ВКПБ ВКПБ

18 января 2019

LO7LBc8Wuvk

В 2019-й год Донецкая и Луганская народные республики (ДНР и ЛНР) вступили, проведя в ноябре выборы глав республик и парламентов. Политические силы, открыто декларирующие социалистические программные цели, оказались на обочине процессов. В чём причина?

Наиболее «рутинно» прошли выборы в ЛНР: там, по сути, состоялось утверждение в должности действующего главы Л. Пасечника. Страсти в ЛНР отшумели за год до этого, когда в республике свергали прежнего главу И. Плотницкого (правление которого стало превращаться в режим личной власти).

Выборы в ДНР произошли через несколько месяцев после убийства главы республики А. Захарченко. Гибель руководителя привела к попыткам обострить борьбу за власть, однако всё закончилось предсказуемо: главой республики стал Денис Пушилин, чья кандидатура устраивает Москву. Побороться за пост главы пытались, в том числе, известные и популярные в ДНР политики Павел Губарев и Александр Ходаковский. Оба не были зарегистрированы кандидатами.

Примечательно, что в ДНР пытался заявиться кандидатом и представитель местной Компартии Игорь Хакимзянов. Однако он снял свою кандидатуру после того, как в помещении Компартии взорвалась бомба. Были раненые. По мнению бывшей представительницы МИД ДНР в Москве Дарьи Митиной, если бы теракт готовили киевские спецслужбы, то они «на тротил бы не поскупились, не отказали бы себе в удовольствии». «По словам саперов, поражающая сила взрывчатки была небольшой – убить такой было нельзя, а запугать можно. Результат запугивания налицо – сегодня Хакимзянов снялся с выборов. Как говорится, намёк был настолько толст, что не понять его было сложно», – заметила Митина.

Компартия ДНР, представляющая собою осколок оппортунистической Компартии Украины (КПУ), привыкшая к парламентским играм, конечно, была не готова к борьбе с реальными жертвами.

Еще менее готовы к реальной борьбе за власть другие левые группы Донбасса, часто – по причине своей малочисленности и слабости связей с народом.

Избранного главой ДНР Пушилина нельзя назвать популярным в республике политиком. С самого начала его рассматривали как «техническую кандидатуру», удобную для РФ. Появление его кандидатуры в 2018 году некоторыми левыми деятелями, пишущими в соцсетях, рассматривалось как угроза «сдачи Донбасса Украине». Некоторые искренне предполагали, что Москве понадобился «мягкотелый» (в сравнении с прежним Захарченко) руководитель для «сдачи» республики. Однако на рубеже 2018 и 2019 годов ситуация и на Донбассе, и в отношениях России и Украины только обострилась. Всерьёз заговорили о возможности новой войны на Донбассе. Да, Пушилин оказался «техническим руководителем», но не для капитуляции, а для других целей.

Но вернёмся к началу повествования – причинам слабости сил, декларирующих социалистические принципы, причинам, по которым они оказались оттёрты от руководства политическими процессами.

Восстание 2014 года на Донбассе против киевской хунты изначально носило антифашистский и народно-освободительный характер. В гораздо меньшей степени проявлялся классовый характер борьбы. В настоящий момент народно-освободительный этап борьбы далеко не закончен. Именно это обстоятельство связывает руки настоящим коммунистам на Донбассе (которые есть, но малозаметны), которые настроены оппозиционно к официальным властям в Донецке. Вмешательство России, с одной стороны, защитило донецкие республики от военного разгрома украинской армией, с другой – законсервировало ситуацию. Эту обстановку в донбасских республиках можно сравнить с ситуацией во время второй мировой войны на территориях, освобождённых от фашистских захватчиков силами англо-американской коалиции. Союзники на освобождённых территориях устанавливали буржуазные режимы, которые, само собой, не нравились коммунистам, но в период войны коммунисты не могли бороться против «своих» буржуев, потому что борьба с фашизмом ещё не была закончена.

И сегодня на Донбассе коммунистам не симпатична фигура Пушилина, не нравятся официальные власти. Но разворачивание реальной борьбы против них может оказаться на руку украинским неофашистам, которые только и ждут внутреннего конфликта по другую сторону линии фронта, чтобы вторгнуться в донбасские республики.

Значит ли это, что настоящие коммунисты на Донбассе должны сидеть сложа руки? Нет и ещё раз нет. Формы борьбы могут меняться, но борьба должна продолжаться. Фронт этой борьбы проходит там, где есть трудящиеся, где есть угнетённые буржуазией массы.

Инертность социалистических сил на Донбассе во многом обусловлена и пассивностью самих трудящихся. Последние десятилетия на Украине в роли «защитника масс» подвизалась КПУ. За это время народ привык думать, что политическая борьба – это парламентские игры.

Более сотни лет тому назад на пространстве России, в том числе на Донбассе, было иначе. В начале XX века трудовые массы даже обгоняли политическую оппозицию в активности и формировали свои, народные органы власти – Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В 1917 году народная буря оттолкнула меньшевиков, эсеров и разных каменевых-зиновьевых, вознеся на пьедестал революции Ленина.

И сегодня нет иного пути у коммунистов, кроме как идти в трудовые коллективы, на заводы, в шахты, сельхозпредприятия, в студенческие аудитории. Там коммунисты должны просвещать и организовывать трудящихся. И тогда трудящиеся смогут подняться на новую ступень борьбы: сформировать профсоюзы, заводские комитеты, советы депутатов и революционные ячейки. И тогда трудовой народ сможет диктовать свою волю не только донбасским буржуйчикам, но и Москве, и Киеву.

Да, долго, да, нелегко, да, подчас будет очень сложно. Однако пора идти в путь.

Дар Ветров