнительно 5-го танковую армию. Исходным рубежом для его наступления намечался участок фронта по Дону от Верхнего Мамона до Клетской с главной группировкой на плацдарме юго-западнее Серафимовича. После образования этого фронта за войсками Донского фронта должен был остаться участок от Клетской до Ерзовки, то есть почти до самой Волги, с плацдармами на западном берегу Дона возле Ново-Григорьевской и Сиротинской. Сталинградский фронт обязывался главный удар нанести из дефиле между озерами Цаца и Барманцак. Решающая роль в операции отводилась танковым и механизированным войскам. В связи с этим предусматривалось и считалось возможным передать из резервов Ставки в район Сталинграда к началу операции 4 танковых и 2 механизированных корпуса, доведя общее количество танков во фронтах сталинградского направления до 900. Решено было также значительно усилить эти фронты артиллерией и авиацией.

 

В результате такого быстрого наращивания сил и накопления стратегических резервов, а также с учетом серьезных потерь, которые наносили противнику наши войска в ходе стратегической обороны, на ряде участков сталинградского направления наметилось наше преимущество перед врагом.

 

После этого детальная разработка плана была передана в Генеральный штаб. В первых числах октября в работу включились командующие войсками и штабы фронтов; им было приказано подготовить предложения по использованию сил каждого фронта для совместной наступательной операции «Уран».

 

25 октября, как и предусматривалось принятым решением, был создан Юго-Западный фронт. С этого времени началась практическая отработка с войсками и командованием во всех фронтах и непосредственно на местности вопросов, связанных с предстоящей операцией. Основное внимание при работе в войсках уделялось, прежде всего, практической отработке мероприятий по быстрому взламыванию и прорыву обороны противника в ее тактической глубине, тщательному выбору форм использования каждого из родов войск при действиях в оперативной глубине противника с учетом особенностей выполняемых задач, вопросов взаимодействия между ними и управления войсками.

 

Примечательная черта контрнаступления под Сталинградом — скрытность его подготовки. Специальная директива Генерального штаба определила мероприятия, которые исключали бы просачивание сведений о масштабе контрнаступления, времени проведения, направлении главных ударов, способах действий. В частности, переписка и телефонные разговоры, связанные с предстоящим контрнаступлением, были категорически запрещены; распоряжения отдавались в устной форме и только непосредственным исполнителям; сосредоточение войск из резерва Ставки Верховного Главнокомандования и перегруппировка войск внутри фронтов производились только ночью. Все это основательно спутало карты немецкого командования.

 

Немецкое командование, основываясь на данных своей разведки считало, что решающую операцию Красная Армия предпримет на центральном участке фронта против Смоленска и менее крупную — на Дону; что для развертывания широкого наступления Красная Армия не имеет достаточного количества сил; что действия Красной Армии на Волге будут преследовать ограниченную цель: оттеснить немецкие части, находящиеся в районе Сталинграда. Лишь 12 ноября немецкая разведка сделала вывод, что «в скором времени следует ожидать наступательные операции против 3-й румынской армии», но не смогла определить наших сил.

 

В то время как наши войска на сталинградском направлении все свое внимание сосредоточили на подготовке контрнаступления, положение войск в самом Сталинграде продолжало ухудшаться. 11 ноября противник вновь возобновил ожесточенные атаки против войск 62-й армии В. И. Чуйкова в городе, введя туда части, ранее действовавшие против Донского фронта. К исходу дня ему удалось занять южную часть завода «Баррикады» и здесь также выйти к Волге. Положение 62-й армии усугубилось начавшимся на Волге ледоставом.

 

В первые дни операции ведущую роль играл Юго-Западный фронт, штаб которого находился в городе Серафимович. Наступление Юго-Западного и правого крыла Донского фронтов началось, как и намечалось планом, с утра. Сильный туман и снегопад исключили возможность использовать в период подготовки удара и в момент самой атаки боевую, особенно штурмовую, авиацию и резко снижали эффективность артиллерийского огня. В первые два часа отдельные дивизии 5-й танковой армии, преодолев первую позицию главной полосы обороны врага, продвинулись в глубину на 2—3 км. Однако некоторые из войсковых соединений, встречая сопротивление противника и отражая его постоянные контратаки, наступали крайне медленно. Чтобы обеспечить обязательный прорыв в этот день всей тактической зоны фашистской обороны, командующий фронтом принял решение немедленно ввести в дело 1-й танковый корпус В. В. Будкова и 26-й танковый корпус А. Г. Родина. Их танковые бригады с ходу прорвали оборону врага и, разгромив попавшие под удар румынские войска, продви

 

нулись за день на 20 км.

 

Примерно так же развертывались события и в 21-й армии И. М. Чистякова. Наибольший успех выпал в тот день на долю 4-го танкового корпуса А. Г. Кравченко, продвинувшегося на 30—35 км. 20 ноября в соответствии с планом, причем в еще более сложных метеорологических условиях, но столь же удачно, начал контрнаступление Сталинградский фронт.

 

В течение 21 ноября войска Юго-Западного, Сталинградского и Донского фронтов, нанося противнику огромный урон, вышли в глубокий тыл основной его группировке и дезорганизовали управление фашистских войск.

 

23 ноября, в результате ударов по сходящимся направлениям в сторону Калача, Юго-Западный и Сталинградский фронты, при активной помощи правого крыла Донского фронта, замкнули кольцо окружения вокруг главной группировки немцев, действовавшей в районе Сталинграда.

 

Это было первое крупное окружение, в котором оказались немецко-фашистские войска с начала войны. Наступавшие вслед за подвижными войсками стрелковые дивизии все теснее и теснее сжимали кольцо, создавая сплошной внутренний фронт окружения. Одновременно, командование Юго-Западного и Сталинградского фронтов принимало меры к тому, чтобы как можно быстрее и дальше отодвинуть внешний фронт окружения и, тем самым, еще более изолировать окруженную группировку врага от его войск.

 

1-я гвардейская армия 5-я танковая армия Юго-Западного фронта и 51-я армия Сталинградского фронта, усиленные танковыми соединениями, преследуя отходящего противника, получили задачу отбросить на запад разбитые части противника подальше от окружённой Сталинградской группировки и создать прочный внешний фронт, необходимый для успешной ликвидации окружённого врага.

 

Таким образом, первый, наиболее ответственный этап наступательной операции был завершен. Советские войска приступили к следующему этапу, задачей которого являлась ликвидация окружённой группировки.

 

К исходу 23 ноября общая протяженность внешнего фронта окружения составляла более 450 км. Из них нашими войсками было прикрыто не более 265 км. Минимальное удаление от внутреннего фронта окружения на самых ответственных направлениях не превышало 15—20 км. Но и у гитлеровцев не имелось сплошной линии обороны против наших войск. Более того, участке Лихая - Ростов, образовалась огромная брешь, не занятая фашистами. Отсутствие у противника в непосредственном оперативном тылу резервов усугубляло остроту его положения.

 

По разведывательным данным фронтов, принимавших участие в контрнаступлении, а также разведывательных органов Генерального штаба, общая численность окруженной группировки, которой командовал генерал-полковник Паулюс, определялась в то время в 85—90 тыс. человек. Фактически же в ней насчитывалось, как выяснилось позже, более 300 тыс. Значительно преуменьшенными были представления и о боевой технике, особенно артиллерии и танках, и вооружении, которыми располагали окруженные фашисты. Не были учтены пополнения, которые поступали в соединения 6-й полевой и 4-й танковой немецких армий в процессе их наступления и обороны, и огромного количества частей и подразделений всякого рода специальных и вспомогательных войск, попавших в котел. Между тем личный состав этих войск был использован в дальнейшем для пополнения боевых частей.

 

В первой половине декабря операция по уничтожению окруженного противника войсками Донского и Сталинградского фронтов развивалась крайне медленно.

 

Фашистские войска, ожидая обещанную лично Гитлером поддержку, дрались упорно за каждую позицию. Наступление наших войск, в связи с отвлечением значительной их части для ликвидации немецкой группировки, перешедшей в наступление из района Котельникова, не давало желаемых результатов.

 

Для немцев разгром в районе Сталинграда грозил разрастись в катастрофу большого стратегического масштаба.

 

Чтобы спасти общее положение, гитлеровское командование, прежде всего, считало необходимым стабилизировать фронт обороны своих войск на Сталинградском направлении и под его прикрытием отвести с Кавказа группу армий «А». Для этих целей оно сформировало новую группу армий «Дон», командующим которой был назначен генерал-фельдмаршал Манштейн.

 

По мнению гитлеровского руководства, это был самый подходящий и наиболее способный из командующих. Для формирования этой группы армий перебрасывались войска с других участков советско-германского фронта и частично из Франции и Германии.

 

Для спасения окруженных в районе Сталинграда войск генерал-фельдмаршал Манштейн предполагал создать две ударные группы. Одну — в районе Котельникова, другую — в районе Тормосина.

 

Вермахт в этот момент испытывал острый недостаток резервов. Войска, которые удавалось собрать, двигались очень медленно по растянутым коммуникациям. А наши партизаны в тылу врага, зная, для какой цели спешат немецкие войска в южном направлении, делали все, чтобы задержать их продвижение. Невзирая на жесточайший террор фашистов и, несмотря на все меры предосторожности с их стороны, советские патриоты пустили под откос не один десяток эшелонов с гитлеровскими войсками.

 

Гитлер, предчувствуя гибель своих войск под Сталинградом, торопил Манштейна начать операцию, не ожидая полного сосредоточения войск.

 

Манштейн начал её 12 декабря только из района Котельникова, вдоль железной дороги.

 

В котельниковскую группу Манштейн включил 6-ю, 23-ю, а затем 17-ю танковые дивизии, отдельный танковый батальон, оснащенный тяжелыми танками «тигр», четыре пехотные дивизии и ряд частей для усиления группы, а также две румынские кавалерийские дивизии. За три дня боев противнику удалось продвинуться вперед к Сталинграду на 45 километров и даже переправиться через реку Аксай-Есауловский.

 

В районе Верхне-Кумского разгорелось ожесточенное сражение, в котором обе стороны несли большие потери. Враг, не считаясь с жертвами, рвался к Сталинграду. Но советские войска, закаленные в предшествовавших боях, упорно защищали оборонительные рубежи. Только под давлением вновь подошедшей сюда 17-й танковой дивизии и из-за резко усилившейся авиационной бомбардировки части 51-й армии и кавалерийского корпуса генерала Т. Т. Шапкина отошли за реку Мышкову.

 

Теперь противник находился в 40 километрах от Сталинграда, и ему казалось, что победа близка и реальна.

 

Согласно указаниям Ставки была подтянута и введена здесь в сражение усиленная 2-я гвардейская армия, хорошо оснащенную танками и артиллерией, удар которой окончательно решил участь сражения в пользу советских войск.

 

16 декабря начали наступление войска Юго-Западного фронта и 6-я армия Воронежского фронта, переданная в состав Юго-Западного фронта, с целью разгрома немцев в районе Среднего Дона и выхода в тыл тормосинской группировки.

 

1-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова, 3-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Д. Д. Лелюшенко (к этому времени 1-я гвардейская армия была разделена на две армии: на 1-го и 3-ю гвардейские), 6-я армия под командованием генерал-майора Ф. М. Харитонова (переданная в состав Юго-Западного фронта и усиленная 17-м танковым корпусом П. П. Полубоярова), разгромив 8-ю итальянскую армию, стремительно развили удар в общем направлении на Морозовск. В первом оперативном эшелоне наступали 24-й и 25-й танковые корпуса и 1-й гвардейский механизированный корпус. Уступом справа в район Миллерово выходили 17-й и 18-й танковые корпуса.

 

Стремительные действия войск Юго-Западного фронта на этом направлении заставили Манштейна израсходовать силы, предназначавшиеся для удара из района Тормосина, обратив их против Юго-Западного фронта, выходящего во фланг и тыл всей группы армий «Дон».

 

Войдя в прорыв северо-западнее Богучара 17 декабря в 18 часов 30 минут, 24-й танковый корпус прошел с боями около 300 километров, уничтожив по пути к станции Тацинская 6700 вражеских солдат и офицеров и захватив громадное количество военного имущества. Утром 24 декабря, подойдя к станции, корпус с ходу атаковал ее с разных сторон. Гвардии капитан И. А. Фомин с группой бойцов ворвался на станцию Тацинская, перерезав железнодорожную магистраль Лихая — Сталинград. Уничтожив вражескую охрану, он захватил эшелон разобранных новых самолетов.

 

В это же время танкисты под командованием капитана Ф. Ф. Нечаева ворвались на аэродром, где стояло более двухсот немецких транспортных самолетов, готовых к вылету. Но взлететь им не удалось, они были раздавлены нашими танками. Пять суток танковый корпус удерживал Тацинскую, ведя напряжённый бой в окружении с подошедшими резервами противника. Утром 29 декабря корпус, получив приказ, прорвал окружение и в полном порядке отошел в Ильинку, а через несколько дней уже успешно атаковал Морозовск.

 

Учитывая значительный вклад в общее дело разгрома вражеских войск в районе Волги, Дона, 24-й корпус был преобразован во 2-й гвардейский танковый корпус и получил почетное наименование Тацинского, а комкор В. М. Баданов был первым в стране награжден орденом Суворова II степени. Многие солдаты, командиры и политработники были награждены правительственными наградами.

 

Успешные удары войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов на котельниковском и морозовском направлениях окончательно решили судьбу окруженных войск Паулюса в районе Сталинграда.

 

Войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов, выполнив поставленные задачи и учинив стремительный разгром врага, сорвали план Манштейна по деблокированию войск Паулюса. В начале января войска Н. Ф. Ватутина вышли на линию Новая Калитва — Кризское — Чертково — Волошино — Миллерово — Морозовск, создав прямую угрозу всей кавказской группировке немцев.

 

Разбитая котельниковская группа немецких войск к концу декабря отошла на линию Цимлянская — Жуковская — Дубовское — Зимовники. Понесшая серьезные потери тормосинская группа отошла на линию Чернышевская — Лозной — Цимлянская.

 

Таким образом, попытка командующего группой армий «Дон» генерал-фельдмаршала Манштейна прорвать наш внешний фронт и вывести из окружения войска Паулюса провалилась окончательно.

 

Гитлеровское военно-политическое руководство после полного провала попыток деблокады видело главную задачу уже не в том, чтобы спасти окружённые и обреченные на гибель свои войска, а в том, чтобы заставить их дольше драться в окружении, сковать советские войска. Им необходимо было выиграть максимум времени для отвода своих войск с Кавказа и переброски сил с других фронтов для создания нового фронта, способного в какой-то степени остановить контрнаступление советских войск.

 

Ставка Верховного Главнокомандования, в свою очередь, принимала меры к тому, чтобы быстрее покончить с окруженной группировкой и высвободить войска двух фронтов, необходимых для быстрейшего разгрома отходящих войск с Кавказа и на юге нашей страны.

 

Директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 30.XII.1942 года в состав Донского фронта были переданы из Сталинградского фронта 62, 64-я и 57-я армии.

 

На 1 января 1943 года Донской фронт имел в своем составе 212 тысяч активных бойцов, около 6500 орудий и минометов, более 250 танков и до 300 боевых самолетов.

 

В январе 1943 года внешний фронт в районе Дона усилиями Юго-Западного и Сталинградского фронтов был отодвинут на 200—250 километров на запад. Положение немецких войск, зажатых в кольцо, резко ухудшилось. Никаких перспектив на спасение у них уже не было. Материальные запасы истощались. Войска получали голодный паек. Госпитали переполнились до предела. Смертность от ранений и болезней резко возросла. Наступала неотвратимая катастрофа.

 

Чтобы прекратить кровопролитие, Ставка приказала командованию Донского фронта предъявить 6-й армии ультиматум о сдаче в плен на общепринятых условиях. Несмотря на неизбежную катастрофу, гитлеровское командование отвергло ультиматум и приказало своим солдатам драться до последнего патрона, обещая спасение, которого не могло быть, и это понимали немецкие солдаты.

 

10 января 1943 года после мощной артиллерийской подготовки войска Донского фронта перешли в наступление с целью рассечь вражескую группировку и уничтожить ее по частям, но не достигли полного успеха.

 

22 января после дополнительной подготовки войска Донского фронта вновь перешли в наступление. Враг не выдержал этого удара и стал отходить.

 

31 января была окончательно разгромлена южная группа немецких войск. Ее остатки во главе с командующим 6-й армией генерал-фельдмаршалом Паулюсом сдались в плен, а 2 февраля сдались и остатки северной группы. На этом была полностью завершена величайшая битва на Волге, где закончила свое существование крупнейшая группировка немецких войск и сателлитов фашистской Германии.

 

Битва в районе Сталинграда была исключительно ожесточенной. С 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года было уничтожено 32 дивизии и 3 бригады, остальные 16 дивизий потеряли от 50 до 75 процентов личного состава.

 

Общие потери фашистских войск в районе Дона, Волги, Сталинграда составили около 1,5 миллиона человек, до 3500 танков и штурмовых орудий, 12 тысяч орудий и минометов, до 3 тысяч самолетов и большое количество другой техники. Такие потери сил и средств катастрофически отразились на общей стратегической обстановке и до основания потрясли всю военную машину гитлеровской Германии.

 

Срыв всех гитлеровских стратегических планов 1942 года является следствием недооценки сил и возможностей Советского государства, могущественных потенциальных и духовных сил советского народа и переоценки со стороны гитлеровцев своих сил и способностей войск.

 

Важнейшими предпосылками разгрома немецких войск в операциях «Уран», «Малый Сатурн» и «Кольцо» явились умелая организация оперативно-тактической внезапности, правильный выбор направления главных ударов, точное определение слабых мест в обороне врага. Огромную роль сыграл правильный расчет необходимых сил и средств для быстрого прорыва тактической обороны, активное развитие оперативного прорыва с целью завершения окружения главной группировки вражеских войск.

 

В стремительности действий по завершению окружения врага и его разгрома огромное значение имели танковые, механизированные войска и авиация.

 

Вся практическая подготовка контрнаступления проводилась командованием и штабами с исключительной тщательностью и глубокой продуманностью, а в процессе самого контрнаступления управление войсками во всех звеньях отличалось целеустремленностью, твердостью и предусмотрительностью.

 

Значительную роль в успешном осуществлении разгрома вражеских войск сыграла партийно-политическая работа Военных советов, политорганов, партийных и комсомольских организаций и командования, воспитавших у воинов уверенность в своих силах, смелость, мужество и массовый героизм при решении боевых задач.

 

Победа советских войск под Сталинградом знаменовала собой начало коренного перелома в войне в пользу Советского Союза и начало изгнания вражеских войск с нашей территории.

 

Это была долгожданная и радостная победа не только для войск, непосредственно осуществлявших разгром врага, но и для всего советского народа, который дни и ночи упорно трудился, чтобы обеспечить армию всем необходимым.

 

Среди офицерского и генеральского состава противника, а также среди немецкого народа стало более резко проявляться отрицательное отношение лично к Гитлеру и всему фашистскому руководству. Немецкий народ всё больше начинал понимать, что Гитлер и его окружение втянули страну в явную авантюру и что обещанные им победы погибли вместе с их войсками в катастрофе на Дону, Волге и Северном Кавказе.

 

«Поражение под Сталинградом,— как об этом пишет генерал-лейтенант Вестфаль,— повергло в ужас как немецкий народ, так и его армию. Никогда прежде за всю историю Германии не было случая столь страшной гибели такого количества войск».

 

Вследствие разгрома немецких, итальянских, венгерских и румынских армий на Волге и на Дону резко упало былое влияние Германии на своих союзников. Начались разногласия, трения, вытекавшие из потери веры в гитлеровское руководство и желания как-то выпутаться из тех сетей войны, в которые их вовлек Гитлер.

 

В нейтральных странах и в странах, где все еще придерживались выжидательной тактики, разгром немцев подействовал отрезвляюще и заставил их признать величайшее могущество СССР и неизбежный разгром гитлеровской Германии.

 

Радостной волной прокатилась по всему миру весть о разгроме немецких войск в районе Сталинграда, вдохновляя порабощённые фашистами народы на борьбу с фашистскими оккупантами.

 

Успешный разгром немецких войск в районе Сталинграда, Дона и на Кавказе создал благоприятные условия для развертывания наступления всех фронтов на юго-западном направлении. После разгрома вражеских войск в районе Дона и Волги была успешно проведена Остророгожско-Россошанская и Воронежско-Касторненская операции. Советские войска, развивая зимнее наступление на запад, заняли Ростов, Новочеркасск, Курск, Харьков и ряд других важных районов. Общая оперативно-стратегическая обстановка для гитлеровских войск резко ухудшилась на всём советско-германском фронте.

 

Сталинградская операция вошла в историю как шедевр военного искусства. Немалую роль при достижении победы сыграло превосходство стратегической мысли советских военачальников, Ставки советского Верховного Главнокомандования и Генштаба над замыслами стратегов и высших органов стратегического руководства гитлеровской Германии. Генеральный штаб Советских Вооружённых Сил в этом историческом сражении на юге страны успешно справился со своими обязанностями, был надежным помощником Верховного Главнокомандования, а ставка Гитлера не сумела добиться своих целей или противодействовать нашим замыслам. Она опоздала с созданием группы армий «Дон», чтобы освободить 6-ю и 4-ю танковую армии, в оперативном отношении действовала шаблонно.

 

На Нюрнбергском процессе над военными преступниками адвокат Геринга иронически заметил, что, находясь в плену, фельдмаршал Паулюс читал лекции по стратегии в советской Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова (чего на самом деле не было). Паулюс, который присутствовал па заседании как свидетель, ответил: «Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским, хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство — исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят здесь на скамье подсудимых». Более уничтожающей оценки преступным стратегам фашистской Германии, пожалуй, не сделаешь!

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Курская битва

КУРСКАЯ БИТВА

Битва под Курском характеризуется огромным размахом, исключительной напряженностью и ожесточенностью борьбы. Она охватила огромную территорию нынешних Орловской, Брянской, Курской, Белгородской, Сумской, Харьковской и Полтавской областей. 50 дней шли упорные, напряженные бои на земле и в воздухе. За это время обеими сторонами последовательно было введено в сражение свыше 4 миллионов человек, более 69 тысяч орудий и минометов, 13200 танков и самоходных орудий и до 12 тысяч боевых самолетов.

Развернувшиеся в ходе битвы танковые сражения не имели себе равных в военной истории. Это была величайшая танковая битва во второй мировой войне.

Напряженность борьбы в районе Курской дуги была обусловлена рядом политических, экономических и стратегических факторов. Великая Отечественная война к лету 1943 года достигла важного переломного этапа. Под ударами Советских Вооруженных Сил уже в битве под Москвой рухнули фашистские планы «молниеносной» войны. Через год немецко-фашистские армии потерпели сокрушительное поражение под Сталинградом. Началось массовое изгнание гитлеровских оккупантов из пределов нашей страны. Наши Вооруженные Силы приобрели разносторонний боевой опыт борьбы с сильным и опытным врагом, и с каждым днем боевая мощь их нарастала. Действующая армия получала все больше и больше вооружения и боевой техники от промышленности, перестроившейся на военный лад.

Летом 1943 года гитлеровская армия представляла собой все еще мощную силу, способную выдержать длительную, напряженную борьбу, а политическое и военное руководство Германии жаждало взять реванш за Сталинград. Чтобы восстановить свой престиж, ликвидировать начавшийся разброд в лагере своих союзников, фашистским правителям была нужна крупная победа, и они шли на все, чтобы добиться ее любой ценой. Однако вермахт к тому времени смог наступать только на одном стратегическом направлении.

В целях преодоления военно-политического кризиса правители нацистской Германии приняли решение провести в стране «тотальную мобилизацию» и форсировать развитие военной промышленности, значительный рост которой обеспечивался за счет ресурсов оккупированных стран Европы. Все эти мероприятия, начатые с января 1943 года, дали определенные результаты. Производство танков, орудий, минометов в гитлеровской Германии по сравнению с предшествовавшим годом увеличилось более чем в 2 раза, боевых самолетов — в 1,7 раза. Пользуясь отсутствием второго фронта на Западе, правительство фашистской Германии смогло направить большую долю промышленных ресурсов, а также вновь мобилизованные людские контингенты на укрепление Восточного фронта. К лету 1943 года оно не только восполнило понесенные потери, но и снабдило действующие войска новыми, более совершенными образцами военной техники.

За 1943 год противник смог довести общую численность своих вооруженных сил до 10300 тысяч человек, т. е. почти до того уровня, какой был летом 1942 года, когда эта численность была наибольшей. Хотя после поражения под Сталинградом Гитлер на совещании в ставке вермахта 1 февраля 1943 года вынужден был заявить, что «возможность окончания войны на Востоке посредством наступления более не существует», все же неизбежность крушения толкала его на очередную авантюру.

Основные силы вермахта были по-прежнему сосредоточены на советско-германском фронте. К началу летне-осенней кампании 1943 года здесь находилось 198 немецких дивизий, а также 38 дивизий и 12 бригад сателлитов Германии.

Для проведения крупной наступательной операции, получившей условное название «Цитадель», было выбрано курское направление. Далеко выдвинутый на запад наш Курский выступ создавал, по мнению немецкого командования, благоприятные предпосылки для окружения и последующего разгрома занимавших его советских войск Центрального и Воронежского фронтов. После этого предполагалось нанести удар в тыл Юго-Западного фронта — провести операцию «Пантера».

Под Курском Гитлер сосредоточил до 50 лучших своих дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных. Большие надежды он возлагал на новую боевую технику: танки «тигр» и «пантера», самоходные орудия «Фердинанд», самолеты «Хейнкель-129», «Фокке-Вульф-190А».

Планируя это наступление, немецкое командование хотело добиться решающей военной победы любой ценой. Об этом откровенно сказал Начальник штаба вооруженных сил Германии Кейтель: «Мы должны наступать из политических соображений».

Замысел предстоящего наступления немецко-фашистских войск под Курском достаточно подробно излагается в приказе № 6, подписанном Гитлером 15 апреля 1943 года. Согласно этому приказу, задачей наступления было уничтожение советских войск в районе западнее Курска путем «концентрического наступления» с целью окружения советских фронтов. Один удар намечалось нанести из района южнее Орла основными силами группы армий «Центр» и другой — из района севернее Харькова главными силами группы армий «Юг».

«Этому наступлению, — говорилось в приказе Гитлера,— придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года... На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов... Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира».

Успешно противодействовать немецкой армии могли лишь мощные силы, оснащенные совершенной боевой техникой. Самоотверженный труд советского народа, гигантская организаторская деятельность возглавляемой И.В. Сталиным ВКП(б) привели к тому, что в 1943 году в ряде решающих показателей военной экономики Советская страна опередила фашистскую Германию. Летом 1943 года Красная Армия уже имела в достаточном количестве самую передовую для того времени военную технику, превосходила врага в количестве самолетов, танков, артиллерии. Бронетанковые и механизированные войска стали основным ударным и маневренным средством наших сухопутных войск.

Советскому Верховному Главнокомандованию удалось своевременно разгадать замыслы противника, направления его основных ударов и сроки перехода в наступление. Анализ сложившейся обстановки, наличие разведывательных данных о готовящемся наступлении противника на Курск подводили к выводу, что на первом этапе кампании нам более выгодно провести на курском направлений стратегическую оборонительную операцию.

Ставка советского Верховного Главнокомандования в то время принимала во внимание, что вермахт, не располагая резервами, сможет наступать только на одном стратегическом направлении, создав для этого достаточно сильную ударную группировку. Целесообразно будет обескровить противника в оборонительном сражении, уничтожить его танки, а затем, введя свежие резервы, нанести сокрушительный удар и разбить основную группировку врага.

Давая оценку обстановке и предложения о способе действия Красной Армии в предстоящей летней кампании, в частности в районе Курской дуги, заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Г. К. Жуков в докладе в Ставку 8 апреля 1943 года писал: «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника».

Следовательно, оборона наших войск в битве под Курском была не вынужденной, а преднамеренной, имеющей целью создать выгодные условия для последующего перехода в наступление. А в случае отказа противника от наступления предусматривалась также возможность перехода советских войск к активным действиям первыми.

Уже весной 1943 года советское Верховное Главнокомандование располагало данными о готовящемся летнем наступлении немецко-фашистских войск в районе Курской дуги. Данные разведки поступали с исключительной быстротой и точностью. Было точно определено и направление главного удара противника. Именно в связи с этим, в тылу советских войск к востоку от Курского выступа на рубеже Тула, Елец, Старый Оскол, Россошь Ставка сосредоточивала крупные стратегические резервы. В указанные районы выводились соединения и объединения, участвовавшие в битве под Сталинградом, в боях под Ленинградом, а также на других участках советско-германского фронта. Вначале все эти войска были объединены в Резервный фронт, который с 15 апреля 1943 года стал именоваться Степным военным округом, а с 10 июля 1943 года он стал Степным фронтом.

В истории войн почти не было случая, когда создавались бы такие мощные стратегические резервы, объединенные единым фронтовым командованием.

В ходе войны до Курской битвы бывало так, что в процессе оборонительных и наступательных операций в сражение вводились значительные по своим силам стратегические резервы — несколько армий, которые находились в резерве Ставки, но они передавались для усиления фронтовых объединений. Их ввод, как правило, осуществлялся поодиночке, рассредоточенно по времени и в пространстве. Правда, в первый период войны на западном направлении одно время существовал Резервный фронт, но он был слабее Степного фронта по составу, и значительная часть его сил находилась в обороне в соприкосновении с противником. В битве же под Курском несколько армий и отдельных танковых корпусов были объединены фронтовым командованием, что придало стратегическому резерву совершенно иное качество.

К началу немецко-фашистского наступления войска фронта находились в полной боевой готовности к наступлению и представляли крупную ударную группировку, способную действовать как на орловском, так и на белгородско-харьковском направлении.

Таким образом, советским Верховным Главнокомандованием было принято принципиально новое решение организационного объединения стратегических резервов. Создание Степного фронта, объединившего резервы Ставки на юго-западном направлении, является, безусловно, достижением советского военного искусства.

В битве под Курском советские войска создали мощную, глубоко эшелонированную, хорошо организованную оборону с выгодным для себя соотношением сил сторон. И все же противнику удалось на брянском направлении вклиниться в нашу оборону на глубину до 35 километров. И лишь благодаря вводу в сражение двух армий Степного фронта — 5-й гвардейской танковой армии П. А. Ротмистрова, и 5-й гвардейской армии А. С. Жадова — вражеское наступление было окончательно остановлено.

Таким образом, наличие в тылу за оборонявшимися фронтами заблаговременно развернутых крупных стратегических резервов позволило в очень короткий срок сорвать тщательно подготовленное стратегическое наступление немецкой армии, на которое гитлеровское командование возлагало все свои надежды.

Создание Степного фронта сыграло не менее важную роль и в быстром переходе советских войск от оборонительных действий в решительное наступление. Фронтовое объединение, находившееся в резерве Ставки, своим вступлением в линию действующих фронтов резко изменило обстановку в пользу Красной Армии на важнейшем в летней кампании 1943 года юго-западном направлении.

Длительная оперативная пауза, установившаяся на фронтах с апреля по июль, благоприятствовала успешному и высококачественному завершению боевой и политической подготовки по специально разработанной фронтом программе. Большое внимание уделялось при этом освоению опыта, приобретенного войсками в битвах под Москвой и Сталинградом.

Готовясь к предстоящим наступательным боям, войска совершенствовали подготовку к обороне. Части и соединения укомплектовывались личным составом, пополнялись боевой техникой, накапливались боеприпасы, горючее, инженерное имущество, шла боевая учеба. Далеко в тылу от фронта усиленно готовился государственный рубеж.

Подготовку и действие фронтов в Курской битве Ставка поручила координировать Маршалам Советского Союза Г. К. Жукову и А. М. Василевскому.

При организации обороны Центрального фронта (командующий генерал К. К. Рокоссовский) исключительно важное значение придавалось Орловскому выступу, нависавшему над правым крылом фронта с севера.

Против орловской группировки противника были развернуты соединения 48-й, 13-й и 70-й армий на фронте от Городища до Брянцева протяженностью 132 км. Левее на 174-километровом фронте занимали оборону войска 65-й (командующий генерал П. И. Батов) и 60-й (командующий генерал И. Д. Черняховский) армий; 2-я танковая армия, ослабленная в боях, была выведена во второй эшелон. В резерве находились 9-й и 19-й танковые корпуса, 11-я гвардейская танковая бригада, а также ряд артиллерийских и минометных частей. С воздуха войска поддерживала 16-я воздушная армия.

На Воронежском фронте (командующий генерал Н. ф. Ватутин) считалось наиболее вероятным, что главный удар противник нанесет из района Белгорода на Корочу, а вспомогательный — из района западнее Волчанска на Новый Оскол. Поэтому основные силы сосредоточивались в центре и на левом крыле фронта. Оборону здесь в полосе 114 км занимали 6-я (командующий генерал И. М. Чистяков) и 7-я (командующий генерал М. С. Шумилов) гвардейские армии, 38-я (командующий генерал Н. Е. Чибисов) и 40-я (командующий генерал К. С. Москаленко) армии оборонялись на остальном участке фронта протяженностью 130 километров. Во втором эшелоне на направлении Обоянь, Курск располагалась 1-я танковая армия, а на направлениях Белгород, Короча и Волчанок, Новый Оскол—69-я армия. В резерве находились 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса и 35-й гвардейский стрелковый корпус. Войска поддерживала 2-я воздушная армия.

Организация обороны в Курской битве явилась обобщением огромного опыта, накопленного в ходе войны. Оборона была глубоко эшелонированной, многополосной, с широкоразвитой противотанковой системой огня, со всеми типами инженерных укреплений и заграждений.

Оба фронта имели в распоряжении резервы в составе общевойсковых и танковых соединений. Три месяца наши войска усиленно готовились дать достойный отпор врагу. Напряженность работы не ослабевала ни днем, ни ночью. К началу боев все части, в том числе и находящиеся в резерве, зарылись в землю; была зарыта в землю и боевая техника. По всем правилам военного искусства, получившего свое развитие в ходе войны, были созданы группировки войск и организованы системы огня, особенно противотанкового, круговая оборона деревень, сел и городов, хорошо подготовлены оборонительные рубежи.

К началу оборонительного сражения в составе Центрального и Воронежского фронтов насчитывалось до 20 тысяч орудий и минометов, до 3600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 2370 самолетов. Советские войска превосходили противника в людях в 1,4 раза, в орудиях и минометах—в 2 раза, в танках и САУ — в 1,3 раза. Таким образом, группировка наших войск, сосредоточенная на курском направлении, позволяла решать, действительно, не только оборонительные, но и наступательные задачи.

В ходе подготовки битвы разведка обеспечивала командование всеми необходимыми сведениями о готовящемся наступлении противника и о тех шагах, которые предпринимало германское командование.

1 июля Гитлер объявил окончательное решение начать наступление 5 июля. Как и в начале войны, фашистское командование рассчитывало на внезапность удара, чему должно было, по мнению Гитлера, способствовать большое число новых танков и штурмовых орудий. Эти замыслы стали известны советскому командованию. 2 июля было определено начало проведения операции, о чем Ставка тут же проинформировала командующих Центральным, Воронежским и Степным фронтами. В ночь на 5 июля разведчики захватили немецких пленных, которые подтвердили, что наступление назначено на 3 часа 5 июля.

Командующие Центральным и Воронежским фронтами с участием представителей Ставки приняли решение немедленно провести артиллерийскую контрподготовку.

На Воронежском фронте артиллерийская контрподготовка была проведена дважды: пятиминутный огневой налет 4 июля и 5 июля с 3 часов до 3 часов 30 минут — уже во время артиллерийской и авиационной подготовки атаки противника, начатой в 2 часа 30 минут. На Центральном фронте артиллерийская контрподготовка также была проведена 5 июля дважды—в 2 часа 20 минут и в 4 часа 35 минут — оба раза по 30 минут.

На обоих фронтах первый мощный огневой удар был нанесен по главным средствам атаки. Однако сорвать наступление противника не удалось, хотя взаимодействие между основными силами и средствами первого эшелона врага было нарушено, а сила первоначального его удара значительно ослаблена.

С выходом противника к переднему краю главной полосы обороны 6-й гвардейской армии положение вражеских войск было определено более точно, и это потребовало повторной контрподготовки.

Воздушные бои под Курском шли непрерывно. Только 5 июля произошло около 200 групповых и индивидуальных воздушных боев, в результате которых наши летчики сбили 260 самолетов противника. Наша авиация смогла завоевать господство в воздухе, что весьма положительно сказалось на выдвижении и вводе в сражение войск Степного фронта.

Уже первые часы наступления гитлеровских войск, которое развернулось 5 июля в 5 часов 30 минут, показали, что оно проходит не так, как это планировалось фашистским командованием. Танковые дивизии врага, брошенные на заранее подготовленную оборону, несли большие потери, темп наступления был низким.

Вечером 5 июля командование Центрального фронта приняло решение: утром следующего дня нанести контрудар по главной группировке гитлеровских войск, наступавшей западнее железной дороги Орел — Курск на Ольховатку. Для этого привлекались три танковые и два стрелковых корпуса. Предпринятый контрудар содействовал срыву намерений противника развить дальнейшее наступление. Выиграв сутки, командование фронта использовало это время для перегруппировок, а также для подтягивания сил и средств.

Ожесточенные бои развернулись 7 июля в районе Понырей. Но и здесь противник не добился успеха. Огромные потери подорвали его силы. Гитлеровское командование было вынуждено 9 июля прекратить наступление.

Напряженная борьба шла в те дни в полосе Воронежского фронта. Главный удар противника обрушился на войска 6-й гвардейской армии генерала И. М. Чистякова. К исходу 6 июля немецким танковым корпусам, наступавшим на Обоянь, удалось на узком участке преодолеть главную полосу обороны. Но дальнейшее продвижение врага было задержано. На корочанском направлении к исходу второго дня наступления фашистские войска захватили плацдарм на восточном берегу Северного Донца и на узком участке фронта вышли ко второй полосе обороны 7-й гвардейской армии, которой командовал генерал М. С. Шумилов. Советские войска проявляли в оборонительных боях величайшую стойкость и активность,

Вклинивание противника на глубину 35 километров, произошедшее на Воронежском фронте, вынудило Ставку начать по частям изымать резервы из состава Степного фронта.

Враг продолжал бросать в сражение новые силы и рвался вперед. 9 июля противник, сосредоточив на Обоянском направлении на 10-километровом участке до 500 танков, сделал отчаянную попытку пробить брешь в нашей обороне. И хотя командующий Воронежским фронтом выдвинул туда свои резервы и направил основные силы авиации, все же к исходу дня враг вклинился в нашу оборону на глубину до 35 километров.

На Прохоровку была брошена 4-я немецкая танковая армия, которая имела на направлении главного удара до 700 танков и штурмовых орудий.

В этой напряженной обстановке Ставка приняла решение о передаче 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской армий Степного фронта в состав Воронежского фронта для использования в намечавшемся контрударе.

На маршрутах движения войск истребители 5-й воздушной армии непрерывно патрулировали и прикрывали их. Именно это позволило советскому командованию относительно свободно маневрировать резервами в дневных условиях.

Соединениям 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова (член Военного совета генерал П. Г. Гришин) и 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жадова (член Военного совета генерал А. М. Кривулин) предстояло совершить марш до 300 километров. 5-я гвардейская армия должна была развернуться на армейской полосе обороны от Обояни до Прохоровки. 5-й гвардейской танковой армии было приказано сосредоточиться севернее Прохоровки. Этими двумя хорошо оснащенными укомплектованными армиями, а также войсками, имеющимися в составе фронта, командующий Воронежским фронтом, с согласия Ставки, решил нанести контрудар.

В районе Прохоровки произошло крупнейшее танковое сражение. На поле битвы участвовало 1200 танков и самоходных орудий. Ожесточенная схватка длилась до позднего вечера. Мощный контрудар советских войск, их организованность и героизм личного состава похоронили все наступательные планы гитлеровцев.

Советское командование правильно сумело оценить назревший кризис немецкого наступления. К 12 июля ударные группировки врага, рвавшиеся к Курску, были измотаны и обескровлены.

12 июля, когда наступил перелом в Курской битве, по приказу Ставки Верховного Главнокомандования в наступление перешли Брянский и Западный фронты, а 15 июля начал наступление Центральный фронт. В результате контрударов советских войск на южном фасе Курского выступа, с 16 июля, немецко-фашистское командование, понеся большие потери, начало отводить свои войска.

Воронежский фронт и введенные в сражение 18 июля войска Степного фронта перешли к преследованию противника и к исходу 23 июля восстановили то положение, которое занимали до начала оборонительного сражения.

Третье летнее наступление гитлеровцев на Восточном фронте провалилось.

Итак, вражеское наступление — операция «Цитадель» — закончилось полным провалом.

Начался новый этап в Курской битве, в ходе которого развивалось контрнаступление советских войск в рамках Орловской операции и Белгородско-Харьковской операции, завершившееся освобождением 5 августа Орла и Белгорода, а 23 августа — Харькова.

В результате Курской битвы были разгромлены полностью 30 дивизий противника (в том числе 7 танковых). Противник потерял свыше 500 тыс. человек, 1,5 тыс. танков, свыше 3,7 тыс. самолетов, 3 тыс. орудий.

Главным итогом Курской битвы был переход немецких войск на всех театрах военных действий к стратегической обороне. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки советского командования. В Великой Отечественной и второй мировой войне завершился коренной перелом, начатый Сталинградской битвой.

 

на предыдущую на следующую

 

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Десять сталинских ударов

13. ДЕСЯТЬ СТАЛИНСКИХ УДАРОВ.

К 1944 году обстановка еще более изменилась в пользу Советского Союза. Начался завершающий период войны в Европе. Но путь к ее окончанию был труден. Фашистская армия еще оставалась сильной. Из-за отсутствия второго фронта Германия продолжала держать основные войска на советско-германском фронте. Здесь действовало 236 её дивизий и 18 бригад, в состав которых входило более 5 миллионов человек, 54 тыс. орудий, 5400 танков, 3 тыс. самолетов. Германия по-прежнему распоряжалась ресурсами почти всей Европы.

Советские Вооруженные силы превосходили противника по численности личного состава в 1,3 раза, по артиллерии - в 1,7 раза, по самолетам - в 3,3 раза. Это количественное превосходство усиливалось высоким качеством оружия, боевым духом и возросшим оперативно - тактическим искусством командования.

В результате глубокого анализа обстановки Ставка решила в 1944 г. развернуть наступление на фронте от Ленинграда до Крыма включительно.

Наступательные операции 1944 г., получившие в народе название "Десять Сталинских ударов", начались сразу же после завершения наступления 1943 г., не давая врагу опомниться после поражения в битах под Курском и на Днепре.

Задача состояла в том, чтобы выработать такую последовательность ударов по противнику, которые были бы для него неожиданными, носили непрерывный характер и лишали бы его возможности маневрировать силами для отражения главного удара.

Еще в декабре 1943 г. И.В.Сталин, возвратившись с Тегеранской конференции, созвал заседание Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО и некоторых членов Ставки. На заседании были всесторонне рассмотрены вопросы военно-политического положения страны и сделан вывод о том, что советский народ, руководимый партией, добился военно-экономического перевеса над врагом. Теперь дальнейший ход войны стал определяться нашим превосходством над врагом и возросшим мастерством советских воинов.

После заседания Политбюро И.В.Сталин поставил вопрос о новой форме проведения компании 1944 г. При обсуждении вопроса о местах сосредоточения наших войск для разгрома фашистских сил было выявлено на всем стратегическом фронте 10 районов. После этого в Генштабе началась практическая разработка предстоящих операций.

Первый удар, в результате которого была взломана долговременная оборона немцев, был нанесен нашими войсками в январе 1944 г. под Ленинградом и Новгородом. В результате этого удара была разгромлена и отброшена в Прибалтику полумиллионная фашистская армия.

Второй удар был нанесен в феврале - апреле 1944 г. на Правобережной Украине. Там была уничтожена группировка немцев (10 дивизий) в районе Корсунь-Шевченковский. После этого, в самый разгар весенней распутицы, было развернуто широкомасштабное наступление. Это было столь неожиданно для немцев, что они, спасаясь бегством, бросали технику и вооружение из-за непроходимости дорог, и отступили за р. Буг и Днестр. Правобережная Украина была освобождена от врага. Советские войска вступили на территорию Молдавии, а 26 марта вышли на границу с Румынией.

В апреле - мае 1944 г. наши войска нанесли третий сокрушительный удар по врагу в районе Крыма и Одессы. Немцам понадобилось для захвата Крыма 250 дней, а советские войска освободили его за 5 дней (7 - 12 мая 1944 г.).

Не успели немцы опомниться от ударов на юге, как в июне 1944 г. на них был обрушен четвертый удар - в районе Карелии. В результате Красная Армия разбила финские войска, освободила Выборг и Петрозаводск, освободила часть Карело-Финской республики.

Под влиянием успехов Красной Армии наши союзники уже не в состоянии были и дальше затягивать открытие второго фронта. 6 июня 1944 г. американско-английское командование, с опозданием на два года, приступило к высадке крупного десанта в Северной Франции.

Пятый удар был нанесен немцам в июне - июле 1944 г. под Витебском, Бобруйском, Могилевом. Нанося удары, создавая для врага "котлы", используя комбинированные удары артиллерии, танков и авиации, наши войска завершили операцию окружением и уничтожением 30 немецких дивизий под Минском. Была полностью освобождена Белоруссия, часть Польши, Литвы, с выходом через Вислу и Неман на границу с Германией.

В результате шестого удара (в июле - августе) Красная Армия отбросила немцев за реки Сан и Вислу с освобождением Западной Украины и закреплением на плацдарме западнее Сандомира.

В августе 1944 г. наши войска нанесли седьмой удар - в районе Кишинев - Яссы, где были окружены и разгромлены 22 немецкие дивизии, вынудили к капитуляции румынскую армию. В результате этой операции была полностью освобождена Молдавия, выведены из войны Румыния и Болгария.

В результате восьмого удара (в сентябре - октябре 1944 г) под Таллином и Ригой немецкие войска были разгромлены и изгнаны из Прибалтики, а также выведена из войны Финляндия, объявившая войну Германии.

Девятый удар наши войска нанесли в октябре 1944 г. между Тиссой и Дунаем в Венгрии и Югославии. В результате этого удара из фашистского блока была выведена Венгрия и освобождена значительная часть Югославии. Войска перешли через Карпатский хребет и вступили на территорию Чехословакии.

Но еще осталась северная часть советско-германского фронта. В планах немецко-фашистского командования значительное место занимал вопрос захвата северо-западных районов Советского Союза, овладения Советским Заполярьем, морскими путями Северного Ледовитого океана и захват Мурманской железной дороги. Это позволило бы фашистской Германии обеспечить свой северный фланг, а также изолировать СССР от внешнего мира и не допустить судоходства между нашими северными портами и портами Англии и США. Гитлеровцы также считали, что захват Советского Севера наилучшим образом обеспечит германские коммуникации для вывоза из СССР стратегического сырья и снабжения войск 20-й горной армии.

Благодаря героической обороне войск Карельского фронта все попытки немецко-фашистских войск летом 1941 г. захватить Мурманск и перерезать Мурманскую железную дорогу были сорваны. В этих условиях с 1942 года центр тяжести был перенесен на военно-морской и воздушный театры боевых действий.

За годы войны по северной трассе совершили переход 1470 союзных и советских судов в 74 конвоях и 41 судно одиночным порядком. Из этого количества 94 - 95 % всех судов благополучно достигли портов назначения. В общей сложности они доставили в СССР около 5 млн. тонн грузов.

Во время Великой Отечественной войны Северный флот совместно с авиацией проводил разведку вражеских коммуникаций и баз противника, наносил удары по немецким боевым кораблям и морским транспортным караванам, активно используя подводные лодки.

В период с 7 октября по 1 ноября 1944 г. войска Карельского фронта (силами 14 армии) и соединения Северного военно-морского флота начали наступление против немецких войск на Петсамо-Киркенесском направлении. В условиях пересеченной местности севера наши войска прорвали фронт противника, форсировали реку Титовка и, несмотря на ожесточенное сопротивление вражеских войск, 15 октября совместными усилиями войск 14 армии и подразделений морской пехоты овладели городом и портом Петсамо - важной военно-морской базой и мощным опорным пунктом обороны противника на Севере.

Продолжая преследовать противника, части 131-го и 99-го стрелковых корпусов при содействии Северного флота, 25 октября овладели норвежским городом Киркинес, а 27 октября 126 легкий стрелковый корпус занял г. Найден. Так, в конце октября 1944 г. был осуществлен десятый удар на самой северной части фронта. Наши войска выбили немцев из района Печенга и вступили в Норвегию.

Таким образом, 1944 год завершился полным и неуклонным преимуществом Красной Армии над Вермахтом.

В ходе боевых действий 1944 г. советские Вооруженные Силы уничтожили и пленили 138 дивизий; 58 немецких дивизий, понесших потери до 50 % и более, были расформированы и сведены в боевые группы. Только в боях за Белоруссию войсками Красной армии были взято в плен 540 тыс. немецких солдат и офицеров. 17 июля 1944 г. до 60 тыс. из этого состава, во главе с 19 генералами, были проведены по улицам Москвы.

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Сражения под Ленинградом и Новгородом

СРАЖЕНИЯ ПОД ЛЕНИНГРАДОМ И НОВГОРОДОМ

Прорыв блокады в январе 1943 г. намного улучшил положение Ленинграда. И все же он оставался еще фронтовым городом. Враг стоял у его стен и подвергал городские районы систематическим налетам авиации и обстрелу из тяжелых орудий. В результате погибло почти 17 тыс. и было ранено около 34 тыс. ленинградцев.

 

В оккупированной части Ленинградской области росло сопротивление захватчикам. Гитлеровцы свою злость за провал планов захвата Ленинграда вымещали на мирном населении. Они разрушали города, жгли села, угоняли людей на каторгу в Германию, вывозили машины, зерно, скот, домашние вещи. Дикий разгул фашистов еще более усиливал лютую ненависть к ним. Все больше советских людей уходило в партизаны. К началу 1944 г. численность ленинградских партизан возросла до 35 тыс. человек. Они были объединены в 13 бригад. Перед наступлением советских войск основные силы партизан наносили удары по коммуникациям противника в районах Гдова, Пскова, Струг Красных, Луги.

 

Войскам Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов противостояла группа армий "Север" (18-я и 16-я армии), которой командовал генерал-фельдмаршал Г. Кюхлер. Она насчитывала 741 тыс. солдат и офицеров, 10 070 орудий и минометов, 385 танков и штурмовых орудий и 370 самолетов. Гитлеровцы за два с половиной года создали сильную оборону, построив на ее рубежах железобетонные и деревоземляные огневые точки, прикрытые минными полями и проволочными заграждениями.

 

Наступление Красной Армии под Ленинградом и Новгородом готовилось тщательно. Еще в сентябре 1943 г. Ставка рассмотрела предложения Военных советов Ленинградского и Волховского фронтов по предстоящей операции и внесла в них коррективы. В результате работы Генштаба, командования фронтов и Балтийского флота был разработан план операции. Советское командование решило осуществить наступление силами Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов и Балтийского флота. Привлекались также авиация дальнего действия, ленинградская армия Войск ПВО страны и партизанские формирования. В составе фронтов насчитывалось 1 252 тыс. солдат и офицеров, 20 183 орудия и миномета, 1580 танков и самоходно-артиллерийских установок, 1386 боевых самолетов.

 

В соответствии с планом операции войскам Ленинградского и Волховского фронтов предстояло вначале разгромить фланговые, петергофско-стрельнинскую и новгородскую, группировки 18-й армии противника, а затем, развивая наступление на кингисеппском и лужском направлениях, завершить разгром этой армии и выйти на рубеж реки Луга. В последующем соединения и части всех трех фронтов, наступая в направлениях Нарвы, Пскова и Идрицы, должны были нанести поражение 16-й немецкой армии и полностью освободить Ленинградскую и Калининскую области.

 

Первыми повели наступление войска 2-го Прибалтийского фронта. Их задача заключалась в том, чтобы сковать 16-ю армию противника, не допустить переброски ее сил под Ленинград и Новгород. 12 января 1944 г. соединения 3-й ударной армии и 10-й гвардейской армии атаковали врага юго-западнее города Новосокольники, а через два дня 22-я армия нанесла удар севернее этого города.

 

Ленинградский фронт перешел в наступление 14 января. 2-я ударная армия атаковала противника с ораниенбаумского плацдарма в направлении на Ропшу. 15 января в сражение вступила 42-я армия. Наступая из района Пулковских высот, она тоже продвигалась к Ропше.

 

Бои с самого начала носили напряженный характер. Немецко-фашистские войска, опираясь на сильно укрепленные оборонительные рубежи, оказывали ожесточенное сопротивление. За первые три дня 2-я ударная и 42-я армии продвинулись лить на 8-10 км. 18-19 января командующие армиями ввели в сражение свои вторые эшелоны и подвижные группы. 19 января 42-я армия овладела Красным Селом, а 2-я ударная армия - Ропшей. К исходу дня петергофско-стрельнинская группировка врага была разгромлена. Передовые соединения этих армий встретились в районе Русско-Высоцкое.

 

Балтийский флот ударами авиации, огнем корабельной и береговой артиллерии содействовал войскам Ленинградского фронта в прорыве вражеской обороны, уничтожении артиллерийских групп противника, а также прикрывал их приморский фланг.

 

Не менее напряженно развивались события под Новгородом. Волховский фронт начал наступление 14 января. Войскам 59-й армии при прорыве обороны врага пришлось действовать в очень трудных условиях лесисто-болотистой местности, Южная группа этой армии в ночь на 14 января скрытно по льду преодолела озеро Ильмень, с боем овладела плацдармом и через некоторое время перерезала железную дорогу Новгород - Шимск. Противник, стремясь ликвидировать прорыв советских войск, перебрасывал под Новгород резервы и предпринимал контратаки. Но это не помогло ему. 20 января Новгород был освобожден.

 

Ленинградский и Волховский фронты при поддержке Балтийского флота и авиации дальнего действия, разгромив фланговые группировки 18-й немецкой армии, создали условия для наступления по всему фронту, от Финского залива до озера Ильмень. Гитлеровское командование, опасаясь окружения 18-й армии, в ночь на 21 января стало отводить ее войска с выступа восточнее Тосно, Чудово. Ленинградский фронт развернул наступление на Кингисепп и Красногвардейск. К 30 января его войска вышли к реке Луга в нижнем течении и на нескольких участках форсировали ее. Волховский фронт наступал в направлениях Луги и Шимска. К концу января войска его правого крыла и центра овладели Октябрьской железной дорогой, а войска левого крыла совместно с партизанами - станцией Передольская. Войска левого крыла 2-го Прибалтийского фронта 29 января заняли железнодорожную станцию и город Новосокольники.

 

В результате усилий трех фронтов и Балтийского флота противник был отброшен от Ленинграда.

 

В первой половине февраля советские войска продолжали наступление. Ленинградский фронт главными силами наступал на Нарву и Гдов, а его 67-я армия - к городу Луга. 1 февраля 2-я ударная армия форсировала реку Луга и овладела Кингисеппом. Через день она вышла к реке Нарва и захватила плацдарм на другом ее берегу. 42-я армия с боями преодолела реку Луга южнее Кингисеппа и 4 февраля вступила в освобожденный партизанами Гдов. Волховский фронт главными силами медленно продвигался к городу Луга с востока.

 

Немецко-фашистское командование, не сумев сдержать советские войска силами 18-й армии, стало спешно перебрасывать в район Луги дивизии с других участков фронта. В начале февраля гитлеровцам удалось создать здесь сильную группировку. Из районов Луги и Уторгоша они нанесли контрудары и 3 февраля окружили западнее станции Передольская части двух советских дивизий и партизанский полк. Однако уничтожить окруженную группировку противник не смог. В течение двух недель, до подхода своих главных сил, советские воины во главе с командиром 256-й дивизии полковником А. Г. Козиевым героически отражали атаки врага.

 

n

Ожесточенные бои в районе Луги продолжались и днем и ночью. В результате обходного маневра войска фронта, разгромив лужскую группировку противника, 12 февраля овладели Лугой. К исходу 15 февраля войска Ленинградского и Волховского фронтов вышли на рубеж река Нарва, севернее озера Псковское, Крени, Шимск.

 

Отступавшая 18-я армия врага оказалась под угрозой полного разгрома. В опасное положение попала и 16-я немецкая армия. Фашистское командование стало отводить ее соединения на запад. Отход этой армии не был вовремя установлен командованием 2-го Прибалтийского фронта. Поэтому преследование началось с запозданием. 18 февраля войска фронта заняли Старую Руссу, а через три дня - Холм.

 

22 февраля Ставка, оперативно руководившая ходом боевых действий, поставила фронтам новые задачи. Они должны были завершить разгром группы армий "Север" и начать освобождение советских Прибалтийских республик.

 

Ленинградский фронт вступил на территорию Эстонии, расширил плацдарм за рекой Нарва, но город Нарва взять не смог. Войска его левого крыла продолжали преследование противника на псковском направлении. 24 февраля они во взаимодействии с 1-й ударной армией 2-го Прибалтийского фронта, преследовавшей врага в направлении на Остров, овладели важным узлом железных дорог - станцией Дно. К концу февраля оба фронта вышли в районы к востоку от Пскова и Острова. Войска левого крыла 2-го Прибалтийского фронта достигли рубежа Новоржев, Пустошка. Встретив упорное сопротивление противника, советские армии вынуждены были остановиться на подступах к границе Латвийской ССР.

 

Более чем полтора месяца непрерывно шли тяжелые бои. К тому же стояла плохая погода. Оттепели, туманы, метели крайне осложняли боевые действия. К концу февраля они стали испытывать недостаток в боеприпасах и боевой технике. Соединения и части нуждались и в пополнении людьми. Учитывая эти обстоятельства, Ставка 1 марта отдала фронтам приказ прекратить наступление и приступить к подготовке новой операции.

 

В результате наступательных действий под Ленинградом и Новгородом советские войска и силы флота нанесли тяжелое поражение группе армий "Север" и отбросили ее на 220-280 км на запад. Три дивизии врага были уничтожены, а 23 - разгромлены. Важнейшим итогом наступления было полное освобождение от блокады Ленинграда, очищение от оккупантов почти всей территории Ленинградской и Калининской областей.

 

Эта победа была добыта в трудной и ожесточенной борьбе войсками Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов. Большой вклад в ее достижение внесли также Балтийский флот, авиация дальнего действия, ленинградские партизаны. При этом особую роль сыграла скрытная переброска балтийскими кораблями дивизий 2-й ударной армии на ораниенбаумский плацдарм, осуществлявшаяся в сложных ледовых условиях.

 

Советские летчики надежно прикрывали сухопутные войска и корабельные силы, наносили удары но боевым порядкам и резервам противника. Так, 13-я и 14-я воздушные армии в январе - феврале совершили около 13 тыс. боевых вылетов, а авиация флота - около 4500. Авиация дальнего действия наносила бомбовые удары по важнейшим объектам обороны и тыла врага. Ленинградская армия Войск ПВО страны, прикрывая сухопутные силы, произвела около 12 тыс. самолетовылетов.

 

Партизаны и подпольщики, тесно взаимодействуя с частями Красной Армии, вели бои за населенные пункты, нападали на транспорт врага и отдельные воинские подразделения. За время операции они подорвали более 58 тыс. рельсов, 300 мостов, пустили под откос свыше 130 воинских эшелонов. Их героические действия получили высокую оценку. 5 тыс. человек были награждены орденами и медалями, а П.Г. Васильев. А.В. Герман, К.Д. Карицкий, В.И. Никифоров, П.П. Сергунин и другие партизаны удостоились звания Героя Советского Союза.

 

В составе Ленинградского фронта было более 148 тыс. коммунистов и более 101 тыс. комсомольцев. Это была великая сила, которая вела за собой остальных воинов на образцовое выполнение боевых задач.

 

Ленинград - город славных революционных традиций, олицетворял собой непобедимый дух советских людей, их неукротимое стремление, невзирая ни на какие трудности, отстоять социалистическую Родину. Ленинградцы показали себя истинными советскими патриотами. Как свидетельствовала Чрезвычайная государственная комиссия, в суровые дни блокады умерло от голода 641 803 человека. Многие из них похоронены в братских могилах Пискаревского кладбища. На камне мемориальной стены высечены печально-торжественные слова:

...Они защищали тебя, Ленинград,

Колыбель революции.

Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем,

Так их много под вечной охраной гранита,

Но знай, внимающий этим камням,

Никто не забыт и ничто не забыто.

 

на предыдущую на следующую

ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРАВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ
КОРСУНЬ-ШЕВЧЕНКОВСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

К концу 1943 года перед руководством страны и Вооруженными Силами вплотную встал вопрос о третьей военной зимней кампании. Военно-политическое положение Советского Союза к тому времени значительно упрочилось. Успешное завершение советскими войсками летне-осенней кампании 1943 года, закончившейся освобождением Левобережной Украины и Донбасса, изоляцией вражеских войск в Крыму, взломом их обороны на Днепре и захватом крупных стратегических плацдармов на его правом берегу, а также широко развернувшееся партизанское движение в тылу оккупантов и наличие в распоряжении Ставки мощных стратегических резервов, создали благоприятные условия для проведения новых крупных наступательных операций. Освобождение Кременчуга, Днепропетровска, Запорожья, Черкасс и Киева резко ухудшило положение противника. Была освобождена половина всей советской территории, захваченной врагом. Красная Армия сломила наступательную мощь гитлеровского вермахта, заставила врага на всем советско-германском фронте перейти к обороне. Война вступила в ту стадию, когда непосредственно решалась задача полностью завершить освобождение советской земли.

 

В ноябре - декабре, повседневно руководя наступательными действиями войск на фронте, Ставка Верховного Главнокомандования и Генштаб одновременно были заняты выработкой плана операций на ближайшую зиму.

 

За год, начиная с контрнаступления под Сталинградом, советские войска полностью уничтожили или пленили 56 дивизий врага, 162 дивизиям нанесли тяжелое поражение. Враг был вынужден перебросить к концу 1943 года с Запада 75 дивизий, много техники и вооружения.

 

Мощь Советских Вооруженных Сил неуклонно возрастала. За 1943 год было создано 78 новых дивизий. Войска, действовавшие на фронте, в то время насчитывали уже более 6 млн. солдат и офицеров, 91 тыс. орудий и минометов, 4,9 тыс. танков и самоходных орудий, 8,5 тыс. самолетов, К тому же Ставка имела в своем распоряжении значительные резервы солдат и офицеров. По всем данным, которыми располагал Генеральный штаб, Красная Армия превосходила гитлеровскую армию по численности, по боевой технике и по вооружению.

 

Значительно выросли за это время советские военные кадры. Они обогатились новым опытом стратегического и оперативно-тактического искусства и научились более эффективным способом бить врага с наименьшими потерями. Все это предоставляло советскому командованию возможность развернуть на всем фронте широкие наступательные операции с целью скорейшего освобождения от врага всей советской земли, уделив основное внимание флангам советско-германского фронта. Наступление мыслилось как ряд последовательных стратегических операций, проводимых в разное время на удаленных друг от друга участках.

 

Глубокое и всестороннее рассмотрение на совместном заседании Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО и Ставки военно-политического положения страны, тщательный анализ соотношения сил, перспектив войны позволили определить наиболее целесообразный план дальнейших действий.

 

На Юго-Западном направлении советско-германского фронта предусматривалось в течение зимы освободить Правобережную Украину и Крым и выйти здесь весною к государственной границе.

 

Замысел Ставки Верховного Главнокомандования состоял в том, чтобы мощными ударами на 1400-километровом фронте от Овруча до Херсона рассечь оборону врага, разгромить его по частям и освободить Правобережную Украину. Намечалось в начале наступления нанести поражение противнику в восточных районах Правобережья и выйти на рубеж река Южный Буг, Первомайск, Широкое, река Ингулец. Затем фронты должны были завершить разгром вражеских войск и выйти на рубеж Луцк, Могилев-Подольский, река Днестр.

 

Крупнейшими из операций зимой и весной 1944 года были Корсунь-Шевченковская и Крымская.

 

Освобождение Правобережной Украины осуществлялось в ходе восьми операций, первые шесть из которых были связаны единым стратегическим замыслом и с военными действиями на других фронтах: Житомирско-Бердичевская (с 24 декабря 1943 года по 15 января 1944 года), Кировоградская (с 5 по 16 января), Корсунь-Шевченковская (с 24 января по 17 февраля 1944 года), Ровно-Луцкая (с 27 января по 11 февраля), Никопольско-Криворожская (30 января - 29 февраля), Проскуровско-Черновицкая (с 4 марта по 17 апреля), Уманско-Ботошанская (с 5 марта по 17 апреля) и Березнеговато-Снигиревская (с 6 по 18 марта). Так слагалась в целом стратегическая операция при разгроме вражеских войск на всем южном крыле советско-германского фронта, при создании условий для полного изгнания оккупантов с Украины. Дополняла их Одесская наступательная операция (с 26 марта по 14 апреля), практически совпадавшая с ними по времени, но достаточно самостоятельная по своей организации и проведению в жизнь. Наконец, когда все они уже были завершены либо близились к этому, началась Крымская операция (с 8 апреля по 12 мая).

 

К началу 1944 г. на Правобережной Украине действовали крупнейшие группировки войск сторон. 1, 2, 3 и 4-й Украинские фронты насчитывали 2 230 тыс. солдат и офицеров, 28 654 орудия и миномета, 2015 танков и самоходно-артиллерийских установок и 2600 самолетов. Обе немецкие группы армий - "Юг" Манштейна и "А" Клейста - имели 1 760 тыс. солдат и офицеров, 16 800 орудий и минометов, 2200 танков и штурмовых орудий и 1460 самолетов. Следовательно, общее превосходство советских войск было сравнительно небольшим. Несмотря на это, они успешно вели наступление, прочно удерживали стратегическую инициативу.

 

Немецко-фашистское командование, ожидавшее главного удара Красной Армии на юге, готовилось здесь к упорной обороне, стремясь, во что бы то ни стало, удержать важные во всех отношениях районы Правобережной Украины.

 

В конце 1943 - начале 1944 г. все четыре Украинских фронта перешли в наступление. В конце декабря первыми боевые действия начали войска 1-го Украинского фронта. 24 декабря ударная группировка фронта в составе 1-й гвардейской, 18-й, 38-й армий, 3-й гвардейской и 1-й танковых армий, начав Житомирско-Бердичевскую операцию, нанесла удар в направлении Винницы. 25 - 28 декабря в наступление перешли остальные армии. В тылу врага активизировали действия партизаны.

 

4-я танковая армия противника, понеся тяжелые потери, отступила. К 30 декабря вражеская оборона была прорвана на фронте шириной до 300 км и в глубину на 100 км. Стремясь восстановить ее, немецко-фашистское командование в начале января сосредоточило против 1-го Украинского фронта еще десять пехотных и две танковые дивизии. Стянув в район Винницы и Умани крупные силы, гитлеровцы нанесли два контрудара. Ожесточенные бои продолжались почти две недели. Врагу удалось потеснить советские части на 25-30 км.

 

14 января войска 1-го Украинского фронта, продвинувшиеся за три недели на 80-200 км, приостановили наступление. К этому времени они почти полностью освободили Киевскую и Житомирскую области и многие районы Винницкой и Ровенской областей. С выходом армий левого крыла фронта на рубеж Ильинцы, Жашков оказался охваченным левый фланг группировки противника, которая все еще удерживала правый берег Днепра в районе Канева. Создались предпосылки удара по этой, корсунь-шевченковской, группировке.

 

5 января перешел в наступление 2-й Украинский фронт. В результате ожесточенных боев его войска овладели Кировоградом. Тем самым к середине января оказался под угрозой и правый фланг группировки врага.

 

10-11 января начали наступление 3-й Украинский фронт и 4-й Украинский фронт. Они должны были разгромить противника на никопольском плацдарме и в районе Никополя. За пять-шесть дней напряженных боев им удалось лишь несколько потеснить врага. Стало ясно, что оба фронта, испытывавшие недостаток в людях и, особенно, в танках и боеприпасах, наличными силами не смогут добиться более решительных результатов. Их наступление было временно приостановлено.

 

Учитывая, что войска 1-го и 2-го Украинских фронтов охватили оба фланга корсунь-шевченковской группировки, Ставка приказала окружить и уничтожить ее. Одновременно армии правого крыла 1-го Украинского фронта должны были овладеть районом Ровно, Луцк, Шепетовка. 3-му и 4-му Украинским фронтам, пополненным людьми и боевой техникой, предстояло возобновить наступление на Никополь.

 

В последних числах января все Украинские фронты снова обрушили на противника мощные удары.

 

24 января под Корсунь-Шевченковским атаковали врага войска ударной группировки 2-го Украинского фронта - 4-я гвардейская армия, 53-я армия и 5-я гвардейская танковая армия. Их поддерживала 5-я воздушная армия. 26 января навстречу войскам 2-го Украинского фронта устремилась ударная группировка 1-го Украинского фронта - часть сил 40-й армии, 27-й армии и недавно сформированная 6-я танковая армия. Группировку поддерживала 2-я воздушная армия.

 

Ударные группировки обоих фронтов, сосредоточенные у основания корсунь-шевченковского выступа, нанесли удар по сходящимся направлениям и соединились в районе Звенигородки. Девять дивизий и одна бригада противника оказались в котле. К 3 февраля были образованы внутренний и внешний фронты окружения. В этих боях особенно отличились 20-й и 29-й корпуса из состава 5-й гвардейской танковой армии, а также подвижной отряд 6-й танковой армии, которым командовал генерал М. И. Савельев.

 

Прочное кольцо окружения методически сжималось, хотя гитлеровцы и занимали выгодные для обороны позиции. Советским войскам приходилось наступать по раскисшей местности. Подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия из-за оттепели был сильно затруднен. Войска были вынуждены использовать в основном конские и воловьи упряжки и вьюки. Для танковых армий горючее перебрасывалось самолетами.

 

Несмотря на эти трудности, войска продвигались вперед. Летчики наносили по окруженным войскам сильные удары, блокировав вражескую группировку с воздуха, срывали её снабжение. Положение группировки становилось безнадежным. 8 февраля советское командование предложило ей капитулировать, выдвинув гуманные условия. Однако противник отверг предложение.

 

Фашистское командование в поиске возможностей спасения окружённой группировки снимало с других участков крупные силы. 27 января против советских войск, образовавших внешний фронт окружения, действовали три танковые и три пехотные дивизии. 11 февраля противник имел здесь уже восемь танковых и шесть пехотных дивизий.

 

Ставка Верховного Главнокомандования, чтобы сорвать замысел врага, ввела в сражение свой резерв - 2-ю танковую армию. Ожесточенность боев усилилась. Гитлеровским дивизиям, атаковавшим извне, ценой больших жертв удалось пробиться в район Лысянки, а окруженным войскам - навстречу им в район Шендеровки. Между ними оставалась полоса всего в 12 км. Но преодолеть ее они так и не смогли.

 

Важную роль в срыве попыток противника прорвать окружение сыграли мощные удары самолетов-штурмовиков 2-й воздушной армии по его танковым группировкам, пытавшимся освободить окруженные войска.

 

Развязка произошла 17 февраля, когда остатки вражеской группировки предприняли последнюю попытку вырваться из окружения. Сосредоточившись в районе Шендеровки, они под прикрытием ночной темноты и бушевавшей пурги колоннами двинулись в юго-западном направлении. По ним обрушили удары летчики 392-го полка 312-й ночной легкобомбардировочной дивизии. Смертоносный огонь открыли "катюши" и артиллерия. Но отчаявшиеся фашисты лезли напролом. Ураганным огнем встретили врага бойцы и командиры частей и соединений 27-й и 4-й гвардейской армий.

 

Лишь небольшой группе танков и бронетранспортеров с генералами и старшими офицерами удалось вырваться из окружения. До этого гитлеровское командование эвакуировало самолетами около 3 тыс. солдат и офицеров.

 

Корсунь-Шевченковская операция закончилась тяжелым поражением врага. 55 тыс. его солдат и офицеров были убиты, более 18 тыс. попали в плен. Вся боевая техника и вооружение остались на поле сражения.

 

на предыдущую на следующую

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОДЕССЫ
ОПЕРАЦИЯ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ КРЫМА

Почти одновременно с наступлением под Корсунь-Шевченковским войска правого крыла 1-го Украинского фронта в районе Ровно нанесли по противнику внезапный удар. Несмотря на сложный рельеф местности и неблагоприятные погодные условия, наступление, начатое 27 января, развивалось успешно. 2 февраля в результате ожесточенных боев соединения 13-й армии при активном содействии украинских партизанских отрядов освободили Луцк и Ровно. Сломив сопротивление врага, 60-я армия 11 февраля овладела Шепетовкой - важным узлом железных дорог.

 

3-й и 4-й Украинские фронты, возобновившие наступление 30-31 января, действовали в чрезвычайно трудных условиях, вызванных оттепелью. Войска генерала Р.Я. Малиновского успешно прорвали оборону противника и 5 февраля заняли Апостолово. Войска генерала Ф.И. Толбухина 8 февраля, полностью очистив от врага левый берег Днепра, ликвидировали никопольский плацдарм. В тот же день совместными усилиями фронтов был освобожден Никополь. После небольшой паузы, использованной для подтягивания тылов, 3-й Украинский фронт нанес удар в направлении на Кривой Рог и 22 февраля овладел им. В последующие дни войска фронта вышли к реке Ингулец. 5-я ударная армия 4-го Украинского фронта форсировала Днепр и к 29 февраля вышла на рубеж Блакитное, Качкаровка. В дальнейших боях на Правобережной Украине этот фронт не участвовал. Перед ним была поставлена задача освободить Крым.

 

Наступление советских войск активно поддерживалось украинскими партизанами, подпольными организациями и местным населением. Так, партизанское соединение С. Ф. Маликова своими действиями способствовало освобождению города Коростень. Соединения В. А. Бегмы, И. Ф. Федорова, Н. В. Таратуты участвовали во взятий Ровно. В самом городе подпольные группы Н. М. Астафова и других руководителей подполья совершали диверсии. Успешно выполняли задания советского командования и кировоградские подпольщики.

 

Январско-февральское наступление Украинских фронтов завершилось значительным успехом. Немецко-фашистские захватчики потерпели поражение под Житомиром и Бердичевом, Кировоградом и Корсунь-Шевченковским, Ровно и Луцком, Никополем и Кривым Рогом. Сложились условия для полного очищения от врага Правобережной Украины.

 

В соответствии с замыслом Ставки 1-му Украинскому фронту предстояло нанести удар из района Дубно, Шепетовка, Любар на Чертков, Черновицы (Черновцы); 2-й Украинский фронт должен был наступать из района Звенигородки на Умань, Яссы, а 3-й Украинский - из района южнее Кривого Рога на Николаев, Одессу. Целью этих ударов было рассечение обороны противника, уничтожение его войск по частям и полное освобождение Правобережной Украины.

 

Перед наступлением фронты провели крупную перегруппировку сил, пополнились людьми и боевой техникой.

 

Немецко-фашистские войска в январе - феврале также получили значительное подкрепление. Обе группы армий, хотя и понесли серьезный урон, все еще представляли весьма внушительную силу.

 

В начале марта три Украинских фронта почти одновременно возобновили наступательные действия в полосе от Луцка до устья Днепра.

 

Первым 4 марта начал наступление 1-й Украинский фронт. 60-я и 1-я гвардейская армии, действовавшие на направлении главного удара, прорвали оборону врага на рубеже Шумское, Любар. В этот же день в сражение были введены 4-я танковая армия и 3-я гвардейская танковая армия. Ударная группировка 7-10 марта передовыми частями достигла рубежа Тарнополь (Тернополь), Проскуров, а в районе Волочиска перерезала важную железнодорожную магистраль Львов-Одесса. Основные силы группы армий "Юг" были охвачены с запада.

 

5 марта из района Звенигородки в направлении на Умань перешла в наступление ударная группировка 2-го Украинского фронта в составе 27-й и 52-й армий и 4-й гвардейской армии. В тот же день вражеская оборона была прорвана. Для развития успеха командование фронта ввело в прорыв три танковые армии - 2-ю, 5-ю гвардейскую и 6-ю. Пытаясь задержать советские войска, противник использовал резервы. На подступах к Умани разгорелось большое сражение, закончившееся поражением гитлеровцев. 10 марта Умань была освобождена. Советские части перешли к преследованию врага. Передовые отряды ударной группировки фронта к 11 марта вышли на Южный Буг в районе Джулинки и с ходу форсировали реку.

 

8 марта началось наступление войск 5-й и 7-й гвардейских армий. Прорвав оборону противника, они стали продвигаться в направлении Первомайска.

 

Выход 1-го Украинского фронта на линию Тарнополь, Проскуров и 2-го Украинского фронта на Южный Буг создал угрозу окружения 1-й танковой армии противника. Чтобы избежать новой катастрофы, немецко-фашистское командование развернуло против 1-го Украинского фронта до девяти танковых и шесть пехотных дивизий, приказав им нанести контрудар. На рубеже Тарнополь, Волочиск, Проскуров с 11 по 19 марта шли ожесточенные бои. Наступление ударной группировки фронта на некоторое время задержалось.

 

Советское командование перебросило в этот район 1-ю танковую армию, а находившиеся там 60-ю и 1-ю гвардейскую армии усилило дивизиями из резерва фронта. 13-й армии, прикрывавшей справа фронтовую ударную группировку, было приказано наступать на юго-запад и выйти 20 марта к городу Броды.

 

6 марта возобновил наступление на николаевско-одесском направлении против группы армий "А" 3-й Украинский фронт. Его ударная группировка в составе 46-й армии и 8-й гвардейской армии прорвала оборону врага. Для развития успеха в сражение была введена конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева, которая уже 8 марта овладела городом Новый Буг. Затем она круто повернула на юг и вышла в тыл противнику. В районе Березнеговатое, Снигиревка 13 дивизий 6-й немецкой армии оказались под угрозой окружения. С большими потерями им удалось отойти в западном направлении. Войска правого крыла фронта, преследовавшие врага, вышли к Южному Бугу в районе Вознесенска. В боях в междуречье Ингульца и Южного Буга 6-я немецкая армия потерпела серьезное поражение: восемь её дивизий были разгромлены.

 

В первой половине марта согласованные действия трех Украинских фронтов вражеская оборона была прорвана на широком фронте. Преодолевая сопротивление гитлеровцев, войска продвигались вперед. Немецкие дивизии отступали, бросая технику и вооружение.

 

Исходя из сложившейся обстановки, Ставка Верховного Главнокомандования 11 марта уточнила задачи фронтам. 1-му и 2-му Украинским фронтам ставилась задача окружить и уничтожить 1-ю танковую армию врага в районе Каменец-Подольского, а 3-му Украинскому - форсировать Южный Буг, освободить Одессу, а затем выйти на реку Прут.

 

Ставка Гитлера, встревоженная тяжелым положением группы армий "Юг", начала срочно перебрасывать на львовское направление резервы - шесть пехотных и две танковые дивизии из Германии, Югославии, Франции и Бельгии. Одновременно с этим немцы стремились закрепиться на Южном Буге и не допустить продвижения на запад войск 2-го и 3-го Украинских фронтов.

 

Войска 1-го Украинского фронта, отражая контрудары противника, продолжали активные действия. На левом крыле 18-я армия овладела городом Хмельник, а 38-я форсировала с ходу Южный Буг и 20 марта освободила Винницу. Войска 13-й армии, действовавшие на правом крыле фронта, с 15 по 20 марта продвинулись до 80 км. и вышли на подступы к городу Броды.

 

Ударная группировка 1-го Украинского фронта, измотав противника в оборонительных боях в районах Тарнополя и Проскурова, 21 марта возобновила наступление. Для достижения высоких темпов продвижения были сосредоточены три танковые армии на смежных флангах 60-й и 1-й гвардейской армий. Совместно с общевойсковыми армиями они преодолели сопротивление врага и устремились в глубину его обороны. Особенно быстро продвигалась 1-я танковая армия. 24 марта танкисты вышли на Днестр и в районе Залещиков с ходу приступили к форсированию реки. Через пять дней они освободили Черновицы. 4-я танковая армия 26 марта овладела Каменец-Подольским.

 

В этих боях наиболее отличились 20-я гвардейская механизированная и 64-я гвардейская танковая бригады.

 

В результате выхода танковых армий 1-го Украинского фронта на рубеж Бучач, Коломыя, Черновицы, пути отступления 1-й танковой армии врага на запад были отрезаны.

 

Главные силы 2-го Украинского фронта, используя плацдармы, захваченные передовыми частями на левом берегу Южного Буга, форсировали этот важный водный рубеж. 17 марта войска фронта вышли на Днестр в районе Могилев-Подольского, с ходу форсировали реку и овладели крупным плацдармом. 40-я армия подошла к городу Хотин. К югу от Тарнополя в обороне противника образовалась огромная брешь. Германское командование направило сюда 1-ю венгерскую армию и несколько немецких дивизий из Германии, Франции, Дании и Югославии. Но это не смогло существенно повлиять на развитие событий.

 

Войска 3-го Украинского фронта вышли на Южный Буг в его нижнем течении и с 18 марта приступили к форсированию реки, ширина которой в районе Новой Одессы достигает 200 - 250 м. Противнику не удалось задержать их дальнейшее продвижение. Советские войска, ломая отчаянное сопротивление фашистов, захватывали плацдармы на правом берегу Южного Буга.

 

Расчеты немцев закрепиться на рубеже Южного Буга провалились. Складывались условия для разгрома фашистских армий по частям.

 

22 марта Ставка скорректировала задачи фронтов. 1-му Украинскому фронту было приказано завершить окружение и уничтожение 1-й немецкой танковой армии в районе Каменец-Подольского. 2-му Украинскому фронту предстояло повернуть войска в южном направлении и наступать вдоль обоих берегов Днестра, тесня противника к Черному морю и не допуская его отхода за реку.

 

События в полосе 1-го Украинского фронта в конце марта развивались очень быстро. Его войска при содействии 2-го Украинского фронта окружили севернее Каменец-Подольского крупную группировку врага, насчитывавшую до 23 дивизий. Развернулись бои по ее ликвидации. Однако командование 1-го Украинского фронта не смогло создать прочных внутреннего и внешнего фронтов окружения. Немецкая группировка, воспользовавшись этим, пробилась в район Бучача и соединилась с дивизиями, помогавшими ей извне вырваться из окружения.

 

Войска 2-го Украинского фронта, преследуя противника, 26 марта вышли на широком фронте на реку Прут, на границу между Советским Союзом и Румынией. Выход войск Красной Армии на государственную границу получил большой международный резонанс. За рубежом это событие было встречено как предвестник близкого разгрома гитлеровской Германии и ее сателлитов.

 

Немецко-фашистское командование, чтобы сдержать натиск 2-го Украинского фронта, перебросило в полосу его действий шесть пехотных дивизий из 6-й армии. В район Ясс оно выдвинуло свежую, 4-ю румынскую армию. Но это не помогло ему остановить советские войска. В конце марта - начале апреля 2-й Украинский фронт вел боевые действия уже на территории Советской Молдавии и Румынии.

 

Продолжал успешно наступать и 3-й Украинский фронт. 27 - 28 марта его главные силы форсировали Южный Буг и развернули решительное наступление в общем направлении на Николаев, Одессу. 28 марта советские войска освободили Николаев.

 

6-я немецкая армия под давлением угрозы, нависшей над ее левым флангом и тылом, вынуждена была начать отход. Войска 3-го Украинского фронта в первых числах апреля заняли станцию Раздельная, а 10 апреля освободили Одессу. Через два дня они овладели Тирасполем, а затем с ходу форсировали Днестр и захватили плацдармы на его правом берегу.

 

На втором этапе борьбы за Правобережную Украину, как и раньше, Красную Армию активно поддерживали партизанские соединения и отряды, подпольные группы, местное население.

 

В итоге наступательных действий в марте - первой половине апреля войска 1, 2 и 3-го Украинских фронтов нанесли новое сокрушительное поражение группам армий "Юг" и "А" и вышли на рубеж Верба, Коломыя, Яссы, Оргеев, Дубоссары и далее по Днестру к Черному морю. Цели операций на Правобережной Украине были достигнуты.

 

Успешное наступление Красной Армии на Правобережной Украине поставило в крайне тяжелое положение 17-ю армию врага, оборонявшуюся в Крыму. Она включала семь румынских и пять немецких дивизий, насчитывавших более 195 тыс. солдат и офицеров, около 3600 орудий и минометов, 215 танков и штурмовых орудий, 148 самолетов.

 

Освобождение Крыма было возложено на 4-й Украинский фронт, Отдельную Приморскую армию генерала А. И. Еременко, Черноморский флот, которым командовал адмирал Ф. С. Октябрьский. В советских сухопутных войсках здесь было около 470 тыс. солдат и офицеров, 5982 орудия и миномета, 559 танков и самоходно-артиллерийских установок, 1250 самолетов. Значительная роль в ликвидации румынско-немецкой группировки отводилась крымским партизанским отрядам.

 

Наступление в Крыму началось 8 апреля, в период, когда советские войска вели бои за Одессу и вышли в северо-восточные районы Румынии. 2-я гвардейская армия атаковала перекопские укрепления и овладела городом Армянск. Но дальнейшее её продвижение приостановилось. В это время соединения 51-й армии, наносившие главный удар с плацдармов южнее Сиваша, прорвали первую полосу вражеской обороны. Фашистские войска отошли с Перекопского перешейка на Ишуньские позиции. Дальнейшие успешные действия 51-й армии вынудили противника начать отвод войск перед фронтом обеих армий. В полосе 51-й армии для преследования отступавшего врага был введен 19-й танковый корпус. С этой же целью обе армии выдвинули подвижные отряды.

 

Отдельная Приморская армия перешла в наступление в ночь на 11 апреля и к утру освободила Керчь.

 

С утра 11 апреля войска Отдельной Приморской армии стали преследовать врага, отходившего вдоль южного побережья Крыма.

 

12 апреля немецкие и румынские дивизии начали отходить с севера и востока полуострова к Севастополю, торопясь укрыться за его укреплениями. 19-й танковый корпус и подвижные отряды, преследуя противника, наносили ему большие потери. Авиация флота наносила удары по вражеским портам и по судам в море. Подводные лодки и торпедные катера атаковали фашистские конвои на переходе. По тылам противника наносили удары партизанские соединения М. А. Македонского, П. Р. Ямпольского и В. С. Кузнецова.

 

15 апреля подвижные части 4-го Украинского фронта, а на следующий день и войска Отдельной Приморской армии вышли к внешнему оборонительному обводу укреплений Севастополя.

 

5 мая войска 4-го Украинского фронта начали штурм севастопольских укреплений. Первыми пошли в атаку в направлении Северной бухты соединения и части 2-й гвардейской армии. За два дня они прорвали две-три линии траншей. 7 мая перешли в наступление войска 51-й и Приморской армий, наносивших главный удар смежными флангами. Особенно жаркие бои завязались на Сапун-горе, являвшейся ключом вражеской обороны Севастополя.

 

8 мая наступавшие вышли к внутреннему оборонительному обводу и атаковали противника. 9 мая Севастополь был полностью освобождён от фашистов. Остатки вражеской группировки бежали на мыс Херсонес, где были либо уничтожены, либо взяты в плен.

 

12 мая наступательная операция войск Красной Армии в Крыму завершилась полным успехом. Противник потерял 100 тыс. убитыми и пленными и всю боевую технику. Если в 1941 - 1942 гг. гитлеровцам потребовалось 250 дней, чтобы овладеть Севастополем, то в 1944 г. советские войска взломали мощные укрепления противника в Крыму за 35 дней, а штурм Севастополя занял всего лишь 3 дня.

 

Наступление на Правобережной Украине и в Крыму закончилось выдающейся победой Красной Армии. Её войска нанесли тяжелое поражение крупнейшей группировке врага. С конца декабря 1943 г. и до середины мая 1944 г. они разгромили 99 дивизий и 2 бригады, из них 22 дивизии и 1 бригаду уничтожили. Из рук фашистских захватчиков были вырваны важные экономические районы страны. Коренным образом изменилась стратегическая обстановка на юге. Советские армии вышли к Карпатам и тем самым расчленили фронт обороны противника, нарушив взаимодействие его войск, расположенных севернее и южнее Карпатских гор. Под угрозой ударов Красной Армии оказались районы, имевшие для Германии большое военно-политическое значение, а также районы, снабжавшие ее стратегическим сырьем. Черноморский флот, возвратившись на свои основные базы, создал реальную угрозу побережью Румынии.

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Освобождение Карелии

ОСВОБОЖДЕНИЕ КАРЕЛИИ

На лето 1944 г. перед Вооруженными силами СССР были поставлены крупные политические цели и вытекавшие из них решительные стратегические задачи. Красной армии предстояло очистить от оккупантов всю советскую землю и приступить к освобождению от фашистской неволи народов Польши, Чехословакии и других европейских стран.

 

Ставка Верховного Главнокомандования положила в основу новой кампании идею последовательных ударов на различных направлениях. Летне-осеннюю кампанию открывали Ленинградский и Карельский фронты. Им предстояло разгромить финскую армию, освободить Карельский перешеек и Южную Карелию.

 

Начиная сражения лета 1944 г., Ленинградский и Карельский фронты, во взаимодействии с Балтийским флотом, Ладожской и Онежской военными флотилиями, нанесли два последовательных удара по финской армии.

 

В полосе Ленинградского фронта 10 июня после артиллерийской и авиационной подготовки войска 21-й армии начали штурм сильно укрепленных позиций врага на Карельском перешейке. С ходу была форсирована река Сестра. Соединения армии отбросили противника на 14 км. 11 июня в сражение вступила соседняя, 23-я армия. Командующий фронтом генерал Л. А. Говоров усилил наступавшие войска резервами фронта. За четыре дня советские армии вышли ко второй, наиболее мощной полосе вражеской обороны, после чего действия 21-й армии были направлены на приморское направление. 17 июня обе армии прорвали вторую полосу обороны и вышли к третьей. В результате ожесточенных боев и эта полоса была прорвана. 20 июня советские войска взяли Выборг.

 

В наступлении участвовали также корабли и десанты Балтийского флота и Ладожской флотилии. Успешно наносили удары по врагу летчики 13-й воздушной армии и авиации флота.

 

В ходе операции на Карельский перешеек была переброшена 59-я армия, которая до этого занимала оборону на восточном берегу Чудского озера. Её войска в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом освободили основные острова Выборгского залива.

 

Финское командование, пытаясь задержать наступление советских войск на Карельском перешейке, перебросило сюда из Южной Карелии четыре дивизии и одну бригаду. На это и рассчитывало советское командование. 21 июня в наступление перешел Карельский фронт. Уже в первый день 32-я армия продвинулась на 16 км. 7-я армия форсировала реку Свирь в районе Лодейного Поля и вклинилась в неприятельскую оборону на 8 км. 23 июня река Свирь была преодолена советскими войсками на всем протяжении. Но после этого врагу, опиравшемуся на мощные оборонительные сооружения, удалось замедлить продвижение советских войск. Ставка Верховного Главнокомандования потребовала усилить натиск, и войска 7-й армии 25 июня при содействии десанта, высаженного Ладожской флотилией, овладели городом Олонец. 28 июня они, совершив обходный маневр, совместно с десантом, высаженным Онежской флотилией, освободили столицу Карело-Финской ССР - Петрозаводск.

 

Отступая, финские части минировали и разрушали дороги, взрывали мосты. Советские войска, преодолевая сильное сопротивление врага, к 10 июля вышли к Сувилахти и Лоймоле и заняли важный узел обороны противника город Питкяранта. С 11 по 20 июля, наступая в крайне сложных условиях местности, они освободили Суоярви, Лиусвара, Ягляярви и ряд других населенных пунктов. Затем разгорелись ожесточенные бои в районе Иломантси и Вяртсиля. 9 августа Ставка Верховного Главнокомандования приказала приостановить продвижение войск.

 

В ходе наступления финские войска были отброшены на Карельском перешейке на 110 км, а в Южной Карелии - на 200-250 км. Советские войска очистили от противника северную часть Ленинградской области. Были возвращены Кировская железная дорога и Беломорско-Балтийский канал - важные коммуникации, связывающие Крайний Север с центральными районами страны.

 

Поражение финской армии вынудило правительство Финляндии поторопиться с принятием решения о выходе из войны. Еще в январе 1944 г. под влиянием разгрома немецко-фашистских войск у Ленинграда Финляндия стремилась заключить перемирие с СССР. Но нажим со стороны гитлеровского руководства и колебания среди правящей финской верхушки не позволили Финляндии сделать необходимые шаги по этому пути. Теперь же, когда Красная Армия достигла советско-финляндской границы 1941 г., вопрос о прекращении войны для Финляндии встал чрезвычайно остро. Хозяйство страны было истощено. В стране резко усилились антивоенные настроения. Немецко-фашистские армии терпели одно поражение за другим. Произошла катастрофа гитлеровцев в Белоруссии, они были изгнаны из Прибалтики и Румынии. Перед лицом этих фактов финскому руководству стала ясна безнадежность продолжения войны. 25 августа Финляндия обратилась с просьбой к Советскому Союзу начать переговоры. 4 сентября её правительство заявило о разрыве отношений с Германией, а 19 сентября

 

в Москве было подписано соглашение о перемирии.

 

При разработке соглашения СССР руководствовался гуманными, демократическими принципами. Одним из условий перемирия было обязательство Финляндии изгнать из своей страны или обезоружить все гитлеровские войска, которые оставались еще на ее территории. Данное обязательство Финляндия выполнила в октябре - ноябре 1944 г. В результате развернувшихся боевых действий от немецко-фашистских войск были полностью очищены северные районы страны.

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Операция "Багратион"

ОПЕРАЦИЯ "БАГРАТИОН"

Продолжая один на один сражаться с главными силами фашистской Германии и ее сателлитов, зимой 1944 года Красная Армия нанесла немецко-фашистским войскам тяжелое поражение. Были полностью уничтожены 30 дивизий и 6 бригад, 142 дивизии и 1 бригада потеряли от половины до двух третей боевого состава. Для поддержки своих фронтов немецкому командованию пришлось перебросить на советско-германский фронт 40 дивизий и 4 бригады из Германии и других стран Западной Европы. Красная Армия освободила колоссальную территорию почти в 330 тысяч квадратных километров, на которой до войны проживало почти 19 миллионов человек.

 

Однако немецко-фашистские войска все еще представляли большую силу.

 

В июле 1944 года германская промышленность достигла высшей точки развития за годы войны. За первое полугодие заводы выпустили более 17 тысяч самолетов, около 9 тысяч тяжелых и средних танков.

 

Выжимая последние силы из страны и народа, лихорадочно стремясь отсрочить неминуемое поражение, гитлеровское руководство проводило мобилизацию за мобилизацией, нанося огромный ущерб немецкой нации. В составе армий фашистской Германии насчитывалось 324 дивизии и 5 бригад. По-прежнему основная часть наиболее боеспособных соединений находилась на советско-германском фронте.

 

Здесь нам противостояло 179 немецких дивизий и 5 бригад, а также 49 дивизий и 18 бригад сателлитов. В этих войсках было 4 миллиона человек, 49 тысяч орудий и минометов, 5250 танков и штурмовых орудий, около 2800 боевых самолетов.

 

В рядах действующей Красной Армии было около 6,4 миллиона солдат и офицеров, фронты имели 92,5 тысячи орудий и минометов, 7,7 тысячи танков и самоходно-артиллерийских установок, 13,4 тысячи самолетов.

 

История не знает примеров, чтобы страна, ведя колоссальные освободительные сражения, одновременно восстанавливала столь высокими темпами и в таком масштабе разрушенное хозяйство. Зимой и весной 1944 года Советский Союз неуклонно увеличивал свою экономическую мощь. В первом полугодии было произведено 16 тысяч самолетов, около 14 тысяч средних и тяжелых танков и самоходно-артиллерийских установок, свыше 90 миллионов снарядов, авиабомб, мин. Усилия народа, объединенного партией, обеспечивали все необходимое для разгрома врага.

 

Наш тыл все обильнее снабжал фронт вооружением, техникой, боеприпасами, снаряжением, материальными ресурсами. Были проведены очередные мероприятия по усовершенствованию организационной структуры войск, формированию новых танковых объединений и соединений, авиационных частей и соединений резерва Верховного Главнокомандования. К началу летней кампании 1944 года в резерве Ставки находились две общевойсковые, одна танковая и одна воздушная армии, а на доукомплектовании - ряд стрелковых, кавалерийских, танковых, механизированных, артиллерийских и авиационных соединений. Советские Вооруженные Силы все более крепли организационно, неуклонно повышались боевое мастерство и моральный дух воинов. На 1 июня в действующей армии было 1 617 408 членов и кандидатов в члены ВКП(б).

 

Еще при планировании операций на зимний период 1944 года советское Верховное Главнокомандование приняло решение провести летом основные операции по разгрому центральной группировки фашистских войск и освобождению Белоруссии. Собственно, с апреля фактически и должно было начаться материальное обеспечение предстоящей летней кампании. ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны принимали все меры к своевременному созданию для этого всех предпосылок.

 

Генеральный штаб представил в ГКО все расчеты на требовавшиеся для этой операции воинские силы, запасы боевой техники, вооружения, боеприпасы, горючее, снаряжение, продовольствие и другие материальные ресурсы. Генштаб считал при этом возможным привлечь к участию в Белорусской операции некоторую часть войск за счет тех, которые освободятся в результате наступательных операций на юге. Разрабатывался и проводился в жизнь также ряд других крупных организационных мероприятий. В частности, в целях улучшения управления войсками на территории Белоруссии 24 апреля 1944 года Западный фронт был переименован в 3-й Белорусский, а из армий его левого крыла, действовавших на могилевском направлении, был создан 2-й Белорусский фронт. Последовали меры по укомплектованию и обеспечению новых фронтов.

 

К лету 1944 года фашистские войска были отброшены на линию Нарва, Псков, Витебск, Кричев, Мозырь, Пинск, Камень-Каширский, Броды, Коломыя, Яссы, Дубоссары, Днестровский лиман. Красная Армия освободила Ленинградскую и Калининскую области, часть Белоруссии, почти всю Украину, часть Молдавии и Крым. На южном участке фронта боевые действия были перенесены уже за пределы СССР и велись на территории Румынии.

 

Готовясь к летней кампании 1944 года, фашистское командование считало наиболее вероятным, что Красная Армия нанесет главный удар на юге. В Белоруссии же они предполагали местные операции сковывающего характера, надеясь отразить их силами группы армий "Центр". Гитлеровское командование не допускало мысли, что советские войска смогут наступать по всему фронту. Поэтому свои основные силы враг держал не в Белоруссии, а на юге.

 

К разработке конкретного оперативного плана проведения Белорусской операции и плана летней кампании 1944 года в целом Генеральный штаб вплотную приступил с апреля. В основу плана был положен замысел Верховного Главнокомандования, которым предусматривалось мощными сходящимися ударами по флангам белорусского выступа - с севера от Витебска через Борисов на Минск и с юга через Бобруйск также на Минск - разгромить главные силы немецкой группы армий "Центр", находившиеся в середине выступа восточнее Минска. Предполагалось, что успешное выполнение замысла позволит полностью освободить всю территорию Белоруссии, отбросить все еще нависавший над Москвой вражеский фронт западнее Смоленска, далее выходом на побережье Балтийского моря и к границам Восточной Пруссии рассечь стратегический фронт врага, поставив в опасное положение действовавшую в Прибалтике группу армий "Север", создать выгодные предпосылки для нанесения последующих ударов по врагу как в Прибалтике, так и в западных районах Украины и для развития новы

 

х, решающих операций на наиболее уязвимых для немцев восточнопрусском и варшавском направлениях.

 

Замыслом предусматривался одновременный переход в наступление на лепельском, витебском, богушевском, оршанском, могилевском, свислочском и бобруйском направлениях с тем, чтобы мощными и неожиданными для врага ударами раздробить его стратегический фронт обороны, окружить и уничтожить немецкие группировки в районе Витебска и Бобруйска, после чего, стремительно развивая наступление в глубину, окружить и затем разгромить войска 4-й немецкой армии восточнее Минска, что создало бы благоприятные условия для развития операций всех четырех фронтов.

 

Одновременно с подготовкой Белорусской операции Генеральный штаб совместно с командованием Ленинградского и Карельского фронтов разрабатывали наступательные операции на Карельском перешейке и в Южной Карелии. Они должны были отвлечь силы и внимание врага от центрального участка фронта. Успех советских войск в этих операциях, которые планировалось

 

30 мая Ставка окончательно утвердила план операции "Багратион". Он был прост и в то же время смел и грандиозен. Простота его заключалась в том, что в его основу было положено решение использовать выгодную для советских войск конфигурацию советско-германского фронта на белорусском театре военных действий, причем советское командование заведомо знало, что эти фланговые направления являются наиболее опасными для врага, следовательно, и наиболее защищенными. Смелость замысла вытекала из стремления, не боясь контрпланов противника, нанести решающий для всей летней кампании удар в одном стратегическом направлении. О грандиозности замысла свидетельствует его исключительно важное военно-политическое значение для дальнейшего хода второй мировой войны, невиданный размах, а также количество одновременно или последовательно предусмотренных планом и, казалось бы, самостоятельных, но вместе с тем тесно связанных между собой фронтовых операций, направленных к достижению общих военно-стратегических задач и политических целей.

 

Конфигурация фронта в Белоруссии представляла собой к тому времени огромный выступ на восток площадью около 250 тыс. кв. км, огромной дугой огибавший Минск. Северный его фас был обращен к Великим Лукам; восточный смотрел с немецкой стороны на Смоленскую и Гомельскую области; южный тянулся вдоль Припяти. Нависая над правым крылом 1-го Украинского фронта, выступ создавал с севера угрозу коммуникациям этого фронта и способствовал обороне фашистских подступов к границам Польши и Восточной Пруссии. Поэтому немецкое командование стремилось удержать выступ во что бы то ни стало и уделяло его обороне исключительное внимание.

 

Главная полоса вражеской обороны проходила по линии Витебск, Орша, Могилев, Рогачев, Жлобин, Бобруйск. Особенно сильно были укреплены районы Витебска и Бобруйска, то есть фланги группы армий "Центр". Мощную оборону она имела также на оршанском и могилевском направлениях. Были построены оборонительные рубежи и в оперативной глубине - по берегам Днепра, Друти и Березины. Все инженерные оборонительные сооружения довольно удачно увязывались с естественными, очень выгодными для обороны условиями местности - реками, озерами, болотами, лесами. Крупные города гитлеровцы превратили в сильные узлы сопротивления, укрепленные системой хорошо развитых траншей, дотов и дзотов, а такие города, как Витебск, Орша, Могилев, Бобруйск, Борисов и Минск, приказом Гитлера были объявлены "укрепленными районами". Это означало, что их следовало удерживать любой ценой.

 

В немецкую группу армий "Центр" входили 3-я танковая, 4, 9 и 2-я армии. В первой полосе обороны находилось 38 дивизий, во втором эшелоне и в резерве - 14 дивизий с большим количеством спецподразделений и команд, а всего, с учетом фланговых соединений соседних групп армий, немцы имели в Белоруссии 63 дивизии и 3 бригады. Руководил центральной группой вражеских войск до 28 июня 1944 года генерал-фельдмаршал Буш. Его армиями командовали генерал-полковник Рейнгардт, генерал пехоты Типпельскирх, генерал танковых войск Форман и генерал-полковник Вейхс. Несколько позже к участию в боях здесь подключилась 4-я танковая армия генерала танковых войск Неринга. На этом направлении было сосредоточено 1 200 тыс. солдат и офицеров, имевших 9,5 тыс. орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий, 1300 боевых самолетов.

 

По утвержденному Ставкой плану операцию "Багратион" решено было начать 19-20 июня.

 

Координация действий фронтов осуществлялась представителями Ставки маршалами Г. К. Жуковым и А. М. Василевским. К работе в войсках они приступили в начале июня 1944 г.

 

Особое внимание уделялось перегруппировке войск. К участкам предстоящего прорыва стягивались огромные массы сил и средств, чтобы создать здесь решающее превосходство над противником. Из резерва Ставки в состав фронтов были переданы управления 4 общевойсковых армий, 2 танковые армии, 52 стрелковые и кавалерийские дивизии, 6 отдельных танковых и механизированных корпусов, 33 авиационные дивизии, более 210 тыс. человек маршевого пополнения. Кроме того, прибыло много отдельных танковых и самоходно-артиллерийских полков и бригад, артиллерийских, минометных, инженерных частей и соединений. Уже в ходе наступления должны были подойти еще две армии. Больше всего сил направлялось в полосу 3-го и правого крыла 1-го Белорусских фронтов. Восемь корпусов авиации дальнего действия в мае были перебазированы в районы Чернигова и Киева, откуда они могли более эффективно поддерживать действия наступающих сухопутных сил. К операции в Белоруссии и Восточной Польше привлекалась и 1-я Польская армия. Она включалась в состав левого крыла 1-го Белорусского фронта.

 

Советское командование, учитывая немалые возможности опытного и сильного противника и необходимость достижения высоких темпов продвижения войск, создавало многократное превосходство над гитлеровцами в силах и средствах. В четырех фронтах насчитывалось 2 400 тыс. человек личного состава, 166 дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов, 7 укрепленных районов, 21 стрелковая, отдельная танковая и механизированная бригады, 36 400 орудий и минометов, 5200 танков и самоходно-артиллерийских установок, 5300 боевых самолетов. Общее превосходство советских войск над врагом было: в людях - двойным, в артиллерии и авиации - почти четырехкратным, а в танках и самоходно-артиллерийских орудиях - почти шестикратным. Еще большим оно было на участках прорыва, что достигалось за счет ослабления неактивных участков фронта. Все это позволяло нанести по противнику сокрушительные удары и непрерывно наращивать натиск в ходе наступления.

 

22 июня подготовка войск к наступлению закончилась.

 

В течение трех лет белорусский народ изнывал под гнетом вражеской оккупации. Гитлеровцы разграбили и уничтожили все общественное достояние белорусского народа, опустошили города, сожгли 1200 тысяч строений в селах, превратили в развалины 7 тысяч школ; фашисты истребили в Белоруссии более 2200 тысяч мирных жителей и военнопленных. Не было почти ни одной семьи, которая жестоко не пострадала бы от войны. Однако Белоруссия не склонила головы перед врагом, народ не пал духом, не опустил руки в борьбе с оккупантами.

 

Зная, что Красная Армия уже разгромила немецкие войска на Украине, отбросив их далеко на запад, белорусские партизанские силы готовились к решающим операциям.

 

К лету 1944 года в Белоруссии действовало 374 тысячи хорошо вооруженных партизан, объединенных в крупные отряды, части и соединения. Общее руководство партизанской борьбой осуществляли подпольные организации ВКП(б) под руководством своего Центрального Комитета и Центрального штаба партизанского движения Советского Союза.

 

Белорусские партизаны приступили к активным действиям несколько раньше фронтов. Еще 8 июня ЦК КП(б) Белоруссии дал указание партизанским соединениям и подпольным обкомам и райкомам дезорганизовать вражеские коммуникации. С 20 по 23 июня партизаны парализовали движение на железных дорогах, прежде всего на тех линиях, которые вели к важнейшим участкам фронта. Только в ночь на 20 июня они подорвали свыше 40 тыс. рельсов. Вот как отозвался о действиях партизан начальник транспортного управления группы армий "Центр" полковник Г. Теске: "Молниеносно проведенная в эту ночь крупная операция партизанских отрядов вызвала... полную остановку железнодорожного движения на всех важных коммуникациях, ведущих к районам прорыва... Партизаны провели блестящую операцию".

 

За несколько дней до начала действий Красной Армии по освобождению Белоруссии партизанские отряды, под руководством партийных органов республики и областей, провели ряд крупных операций по разрушению железнодорожных и шоссейных магистралей и уничтожению мостов, что парализовало вражеский тыл в самый ответственный момент.

 

Белорусская наступательная операция началась 23 июня 1944 года. Войска 1-го Прибалтийского фронта наступали из района северо-восточнее Витебска на юго-запад, на Бешенковичи, Лепель. Ударную группу составляли две армии и танковый корпус. 3-й Белорусский фронт наносил два удара. Две армии и конно-механизированная группа 3-го Белорусского фронта наступали на богушевском направлении, две армии с танковым корпусом - на оршанском, а основная ударная сила фронта - 5-я гвардейская танковая армия предназначалась для развития успеха на одном из этих направлений. Смежным армиям обоих фронтов - 43-й и 39-й - предстояло окружить и уничтожить противостоящие силы 3-й немецкой танковой армии в районе Витебска. Действия сухопутных сил этих фронтов поддерживали 3-я воздушная армия генерала Н. Ф. Папивина и 1-я воздушная армия генерала Т. Т. Хрюкина.

 

Стремительно прорвав вражескую оборону, войска 1-го Прибалтийского фронта 24 июня форсировали Западную Двину в районе Бешенковичей и заняли несколько плацдармов. 60-й стрелковый корпус 43-й армии вышел в район Гнездиловичей и оказался в этот день в 6-10 км от наступавшего навстречу ему 5-го гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии. Над противником нависла угроза окружения. Гитлеровцы яростно сопротивлялись, пытались отбросить советские части, но тщетно. Плацдармы были расширены и соединены. 25 июня западнее Витебска соединились и эти армии. Главные силы фронта, отражая многочисленные контратаки подходивших резервов врага, продолжали развивать наступление. 28 июня они вышли в район севернее Лепеля.

 

За шесть дней войска фронта, форсировав Западную Двину, продвинулись до 90 км. На правом крыле 4-я ударная армия подошла к городу Полоцк.

 

В первый же день наступления войска 3-го Белорусского фронта после сильной артиллерийской и авиационной подготовки быстро прорвали оборону противника на богушевском направлении. На следующий день конно-механизированная группа фронта под командованием генерала Н. С. Осликовского, обогнав стрелковые соединения, вышла в район к западу от Богушевска.

 

На оршанском же направлении враг оказал ожесточенное сопротивление. Воспользовавшись тем, что в ходе артподготовки его артиллерия здесь оказалась слабо подавленной, он задержал продвижение советских войск. В этой обстановке по указанию маршала А. М. Василевского 5-я гвардейская танковая армия маршала П. А. Ротмистрова была введена в сражение на богушевском направлении, где был достигнут наибольший успех.

 

На оршанском участке и на третий день наступление развивалось медленно. Противник, стремясь любой ценой удержать Оршу и дорогу от нее на Борисов-Минск, лихорадочно подбрасывал резервы. Лишь 20 июня правофланговые соединения 11-й гвардейской армии смогли сломить сопротивление вражеских войск и начали быстро продвигаться вперед, что позволило 2-му гвардейскому танковому корпусу войти в образовавшийся севернее автомагистрали прорыв.

 

На правом крыле фронта, после того как 5-й гвардейский стрелковый корпус 39-й армии соединился с 60-м стрелковым корпусом 43-й армии, началась ликвидация окруженной витебской группировки врага, включавшей свыше пяти дивизий и отдельные части 3-й танковой армии. Эту задачу выполняли главные силы 39-й и часть соединений 43-й армий. Им активно содействовала авиация. Гитлеровцы пытались пробиться из окружения в юго-западном направлении. Только в первый день они предприняли до 25 контратак, однако, все их попытки закончились безрезультатно. Часть окруженной группировки 27 июня сдалась в плен, а сопротивлявшиеся войска были уничтожены.

 

Пока продолжались бои под Витебском и Оршей, подвижные войска 3-го Белорусского фронта при поддержке авиации вышли на простор и устремились на запад. 26 июня конно-механизированная группа вышла в район Сенно, 5-я гвардейская танковая армия - на Минскую автомагистраль в районе Толочина, а 2-й гвардейский танковый корпус обошел Оршу с северо-запада, повернул на юг и к вечеру перерезал шоссе западнее города. Противник успел перебросить из района Ковеля навстречу левофланговому корпусу танковой армии 5-ю танковую дивизию и занять оборону восточнее Борисова. Он стремился остановить наступление 3-го Белорусского фронта вдоль автомагистрали и обеспечить отход своих войск на могилевском направлении.

 

Упорное сопротивление гитлеровцев восточнее Борисова задержало продвижение левофлангового корпуса 5-й гвардейской танковой армии почти на двое суток. Однако 27 июня 11-я гвардейская армия и 31-я армия освободили Оршу. Подвижные соединения, поддержанные авиацией, 28 июня вышли к Березине на 60-километровом участке.

 

За шесть дней наступления линия фронта переместилась на запад на 150 км. Рухнула вся вражеская оборона между Западной Двиной и Днепром. "Смоленские ворота" остались далеко позади. Успех 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов в значительной мере объяснялся тщательной подготовкой операции. Умело управляли войсками командующие и штабы фронтов. Хорошо осуществлялось взаимодействие сил, удачно маневрировали подвижные соединения. Очень высоким был наступательный порыв советских воинов.

 

24 июня начались наступательные действия 1-го Белорусского фронта на бобруйском направлении.

 

Из района Рогачев, Жлобин наступали 3-я армия, 48-я армия и 9-й танковый корпус. Из района южнее Паричей наносили удары 65-я армия и 28-я армия. Здесь же действовали конно-механизированная группа фронта под командованием генерала И. А. Плиева и 1-й гвардейский танковый корпус.

 

Таким образом, 1-й Белорусский фронт, как и 3-й Белорусский, наносил два почти равных по силе удара. Действия его войск поддерживали Днепровская военная флотилия и 16-я воздушная армия. Обе ударные группы фронта должны были встретиться в районе Бобруйска.

 

В первый день 65-я и 28-я армии прорвали вражескую оборону на широком фронте, что дало возможность подвижной группе 65-й армии - 1-му гвардейскому танковому корпусу - войти в прорыв и продвинуться на 20 км.. Введенная в сражение на участке этих армий конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева продвигалась на северо-запад для образования внешнего фронта окружения. В ночь на 27 июня 1-й гвардейский танковый корпус, совершив удачный маневр, перерезал дороги от Бобруйска на запад и северо-запад.

 

На рогачевском направлении 9-й танковый корпус нанес по противнику удар из лесисто-болотистого района, где, по его данным, оборона противника была слабой. 26 июня 9-й танковый корпус вырвался вперед и вышел к Бобруйску с востока. К утру следующего дня он перехватил все дороги и переправы северо-восточнее города.

 

Успешное наступление войск фронта на рогачевском и особенно паричском направлениях поставило противника под угрозу окружения. Вражеское командование приказало начать отвод войск с рубежа Жлобин, Рогачев за Березину. Но это решение явно запоздало. В окружении в самом городе и к юго-востоку от него оказалось более шести дивизий 9-й немецкой армии.

 

Вслед за подвижными войсками на внешний фронт окружения выдвигались 3-я и 28-я армии, а на внутренний - 48-я и 65-я армии. Северо-западный участок внутреннего фронта был непрочен. Здесь находились лишь бригады двух танковых корпусов, а стрелковые соединения подойти еще не успели. 27 июня противник начал готовиться к прорыву именно на этом участке, чтобы соединиться с войсками своей 4-й армии.

 

Чтобы сорвать намерение командования противника, 16-я воздушная армия получила приказ нанести по окруженным войскам бомбовые удары. Через три часа командарм поднял в воздух 400 бомбардировщиков и штурмовиков под прикрытием 126 истребителей. Их удары были и мощными и точными. Наземные войска четко обозначали передний край. Вражеские позиции озарились пламенем взрывов и пожарищ. Среди окруженных войск началась паника. Множеством исковерканных автомашин, орудий, танков, штурмовых орудий, тысячами трупов вражеских солдат и офицеров было усеяно поле боя. 28 июня 48-я армия завершила ликвидацию фашистских войск юго-восточнее Бобруйска. Их остатки сдались в плен.

 

В самом Бобруйске бои продолжались по 29 июня.

 

29 июня Бобруйская операция закончилась. К исходу того дня войска фронта продвинулись на 100-110 км. Теперь они уже действовали севернее и северо-западнее Осиповичей и восточнее Слуцка.

 

В дни, когда шли бои под Витебском, Оршей и Бобруйском, начал наступление 2-й Белорусский фронт. Главные усилия войск сосредоточивались в центре, где 49-я армия нанесла удар на Могилев. 26 июня ее передовые соединения при поддержке 4-й воздушной армии форсировали Днепр. 28 июня смежные соединения 49-й армии и 50-й армии штурмом освободили Могилев. К исходу следующего дня войска фронта вышли в междуречье Друти и Днепра.

 

В результате шестидневных боев под ударами войск четырех фронтов вражеская оборона между Западной Двиной и Припятью рухнула. Пали ключевые позиции гитлеровцев на белорусском выступе, в районе Витебска и Бобруйска. Советские войска устремились на запад. 4-я немецкая армия, занимавшая оборону на могилевском направлении, вынуждена была начать отход к Минску. Подвижные соединения 3-го и 1-го Белорусских фронтов, глубоко обойдя ее фланги, создали благоприятные условия для нанесения ударов на минском направлении.

 

28-29 июня Ставка уточнила задачи фронтов. 3-й и 1-й Белорусские фронты теперь должны были двусторонним обходным маневром стремительно выйти к Минску и овладеть им. Тем самым завершалось окружение немецко-фашистских войск, отступавших к столице Белоруссии. 2-й Белорусский фронт получил приказ фронтально преследовать противника, не давая ему оторваться от наступающих частей и соединений. Советские войска без паузы приступили к выполнению очередных задач.

 

1-й Прибалтийский фронт наступал на северо-запад к Полоцку и на запад в общем направлении на Глубокое. Враг, чтобы не допустить советские войска в юго-восточные районы Латвии, стремился удержать район Полоцка. Сломив его яростное сопротивление, 4-я ударная армия, наступавшая с северо-востока, и правофланговые соединения 6-й гвардейской армии, продвигавшиеся с юга, 4 июля заняли Полоцк. К этому времени в центре и на левом крыле войска фронта, продвинувшись на 120-130 км, вышли на подступы к Литве с востока.

 

Успешные действия 1-го Прибалтийского фронта не только облегчили наступление Белорусских фронтов на Минск, но и позволили советским войскам вклиниться в оборону врага на стыке групп армий "Центр" и "Север", что создало возможность полной изоляции их друг от друга.

 

В соответствии с замыслом операции основные события развернулись к югу от полосы наступления 1-го Прибалтийского фронта.

 

3-й Белорусский фронт, сосредоточив свои главные силы на левом крыле, преследовал противника в направлении Борисов, Минск. Гитлеровцы тщетно стремились не допустить советские войска па правый берег Березины. 29 - 30 июня конно-мехавизированная группа фронта и 5-я армия форсировали реку. Группа генерала Н. С. Осликовского продвигалась вперед настолько быстро, что уже 2 июля, преодолев 120 км, вышла в район Вилейка, Молодечно и овладела здесь участком железной дороги, идущей от Минска на северо-запад к Вильнюсу. В этот же день была перерезана и другая железная дорога, проложенная от Минска на юго-запад к Барановичам. Это удалось сделать кавалерийскому корпусу 1-го Белорусского фронта.

 

Таким образом, в то время когда советские войска подходили к Минску, железнодорожные коммуникации врага северо-западнее и юго-западнее города были уже перехвачены.

 

1 июля после ожесточенных боев был освобожден Борисов. Вышедшие на правый берег Березины танковые соединения устремились к Минску. На рассвете 3 июля 2-й гвардейский танковый корпус ворвался в город с востока. Одновременно в район севернее Минска вышли соединения танковой армии П. А. Ротмистрова. Отсюда они устремились на северо-запад и вскоре перерезали единственную автомобильную дорогу, идущую от Минска на северо-запад.

 

Вслед за танковыми соединениями 3-го Белорусского фронта в Минск вступил с юго-востока 1-й гвардейский танковый корпус из состава 1-го Белорусского фронта. С выходом семи танковых, механизированных и кавалерийских корпусов к Минску и в районы, расположенные в 60-80 км к северо-западу, югу и юго-западу от него, основные силы 4-й армии врага оказались в котле. Они были окружены восточнее города на обширной лесистой и болотистой территории.

 

Войска 1-го Белорусского фронта преследовали врага на двух направлениях: Пуховичи, Минск и Слуцк, Барановичи. На первом из них противник, подтянув 12-ю танковую дивизию, оказал сильное сопротивление у реки Свислочь. Но танковые соединения фронта, совершив удачный маневр, 3 июля вышли к Минску с юго-востока и юга, а его 1-й гвардейский танковый корпус, как уже указывалось, ворвался в город. За танками к Минску продвигалась 3-я армия. Войска, наступавшие на барановичском направлении, встретили сопротивление врага лишь в районе Слуцка. К исходу 4 июля они вышли на дальние подступы к Барановичам.

 

Успешно вели наступление и войска 2-го Белорусского фронта.

 

Преследуя противника, советские части и соединения не давали ему передышки. Они перехватывали его колонны, дробили их и уничтожали. Самолеты 4-й и 16-й воздушных армий буквально висели над фашистскими войсками. Задача летчиков облегчалась тем, что гитлеровцы отходили только по дорогам, так как в лесах господствовали партизаны.

 

Немецко-фашистское командование потеряло управление войсками.

 

Советские войска прочно окружили под Минском 105-тысячную вражескую группировку, состоявшую из частей и соединений 12, 27 и 35-го армейских, 39-го и 41-го танковых корпусов 4-й и 9-й армий.

 

3 июля в Минске весь день шли бои. К вечеру он был полностью очищен от врага.

 

Освобождение Минска имело исключительное военно-политическое значение: Советской Родине был возвращен крупнейший политический и экономический центр.

 

5 июля окруженные силы фашистов (одна группа восточнее, а другая юго-восточнее Минска) получили по радио приказ своего командования прорываться на юго-запад. В течение нескольких дней они бросались в отчаянные атаки, но цели не достигали. 7-8 июля были уничтожены и частью пленены основные силы окруженной группировки, а 9 - 11-го - последние разрозненные ее группы. В числе пленных оказались 12 генералов: 3 командира корпуса и 9 командиров дивизий.

 

Окружение и ликвидация вражеских войск в районе восточнее Минска явились новым ярким проявлением дальнейшего развития советского военного искусства. Впервые в ходе наступательных действий Красной Армии противник был окружен в результате параллельного и фронтального преследования на глубине 200 - 250 км от переднего края его обороны.

 

Большую помощь наступавшим войскам оказывал белорусский народ, и, прежде всего, партизаны. В конце июня ЦК КП(б) Белоруссии обратился к населению со специальным воззванием. В нем говорилось: "Бейте отступающих немцев всеми средствами, разрушайте пути отступления немецких поиск, истребляйте команды поджигателей, спасайте население от истребления, а деревни и города от разрушения". В воззвании содержался призыв всячески помогать Красной Армии.

 

Отвечая на этот призыв, партизаны захватывали переправы на реках, населенные пункты, перерезали пути отхода противника, подрывали рельсы, устраивали крушения поездов. Ударами с тыла они освободили много районных центров. На Березине, в районе деревень Брод и Синичино, партизанская бригада "Железняк" удерживала плацдарм шириной 17 км, помогала войскам сооружать переправы, которыми воспользовалась 35-я гвардейская танковая бригада генерала А. А. Асланова. Партизаны выводили передовые отряды фронтов на перехват отступавшего противника, сообщали советскому командованию обо всех передвижениях врага, захватывали "языков" и штабные документы. Они помогали войскам ликвидировать окруженные фашистские группировки, не раз срывали угон в Германию советских людей, их уничтожение. Десятки тысяч партизан влились в ряды Красной Армии.

 

r

В середине июля в Минске состоялся парад партизанских сил.

 

В эти же дни по просторным улицам Москвы советские конвоиры провели 57 600 пленных фашистских солдат и офицеров, захваченных в Белоруссии.

 

4 июля завершился первый тур грандиозных сражений в Белоруссии. Вражеская группа армий "Центр" за 11-12 дней потерпела катастрофическое поражение - были разгромлены ее главные силы. В центре советско-германского фронта образовалась огромная брешь протяженностью до 400 км. Для того чтобы закрыть ее в короткие сроки, противник не имел сил. Советские войска получили возможность стремительно продвигаться к западным границам СССР.

 

4 июля фронты получили новые директивы Ставки Верховного Главнокомандования. В соответствии с ними войска правого крыла 1-го Прибалтийского фронта продвигались теперь на Даугавпилс, центра - на Паневежис, Шяуляй, а левого крыла - на Швенчёнис, Каунас. Войска правого крыла 3-го Белорусского фронта наступали на Вильнюс, а левого - на Лиду. В дальнейшем этот фронт должен был выйти на Неман и захватить плацдарм за этой рекой. К середине июля ему надлежало не только очистить западную часть Белоруссии, но и освободить значительную часть территории Литовской республики. 2-й Белорусский фронт преследовал противника в направлении на Новогрудок, а затем на Гродно и Белосток. Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта развивали наступление на Барановичи, в дальнейшем им предстояло освободить Брест и захватить плацдарм на Западном Буге. На пинском направлении вела наступление 61-я армия.

 

Войска 1-го Прибалтийского фронта наступали на Даугавпилс, Пане-вежис и Каунас. Наибольшее сопротивление они встретили на правом его крыле. Противник понимал, что дальнейшее продвижение Красной Армии на северо-запад ставит под угрозу правое крыло и тылы группы армий "Север". Поэтому он перебросил в район Даугавпилса пять свежих дивизий. Советское же командование не могло в то время направить на этот участок фронта дополнительные силы. В результате наступление 6-й гвардейской армии замедлилось. А в центре и на левом крыле соединения фронта перерезали дорогу Даугавпилс - Вильнюс и к середине июля продвинулись на запад до 140 км. На линии Утена - Укмерге участились контратаки противника.

 

3-й Белорусский фронт, усилив свое правое крыло, успешно преследовал отходившие фашистские войска. Он выполнил свои задачи к середине месяца: 11-я гвардейская и 39-я армии вышли на Неман и форсировали его в районе Алитуса и южнее. Глубина продвижения войск за 10-11 дней составляла 180-200 км. Неман был последним крупным водным рубежом на подступах к Восточной Пруссии, до которой оставалось не более 80 км. Этим объяснялось особенно ожесточенное сопротивление врага на рубеже Немана.

 

Гитлеровцы всеми силами стремились удержать Вильнюс не только как центр Литвы, но и как важнейший узел дорог на дальних подступах к Восточной Пруссии. Советские войска - 3-й гвардейский механизированный и 29-й танковый корпуса - еще 7-8 июля, подойдя с северо-востока и юго-востока к литовской столице, ворвались на ее окраины. Совместно с соединениями 5-й армии они окружили в городе вражеский гарнизон в 15 тыс. человек. Две танковые группы противника, взаимодействуя с авиадесантом, предприняли попытки деблокировать окруженные войска. Борьба за Вильнюс затянулась. Только 13 июля, когда силы врага иссякли, город был освобожден.

 

Войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов за 11 дней очистили от оккупантов свыше четверти территории Литвы.

 

Продвигались на запад и войска 1-го и 2-ю Белорусских фронтов.

 

Часть сил 2-го Белорусского фронта продолжала добивать окруженные в районе Минска вражеские войска. Остальные его соединения в течение 10-11 дней, форсировав несколько рек, продвинулись до 230 км и 16 июля вышли на Неман в районе Гродно.

 

Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта встретили ожесточенное сопротивление в районе Барановнчей - важнейшего узла железных дорог и мощного пункта вражеской обороны, прикрывавшего брестское направление. Но 8 июля в результате обходного маневра конно-механизированной группы генерала И. А. Плиева и активных действий наступавших с востока отдельных соединений 65-й и 28-й армий противник, понеся огромные потери, был вынужден оставить город. Остатки его войск стали быстро откатываться к Бресту. К 16-17 июля преследовавшие их советские части вышли к городам Свислочь и Пружаны. За несколько дней до этого, 14 июля, в центре фронта 61-я армия при содействии Днепровской флотилии, партизанских отрядов и вышедшей в тыл врага 55-й гвардейской дивизии 28-й армии освободила областной центр Пинск и начала выдвигаться к Кобрину.

 

Успехи, достигнутые четырьмя фронтами в первой половине июля, Ставка Верховного Главнокомандования максимально использовала для дальнейшего расширения наступления Красной Армии. По ее приказу перешли в наступление и соседние фронты: 10 июля - 2-й Прибалтийский, 13-го - 1-й Украинский, 17-го - 3-й Прибалтийский, 18-го - войска левого крыла 1-го Белорусского, а 24 июля - и Ленинградский фронт.

 

На северном участке войска 1-го Прибалтийского фронта наносили главный удар теперь уже не на Каунас, а на Шяуляй. Фронт был пополнен из резерва Ставки двумя армиями - 2-й гвардейской и 51-й. Их передовые соединения 20 июля вступили в сражение и начали стремительно выдвигаться на северо-запад и запад. 27 июля Шяуляй был освобожден 51-й армией и 3-м гвардейским мехкорпусом. В тот же день 4-я ударная армия при содействии 6-й гвардейской армии заняла Даугавпилс. На левом крыле 2-я гвардейская армия выдвигалась на юго-запад от города Шяуляй.

 

В соответствии с директивой Ставки от 28 июля предлагалось перерезать здесь сухопутные коммуникации группы армий "Север". Войска фронта выполнили эту задачу за четыре дня. 51-я армия с 3-м гвардейским мехкорпусом вышла в район Елгавы, а 8-я гвардейская мехбригада этого корпуса - на побережье Рижского залива, в район Клапкалнса.

 

Гитлеровское командование решило ликвидировать шяуляйско-елгавский выступ, отрезать вышедшие сюда соединения 2-й и 6-й гвардейских и 51-й армий. Для этого оно подтянуло до восьми танковых и моторизованных дивизий. Начались сильные танковые контрудары противника по основанию выступа (на Биржай и Шяуляй), а также по его вершине из районов Тукумса и Добеле. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования усилила фронт 5-й гвардейской танковой армией. Свыше двух недель продолжались тяжелые бои. Особенно напряженными они были в районе Шяуляя. Немецким войскам удалось добиться частичного успеха на вершине выступа. Здесь советские войска несколько отошли и закрепились на линии Елгава, Добеле.

 

В то время когда 1-й Прибалтийский фронт выходил к Рижскому заливу, произошли значительные события и в полосе действий 1-го Белорусского фронта. Оперативная обстановка здесь к середине июля существенно изменилась. Если к началу Белорусской операции фланговые группировки, разъединенные полесскими обширными болотами, отстояли друг от друга на сотни километром, то теперь почти все Полесье осталось позади. Протяженность линии фронта сократилась более чем в два раза. Появилась возможность согласованно наступать во всей полосе и всеми силами - десятью общевойсковыми, одной танковой и двумя воздушными армиями с целью окончательно очистить белорусскую землю и начать освобождение Польши. Цель эту советские войска достигли в Люблинско-Брестской операции, которая началась 18 июля.

 

Главный удар наносился на левом крыле. 47-я, 8-я гвардейская и 69-я армии при поддержке 6-й воздушной армии в течение двух дней прорвали вражескую оборону западнее Ковеля. 20 июля они форсировали Западный Буг и вошли в пределы Польши. Несколько позже на польскую территорию продвинулись войска других фронтов, участвовавших в Белорусской операции.

 

Развивая наступление с захваченных плацдармов, 11-й танковый, 2-й гвардейский кавалерийский корпуса и часть сил 8-й гвардейской армии нанесли удар в направлении Парчев, Седльце, а 2-я танковая армия - на Люблин.

 

24 июля Люблин был взят. Через день танковая армия подошла к Висле в районе Демблина. Передав занятый рубеж 1-й Польской армии, она повернула на северо-запад и стала продвигаться вдоль Вислы к восточному предместью Варшавы - Праге.

 

Тем временем армии правого крыла фронта вышли северо-западнее Бреста. В результате находившиеся в районе этого города немецко-фашистские войска оказались в тылу советских армий. 28 июля 28, 61 и 70-я армии штурмом освободили Брест.

 

Жаркие бои разгорелись на подступах к Варшаве. Сопротивление врага было на редкость упорным. 2-я танковая армия понесла большие потери. Темп продвижения войск правого крыла и центра 1-го Белорусского фронта резко снизился. Лишь к началу сентября им удалось выйти на реку Паров и захватить плацдармы в районе Пултуск, Сероцк. Еще в первых числах августа они овладели плацдармами на Висле, у Магнушева и Пулавов. Весь август, а на некоторых плацдармах и в сентябре продолжались ожесточенные бои. По попытки врага восстановить положение ни к чему не привели.

 

Во второй половине июля и в августе наступление вели также войска 3-го и 2-го Белорусских фронтов. 27 июля был освобожден Белосток, 1 августа - Каунас. К концу августа войска этих фронтов достигли границы Восточной Пруссии.

 

Наступление в Белоруссии, проводившееся с 23 июня по 29 августа 1944 г., явилось одной из самых крупных операций Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне. В результате этой операции были освобождены Белорусская ССР, часть Литовской и Латвийской ССР и восточные районы Польши. Советские войска, наступая в полосе более 1100 км по фронту, продвинулись на запад на 550-600 км. Была разгромлена группа армий "Центр". Группа армий "Север" оказалась изолированной в Прибалтике. Ухудшилось и положение группы армий "Северная Украина". Эти вражеские группировки также понесли большой урон. Из всех соединений противника, участвовавших разновременно в Белорусской операции, 50 дивизий потеряли более половины своего состава, а 17 дивизий и 3 бригады подверглись полному уничтожению. Гитлеровские генералы расценили это поражение как катастрофу. Чтобы остановить наступление советских войск и как-то стабилизировать фронт, враг вынужден был перебросить в Белоруссию 46 дивизий и 4 бригады, в основном с Западного фронта. Это ослабило силы вермахта на других участках восточного и западного фронтов, облегчило наступление американо-английских армий во Франции.

 

Отмечая выдающиеся успехи, достигнутые в Белорусской операции, Родина 46 раз салютовала в честь фронтов, громивших врага в Белоруссии, Литве, Латвии и Польше.

 

на предыдущую на следующую

Понедельник, 19 Сентябрь 2005 21:00

Львовско-Сандомирская операция

ЛЬВОВСКО-САНДОМИРСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Под влиянием успешных действий советских войск в Белоруссии и неблагоприятной для врага политической обстановки в тылу группы армий "Северная Украина", к середине июля сложились очень выгодные условия для перехода в наступление 1-го Украинского фронта.

За три года фашистские оккупанты в западных областях Украины только во Львове и Львовской области фашисты уничтожили около 700 тыс. советских граждан. По плану "Ост" намечалось переселить в Сибирь две трети населения западных областей Украины.

Не смотря на жестокий террор, царивший в оккупированных фашистами областях, на стремление и усилия находившихся в услужении фашистов украинских националистов отравить сознание народа, отвлечь его от борьбы, на территории Западной Украины активно действовали подпольные партийные и комсомольские организации, ширилось партизанское движение. Ряды партизан постоянно пополняли местные жители. В западные области перешли многие партизанские соединения и отряды из Правобережной Украины. Часть их затем направилась в юго-восточные районы Польши. К концу апреля в оккупированных областях Украины и юго-восточных районах Польши действовали 11 советских партизанских соединений и 40 отрядов. Они насчитывали 12 600 человек. Начиная с весны 1944 г. советские партизаны наносили удары по вражеским коммуникациям во взаимодействии с польскими партизанскими отрядами. Перед наступлением Красной Армии они почти на месяц сорвали перевозки гитлеровцев на железнодорожных участках Львов - Варшава, Рава-Русская - Ярослав, а также разгромили 13 крупных гарнизонов противника.

Гитлеровское командование в связи с тяжёлым положением своих войск в Белоруссии вынуждено было перебросить туда из западных областей Украины шесть дивизий, в том числе три танковые. В результате группировка, действовавшая против 1-го Украинского фронта, значительно ослабла. Тем не менее, к началу наступления советских войск группа армий "Северная Украина" представляла собой внушительную силу - в ней насчитывалось 34 пехотные, 5 танковых, 1 моторизованная дивизии и 2 пехотные бригады, которые насчитывали свыше 900 тыс. личного состава, 6300 орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий. Их поддерживали 700 самолетов 4-го воздушного флота. На подступах к Висле и Карпатам фашисты создали мощную многополосную оборону глубиной до 50 км. Особое значение они придавали удержанию Львова - важного стратегического пункта и крупного узла железных и шоссейных дорог, и потому на львовском направлении оборона противника была наиболее сильной.

24 июня, на следующий день после начала Белорусской операции, фронт получил директиву, предписывавшую разгромить рава-русскую и львовскую группировки врага и овладеть рубежом Хрубешув, Томашув, Яворов, Галич.

Ставка усилила фронт резервами, и к началу наступления он уже имел 80 дивизий, 10 танковых и механизированных корпусов, 4 отдельные танковые и механизированные бригады. К началу операции фронт насчитывал 1110 тыс. человек личного состава, 16 100 орудий и минометов, 2050 танков и самоходно-артиллерийских установок. Сухопутные силы поддерживала 2-я воздушная армия. Фронт имел 3250 боевых самолетов.

Сосредоточение на одном фронте такого количества войск и техники не было случайным. Это был единственный за время войны случай, когда одному фронту ставилась задача разгромить группу армий противника.

Командование фронтом приняло решение нанести удар на рава-русском направлении силами правого крыла фронта в составе 3-й гвардейской и 13-й армий, 1-я гвардейской танковой армии и конно-механизированной группы генерала В. К. Баранова. На львовском направлении наступали войска центра (60-я и 38-я армии, 3- я гвардейская и 4-я танковые армии, конно-механизированная группа генерала С. В. Соколова). На левом крыле, на Станиславском направлении, наносили удар 1-я гвардейская и 18-я армии. Второй эшелон составляла 5-я гвардейская армия, а резерв фронта - один стрелковый и один танковый корпуса.

С 24 июня по 7 июля на участке Луцк, Тарнополь было сосредоточено до 50 процентов стрелковых дивизий, три танковые армии и значительное количество артиллерийских, инженерных и специальных частей и соединений.

Разгромив группу армий "Северная Украина", войска фронта должны были перенести боевые действия за пределы Советского Союза и начать совместно с соседними фронтами освобождение Польши.

Утром 13 июля перешли в наступление на рава-русском направлении передовые отряды 3-й гвардейской и 13-й армий. К исходу следующего дня оборона противника была прорвана на глубину 15-20 км. На львовском же направлении 60-я и 38-я армии, начавшие наступление 14 июля, завершить прорыв к намеченному сроку не смогли. Более того, крупная вражеская группировка 15 июля, нанеся сильный контрудар из района южнее Золочева, потеснила 38-ю армию.

После прорыва обороны на северном участке в сражение были введены подвижные войска: 16 июля - конно-механизированная группа генерала В. К. Баранова и 17 июля - 1-я гвардейская танковая армия. Конники и танкисты стремительно наступали в общем направлении на Ярослав, в обход бродской группировки врага с севера.

На львовском направлении 60-я армия вклинилась в оборону противника лишь одним 15-м стрелковым корпусом. Образовался узкий коридор шириной 4-6 км и протяженностью до 18 км, в который 16 июля была введена 3-я гвардейская танковая армия, а 17 июля, вслед за ней - 4-я танковая армия.

Ввод в сражение двух танковых армий в такой узкой полосе при одновременном отражении сильных контратак противника на флангах является единственным примером в истории Великой Отечественной войны.

К исходу дня 18 июля войска 1-го Украинского фронта, прорвав оборону врага на протяжении 200 км, продвинулись на глубину 50-80 км и окружили в районе Броды восемь дивизий. 17 июля войска фронта форсировали Западный Буг и вступили на территорию Польши.

18 июля из района Ковеля в направлении Люблина перешла в наступление группировка левого крыла 1-го Белорусского фронта. Это еще более ухудшило положение противника. Создались выгодные условия для дальнейшего наступления советских войск.

Немецко-фашистское командование предпринимало отчаянные попытки освободить свои окруженные дивизии и удержать Львов. Но все они потерпели неудачу. Четыре дня продолжались ожесточенные бои по ликвидации войск противника в районе Броды. В результате ударов с нескольких направлений окруженная группировка была рассечена на части и 22 июля полностью уничтожена.

На правом крыле фронта 13-я, 1-я гвардейская танковая армии и конно-механизированная группа генерала В. К. Баранова к исходу 23 июля вышли на реку Сан и захватили плацдармы на ее западном берегу в районе Ярослава. Предпринятые же 19-20 июля попытки 3-й гвардейской и 4-й танковых армий ударами с востока овладеть Львовом успеха не имели: противник перебросил сюда значительные силы. Командующий фронтом решил освободить город глубоким обходным маневром танковых армий и одновременным ударом по врагу с востока. За три дня 3-я гвардейская танковая армия, используя успех войск правого крыла фронта, совершила 120-километровый марш-маневр в обход Львова с севера. 24 июля она вышла в район Яворова и развернула наступление одновременно на двух прямо противоположных направлениях - на Львов и Перемышль.

4-я танковая армия на рассвете 22 июля достигла южной окраины Львова и завязала уличные бои.

Удар с востока в направлении Львова наносила 60-я армия. Гарнизон противника, стремясь избежать окружения, начал отходить на юго-запад. 27 июля город был очищен от врага. В тот же день на левом крыле фронта войска 1-й гвардейской армии генерала А. А. Гречко, перешедшие в наступление еще 21 июля, освободили город Станислав.

Таким образом, за 15 дней 1-й Украинский фронт продвинулся на запад более чем на 200 км.

Огромную помощь войскам в боях за Львов оказывали партизаны и подпольщики. Они нападали на отдельные подразделения и автоколонны противника, разрушали мосты и линии связи, добывали для советского командования важные сведения.

27 и 28 июля Ставка определила новые задачи фронта. Прежде всего он должен был во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом разгромить подходившие резервы противника, форсировать Вислу и овладеть крупным плацдармом. Для этого ему нужно было перенести основные усилия на правое крыло. На сандомирское направление были повернуты 1-я и 3-я гвардейские танковые армии.

Выполняя новые задачи, войска стремительно выдвигались к Висле, а частью сил наступали к Карпатам. 29 июля передовые соединения 3-й гвардейской и 13-й армий, 1-й и 3-й гвардейских танковых армий вышли к реке и, несмотря на упорное сопротивление врага, с ходу форсировали ее у Барану. Завязались ожесточенные бои за расширение плацдарма в районе Сандомира.

В начале августа гитлеровцы нанесли сильный контрудар из районов городов Мелец и Тарнобжег на Баранув, рассчитывая отсечь переправившиеся за Вислу войска от остальных сил фронта и затем уничтожить их.

4 августа командование фронтом ввело в сражение свежую, 5-ю гвардейскую армию, которая, разгромив врага на восточном берегу Вислы, переправилась на сандомирский плацдарм. Впоследствии туда были переброшены 4-я танковая армия, несколько стрелковых корпусов, артиллерийские и инженерные части. В течение августа войска фронта, отражая непрерывные контратаки гитлеровцев, вели наступательные бои на плацдарме. К концу месяца он был расширен до 120 км по фронту и 50 км в глубину. Немецкая группа армий "Северная Украина" потерпела крупное поражение: 32 дивизии потеряли от 50 до 70 процентов состава, а 8 дивизий были полностью уничтожены.

Более 123 тыс. солдат и офицеров, отличившихся в этих боях, были награждены орденами и медалями, 160 человек удостоились звания Героя Советского Союза.

246 частям и соединениям были присвоены почетные наименования освобожденных ими городов, а 353 части и соединения удостоились орденов.

В период напряженной борьбы за сандомирский плацдарм части и соединения центра и левого крыла 1-го Украинского фронта продвигались к Дембице и Карпатам. В связи с тем, что наступление в горах требовало специальной подготовки войск и особых методов управления ими, Ставка Верховного Главнокомандования 5 августа образовала новый, 4-й Украинский фронт. В его состав вошли силы левого крыла 1-го Украинского фронта: 1-я гвардейская и 18-я армии, а также управление 8-й воздушной армии.

На подступах к Карпатам войска фронта 15 августа, по указанию Ставки, перешли к обороне. Наступление в Карпатах возобновилось в октябре 1944 г. Вскоре противник был изгнан из последних районов Украинской ССР. 27 октября освобождён Ужгород - важный политический центр Закарпатской Украины.

 

на предыдущую на следующую