ВКПБ ВКПБ

Казаки

В январе исполняется сто лет со дня принятия организационным бюро (Оргбюро) РКП(б) так называемого «Циркулярного письма ЦК об отношении к казакам» ("Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах"). Документ был принят 24 января 1919 года. Этот неоднозначный документ действовал меньше двух месяцев, до 16 марта 1919 года, когда его действие было приостановлено. В современной буржуазной пропаганде данное «циркулярное письмо» широко используется для нагнетания антисоветских настроений в исторических районах проживания казачества, прежде всего, на Дону. Поэтому важно знать, почему был принят данный документ, в чём выражалось его действие, и почему его действие было отменено.

Буржуазная антикоммунистическая пропаганда всячески изощряется, пытаясь изобразить «циркулярное письмо» как некую директиву, давшую ход «геноциду казачества» по этническому принципу. В публикациях на данную тему пропагандисты соревнуются в солженицынском стиле – кто назовёт большее число казаков, «расстрелянных большевиками». Правда, непонятно – если большевики осуществляли «геноцид» казачества, то откуда сегодня взялись люди, называющие себя казаками? И почему, если был «геноцид», то большевики, победившие в гражданской войне, не расстреляли предков этих людей?

Обращение «Ко всем ответственным товарищам…» было принято Оргбюро, руководимым Я. Свердловым, что даёт повод некоторым публицистам утверждать, что автором документа он и был. Однако Свердлов к 1919 году занимал целый ряд постов и подписывал множество документов. Тема обращения с казачеством никогда не была его темой. На самом деле авторы «циркулярного письма» остались неизвестны. Высказываются версии, что текст документа мог быть разработан в наркомате по военным и морским делам. Однако большинство историков склоняется, что он был подготовлен в Донском бюро (Донбюро) РКП(б) и принят в Оргбюро по докладу донцов. Само Оргбюро состояло из трёх человек – Свердлова, М. Владимирского и Н. Крестинского.

В современных публикациях любят цитировать первый пункт письма: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти».

Таким образом, в документе речь идёт о борьбе с богатыми и воевавшими против Советов казаками. Цитируя этот пункт, пропагандисты-антисоветчики тут же начинают с пеной у рта утверждать: вот видите, вот видите, это приказ убивать казаков… На то, что в документе говорится об уничтожении «богатых казаков», а не средних или бедных, пытаются не обращать внимание, забалтывая суть.

В документе говорилось, что к среднему казачеству «необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям». Меры не указаны, и очевидно, что меры предполагались различные. Но современные лжецы не замечают и этого, повторяя: «…террор, террор…». Некоторые писаки понимают, что аргументов маловато и фальсифицируют документ, добавляя в текст частицу «же». Получается: «к среднему казачеству необходимо применять все те же меры…». Так пытаются убедить, что Советская власть не делала разницы между богатыми и средними казаками. Но к счастью, существуют в открытом доступе фотокопии «циркулярного письма», которые разоблачают подлог.

О существовании бедных казаков, которые поддерживали Советскую власть и сами воевали за неё с оружием в руках, и соответственно, не относились ни к врагам – богатым казакам, ни к колеблющимся средним казакам, современные писаки вообще не вспоминают. Странная какая-то картина «геноцида» получается…

Но всё становится на свои места, если вспомнить о том, кто сегодня, в начале XXI века, называет себя «казаками» и рисует информационную картину в этой теме.

Возьмем к примеру, человека, занимающего сегодня должность «атамана войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское"» – Виктора Гончарова. …И обнаружим, что он попутно является заместителем губернатора Ростовской области.

Или возьмем «атамана Кубанского казачьего войска» – Николая Долуду. И тут же выясним, что он одновременно является заместителем губернатора Краснодарского края. И так – по всей властной вертикали в современном «казачестве». Его руководители одновременно – чиновники, крупные бизнесмены, депутаты от «Единой России»…

Теперь понятно, почему ими директива 1919 г. об истреблении богатых казаков – врагов Советской власти – воспринимается как призыв к «уничтожению казачества». Потому что они сегодня сами – «богатые казаки». Чует кошка, чьё мясо съела. Жаль только, что в антисоветскую вакханалию они пытаются втянуть и рядовых членов казачьих обществ, которые «богатыми казаками» не являются.

Перейдём к тому, каковы были последствия и итоги действия «циркулярного письма» и почему потребовалась его отмена. В начале 1919 года Красной Армией была занята лишь северная часть Донской области (Верхний Дон). Остальная часть Дона продолжала оставаться в руках белых (уже поэтому большевики никак не могли устроить «геноцид» казакам, даже если бы у них появилось такое намерение). Сколько было расстреляно казаков в результате действия террора? Член Донкома РКП(б) С. Сырцов (будущий «правый уклонист», сам расстрелян в 1937 году) докладывал: «В районе проводились массовые расстрелы. Точных цифр не имеется (свыше 300). Настроение у казачьего населения с самого начала было подавленное, но оппозиционное. Намечавшийся заговор был раскрыт, участники расстреляны. Проведению террора мешало противодействие 8-й армии».

Таким образом, количество расстрелянных составило около 300 человек. На «геноцид» явно не тянет. Иное дело, что январская директива Оргбюро, делавшая ставку на террор, фактически давала ход перегибам на местах. Северная часть Донской области была занята красноармейскими частями, состоявшими, в основном, из красноармейцев-крестьян, которые дружелюбия к казакам не испытывали. В памяти ещё были события 1905 года, когда казачьи части, верные царю, беспощадно подавляли крестьянские восстания. Видели красноармейцы и жестокости белоказаков по отношению к крестьянскому населению на Дону в ходе гражданской войны. Ответная ненависть крестьян к казакам давала почву для злоупотреблений и вела к ненужным репрессиям к казачьему населению. Но, как видим из доклада Сырцова, уже тогда руководство 8-й армии препятствовало проведению излишних мер террора. Пункт директивы о терроре «по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим… участие в борьбе с Советской властью» был вообще абсурден и невыполним, так как в 1918 году в Красную Армию перешло значительное число казаков, ранее воевавших на стороне белых – иногда переходили целыми полками.

Тем не менее, перегибы на местах, вкупе с белогвардейской агитацией, стращавшей казаков грядущими «ужасами большевизма», привели к тому, что 11 марта 1919 года на севере Дона вспыхнул антисоветский мятеж.

Ситуация была проанализирована в Москве, советским правительством. 16 марта состоялся пленум Центрального комитета РКП(б) с участием В.И. Ленина и И.В. Сталина. Пленум решил, что постановление Оргбюро «невыполнимо для донского казачества» и приостановил «применение мер против казачества», фактически отменил действие «циркулярного письма». Перегиб был ликвидирован.

Сегодня буржуазная пропаганда всячески преувеличивает последствия «циркулярного письма» (действовавшего менее двух месяцев), приписывая «жестокости» большевикам, но не желает замечать реальных зверств белогвардейцев, реакцией на которые и была, в том числе, та директива. Между тем, именно действия белых – как к по отношению к казакам, поддержавшим Советскую власть, так и по отношению к крестьянскому населению («иногородним») – подпадают под определения геноцида.

В 1918 году, в период правления белого генерала Краснова на Дону проводилась настоящая политика «расказачивания», когда казаков, обвиненных в симпатиях к Советам, исключали из казачьего сословия. Исключение означало изгнание с территории казачьей области. По подсчётам историков, такому изгнанию, согласно «станичным приговорам», подверглось свыше 30 тыс. казаков.

Изгнанию подлежало и крестьянское население, не покорившееся белым. Давайте обратимся к документам самих белогвардейцев. 29 августа 1918 г. генерал Краснов написал приказ о ситуации в белой «1-й донской пластунской дивизии», набранной из крестьян. В дивизии была обнаружена революционная агитация. В ответ на это белый генерал приказал «семьи всех перечисленных виновных лиц немедленно же выслать за пределы всевеликого войска Донского, а имущество последних конфисковать». «В случае повторения этих печальных явлений я расформирую части из крестьян со всеми дальнейшими последствиями для них, то есть выселением семей из войска», – пригрозил генерал.

Подобные угрозы об изгнании неказачьего населения Краснов повторил 6 ноября 1918 года в отношении жителей Таганрогского округа, которые сорвали мобилизацию в белую армию. «Предупреждаю жителей Таганрогского округа, что если к будущему набору они не выздоровеют от большевизма и не дадут войску здорового и честного контингента новобранцев, то все те семьи, в которых окажутся негодяи-солдаты или которые уклонятся от поставки новобранцев, будут лишены права на землю: имеющаяся у них земля и имущество будут отобраны в войско, земли и имущество будут переданы защитникам Дона, а сами они будут высланы из пределов Войска нищими. Пусть не беспокоят тогда эти негодные сыны нашей родины меня просьбами о милости к их престарелым родителям, жёнам и малым детям. Плевелам не должно быть места среди богатой нивы донской…», – заявил белогвардейский главарь.

Отчего же современная буржуазная пропаганда в этом случае не пишет о «геноциде»?

В случае, где народные массы поднимались на открытое сопротивление, белогвардейцы проходили огнём и мечом. Жители деревни Степановка подняли восстание, застрелив одного казака и взяв в плен белого офицера. «За убитого казака приказываю в деревне Степановке повесить 10 жителей… За пленение офицера сжечь всю деревню», – написал приказ 10 ноября (28 октября по старому стилю) начальник штаба белой армии, генерал Денисов.

«Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать», «Приказываю всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня», – писал в своих приказах генерал Денисов от 23 ноября (10 ноября по стар. стилю).

Спасаясь от расправ белогвардейцев, десятки тысяч людей уже летом 1918 года бежали вместе с отступавшими красными отрядами. «С 1-й Донской стрелковой дивизией на восток к Царицыну двигались тысячи беженцев. С освобождением Мартыно-Орловского отряда число беженцев возросло до восьмидесяти тысяч. Эта громадная масса людей двигалась пешком, на подводах, в железнодорожных эшелонах. Люди везли с собой своё скудное имущество, гнали скот. Стояла жара, сохла растительность, над дорогами висли тучи едкой пыли. В районе между Зимовниками и Котельниковским нет хорошей пресной воды, озёра и речки здесь, за редким исключением, горько-солёные. Люди и животные страдали от мучительной жары и жажды, задыхались от пыли, изнемогали от голода. Слабые не выдерживали, падали и умирали либо от голода и жажды, либо от широко распространившихся инфекционных болезней. Страшно было смотреть, как измученные люди вместе с животными припадали к грязным, кишащим всякой гнусью лужам, возле которых лежали умирающие… Остаться на месте значило погибнуть от голода, безводья, жары и болезней или быть истреблёнными белогвардейцами», – писал в своих воспоминаниях красный командир, выходец из донских крестьян, Семён Будённый.

Это ли не настоящий геноцид?..

Правление белогвардейцев на Дону и Кубани, на Урале и в Сибири в 1918 – 1919 годах продемонстрировало, кто есть кто в гражданской войне: убедительно показало, что белые, ставленники капиталистов и помещиков, – враги трудовому человеку, будь он казак или крестьянин.

8

29 февраля 1920 года в Москве открылся первый Всероссийский съезд трудовых казаков. Съезд принял резолюцию, в которой подчёркивал необходимость укрепления единения рабочих, крестьян и трудовых казаков. Тем казакам, которые по принуждению, либо по темноте воевали на стороне белых, предлагалась амнистия в случае сдачи в плен. На съезде выступил Ленин, который сказал, что трудности гражданской войны «сплотили рабочих и заставили крестьян и трудовое казачество» пойти за «правдой большевиков».

В 1920 году белые генералы были окончательно разгромлены. Завершение гражданской войны открыло народным массам на Юге России, в том числе казачьему населению, дорогу к строительству нового общества.

 

Дар Ветров