Вызовы XXI века - ВКПБ - ВКПБ http://www.vkpb.ru Tue, 26 Sep 2017 19:42:20 +0000 Joomla! - Open Source Content Management ru-ru Блеск Питерских экономических форумов в перспективе доминирования мирового экономического кризиса в остальных странах http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2856-blesk-piterskikh-ekonomicheskikh-forumov-v-perspektive-dominirovaniya-mirovogo-ekonomicheskogo-krizisa-v-ostalnykh-stranakh http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2856-blesk-piterskikh-ekonomicheskikh-forumov-v-perspektive-dominirovaniya-mirovogo-ekonomicheskogo-krizisa-v-ostalnykh-stranakh

Владимир Рябов

1. Экономические войны и санкции периода кризиса как прелюдия военных действий.

Разразившийся с 2008 года мировой экономический кризис показал лишь вершину айсберга, который некогда представлял собой мощную банковскую систему США, придавая ей лидирующее значение в мире. Банковская система США подмяла под себя всё: она опирается на капитал Западной Европы, нефтедолларовых феодальных шейхов Ближнего Востока и капитал развивающихся стран, который через офшорные зоны вывозится в банки Запада. Конечно, такое благоденствие не могло продолжаться сколько угодно долго. Система финансов Запада невольно превратилась в скопище финансовых пузырей, дележ которых обернулся во многих странах непримиримой политической враждой между транснациональными компаниями и национальным капиталом. И те, и другие финансовые короли погрязли в огромных долгах, хотя банковские счета их всё ещё производят сильное впечатление на обывателя. Беда оказалась одна на всех: капитал есть, но нет самовозрастания этого капитала. А без самовозрастания банковской системы начинается рушиться вся система капитализма. На горизонте четко обозначилась перспектива банкротства мирового рынка.

Вообще крупный капитал либералов-транснационалов в последние десятилетия перешел на торговлю долларами, благо за плечами ФРС в США имеется печатный станок. Однако законы финансовой системы капитализма диктуют необходимость иметь опору на товарную массу, которая за счет прибавочной стоимости традиционно повышает акционерный капитал владельцев собственности. Ибо банк выдает кредиты и потом получает с их возвратом значительную прибыль за счет процентов, сданных в рост. Однако, тот динамизм, который был присущ банковской системе во времена опоры денежного паритета на обычное золото, во времена доминирования «черного золота» работать перестал.

Ещё Владимир Ильич Ленин говорил о том, что капитализм оставил нам в наследство великолепную банковскую систему управления. И задача большевиков состояла в том, чтобы эту прекрасную банковскую систему управления превратить в мощьный аппарат движения и развития коммунизма. У Ленина проблем с развитием банковской системы не было по той причине, что он намеревался развивать электрификацию всей страны, чтобы с её помощью строить коммунизм. Причем, ещё в эмиграции Ленин заметил в США ведущее значении электрификации в промышленном развитии и он написал на этот счет статью «4000 рублей в год и 6-часовой рабочий день». Суть его рассуждений сводится к тому, что процесс превращения капитализма в империализм обусловлен периодом перехода от паровой машины к машине электрической, а «при громадных успехах производительности труда» «вопрос о социализме выдвигается на первую очередь». Поскольку «американская статистика показала, что около половины всех рабочих заняты неполное рабочее время», потому как «страна необъятно богата уже теперь и она может сразу утроить свои богатства, утроить производитьельность своего общественного труда, обеспечивая этим всем рабочим семьям сносную, достойную разумного челнвеческого существа, высоту дохода и не чрезмерную длину рабочего дня, в 6 часов ежедневно» (Ленин В.И., ПСС,т.24, с.271).

Какие аргументы ставил вождь в качестве усиления роли банков при социализме, анализируя банковскую систему Америки? Общая тенденция сокращения рабочего дня в США свидетельствовала о передаче функции физического труда от человека к машине, что характерно было сравнивать с машинным производством при социализме, при котором должен произойти переход человека от физического труда к умственному, с возложением всего комплекса основной работы на плечи машин. Но на какой экономической базе такой переход мог осуществиться? И Ленин поясняет в той же статье: «В Америке в одной обрабатывающей промышленности сила машин определяется, в сумме взятая, в 18 миллионов паровых лошадиных сил. А в то же время исследование всех источников силы в виде падения воды показало, по отчету 14 марта 1912 года, что Америка может сразу, благодаря превращению силы падающей воды в электричество, получить ещё 60 миллионов лошадинных сил» (ПСС, т.24, с.271-272).

В то время еще не было в ходу понятие гидравлической энергии воды, позволяющей генерировать пропорциональное количество электрической энергии. Но лидер Великого Октября уже видел суть революции в экономической базе электрификации, с необходимостью анализировать планирование по энергозатратам.

Поэтому, при строительстве коммунизма место золота в банкоской системе социализма занимает «черное золото», контроль которого в СССР ведут рабочие и крестьяне через ТЭС –тепловые электрические станции и МТС- машинно-тракторные станции. Учет в данном случае ведется по затратам энергоресурсов «черного золота», а банковская система только выполняет роль обратной связи в системе учета, контролирующей закономерность энергозатрат в себестоимости выработки продукции. Т.е. в СССР рабочие контролировали затраты «черного золота» с единственной целью, чтобы прибыль от экономии этих самых ресурсов работала на них. Великолепие банковской системы при социализме в том и заключается, что она позволяет перевести прибыль на интересы рабочего класса.

Исходом к современному мировому экономическому кризису стали итоги Бреттон-Вудского соглашения, состоявшегося в 1944 году, легко преобразовавшего систему торговых отношений на долларовую основу, поскольку после Второй мировой войны вся торговля нефтепродуктами перешла на доллары по одной простой причине: основными владельцами нефтянных запасов были американские и английские фирмы. Это позволило использовать доллар в качестве основной торговой валюты, поскольку энергоресурсы принадлежали по большей части колониям США и Англии. Мировой рынок после этого сложился так, что всякая покупка энергоресурсов требовала долларов, которые тяготели попасть снова в американские банки, чтобы избежать очередных обменов валют, и пытались являть собой непоколебимую силу валюты, ценность которой никем не оспаривалась. Такая иллюзия долго существовать не могла.

В 1973 году в дело вмешалась война «Судного дня» на Ближнем Востоке, за которой стояли американские финансисты. Сама по себе война на Ближнем Востоке ничего собой изменить не могла. Суть этой войны состояла в том, чтобы вынудить Египет, Сирию и другие арабские страны опротестовать победу Израиля и в ответ объявить бойкот на продажу нефти. В результате возникшего нефтяного эмбарго арабских стран цена барреля нефти поднялась с 2 долларов, до 8 долларов за бочку (баррель). Это и было целью войны. Экономическую погоду на мировом рынке стал устанавливать печатный станок по выпуску долларов. Он стал главным в экономике.

Этот был тот повод, который позволил ФРС в США включением печатного станка усиленно наращивать эмиссию долларов. А для банков нет более приятного занятия, чем эмиссия денежной системы, ибо она приносит баснословные барыши. В конечном результате включение долларового печатного станка привело к долговым обязательствам США, близким к 20 триллионам долларов. Американская банковская системка стала успешно торговать долларами, игнорируя главное правило торговли: обмена товара на товар. В данном случае доллар не был товаром, а как всякая валюта выполнял роль посредника. Если вспомнить обычное золото в банковской системе, то оно было способно выполнять роль товара, потому банковская система работала слаженно и могла быстро указывать бизнесу на кризисы и банкротства. С доминированием «черного золота» на мировом рынке ситуация изменилась. И хотя мировой рынок контролировал цены на «черное золото» не хуже контроля за тройской унцией обычного золота, но на практике было утрачено свойство самовозрастания капитала и учетные ставки стали снижаться, приблизившись к нулю. То есть обозначилась проблема системного банкротства. А такое положение дел развело американский финансовый мир на два противоположных лагеря: фирмы-транснационалы (либералы) и фирмы с национальным капиталом (националисты). На практике же обстоятельства требовали передачи управления «черным золотом» рабочему классу, который способен безупречно контролировать энергозатраты.

В результате прибыль в западном мире стала формироваться не в рамках технических решений, а в рамках финансовых технологий.

История во многом начала принимать форму событий прихода к власти националистов Гитлера в 1933 году, только тягловую силу у них стали формировать бывшие нацисты, вроде бандеровцев, и преступный мир, легко переходящий в террористические группировки. Поэтому либералы стали стеной, чтобы не позволить национальному капиталу управлять государством. Но у либералов кроме печатного станка по выпуску долларов больше никакой другой политики не оказалось, поэтому эту политику финансового паразитизма они готовы продолжать бесконечно, поскольку количество желающих вывозить доллары и вкладывать их в американские банки только увеличивалось. Однако значительная часть западной, да и мировой общественности, со временем начнет понимать, что за «красивую жизнь» либералов придется расплачиваться им. Расплачиваться иногда даже по модели искусственно созданного упраавляемого хаоса. По сути дела, громадный внутренний долг США развел общественные силы на два непримеримых лагеря и поставил страну на грань гражданской войны.

И только Россия в этих условия всеразрушающего кризиса живет своей идиллической картинкой «благородного капитализма», в которой американские инвесторы (спекулянты) выглядят вполне «полноценными партнерами», способными на хорошие поступки. Поступки, которых надо, конечно, ждать, надеяться и верить... В противном случае хорошо знакомый управляемый экономический хаос не заставит себя долго ждать.

Экономические идиллии развивающихся перспекив надежнее всего показывают Питерские форумы, ежегодно проходящие в июне недалеко от Пулково. На последний из них стоит обратить внимание.

2. Традиционный взлет российского экономического озарения: «только красота спасет мир»!

Проходивший с 1 по 3 июня 2017 года Петербургский экономический форум (ПМЭФ) был ориентирован на поиски нового баланса глобальной экономики. На деле же российские представители на форуме больше напоминали рекламных агентов, призывающих иностранных гостей вкладывать инвестиции в отечественное развитие.

Экономисты, типа Михаила Хазина, еще до форума задавали вопрос: откуда пойдут инвестиции, если не обозначен ресурс роста? Ведь цифры доходов и расходов населения показывают 6% в минусе. А укрепление национальной валюты очень выгодно иностранным инвесторам, проще говоря, спекулянтам, ибо вкладывая доллары, они получают большую разницу в валюте, после чего снимают свои инвестиции с большой прибылью.

Первый день ПМЭФ проходил под лозунгом выработки проектов стратегического развития России. Много говорилось об развитии энергетики и своевременном подключении новых владельцев предприятий, звучали обнадеживающие цифры цен на нефть и газ. Тон всему диспуту задавали Э.Набиуллина,А.Кудрин, Г.Греф. Перспективу увидел и министр финансов А. Силуанов: рост в 2% через налоговую систему.Набиуллина, как верный защитник инфляции в 4%, предрекала рост, если только инфляция достигнет этого уровня. По широким источникам, от СМИ до Интернета, наша инфляция сейчас составляет 14%! Вывод дискутирующих на ПМЭФ вскоре обозначился вполне четко: они отбросили все идиллии и определили основным направлением экономической политики – спасение банков и крупных предприятий. Не хватило только горячих лобызаний, подтверждающих намеренья «благородных спасителей».

В. Путин в первый день работы ПМЭФ вносил коррективы из Константиновского дворца в Стрельне, откуда убеждал, что утверждается многополярный мир, который не нравится монополистам, поэтому Россию вталкивают в военное противостояние. В таком развитии событий российский президент вполне претендовал на роль спасителя России и никто этого не оспаривал.

На второй день форума В.Путин перебрался в зал пленарных заседаний. Ему пришлось вступить в идейное противоборство с журналисткой из NBC Мэган Келли, которой и поручили вести пленарное заседание. После выступления основных участников американка развернула против Путина поток вопросов под проблемы, возникшие в США, и как стрелы направила их в российского президента. Он, конечно, был готов к подобным вопросам, поскольку не раз их освещал в российских СМИ, поэтому без особого труда справился с ответами. Хотя, как утверждают источники, потом была еще одна встреча В.Путина с М.Келли и она ещё раз попыталась проблемы внутри американской вражды транснациональных компаний с компаниями национальными перевести на Россию.И на то есть веская причина. В США хранится много российских денег, поэтому смысл обвинений России носит вполне целенаправленный характер.

Опыт многочасовых конференций российского президента позволил и на этот раз обойти все американские ловушки. К тому же он представлял на ПМЭФ своих союзников по Центральной и Юго-Восточной Азии, что вынуждало держать удар и переходить в контрнаступление. Хотя дело в экономическом плане требует перевода денежных вкладов из США в банки БРИКС и развития этой системы как наиболее перспективной. Ведь подбираются-то американцы к запасам российских валютных запасов из нефтедолларов. Но российские политики предпочитают во всем доверять «западным партнерам». Хотя «западные партнеры» со своими вооружениями выстроились у западных границ России и готовы начать бить в боевые барабаны.

На третий день на ПМЭФ обсуждали вопросы глобальных киберугроз и искусственного интеллекта. Но, как выяснилось, не все владельцы фирм готовы открывать свои отчеты и бухгалтерию под искусственный интеллект. Участников форума больше интересовали новинки кибербезопасности. Строить же «силиконовую долину» под туманные перспективы в России никто не отважился.

Наиболее злободневные проблемы, такие как мировой экономический кризис, коррупция, пронизывающая все бюрократические структуры России, на экономическом форуме не были даже замечены. Всепоглощающее болото коррупции российских чиновников не хочет видеть такую проблему и тем более её обсуждать. Ведь всякий протест против коррупции неизбежно будет сопровождаться разоблачительными обвинениями в призывах к цветной революции и терроризму.В то же время бездействие с коррупцией порождает две неприятности: с одной стороны, за счет коррупции вывоз капитала из России только усиливается, а с другой стороны, вывоз капитала только усиливает обнищание общества, что увеличивает недовольство и наращивает остроту революционного взрыва. Соответственно, выступление рабочего класса за повышение заработной платы на политическом поле России неизменно будет притянуто к экстремизму, что уже стало равнозначно понятию терроризма. И политические партии понимают суть «цветных революций», поэтому не дают повода для обвинений в событиях, охватывающих пока незначительную часть населения. Незначительную часть, пока кризис не довел жизненный уровень большинства населения России до уровня нищеты.

Всем ходом нагрянувших дискуссий, совпавших с юбилеем 100-летия Великого Октября, либеральная элита России попыталась сконцентрировать внимание и доказать, что 1937 является переломной точкой революционной мысли весьма «недалекого» по наращиванию прибыли народа. Либеральную Россию даже не волнует то, что основу репрессированных в 1937 году составляли члены «пятых колонн», в массе своей ставших под идейные знамена фашизма. При этом полностью отсутствует понимание политических возможностей КПСС продолжить путь, начатый Великим Октябрем. У политической бюрократии хватает запала, чтобы всякий раз понять ценности надвигающегося НЭПа, приближающего их к собственности, которой они в сталинской период так и не получили. Они были (при Сталине) неспособны) продолжить революционный переход на новый экономический уклад жизни всего человечества, основанного на энергоресурсах как передовом средстве товарообмена. Даже среди современных экономистов мало кто способен увидеть новизну в плановом ведении хозяйства, не говоря уже о великой плановой система индустриализации Советского Союза, позволившей выстоять и победить в тяжелейшей войне с гитлеровским фашизмом.

Либералам свойственно полагать и утверждать, что СССР строили на основе страха, а не сознания собственной грамотности, которой народ обладал в тот период. Поэтому на политическом небосклоне современной России встают новые горе-патриоты с идеей страха, лидерство среди которых в последнее время все увереннее занимает журналист Владимир Соловьев, который собирает возле себя публику, вроде Армена Гаспаряна, готовых днем и ночью «доказывать» несостоятельность больших масс народа в период 1937 года вести борьбу со своими идейными противниками. Но, как показывают исторические события, дело-то уже давно не в 1937 годе, а 1937 год только перевел споры на вопросы собственности. Еще недавно такой же горе-патриот журналист Михаил Леонтьев проводил на телевидении аналогичную политику. И к чему это привело? Это привело Михаила Леонтьева к посту вице-президента нефтяного концерна «Роснефть». Он теперь один из богатейших людей России. Не удивительно, что Владимир Соловьев с головой бросился в это болото проблем «пятой колонны», в надежде получить в награду хорошую часть собственности. Об экономическом развитии тут даже не принято говорить.

Всем ходом своей исторической мысли на ПМЭФ обозначилось только одно свойство – полное забвение возможностей новой индустриализации, из чего вытекает лишь то, как он, либерализм, далек от народа.

Что же делать в такой ситуации трудовым массам, чей жизненный уровень постоянно понижается? Тут нужно обращаться к Ленину.

3. Революционная теория рабочего класса по отстаиванию своих экономических прав.

В революционном движении мы замкнулись на понятии «прибавочная стоимость» Маркса и выражаем уверенность, что основы такой прибыли вечны и не подлежат пересмотру. Но если же посмотрим у В.И.Ленина основы экономикического развития рабочего класса, то увидим совсем другую систему ценностей. Прежде всего, анализируя Ленина, необходимо заменить понятие «экономика» на понятие «ЭЛЕКТРИФИКАЦИЯ». Электрификация нужна, чтобы строить коммунизм, поскольку она является основной экономической базой, позволяющей рабочему классу осуществлять такую политику. Поскольку рабочий класс, взявший власть в свои руки, не может сам себя эксплуатировать прибавочной стоимостью, превращая в абсурд политику кнута и пряника, основным средством производства, распределения, обмена и потребления при Советской власти может быть только сознательное повышение производительности труда. «Производительность труда, это, в последнем счёте, самое верное, самое важное для победы нового общественного строя» (В.И. Ленин. «Великий почин». ПСС т.39, с.21, изд 5.)

Многие могут возразить: зачем нам это техническое понятие электрификации, если её всё равно будут принимать за отрасль экономики? Да, мы имели ситуацию с середины 50-х годов прошлого века, когда ЦК КПСС именно так и делал, пока не столкнулся с ситуацией постоянно убывающей денежной прибыли, которая потянула на дно и подчинила экономику доллару. Самостоятельная электрификация, предложенная Лениным, не может совершить такую ошибку, поскольку тянет за собой всю экономическую базу страны, сконцентрированную в Госплане. Банки при Госплане выполняют всего лишь обратную связь, корректируя затраты и цены, поэтому без разрушения Госплана банки не могут перейти в подчинение доллару.

Надо вспомнить высоко оцененную Лениным книгу И.И.Скворцова-Степанова «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», выпущенной а апреле 1922 года. В ней автор, он же переводчик Капитала Маркса на русский язык, сводит электрификацию, представленную Лениным на VIII съезде Советов в декабре 1920 году, к топливу(каменный уголь, нефть, газ, дрова и т.п.).

И не надо далеко ходить, чтобы понять: вся современная политика капитализма строится на ценах нефти и газа. Говоря проще, нефть, как эталон «черного золота» выполняет в экономике современного империализма ту же роль, какую в XIX веке выполняло настоящее золото. Только теперь настоящее золото слишком ограничено в объёмах, чтобы проявлять какую-то самостоятельность на мировом рынке. Поэтому золото и дорогие художественные ценности скупают финансовые магнаты на тот случай, если рухнет мировой рынок и превратит их акционерный капитал в груду бумаги. Поэтому, оглядываясь назад, можно сказать, что в Сталинский период практику эффективного управления энергоресурсами показал только хорошо организованный рабочий класс. Поэтому перспектива развития при капитализме на то и формирует системный кризис, чтобы превратить акционерный капитал в груду бумаги, в то время, как социализм призван выполнить миссию отмирания денежной системы вообще.

Сегодня много желающих представить в России появление социализма в виде анархии, где можно взять и всё поделить или просто отменить деньги… Этим желающим так удобнее представлять себе социализм: не надо вникать в тяжелейшие проблемы Первой мировой войны и войны гражданской, которые оставила в наследство Советской власти разгромленная на полях боев буржуазия. Тем более, что через анархию легко прорастает синдикализм, открывающий дорогу к разграблению народного достояния.

Поэтому, обращаясь к истории, надо вспомнить то, как трудно начиналась электрификация, давшая нам индустриализацию (а по сути дела – самостоятельсность), как Ленину пришлось жестко высказываться о способностях руководства партии проводить в жизнь политику электрификации. Прежде всего в руководстве партии мало кто понимал то, как через концессию надо у себя строить электрификацию. Особенно это выразилось в необходимости защиты позиции Л.Б. Красина, когда Ленину пришлось его отбивать от нападок однопартийцев:«…Что нам важнее всего в концессиях? Конечно увеличение количества продуктов. на основании ряда обсуждений, которые за границей вели уполномоченные РСФСР, в особенности т. Красин, с некоторыми из финансовых королей современного империализма. Надо сказать, что у нас, разумеется, как вы знаете сами, громадное большинство коммунистов по книжкам знает, что такое капитализм и финансовый капитал, может быть брошюры об этом даже писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала 99 коммунистов из 100 не умеют и никогда не научатся. В этом отношении т. Красин имеет исключительную подготовку, так как в Германии и в России он изучал и практически и организационно условия промышленности. Тов. Красину были сообщены эти условия, и он ответил: "В общем приемлемо". Прежде всего, что вменяется концессионеру в обязанность, - это улучшить положение рабочих.» (ПСС, т.32, с.281).

По сути дела, Ленин определил 99% коммунистов совершенно не готовыми вести переговоры по концессиям, чтобы развивать отечественную электрификацию. Но он издевательски замечает, что они может быть даже брошюры об этом писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала не умеют и никогда не научатся. «Никогда не научатся» - это приговор бюрократии, которую во времена Сталина просто будут отсеивать в положение – нужны они Советской власти или нет? Непонимающие суть ленинской электрификации отсеивались как ненужный балласт. Это до сих пор вызывает бессильную злобу на Сталина, переходящую в разрушение страны, даже если страна уже не социалистическая.

Поэтому Ленин делает вполне дальновидный прогноз: «…Мы должны учитывать то, что производительность труда не увеличится до тех пор, пока не улучшится положение рабочих. Отказываться от этого учета - значит сразу поставить все вопросы о концессиях на такую неделовую почву, при которой капиталист и разговаривать не станет. …Выступая с валютой, например, золотом, вы не должны забывать, что свободного рынка нет, что рынок весь, или почти весь, занят синдикатами, картелями и трестами, которые руководятся своими империалистическими прибылями и которые предметы снабжения рабочим дадут только для своих предприятий, а не для других, потому что старого капитализма - в смысле свободного рынка, - нет уже. …Концессионная политика есть союз, заключенной одной стороной против другой, и, пока мы недостаточно сильны, мы должны, чтобы продержаться до победы международной революции, использовать их вражду друг к другу». (ПСС, т.32. с.282 – 284).

Суть электрификации была изложена Лениным на VIII съезде Советов, представив её в виде «второй программы партии», с решающей ролью в руках рабочего класса:

«…Мы имеем перед собой результаты работ Государственной комиссии по электрификации России в виде этого томика, который всем вам сегодня или завтра будет роздан. …На мой взгляд, это - наша вторая программа партии. У нас есть программа партии …в книжке менее толстой, но в высшей степени ценной. Это есть программа политическая, это есть перечень наших заданий, это есть разъяснение отношений между классами и массами. Но надо также помнить, что пора на эту дорогу вступать в действительности и измерить её практические результаты. Наша программа партии не может оставаться только программой партии. Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строительства, иначе она негодна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники. Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем. …конечно это будет план, принятый только в порядке первого приближения. Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет, как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма". (ПСС, т.31, с.482-483)

Две программы партии исходили из ленинской формулировки: «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Где Советская власть являлась первой программой партии, а электрификация всей страны – второй.

Пример увеличения производительности труда «в каждой мастерской, в каждой волости» Ленин показывает на примере Иваново-Вознесенска, где почти вся промышленность стояла из-за разрухи и невозможности подвести к фабрикам достаточное количество топлива (дров). И вождь говорит: «Иваново-вознесенцы получи из-за этого меньше дров, меньше торфа, меньше нефти. И является чудом, что они топлива получили только половину, а программу выполнили на 117 миллионов из 150 миллионов. Они увеличили производительность труда и произвели передвижение рабочих на лучшие фабрики, отчего и получили большой процент выхода.» (ПСС, т.32, с.268).

Наиболее четко суть повышения производительности труда будет выражена в Стахановском методе добычи каменного угля в Сталинский период. Алексей Стаханов за одну смену в ночь с 30 на 31 августа 1935 года за 5 часов 45 минут увеличил норму выработки угля с7 тонн до 102 тонн, применив новый метод боковой вырубки. А 19 сентября того же года установил новый рекорд – 227 тонн в смену. Почин Стаханова положил начало массовому движению рабочих и колхозников за повышение производительности труда.

Почему же другие рабочие и колхозники массово поддерживали стахановский метод повышения производительности труда, ведь новые методы были более трудоемкие и отнимали много сил?

Всё дело в том, что новые методы выработки продукции экономили много топлива, т.е. энергоресурсов, а такая экономия впрямую отражалась на цене потребительских товаров, которые население приобретало в магазинах, поскольку экономия энергоресурсов вычиталась из себестоимости продукции.Банковская система страны контролировала затраты сырьевых ресурсов и обобщала их в денежном выражении страны. Получалось, что через понижение цен трудовые массы получали прибыль, которая повышала их покупательную способность. Т.е. прибыль в социалистическом государстве начинала работать на рабочий класс и его союзников, а политика понижения цен двигала эти цены к нулю, к исчезновению денежной системы, что и является целью построения коммунизма. Образец отсутствия денег ещё в древней общине брал за пример и социализм, поскольку без денег отсутствовали классы и классовая борьба. К этой цели стремился и социализм Сталинского периода в СССР. Производительность труда становилась приводным ремнем ленинской электрификации и построения коммунизма.

И вот в такой ситуации становился необходимым высокий темп реализации второй программы партии. Вторая программа партии обобщала результаты повышения производительности труда, устанавливала объемы выпуска дополнительной продукции, чем корректировала Госплан, сначала это был план ГОЭЛРО, подсчитывала стоимость вновь обозначившихся затрат и корректировала их с банковской системой страны. Однако, эти расчеты уже производились на уровне Госплана, банки только корректировали затраты в денежном выражении и определяли их будущую реализацию, которую в массе своей представляли всё те же ресурсы. А ресурсы требовали экономии и круг движения к коммунизму замыкался на понижении цен.

Низовая работа начиналась в «каждой мастерской», в которой бригада рабочих намечала цифры экономии ресурсов и в первую очередь – энергоресурсов. Первоначальные планы пересматривались, в них вносились коррективы возможной экономии ресурсов. После чего расчеты различных бригад суммировались в объеме конкретной волости и передавались на областной уровень. Каждая область суммировала данные как по государственному плану, так и по результатам повышения производительности труда на рабочих местах, представленной каждой волостью. Конечные результаты с каждой области передавались в Госплан, где происходила самая напряженная работа по суммированию полученных данных. Определялись размеры сэкономленных ресурсов, рассчитывались суммы сэкономленных средств в денежном выражении, данные сверялись с банковской системой, намечались цифры получения планируемой прибыли и направления на цели будущего её использования, включая и понижение цен.

Конечно работа в Госплане и возле него представляла собой раскаленную сковородку, поскольку выполнение второй программы партии было делом жарким, да ещё и принимало форму закона. А закон нарушать нельзя. Отсюда вывод: «кадры решают всё!». В предвоенное время и во время Великой Отечественной войны вся электрификация работала на фронт. И не будь этой мощной помощи тыла, организованной на стремительных темпах повышения производительности труда, трудно себе представить на сколько бы затянулась сама война. Но ленинская электрификация в гонке индустриализаций оказалась самым эффективным средством в деле увеличения продукции для фронта и для победы.

Великий Октябрь ввел таким образом новый экономический уклад жизни человечества, основанный на энергоресурсах как передовом средстве товарообмена. Ленин в своем прогнозе назвал его «электрификацией всей страны», поскольку управляя энергоресурсами рабочий класс при помощи Советской власти строил коммунизм, уходя от денежной системы управления и переходя на энергозатратыи как самый передовой способ управления. В конечном счете, управление энергоресурсами приподнимало человечество от земных забот и поднимало ввысь, во Вселенную, как неисчерпаемую кладовую запасов энергии, выдвигая на передний план трудовые массы, хорошо понимающие на каждом рабочем месте возможности экономии даже крупиц энергии, из которых складывалась движущая сила прогресса.Разумеется, даже если представить себе как рабочее место вдруг окажется в космическом аппарате, вопросы затрат энергоресурсов останутся для рабочего в космосе основными, реализующими жизнеобеспечение всех систем управления аппаратом.

Конечно, выход в космос готовили ученые, которых вел за собой преемник Сталина – Маленков Г.М. Но у ученых есть одна особенность: они планируют затраты в денежном выражении, что не противоречит самой системе планирования, если четко работает Госплан. Но это слабое место в работе бюрократии очень поздно заметили, если заметили вообще. Поэтому обладатель фундаментальных знаний и ленинской электрификации Маленков Г.М. очень скоро оказался не нужен бюрократии, и даже ученые переключились на тех руководителей, которые распределяли финансовые средства. Поэтому интересы рабочего класса и научной элиты в СССР сильно различались. У советских ученых оказались узкие задачи проникновения в космос через объемы финансовых затрат, в то время, как рабочие примерялись к любому делу через энергетические затраты, которые были им доступны и понятны. А энергия Вселенной ученых интересовала, только если они выполняли практические работы, где не требовался бухгалтерский отчет.Маленков же объединял рабочий класс на перспективе освоения энергоресурсов собственной планеты, проводя в жизнь пролетарский лозунг «пролетарии всех стран, объединяйтесь». Это увлекало широкие массы и на освоение космоса. И тогда советский руководитель имел поддержку половины человечества. Ситуацию изменили члены ЦК КПСС, которые в планировании понимали только язык финансовых затрат. Они, в конечном счете, и сломали Госплан.

В этой связи нельзя не вспмомнить и выдающегося советского ученого Владимира Ивановича Вернадского, организатора развития направления НООСФЕРЫ (сферы разума). Конечно, Вернадский мог бы постоянно заниматься ноосферой, но страна была в таком тяжелом положении, что в 1922 году ему пришлось возглавить направление развития атомной энргии. В конечном результате, когда силы уже стали покидадь Вернадского, Владимир Иванович успел подготовить своего ученика И. Курчатова, который продолжил дело учителя. Ноосфера Вернадского оставила нам изучение от малых энергий до энергетических потенциалов головного мозга. С Игорем Курчатовым мы получили атомный щит страны. Но после Сталина все эти направления развития малых энергий ноосферы остались вне поля зрения. Тут капиталисты быстро перехватили инициативу, поставив во главу развития финансовые планы на каждом направлении и включили финансовый станок в США на полную мощность.

Слом идеалов Великого Октября подкосил систему управления энергоресурсами, что превратило сами энергоресурсы в разменную монету, присвоенную высшей партноменклатурой и сделало невозможным освоение ближайших энергий по космосу. Сегодня, когда планета Земля откровенно гибнет в экологической катастрофе, человечество даже не способно наметить планы проникновения на другую планету, чтобы спастись от угрозы управления денежной системы капитализма и её побочного продукта – гибнущей экологии.

Но на фоне гибнущей экологии во всю выделяется политическая волна гибнущего от террористических актов населения. Причем, террористический размах только набирает силу. Особого секрета хозяева терроризма не делают: за терроризмом, вполне уверенно заявляют СМИ, стоит ЦРУ. В данном случае ЦРУ выступает как главный распределитель мировых ресурсов, создавая при необходимости политику управляемого хаоса. Как бы невзначай Запад подводит своего обывателя к мысли, что уж лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Эта дилемма без особой жалости позволяет слабым конкурентам расстаться с национальными ресурсами. Но это оказывается недостаточно, чтобы снять с повестки дня в США основной раздражитель, вызывающий мировой скандал, поскольку власти этой страны отвечать за создание мирового системного кризиса капитализма не намерены. Виноватой, чаще всего, по их мнению оказывается Россия. У России просто много энергоресурсов, то есть много сил для развития экономической базы, потому и виновата. Только вот эти энергоресурсы завоевывались и готовились для рабочего класса, энтузиазм которого нацелен на постоянное повышение производительности труда, на базе которого только и могла была развиваться мировая революция пролетариата.

В годовщину 100-летия Великого Октября мы вплотную подошли к проблеме, которую должны были решить ещё в начале 60-х годов ХХ века. Мы должны были поставить Госплан во главу всей нашей жизни и ориентироваться на повышение производительности труда. Но, благодаря нашей бюрократии, Госплан был сломан, а вместе с ним и социализм. И может сложиться впечатление, что к ленинской электрификации уже никогда не вернуться. Это заблуждение. Прогресс в нашей жизни развивается по объективным законам. А это значит, что либо массы заставят власть перейти к социализму и развиваться полноценно, либо империализм вынудит защищать свои ресурсы и нам всё равно придется начинать с защиты и экономии энергоресурсов. Или погибнуть, отрекаясь от этих обоих вариантов электрификации: мирного и военного.

На VIII съезде Советов Ленин скажет: «Я хотел только напомнить, что мы уже далеко не первый раз возвращаемся к этому выдвижению трудового фронта на первое место. Вспомним резолюцию, которую вынес ВЦИК 29 апреля 1918 года. Это была пора, когда навязанный нам Брестский мир разрезал Россию экономически, и мы оказались поставленными в чрезвычайно тяжелые условия непомерно хищническим договором. …многие из вопросов, над которыми нам приходится трудиться сейчас, поставлены были совершенно определенно, твердо и достаточно решительно ещё в апреле 1918 года. Вспоминая это, мы говорим: повторение есть мать учения. Без громадного числа повторений, без некоторого возвращения назад, без проверки, без отдельных исправлений, без новых приемов, без напряжения сил для убеждения остальных и неподготовленных обойтись в строительстве нельзя» (ПСС, т.31, с.464-465).

Поэтому, ещё раз обращаясь к Ленину, надо сказать, рабочий класс обязан добиться перевеса сил в свою пользу, но для этого должен вести учет энергозатрат и объединять эти усилия, сначала в объеме всей страны, а затем – и всего мира. Такое выполнение второй программы партии потянет за собой выполнение и первой программы – Советской власти как фактора стабильности. Или, как предупреждал Ленин, «вне электрификации спасения нет» (ПСС, т.31,с.468).

Сентябрь 2017г.

г. Ленинград

Прим. редакции сайта: цитирование В.И. Ленина идёт по 4 изданию ПСС, кроме указанного в тексте.

 

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Fri, 15 Sep 2017 00:51:44 +0000
БЛЕСК ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФОРУМА В ПИТЕРЕ НА ФОНЕ НИЩЕТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА В РОССИИ http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2803-blesk-ekonomicheskogo-foruma-v-pitere-na-fone-nishchety-ekonomicheskogo-krizisa-v-rossii http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2803-blesk-ekonomicheskogo-foruma-v-pitere-na-fone-nishchety-ekonomicheskogo-krizisa-v-rossii

                                                                                                                      Владимир Рябов

Проходивший с 1 по 3 июня 2017 года Петербургский экономический форум (ПМЭФ) был ориентирован на поиски нового баланса глобальной экономики. На деле же российские представители на форуме больше напоминали рекламных агентов, призывающих иностранных гостей вкладывать инвестиции в отечественное развитие.

            Экономисты, типа Михаила Хазина закономерно задавали вопрос: откуда пойдут инвестиции, если не обозначен ресурс роста? Ведь цифры доходов и расходов населения показывают 6% в минусе. А укрепление национальной валюты очень выгодно иностранным инвесторам, проще говоря, спекулянтам, ибо вкладывая доллары, они получают большую разницу в валюте, после чего снимают свои инвестиции с большой прибылью.

            Первый день ПМЭФ проходил под выработкой проектов стратегического развития России. Много говорилось об развитии энергетики и своевременном подключении новых владельцев предприятий, звучали обнадеживающие цифры на цены нефти и газа. Тон всему диспуту задавали Э. Набиуллина, А.Кудрин, Г.Греф. Перспективу увидел и министр финансов А. Силуанов: рост в 2% через налоговую систему. Набиуллина, как верный защитник инфляции в 4%, предрекала рост как только экономика достигнет этого уровня. По широким источникам, от СМИ до Интернета, у нас сейчас инфляция составляет 14%. Вывод дискутирующих на ПМЭФ вскоре обозначился вполне четко, они все определили основным направлением экономической политики – спасение банков и крупных предприятий.

            В.Путин в первый день работы ПМЭФ вносил коррективы из Константиновского дворца в Стрельне, откуда убеждал, что утверждается многополярный мир, что не нравится монополистам, поэтому Россию вталкивают в военное противостояние. В таком развитии событий российский президент вполне претендовал на роль спасителя России и никто этого не оспаривал.

            На второй день форума В. Путин перебрался в зал пленарных заседаний Ему пришлось вступить в идейное противоборство с журналисткой NBC Мэган Келли, которой и поручил вести пленарное заседание. После выступления основных участников американка развернула поток вопросов под проблемы, возникшие в США, и как стрелы направила их в Путина. Он, конечно, был готов к подобным вопросам, поскольку не раз их освещал в российских СМИ, поэтому без особого труда справился с ответами. Хотя, как утверждают источники, потом была еще одна встреча В.Путина с М.Келли и она ещё раз попыталась проблемы внутри американской вражды транснациональных компаний с компаниями национальными перевести на Россию. В США хранится много российских денег, поэтому смысл обвинений России носит вполне целенаправленный характер.

Опыт многочасовых конференций российского президента позволил и на этот раз обойти все американские ловушки. К тому же он представлял на ПМЭФ своих союзников по Центральной и Юго-Восточной Азии, что вынуждало держать удар и переходить в контрнаступление. Хотя дело требует перевода денежных вкладов из США в банки БРИКС.

            На третий день на ПМЭФ обсуждали вопросы глобальных киберугроз и искусственного интеллекта. Но, как выяснилось не все владельцы фирм готовы открывать свои отчеты и бухгалтерию под искусственный интеллект. Участников форума больше интересовали новинки кибербезопасности. Строить же «силиконовую долину» в России никто не рвался.

            Наиболее злободневные проблемы, такие как мировой экономический кризис, коррупция, пронизывающая все бюрократические структуры России, на экономическом форуме не были даже замечены. Всепоглощающее болото коррупции российских чиновников не хочет видеть такую проблему и тем более её обсуждать. Ведь всякий протест против коррупции неизбежно будет сопровождаться разоблачительными обвинениями к цветной революции и терроризму. Соответственно, выступление рабочего класса за повышение заработной платы на политическом поле России неизменно будет притянуто к экстремизму, что уже стало равнозначно понятию терроризма. Всем ходом своей работы ПМЭФ показал то, как он далек от народа.

            Что же делать в такой ситуации трудовым массам, чей жизненный уровень постоянно понижается?

Революционная теория рабочего класса по отстаиванию своих экономических прав.

Мы замкнулись на понятии «прибавочная стоимость» Маркса и выражаем уверенность, что основы такой прибыли вечны и не подлежат пересмотру. Но если же посмотрим у В.И.Ленина основы экономики рабочего класса, то увидим совсем другую систему ценностей. Прежде всего, анализируя Ленина, необходимо заменить понятие «экономика» на понятие «ЭЛЕКТРИФИКАЦИЯ». Электрификация нужна, чтобы строить коммунизм, поскольку она является основной экономической базой, позволяющей рабочему классу осуществлять такую политику. Поскольку рабочий класс, взявший власть в свои руки, не может сам себя эксплуатировать прибавочной стоимостью, превращая в абсурд политику кнута и пряника, основным средством производства, распределения, обмена и потребления при Советской власти может быть только сознательное повышение производительности труда. «Производительность труда, в конечном счете является самым важным, самым главным в победе нового общественного строя» (Ленин).

            Многие могут возразить: зачем нам это техническое понятие электрификации, если её всё равно будут принимать за отрасль экономики? Да мы имели ситуацию с середины 50-х годов прошлого века, когда ЦК КПСС именно так и делал, пока не оказался в постоянно убывающей денежной прибыли, которая потянула на дно и подчинила экономику доллару. Самостоятельная электрификация, предложенная Лениным, не может совершить такую ошибку, поскольку тянет за собой всю экономическую базу страны, сконцентрированную в Госплане. Банки при Госплане выполняют всего лишь обратную связь, корректируя затраты и цены, поэтому без разрушения Госплана банки не могут перейдет в подчинение доллару.

             Надо вспомнить высоко оцененную Лениным книгу И.И. Скворцова-Степанова «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», выпущенной в апреле 1922 года. В ней автор, он же переводчик Капитала Маркса на русский язык, сводит электрификацию, введенную Лениным на VIII съезде Советов в декабре 1920 году к топливу (каменный уголь, нефть, газ, дрова и т.п.).

гоэлро

            И не надо далеко ходить, чтобы понять: вся современная политика капитализма строится на ценах на нефть и газ. Говоря проще, нефть, как эталон «черного золота» выполняет в экономике современного империализма ту же роль, какую в XIX веке выполняло настоящее золото. Теперь настоящее золото слишком ограничено в объёмах, чтобы проявлять какую-то самостоятельность на мировом рынке. Поэтому золото и дорогие художественные ценности скупают финансовые магнаты на тот случай, если рухнет мировой рынок и превратит их акционерный капитал в груду бумаги.

Ленину пришлось жестко высказываться о способностях руководства партии проводить в жизнь политику электрификации. Прежде всего в руководстве партии мало кто понимал то, как через концессию надо у себя строить электрификацию. Особенно это выразилось в позиции Л.Б.Красина, когда пришлось защищать его от нападок однопартийцев: « …Что нам важнее всего в концессиях? Конечно увеличение количества продуктов. на основании ряда обсуждений, которые за границей вели уполномоченные РСФСР, в особенности т. Красин, с некоторыми из финансовых королей современного империализма. Надо сказать, что у нас, разумеется, как вы знаете сами, громадное большинство коммунистов по книжкам знает, что такое капитализм и финансовый капитал, может быть брошюры об этом даже писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала 99 коммунистов из 100 не умеют и никогда не научатся. В этом отношении т. Красин имеет исключительную подготовку, так как в Германии и в России он изучал и практически и организационно условия промышленности. Тов. Красину были сообщены эти условия, и он ответил : "В общем приемлемо". Прежде всего, что вменяется концессионеру в обязанность, - это улучшить положение рабочих.» (т.32. с.281).

            По сути дела, Ленин определил 99% коммунистов совершенно не готовыми вести переговоры по концессиям, чтобы развивать отечественную электрификацию. Но он даже издевательски замечает, что они может быть даже брошюры об этом писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала не умеют и никогда не научатся. «Никогда не научатся» - это приговор бюрократии, которую во времена Сталина просто будут отсеивать в положение – нужны они Советской власти или нет? Непонимающие суть ленинской электрификации отсеивались как ненужный балласт. Это до сих пор вызывает бессильную злобу на Сталина, переходящую в разрушение страны.

Поэтому вождь делает вполне дальновидное пояснение:
     « …Мы должны учитывать то, что производительность труда не увеличится до тех пор, пока не улучшится положение рабочих. Отказываться от этого учета - значит сразу поставить все вопросы о концессиях на такую неделовую почву, при которой капиталист и разговаривать не станет. …Выступая с валютой, например, золотом, вы не должны забывать, что свободного рынка нет, что рынок весь, или почти весь, занят синдикатами, картелями и трестами, которые руководятся своими империалистическими прибылями и которые предметы снабжения рабочим дадут только для своих предприятий, а не для других, потому что старого капитализма - в смысле свободного рынка, - нет уже. …Концессионная политика есть союз, заключенной одной стороной против другой, и, пока мы недостаточно сильны, мы должны, чтобы продержаться до победы международной революции, использовать их вражду друг к другу».
(т.32. с.282 – 284).

Суть электрификации была изложена Лениным на VIII съезде Советов, представив её в виде «второй программы партии»:

«…Мы имеем перед собой результаты работ Государственной комиссии по электрификации России в виде этого томика, который всем вам сегодня или завтра будет роздан. …На мой взгляд, это - наша вторая программа партии. У нас есть программа партии …в книжке менее толстой, но в высшей степени ценной. Это есть программа политическая, это есть перечень наших заданий, это есть разъяснение отношений между классами и массами. Но надо также помнить, что пора на эту дорогу вступать в действительности и измерить её практические результаты. Наша программа партии не может оставаться только программой партии. Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строительства, иначе она негодна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники. Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем. …конечно это будет план, принятый только в порядке первого приближения. Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет, как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма". (ПСС, т.31, с.482-483)

Две программы партии исходили из ленинской формулировки: «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Где советская власть являлась первой программой партии, а электрификация всей страны – второй.

            Пример увеличения производительности труда «в каждой мастерской, в каждой волости» Ленин показывает на примере Иваново-Вознесенска, где почти вся промышленность стояла из-за разрухи, невозможно было подвести к фабрикам достаточное количество топлива (дров). И вождь говорит:

«Иваново-вознесенцы получили из-за этого меньше дров, меньше торфа, меньше нефти. И является чудом, что они топлива получили только половину, а программу выполнили на 117 миллионов из 150 миллионов. Они увеличили производительность труда и произвели передвижение рабочих на лучшие фабрики, отчего и получили большой процент выхода.» (т.32. с.268).

            Наиболее четко суть повышения производительности труда будет выражен в Стахановском методе добычи каменного угля в Сталинский период. Алексей Стаханов за одну смену в ночь с 30 на 31 августа 1935 года за 5 часов 45 минут увеличил норму выработки угля с 7 тонн до 102 тонн, применив новый метод боковой вырубки. А 19 сентября того же года установил новый рекорд – 227 тонн в смену. Почин Стаханова положил начало массовому движению рабочих и колхозников за повышение производительности труда.

            Почему же другие рабочие и колхозники массово поддерживали стахановский метод повышения производительности труда, ведь новые методы были более трудоемкие и отнимали много сил?

            Всё дело в том, что новые методы выработки продукции экономили много топлива, т.е. энергоресурсов, а такая экономия впрямую отражалась на цене потребительских товаров, которые население приобретало в магазинах, поскольку экономия энергоресурсов вычиталась из себестоимости продукции. Банковская система страны контролировала затраты сырьевых ресурсов и обобщала их в денежном выражении страны. Получалось, что через понижение цен трудовые массы получали прибыль, которая повышала их покупательную способность. Т.е. прибыль в социалистическом государстве начинала работать на рабочий класс и его союзников, а политика понижения цен двигала эти цены к нулю, к исчезновению денежной системы, что и является целью построения коммунизма. Пример отсутствия денег ещё в древней общине брал за пример и социализм, поскольку без денег отсутствовали классы и классовая борьба. К этой цели стремился и социализм в Сталинский период в СССР. Производительность труда становилась приводным ремнем ленинской электрификации и построения коммунизма.

            И вот в такой ситуации становилась необходимой вторая программа партии. Вторая программа партии обобщала результаты повышения производительности труда, устанавливала объемы выпуска дополнительной продукции, чем корректировала Госплан и план ГОЭЛРО, подсчитывала стоимость вновь обозначившихся затрат и корректировала их с банковской системой страны. Однако, эти расчеты уже производились на уровне Госплана, банки только корректировали затраты в денежном выражении и определяли их будущую реализацию.

Низовая работа начиналась в «каждой мастерской», в которой бригада рабочих намечала цифры экономии ресурсов и в первую очередь – энергоресурсов. Первоначальные планы пересматривались, в них вносились коррективы возможной экономии ресурсов. После чего расчеты различных бригад суммировались в объеме конкретной волости и передавались на областной уровень. Каждая область суммировала данные как по государственному плану, так и по результатам повышения производительности труда на рабочих местах, поданных каждой волостью. Конечные результаты с каждой области передавались в Госплан, где происходила самая напряженная работа по суммированию полученных данных. Определялись размеры сэкономленных ресурсов, рассчитывались суммы сэкономленных средств в денежном выражении, данные сверялись с банковской системой, намечались цифры получения планируемой прибыли и направления будущего её использования, включая и понижение цен.

Конечно, работа в Госплане и возле него представляла собой раскаленную сковородку, поскольку выполнение второй программы партии принимало форму закона. А закон нарушать нельзя. Отсюда вывод: «кадры решают всё!». В предвоенное время и во время Великой Отечественной войны вся электрификация работала на фронт. И не будь этой мощной помощи тыла, организованной на повышении производительности труда, трудно себе представить, насколько бы затянулась сама война. Но ленинская электрификация оказалась самым эффективным средством в деле увеличения продукции для фронта и для победы.

Великий Октябрь ввел таким образом новый экономический уклад жизни человечества, основанный на энергоресурсах, как передовом средстве товарообмена. Ленин в своем прогнозе назвал его «электрификацией всей страны», поскольку, управляя энергоресурсам,и рабочий класс при помощи Советской власти строил коммунизм, уходя от денежной системы управления и переходя на энергоресурсы, как самый передовой способ управления. В конечном счете управление энергоресурсами вело человечество во Вселенную, как неисчерпаемую кладовую запасов энергии, выдвигая на передний план рабочий класс, хорошо понимающий на каждом рабочем месте вопросы затрат энергоресурсов.

Конечно, выход в космос готовили ученые, которых вел за собой преемник Сталина – Маленков Г.М. Но ученые планируют затраты в денежном выражении. Поэтому обладатель фундаментальных знаний и ленинской электрификации Маленков Г.М. очень скоро оказался им не нужен, а сами ученые переключились на тех руководителей, которые распределяли финансовые средства. Поэтому у советских ученых оказались узкие задачи проникновения в космос, а энергия Вселенной их просто не интересовала, по причине отсутствия финансовых средств. Маленков же объединял рабочий класс на перспективе освоения энергоресурсов собственной планеты, проводя в жизнь пролетарский лозунг «пролетарии всех стран, объединяйтесь». И тогда он имел поддержку половины человечества.

Слом идеалов Великого Октября подкосил систему управления энергоресурсами, что превратило сами энергоресурсы в разменную монету, присвоенную высшей партноменклатурой и сделало невозможным освоение ближайших соседей по космосу. Сегодня, когда планета Земля откровенно гибнет в экологической катастрофе, человечество даже не способно наметить планы проникновения на другую планету, чтобы спастись от угрозы управления денежной системы капитализма и её побочного продукта – гибнущей экологии.  

            Рабочий класс может добиться перевеса сил в свою пользу, если будет вести учет энергозатрат и объединит эти усилия в объеме всей страны. Такое выполнение второй программы партии потянет за собой выполнение и первой программы – Советской власти, как фактора стабильности. Или, как говорил Ленин, «вне электрификации всей страны спасения нет».

                                                                                                          Июнь 2017г..

                                                                                                          г.Ленинград.

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Thu, 29 Jun 2017 21:40:55 +0000
Борьба за политическую программу партии – советскую власть на базе электрификации всей страны http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2748-borba-za-politicheskuyu-programmu-partii-sovetskuyu-vlast-na-baze-elektrifikatsii-vsej-strany http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2748-borba-za-politicheskuyu-programmu-partii-sovetskuyu-vlast-na-baze-elektrifikatsii-vsej-strany

Часть 2

Владимир Рябов

zПериод перехода от политики военного коммунизма к НЭПу сопровождался яростными попытками «рабочей оппозиции», «демократических централистов» и «левых коммунистов» сорвать планомерность самого перехода на мирные рельсы и восстановление народного хозяйства. Основной тон выступлений Владимира Ильича Ленина в этот период определяют названия: «О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого», «Кризис партии», брошюра «Ещё раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина». Эти выступления были направлены на борьбу за единство партии, за укрепление союза рабочего класса с крестьянством на новой экономической основе, за укрепление диктатуры пролетариата. Внутри партии обосновалась «рабочая оппозиция», которая пыталась сформировать из профсоюзов противовес партии.

С точки зрения сегодняшнего дня, когда возымели действие приемы той политической борьбы и их наследникам удалось временно развалить Советский Союз, в горячих событиях споров после VIII Всероссийского съезда Советов — до введения политики НЭПа, с абсолютной точностью проявились «родовые пятна» борьбы за собственность. На коротком промежутке времени, в течение всего трех месяцев, жажда частной собственности выступала как ультиматум переходу на мирные рельсы хозяйственной жизни, хотя внешне троцкизм требовал военного развития мировой революции пролетариата, рассматривая себя и только себя в качестве будущего «мирового правительства». В то же время западноевропейская буржуазия, после победы советской власти в России, в своих странах делала всё для того, чтобы вооруженного развития мировой революции не получилось.

Борьба за советскую власть велась в ослабевшей до изнеможения России, истекающей кровью после мировой войны и войны гражданской, раздираемой внутренними противоречиями на национальной почве и экономическом бессилии что-либо поправить. Но именно на стечении этих несчастий в России троцкизм провоцировал нагнетание военных конфликтов, намереваясь въехать в «мировое правительство» по цепи нескончаемых войн. А борьба Ленина за две программы партии, действием которых достигалось в перспективе устранение денежной системы и вхождение в коммунизм, систематически игнорировались «рабочей оппозицией». В результате чего оппозиционный Ленину троцкизм проявляет себя в качестве пособника Капитала в борьбе за денежную систему капитализма как политике противовеса ленинской электрификации. Вся история троцкизма в ХХ веке демонстрировала отказ от классовых интересов пролетариата и смыкание с самыми оголтелыми интересами империализма, в угоду которым предпринимались попытки, как справа, так и «слева», принести в жертву организованное рабочее движение. С трибуны это выражалось в требованиях нарастания перманентной революции, в то время как революционная активность масс шла на спад, с другой стороны, мирная поступь революции приносилась в жертву интересам разобщенных групп, зависящим от симпатий западных политических кумиров, а не от электрификации.

Сама по себе борьба за ленинскую электрификацию, как в самом своем начале, так и на протяжении ХХ века, неизбежно доказывала, что это — путь развития мировой революции пролетариата в эпоху империализма. Именно рабочий класс, ведомый своим передовым классовым авангардом, уже в период НЭПа становился у руля контроля за расходом основных ресурсов страны, ведя отсчет по топливным ресурсам. Но давая концессии империалистам с их денежным контролем, рабочий класс самостоятельно контролировал этот процесс концессий по расходу тех же энергоресурсов. И чем значительнее, уже в сталинский период, развивалась экономическая база электрификации, тем весомее становился контроль рабочего класса, достигаемый на его основе — политики понижения цен, этого основного направления в деле отмирания денежной системы.

В борьбе с ленинской электрификацией у империализма был только один аргумент — денежные выражения эквивалента экономических отношений. Но денежные знаки не были подкреплены полагавшимся золотым паритетом. Просто деньги превращались в икону, на которую капиталистический рынок заставлял молиться. Денежный поток, направляемый финансовыми биржами, как насосами, пытался перехлестнуть потоки нефти и газа, оставляя после себя инфляционные пропасти, куда проваливались целые экономические системы регионов мира. Начало XXI века показало всю несостоятельность денежной иконы. В борьбу вступили страны с энергоресурсами и в их действиях снова всплыли все «родовые пятна» российского НЭПа. А экономические отношения на капиталистическом рынке в который раз показали «войну концессии с капиталистическими устоями», которая закономерно переросла в войну обычную (например, в Ираке). Но, не имея сил вести войну кровопролитную, империализм был вынужден переходить к войне на истощение слабых стран, а ответом — снова вырастала «война концессии с капиталистическими устоями». Война, в которой интересы пролетариата становились преобладающими и на экономическом фронте они начинали диктовать единственную цель: взять этот контроль за ресурсами в свои руки и прекратить войну экономических интересов.
Однако, чем больше армии Труда энергоресурсных регионов заявляют о своей претензии на улучшение экономического положения, чего можно сделать только за счет уменьшения прибыли империалистических хищников, тем ожесточеннее растет сопротивление Капитала. Соответственно, естественным союзником империализма на поприще борьбы с национально-освободительными движениями всё значительнее проявляет себя левачество, впитавшее основы троцкизма и всегда предлагающее себя в качестве силы провоцирования войн. В этом смысле рассматриваемый период борьбы большевизма за ленинскую электрификацию, с введением НЭПа, есть ничто иное, как аналогичный пример нынешнего освободительного движения. Отсюда и уроки борьбы Ленина за развитие электрификации всей страны являются ничем иным, как путем выживания всего пролетарского движения за счет развития электрификации, которая становится в руках армии Труда экономическим оружием мировой революции.
«Повторение есть мать учения», сказал Ленин, прежде чем огласить свою формулировку «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны». Поэтому мы тоже повторим уроки политической борьбы 1921 года, чтобы понять, как глубоко они достают день сегодняшний.

Начало дискуссии о профсоюзах в январе 1921 года казалось бы направляло только одно желание инициаторов дискуссии — «помочь» рабочему классу. Но очень скоро Ленину пришлось объяснять: «Диктатуру может осуществлять только тот авангард, который вобрал в себя революционную энергию класса. Таким образом получается как бы ряд зубчатых колес. И таков механизм самой основы диктатуры пролетариата, самой сущности перехода от капитализма к коммунизму. Уже отсюда видно, что когда в первом тезисе т. Троцкий говорит, указывая на «идейную сумятицу», о кризисе специально и именно профсоюзов, то тут в основном есть нечто принципиально неверное. Если говорить о кризисе, то можно говорить о нем лишь после анализа политического момента. «Идейная сумятица» получается именно у Троцкого, потому что он как раз в основном вопросе о роли профсоюзов, с точки зрения переходной от капитализма к коммунизму, упустил из виду, не учел того, что здесь имеется сложная система нескольких зубчатых колес и не может быть простой системы, ибо нельзя осуществлять диктатуры пролетариата через поголовно организованный пролетариат. Нельзя осуществлять диктатуры без нескольких «приводов» от авангарда к массе передового класса, от него к массе трудящихся. В России это масса крестьянская, в других странах такой массы нет, но даже в самых передовых странах есть масса непролетарская или не часто пролетарская. Уже отсюда идейная путаница действительно выходит. Троцкий только напрасно в ней обвиняет других. Когда я беру вопрос о производственной роли профсоюзов, я вижу ту коренную неправильность у Троцкого, что он все время говорит об этом «в принципе», об «общем принципе». У него во всех тезисах речь идет с точки зрения «общего принципа». Постановка уже в этом коренным образом неправильна. …Вообще гигантская ошибка, принципиальная ошибка, состоит в том, что т. Троцкий тащит партию и Советскую власть назад, ставя «принципиально» вопрос теперь. Мы перешли, слава богу, от принципов к практической, деловой работе.
…Теперь я перехожу к «производственной демократии»; это, так сказать, для Бухарина. …Производство нужно всегда. Демократия есть одна из категорий области только политической. Против того, чтобы употребить это слово в речи, статье, возразить нельзя. Статья берет и ярко выражает одно соотношение, и довольно. Но, когда вы превращаете это в тезис, когда из этого хотите делать лозунг, объединяющий «согласных» и несогласных, когда говорится, как у Троцкого, что партии надо будет «выбирать между двумя тенденциями», это совсем звучит странно. Я особо буду говорить о том, надо ли будет партии «выбирать», и чья вина, что поставили партию в положение, когда надо «выбирать». Поскольку уже это так вышло, поскольку мы должны сказать: «Во всяком случае выбирайте поменьше таких теоретически неверных, ничего в себе кроме путаницы не заключающих лозунгов, как «производственная демократия». И Троцкий и Бухарин ясно теоретически оба не продумали этого термина и запутались. «Производственная демократия» наводит на мысли, которые вовсе не стоят в кругу тех идей, которые их увлекли. Им хотелось подчеркнуть, больше внимания сосредоточить на производстве. Подчеркивать в речи, это одно, но когда превращают в тезисы и когда партия должна выбирать, я говорю: выбирайте против этого, ибо это путаница. Производство нужно всегда, демократия не всегда. Производственная демократия порождает ряд мыслей, в корне фальшивых. Сапог не износили, когда единоличие проповедовали. Нельзя вносить кашу, создавая опасность, что люди запутаются: когда демократия, когда единоличие, когда диктатура.

…Дальше. С сентября говорим мы о переходе от ударности к уравнительности… Очевидно, что надо переходить к вопросу очень осторожно и обдуманно. Мы ведь ещё на этих печальных пленумах ЦК, на которых получались семерки и восьмерки и знаменитая «буферная группа» т. Бухарина, мы там об этих принципиальных вопросах говорили и там же установили, что от ударности к уравнительности переход нелегкий. …если ставить вопрос об ударности и уравнительности, то надо первым делом вдумчиво к нему отнестись, а этого как раз и не заметно в работе т. Троцкого; чем дольше он свои первоначальные тезисы переделывает, тем больше у него неверных положений. … Ударность есть предпочтение, а предпочтение без потребления ничто. Если меня так будут предпочитать, что я буду получать восьмушку хлеба, то благодарю покорно за такое предпочтение. Предпочтение в ударности есть предпочтение и в потреблении. Без этого ударность — мечтание, облачко, а мы, все-таки, материалисты. И рабочие — материалисты; если говоришь ударность, тогда дай и хлеба, и одежды, и мяса.

…Итог: в тезисах Троцкого и Бухарина есть целый ряд теоретических ошибок. Ряд принципиальных неверностей. Политически весь переход к делу есть сплошная бестактность. «Тезисы» т. Троцкого — политически вредная вещь. Его политика, в сумме, есть политика бюрократического дергания профсоюзов. И наш партийный съезд, я уверен, эту политику осудит и отвергнет». (ПСС, т. 32, с.3-4, 8-10, 22). (Всё цитирование высказываний В.И. Ленина в статье даётся по 4-му изданию Полн.Собр.соч. прим.ред.сайта)
Борьба Троцкого за профсоюзы вела к кризисным явлениям в партии. Ленин обращается с выступлением «Кризис партии»: «Предсъездовская дискуссия развернулась уже достаточно широко. Из маленьких расхождений и разногласий выросли большие, как всегда бывает, если на маленькой ошибке настаивать и сопротивляться изо всех сил её исправлению, или если за маленькую ошибку одного или немногих уцепятся люди, делающие большую ошибку. Так всегда растут разногласия и расколы. Так и мы «доросли» от маленьких разногласий до синдикализма, означающего полный разрыв с коммунизмом и неминуемый раскол партии, если партия не окажется достаточно здоровой и сильной, чтобы вылечиться от болезни быстро и радикально.

…Попробую набросать конспект моего понимания как сущности разногласий, так и смены этапов борьбы.

1-й этап. V Всероссийская конференция профсоюзов, 2 — 6 ноября. Завязка борьбы. Единственные «борцы» из цекистов Троцкий и Томский. Троцкий бросил «крылатое словечко» о «перетряхивании» профсоюзов. Томский резко спорил. Большинство цекистов присматриваются. Их громадной ошибкой (и моей в первую голову) было то, что мы проглядели тезисы Рудзутака о «производственных задачах профсоюзов», принятые V конференцией. Это — самый важный документ во всем споре.

2-й этап. Пленум ЦК 9 ноября. Троцкий вносит «черновой набросок тезисов»: «Профсоюзы и их дальнейшая роль», где проводится политика «перетряхивания», прикрытия или приукрашенная рассуждениями о «тягчайшем кризисе» профсоюзов и о новых задачах и методах.

…3-й этап. Конфликт водников с Цектраном в декабре.( Цектран –Центральный комитет объединённого профсоюза работников железнодорожного и водного транспорта. Прим. ред. сайта)

Пленум ЦК 7 декабря. Главными «борцами» оказываются уже не Троцкий и Ленин, а Троцкий и Зиновьев. Зиновьев, как председатель профкомиссии, разбирал спор водников с Цектраном в декабре. Пленум ЦК 7 декабря. Зиновьев вносит практическое предложение немедленно изменить состав Цектрана. Большинство ЦК высказывается против этого. Рыков переходит на сторону Зиновьева. Принимается резолюция Бухарина, которая в практической части высказывается на три четверти за водников, а во введении, отвергая «перестройку сверху» профсоюзов (параграф 3), одобряет пресловутую «производственную демократию» (параграф 5). Наша группа цекистов остается в меньшинстве, будучи против резолюции Бухарина главным образом потому, что считает «буфер» бумажным, ибо неучастие Троцкого в профкомиссии фактически означает продолжение борьбы и вынесение её за пределы ЦК. Мы вносим предложение назначить партийный съезд на 6 февраля 1921 г. Принято. Отсрочка на 6 марта проведена позже, по требованию далеких окраин.

4-й этап. VIII съезд Советов. Выступление Троцкого 25 декабря с «брошюрой-платформой»: «Роль и задачи профсоюзов». С точки зрения формального демократизма, Троцкий имел безусловное право выступить с платформой, ибо ЦК 24 декабря разрешил свободу дискуссии. С точки зрения революционной целесообразности, это было уже громадным преувеличением ошибки, созданием фракции на ошибочной платформе.

…5-й этап. Дискуссии перед тысячами ответственных партработников всей России, на фракции РКП VIII съезда Советов, 30 декабря. Споры развертываются во-всю. Зиновьев и Ленин, с одной стороны, Троцкий и Бухарин, с другой. Бухарин хочет «буферить», но говорит только против Ленина и Зиновьева, ни слова против Троцкого. …Отсюда вытекает, что все разногласия у Троцкого выдуманные, никаких «новых задач и методов» ни у него, ни у «цектранистов» нет, все деловое и существенное профсоюзами сказано, принято, решено, и притом ещё до постановки вопроса в ЦеКа.

…6-й этап. Выступление питерской организации с «обращением к партии» против платформы Троцкого и контр выступление Московского комитета («Правда» от 13 января). Переход от борьбы фракций, образуемых сверху, к вмешательству организаций снизу. Большой шаг вперед к оздоровлению. Курьёзно, что МК заметил «опасную» сторону выступления с платформой питерской организации, не желая заметить опасной стороны создания фракции тов. Троцким 25 декабря!!!. Шутники называют подобную слепоту (на один глаз) «буферной»…

… Мы видим здесь, с одной стороны, рост сплочения (ибо платформа 9 цекистов вполне согласно с решением V Всероссийской конференции профсоюзов); с другой, разброд и распад. При этом верхом распада идейного являются тезисы Бухарина и К°. Здесь осуществлен «поворот» из тех, про которые марксисты в давние времена острили: «поворот не столько исторический, сколько истерический». …Это — полный разрыв с коммунизмом и переход на позицию синдикализма. Это, по сути дела, повторение шляпниковского лозунга «осоюзить государство»; это — передача аппарата ВСНХ, по частям, в руки соответственных профсоюзов. Сказать: «я выставляю обязательные кандидатуры» и сказать: «я назначаю» — одно и то же.
Коммунизм говорит: авангард пролетариата, коммунистическая партия, руководит беспартийной массой рабочих, просвещая, подготовляя, обучая, воспитывая эту массу («школа» коммунизма), сначала рабочих, а затем и крестьян, для того, чтобы она могла придти и пришла бы к сосредоточению в своих руках управления всем народным хозяйством.

Синдикализм передает массе беспартийных рабочих, разбитых по производствам, управление отраслями промышленности («главки и центры»), уничтожая тем самым необходимость в партии, не ведя длительной работы ни по воспитанию масс, ни по сосредоточению на деле управления в их руках всем народным хозяйством.

…Если профсоюзы, т.е. на 9/10 беспартийные рабочие, назначают («обязательные кандидатуры») управление промышленностью, тогда к чему партия ? И логически, и теоретически, и практически то, до чего договорился Бухарин, означает раскол партии, вернее: разрыв синдикалистов с партией.

…Теперь к нашей платформе прибавилось: надо бороться с идейным разбродом и с теми нездоровыми элементами оппозиции, которые договариваются до того до отречения от всякой «милитаризации хозяйства», до отречения не только от «метода назначенства», который практиковался до сих пор преимущественно, но и от всякого «назначенства», т.е. в конце концов от руководящей роли партии по отношению к массе беспартийных. Надо бороться с синдикалистским уклоном, который погубит партию, если не вылечиться от него окончательно.

Болезнью нашей партии, несомненно, постараются воспользоваться и капиталисты Антанты для нового нашествия, и эсеры для устройства заговоров и восстаний. Нам это не страшно, ибо мы сплотимся все, как один, не боясь признать болезни, но сознавая, что она требуют от всех большей дисциплины, большей выдержки, большей твердости на всяком посту. Партия не ослабнет, а окрепнет к мартовскому Х съезду РКП и после него». (ПСС, т.32. с.23-32).

В этом выступлении красной нитью для партии проходит мотив необходимости «сосредоточения в своих руках управления всем народным хозяйством». Ибо угроза формируется под идейным знаменем анархо-синдикализма, в качестве поводыря которого Троцкий пытается приспособить профсоюзы. Но как уйти от назойливого синдикализма? Это можно сделать только на базе освоения электрификации. Каким образом это можно было сделать на экономической базе электрификации ? Об этом Владимир Ильич Ленин скажет более подробно в «Докладе о продовольственном налоге» 9 апреля 1921г., на примере Иваново-Вознесенской промышленности: «В первый год работало не более шести фабрик и ни одна не работала сплошь даже месяц. Это была полная остановка промышленности. За этот же минувший год первый раз пущены двадцать две фабрики, которые работали без перерыва по нескольку месяцев, некоторые по полгода. Задание-план был определен в 150 миллионов аршин, по цифрам, которые относятся к самому последнему времени, они произвели 117 миллионов, топлива же получили лишь половину того, что было назначено. Вот как сорвалось, и не только в иваново-вознесенском масштабе, но и в масштабе всероссийском. Это было связано в значительной степени с подрывом крестьянского хозяйства, с падежом скота, с невозможностью подвести достаточное количество дров к станциям и пристаням. Иваново-вознесенцы получили из-за этого меньше дров, меньше торфа, меньше нефти. И является чудом, что они топлива получили только половину, а программу выполнили на 117 миллионов из 150 миллионов. Они увеличили производительность труда и произвели передвижение рабочих на лучшие фабрики, отчего и получили большой процент выхода». (Т.32, с.267-268).

Вот в этом примере, как в капле воды, мировой вождь пролетариата отразил саму суть повышения производительности труда через энергоресурсы, или, как ныне принято говорить, через «черное золото». В данном случае энергоресурсы на экономической базе выступают конкурентом обычного золота, утратившего паритет за денежной системой. Выступают, чтобы обеспечить в распределении более точный и надежный контроль за движением товаров, в соответствии с произведенными трудозатратами. Ибо затраты топлива в производстве энергии, будь то работа теплового двигателя простого трактора или теплового агрегата электростанции, стали основным критерием для выпуска возросших объемов продукции, Начало ХХ века диктовало необходимость планировать выпуск товарной массы только в затратах энергоресурсов, которые и становились ключом к планированию всей экономики. Самое слабое звено в цепи империализма, каковой на тот период оказалась Россия, могла спастись только за счет перехода на эту новую фазу развития мировой экономики.

Позднее, уже в сталинский период развития ленинской электрификации, будут более точно определены нормы затрат топлива на выработку электрической и тепловой энергии в СССР. А поскольку себестоимость выработки энергии послужила основой для ценообразования почти всех товаров, то понижение затрат топлива на выработку этой самой энергии как раз и становились тем механизмом, на основе которого в стране понижались цены на потребительские товары. В результате чего повышался жизненный уровень подавляющего большинства населения. Понижение цен к тому же преследовало цель доведения их до значения нуля, т.е. до самого исчезновения денежной системы, как основы классов, что позволяло обществу осуществлять переход на рельсы коммунизма. Вот эти-то рельсы коммунизма и могли быть проложены только на основе полного контроля за состоянием электрификации всей страны рабочим классом «в каждой мастерской, в каждой волости», т.е. полный контроль за энергопотреблением и его дальнейшее совершенствование, выражаемое понижениями нормам энергозатрат, дающее на практике повышением производительности труда.

Тогда, в начале ХХ века, нормы энергозатрат могли контролировать профсоюзы. Каким образом ? Да опять же путем контроля себестоимости затрат топлива в выработке тепловой и электрической энергии. Т.е. так, как это выразило себя в развитии сталинской модели электрификации в послевоенный период, что позволяло снизить эту топливную составляющую в себестоимости энергетики до 50%, а на практике означало возможность отчислять порядка 25% от себестоимости энергетической отрасли на капитальные затраты, что есть вести расширенное воспроизводство самой энергетики и всего промышленного потенциала страны. А расширенное воспроизводство есть основной экономический стимул для повышения жизненного уровня населения.

Однако, после Сталина, отчислений на расширенное воспроизводство не хватило, по причине значительного увеличения топливной составляющей в электроэнергетике СССР. Почему не хватало ? Да потому, что значительные объемы топлива, и прежде всего — нефти, были направлены в неконтролируемый широкими массами сектор торговли с Западом, затраты от которых и легли тяжелым грузом в себестоимость собственной базы электрификации, введя весь промышленный потенциал в застой. Застой, он ведь не от того, что мало строилось, а от того, что мало отчислялось, в результате чего на месте расширенного воспроизводства являлось воспроизводство простое, а расширенное — стояло. Ибо всё уплывало на Запад. Проще говоря, страну сдавали в концессию Западу. Профсоюзы не могли это контролировать. Потому что, если бы они удержали топливную составляющую порядка 50% в экономической базе электрификации страны, они бы удержал СССР от развала, сохранив за собой понятие «школы» коммунизма. Но профсоюзы не смогли это контролировать и скатились на позиции школы капитализма. Или от профсоюзной «школы» коммунизма до профсоюзной школы капитализма оказался всего один шаг.

И Владимир Ильич Ленин в 1921 году это энергично доказывал.

На II Всероссийском съезде горнорабочих 24 января и на следующий день, в выступлении «Ещё раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина» Ленин будет занят в основном критикой Троцкого и стоявшей за ним группы «рабочей оппозиции», претендующей на лидерство в решении вопросов развития российского пролетариата. В действительности, уже на Х съезде РКП(б), всплывут подлинные мотивы борьбы за профсоюзы: борьба за собственность. Дискуссия о профсоюзах нужна была Троцкому с целью оттеснения ленинской электрификации от рабочего класса и возвышении себя над профсоюзами, разумеется, себе он отводил тут соло на военных барабанах. Но чем дольше затягивался спор о профсоюзах, тем меньше у Троцкого оставалось аргументов для ведения экономического спора с Лениным. И на этом этапе дискуссии о профсоюзах следует обратить внимание на то, как ловко Троцкий перекладывал озвучивание своих идей в рабочем движении на других лиц, понимая, что самому против Ленина спор не выдержать.

В то же время вождю мирового пролетариата было трудно вести в политическую битву партийную массу, которая была ещё далека от понимания самих основ необходимости построения экономической базы электрификации. Подавляющая масса партийцев только что вышла с военных полей боев гражданской войны и не могла понять плана ведения «войны концессии с капиталистическими устоями».

Однако, проследуем за событиями со II Всероссийского съезда горнорабочих: «Товарищи, исторически доказано, что рабочие не могут объединяться иначе, как по производствам. Поэтому во всем мире все пришли к идее о производственных союзах. …Партии предстоят годы воспитательной работы, начиная от ликвидации безграмотности и кончая всей суммой работ партии в профсоюзах. Работы в профсоюзах масса, чтобы к этому должным путем идти. Так и сказано: «должны придти к фактическому сосредоточению в своих руках всего управления всем народным хозяйством». Не сказано отраслями промышленности, как у того же Троцкого в его тезисах. …Шляпников сказал, заканчивая свою речь: «Покончим с бюрократизмом государства и бюрократизмом всего народного хозяйства». Я утверждаю, что это есть демагогия. …Если перед вами выходят и говорят — «покончим с бюрократизмом», то это есть демагогия. Это чепуха. С бюрократизмом мы будем бороться долгие годы, и, кто думает иначе, тот шарлатанствует и демагогствует, потому что, для того, чтобы побороть бюрократизм, нужны сотни мер, нужна поголовная грамотность, поголовная культурность, поголовное участие в Рабоче-крестьянской инспекции. …Еше раз скажу, что, когда наши съезды все будут делиться на секции и подбирать факты сращивания у мукомолов и у донбассцев, тогда мы — взрослые. А если мы написали целый ряд негодных платформ, это доказывает, что мы не хозяева. Я повторяю, что нас никто не сломит, ни внешняя, ни внутренняя сила, если мы не доведем до раскола. …И в этом отношении ошибка т. Троцкого в том, что у него все тезисы написаны в обратном духе. Все они написаны в духе перетряхивания и все они довели союз до раскола. И дело не в том, чтобы поставить т. Троцкому единицу, мы не школьники, и ставить нам баллов не нужно, а нужно сказать, что тезисы т. Троцкого во всем своем содержании неверны и поэтому их нужно отклонить». (т.32, с.43-47).
На следующий день дискуссия о профсоюзах обострилась ещё сильней: «Партийная дискуссия и фракционная борьба предсъездовского характера, т.е. перед выборами и в связи с предстоящими выборами на Х съезд РКП, разгорелись. За первым фракционным выступлением, именно за выступлением тов. Троцкого от имени «целого ряда ответственных работников» с «брошюрой-платформой», последовало резкое выступление петроградской организации РКП. Затем против петроградской организации выступил Московский комитет.

…Нечаянно т. Троцкий выразил здесь суть всего спора, столь тщательно обходимую и затушевываемую как им, так и «буферными» Бухариным и К°
В том ли суть всего спора и источник борьбы, что многие профессионалисты отбиваются от новых задач и методов, развивая в своей среде дух неприязни к новым работникам ?

…Или в том, что кто-то словесностью насчет новых задач и методов неудачно прикрывает защиту некоторых ненужных и вредных крайностей бюрократизма ?

… «Рабочая демократия не знает фетишей» — пишет т.Троцкий в своих тезисах, которые являются «плодом коллективной работы». «Она знает только революционную целесообразность». С этими тезисами т. Троцкого вышла неприятная история. То, что в них есть верного, но только не ново, но и обращается против Троцкого. А то, что в них ново, сплошь неверно.

…Добрый Бухарин и его группа потому называют себя, вероятно, «буферными», что они твердо решили не думать о том, какие обязанности это звание налагает.

…Всякая демократия, как вообще всякая политическая надстройка (неизбежная, пока не завершено уничтожение классов, пока не сложилось бесклассовое общество), служит, в конечном счете, производству и определяется, в конечном счете, производственными отношениями данного общества. Поэтому выделение «производственной демократии» из всякой другой демократии ничего не говорит. Это — путаница и пустышка. Это во-первых. Во-вторых. Посмотрите на разъяснение этого термина самим Бухариным в написанной им резолюции пленума ЦК от 7 декабря. «Поэтому, — писал там Бухарин, — методы рабочей демократии должны быть методами производственной демократии».

…Рассуждение явно натянутое и неверное. Демократия не означает только «выборы, выступление кандидатов, их поддержку и т.д.». Это с одной стороны. А с другой, не все выборы должны проходить под углом зрения политической выдержанности и хозяйственных способностей. Надо также, вопреки Троцкому, в миллионной организации иметь определенный процент ходатаев, бюрократов (без хороших бюрократов не обойтись много лет). Но мы не говорим о «ходатайственной» или «бюрократической» демократии.

…«Производственная демократия» есть термин, порождающий возможность кривотолков. Его можно понять в смысле отрицания диктатуры и единоначалия. Его можно истолковать в смысле отсрочки обычной демократии или отговорки от неё.

…И Троцкий в своей статье «Производственная демократия» в «Правде», 17 января, не только не опровергает того, что эти неправильности и неудобства есть, а, напротив, косвенно подтверждает неудобство и неправильность своего термина, именно тем, что приводит в параллель ему: «военную демократию».

…Еще более неудачен такой термин Троцкого, как «производственная атмосфера». Зиновьев справедливо посмеялся над ним. Троцкий очень рассердился и возражал: «Атмосфера военная у нас была… Теперь должна создаться в рабочей массе, в толще её, не только на поверхности производственная атмосфера, т.е. такое же напряжение, деловой интерес, внимание к производству, какие были к фронтам»… …По существу, употребляя выражение «производственная атмосфера», т.Троцкий выражает ту же мысль, которую выражает понятие производственной пропаганды. Но именно для рабочей массы, для толщи её надо вести производственную пропаганду так, чтобы подобных выражений избегать. Это выражение годится в виде образца того, как не следует вести производственной пропаганды в массах.

…Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма. …Но говорить, что политический подход равноценен «хозяйственному», что можно брать «то на то», значит забывать азбуку марксизма.

…Политический подход, это значит: если подойти к профсоюзам неправильно, это погубит Советскую власть, диктатуру пролетариата.

…Бухарин теоретически скатился к эклектике, проповедуя соединение политического и хозяйственного подхода. Троцкий и Бухарин изображают дело так, что вот-де мы заботимся о росте производства, а вы только о формальной демократии. Это изображение неверное, ибо вопрос стоит (и, по-марксистски, может стоять) лишь так: без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи.
…Политические ошибки, которые сделаны тов. Троцким и усугублены, усугублены тов. Бухариным, отвлекают нашу партию от хозяйственных задач, от «производственной» работы, заставляют нас, к сожалению, терять время на исправление этих ошибок, на то, чтобы спорить с синдикалистским уклоном (ведущим к падению диктатуры пролетариата), спорить против неправильного подхода к профдвижению (подхода, ведущего к падению Советской власти), спорить об общих «тезисах» вместо делового, практического, «хозяйственного» спора…

…Теоретическая сущность той ошибки, которую здесь делает т.Бухарин, состоит в том, что он диалектическое соотношение между политикой и экономикой (которому нас учит марксизм), подменяет эклектицизмом. «И то, и другое», «с одной стороны, с другой стороны» — вот теоретическая позиция Бухарина. Это и есть эклектицизм. Диалектика требует всестороннего учета соотношений в их конкретном развитии, а не выдергивания кусочка одного, кусочка другого.

…Участие профессиональных союзов в ведении хозяйства и привлечение ими к этому широких масс является, вместе с тем, и главным средством борьбы с бюрократизацией экономического аппарата Советской власти и дает возможность поставить действительно народный контроль над результатами производства.

…Синдикалистский уклон обнаружился во время дискуссии особенно у тов. Шляпникова и его группы, так называемой «рабочей оппозиции». …Чем дальше будет т. Бухарин защищать явно неверное теоретически и обманное политически свое уклонение от коммунизма, тем печальнее будут плоды упрямства.

…Но во всяком случае заявление тов. Троцкого 23 января показывает, что партия, не успев даже мобилизовать все свои силы, успев выразить взгляды только Питера, Москвы и меньшинства провинциальных центров, все же выправила сразу, твердо, решительно, быстро, непреклонно ошибку тов. Троцкого. (т. 32, с. 49, 52-53, 60-62, 64, 69, 80, 84-86).

Пик политических споров был достигнут на Х съезде РКП(б). И что характерно: ещё не был создан Советский Союз, а на Х съезде РКП(б) уже звучали политические заявления, которые через много лет лягут в основу по развалу СССР. Однако, в 1921 году борьба за Советскую власть велась очень дипломатично. Владимир Ильич суть этой борьбы отображал всесторонне: «Из тех узловых пунктов нашей работы, которые за этот год больше всего обращают на себя внимание и с которыми связано, на мой взгляд, больше всего наших ошибок, первым является переход от войны к миру.

…Теперь я перейду пока к другому пункту, совершенно из иной области — к дискуссии о профсоюзах, которая отняла у партии так много времени. Мне сегодня пришлось уже об этом говорить и, разумеется, я мог только осторожно сказать, что едва ли многие из вас не оценят эту дискуссию, как непомерную роскошь. От себя же лично я не могу не добавить, что, на мой взгляд, эта роскошь была действительно совершенно не позволительной, и что, допустив такую дискуссию, мы, несомненно, сделали ошибку, не видя того, что мы в этой дискуссии выпятили на первое место вопрос, который по объективным условиям не может стоять на первом месте; мы пустились роскошествовать, не ведая того, до какой степени мы отвлекаем внимание от насущного и грозного, лежащего так близко перед нами, вопроса о том же самом кризисе. Каковы же действительные результаты этой дискуссии, отнявшей так много месяцев и едва ли не надоевшей большинству из присутствующих ?

…За одни платформы голосовали по преимуществу «верхи» партии. Платформы, которые назывались иногда «платформами «рабочей оппозиции»», иногда как-нибудь иначе, оказалось, представляли явно-синдикалистский уклон. И это не моё личное мнение, а мнение громадного большинства присутствующих.

…Не страшен был бы небольшой синдикалистский или полуанархистский уклон: партия быстро и решительно его осознала бы и взялась бы его исправить. Но если он связан с гигантским преобладанием в стране крестьянства, если недовольство этого крестьянства пролетарской диктатурой растет, если кризис крестьянского хозяйства доходит до грани, если демобилизация крестьянской армии выкидывает сотни и тысячи разбитых, не находящих себе занятий людей, привыкших заниматься только войной, как ремеслом, и порождающих бандитизм, — тогда не время спорить о теоретических уклонах.

…Некоторые товарищи, с которыми мне приходилось встречаться и спорить на дискуссии, когда я несколько месяцев тому назад говорил: «Смотрите, тут есть угроза государству рабочего класса и диктатуре рабочего класса!» — говорили: «Это способ запугивания, вы нас терроризируете». Я несколько раз должен был выслушивать эту приклейку к своим замечаниям, — что я кого-то терроризирую, — и я отвечал на это, что было бы смешно с моей стороны терроризировать старых революционеров, видевших всяческие испытания…

…Теперь я хочу остановиться на событиях в Кронштадте. Я не имею ещё последних новостей из Кронштадта, но не сомневаюсь, что это восстание, быстро выявившее нам знакомую фигуру белогвардейских генералов, будет ликвидировано в ближайшие дни, если не в ближайшие часы. В этом сомнения быть не может. Но нам необходимо взвесить обстоятельно политические и экономические уроки этого события.

Что это значит? Переход политической власти от большевиков к какому-то неопределенному конгломерату или союзу разношерстных элементов, как будто бы даже немножко только правее большевиков, а, может быть даже, и «левее» большевиков, — настолько неопределенна та сумма политических группировок, которая в Кронштадте попыталась взять власть в свои руки. Несомненно, что в это же время белые генералы, — вы все это знаете, — играли тут большую роль. Это вполне доказано. За две недели до кронштадтских событий в парижских газетах уже печаталось, что в Кронштадте восстание. Совершенно ясно, что тут работа эсеров и заграничных белогвардейцев, и вместе с тем движение это свелось к мелкобуржуазной контрреволюции, к мелкобуржуазной анархической стихии. Это уже нечто новое. Это обстоятельство, поставленное в связь со всеми кризисами, надо очень внимательно политически учесть и очень обстоятельно разобрать. Тут проявилась стихия мелкобуржуазная, анархическая, с лозунгами свободной торговли и всегда направленная против диктатуры пролетариата. …Эта мелкобуржуазная контрреволюция, несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые, потому что мы имеем дело со страной, где пролетариат составляет меньшинство, мы имеем дело со страной, в которой разорение обнаружилось на крестьянской собственности, а кроме того, мы имеем ещё такую вещь, как демобилизация армии, давшая повстанческий элемент в невероятном количестве. Как бы ни была вначале мала или невелика, как бы это сказать, передвижка власти, которую кронштадтские матросы и рабочие выдвинули, — они хотели поправить большевиков по части свободной торговли, — казалось бы, передвижка небольшая, как будто бы лозунги те же самые: «Советская власть», с небольшим изменением, или только исправленная, — а на самом деле беспартийные элементы служили здесь только подножкой, ступенькой, мостиком, по которому явились белогвардейцы. …Вспомним демократический комитет в Самаре! Все они приходили с лозунгами равенства, свободы, учредилки, и они не один раз, а много раз оказывались простой ступенькой, мостиком для перехода к белогвардейской власти.
Опыт всей Европы показывает на деле, чем оканчивается попытка сесть между двух стульев. Вот почему именно на этот счет мы должны сказать, что тут политические трения являются величайшей опасностью. Мы должны внимательно присмотреться к этой мелкобуржуазной контрреволюции, которая выдвигает лозунги свободы торговли.

Эта опасность показывает нам то, о чем я говорил, касаясь наших споров о платформах; мы перед лицом этой опасности должны понять, что мы не только формально должны прекратить партийные споры, — это мы, конечно, сделаем, — но этого мало! Нам надо помнить, что мы должны подойти к вопросу более серьезно.
…Мы должны помнить, что буржуазия старается восстановить крестьянство против рабочих, старается восстановить против них мелкобуржуазную анархическую стихию под лозунгами рабочих, что поведет непосредственно к низвержению диктатуры пролетариата и, значит, к восстановлению капитализма… …Эта опасность требует, несомненно, большей сплоченности, несомненно, большей дисциплины, несомненно, более дружной работы! Без этого невозможно справиться с теми опасностями, которые нам принесла судьба.

…К сожалению, когда присматриваешься к прениям, здесь развернувшимся, когда перечитываешь ещё раз главные пункты, в этих прениях выдвинутые, то не можешь удержаться, чтобы не задать себе вопрос: не потому ли съезд так быстро закрыл эти прения, что удивительно бессодержательно говорили, и почти что только одни представители «рабочей оппозиции»? На самом деле, что мы слышали о политической работе ЦК и политических задачах момента? Большинство говоривших называло себя «рабочей оппозицией», — не шуточное название!.. И не шуточное дело — составлять оппозицию в такой момент, в такой партии!

Тов. Коллонтай, например, прямо говорила: «Доклад Ленина обошел Кронштадт». Когда я услышал эту вещь, я мог только развести руками. Все присутствующие на съезде прекрасно знают, — конечно, в газетных отчетах придется говорить менее откровенно, чем здесь, — что здесь-то в докладе, мной сделанном, я все подвел к урокам Кронштадта, все от начала до конца; и, может быть, скорее заслужил тот упрек, что большую часть доклада говорил об уроках для будущего, вытекающих из кронштадтских событий, и меньшую часть — об ошибках прошлого, политических фактах и узловых пунктах нашей работы, которые, на мой взгляд, определяют наши политические задачи и помогают нам избежать сделанных ошибок.

…Теперь перехожу к «рабочей оппозиции». Вы признали, что остались в оппозиции. Вы на партийный съезд пришли с брошюрой тов. Коллонтай, с брошюрой, на которой написано: «рабочая оппозиция». Вы сделали последнюю корректуру, когда знали о кронштадтских событиях и поднимавшейся мелкобуржуазной контрреволюции. И в этот момент вы приходите с названием «рабочая оппозиция»! Вы не понимаете, какую ответственность вы на себя берете и как нарушаете единство! Во имя чего? Мы вас допросим, сделаем вам тут экзамен.

…Этот экзамен должен теперь произойти, и, я думаю, он будет окончательным. Довольно, нельзя так играть партией! Тот, кто с подобной брошюрой является на съезд, тот играет партией. Нельзя вести такую игру в такой момент, когда сотни тысяч разложившихся боевиков разоряют, губят хозяйство, — нельзя к партии так относиться, нельзя так действовать. Надо это осознать, надо этому положить конец!.
…Это обвинение было сделано мной перед всей партией — сделано ответственно, и это отпечатано в брошюре, в 250 тыс. экземпляров, и все это читали. Очевидно, все товарищи готовились к этому съезду и все должны знать, что синдикалистский уклон — это и есть анархический уклон, и что «рабочая оппозиция», которая укрывается за пролетарской спиной, и есть мелкобуржуазная, анархическая стихия.
Что эта стихия проникает в широкие массы, это видно, и партийный съезд осветил это. Что эта стихия проводится в жизнь, это доказано брошюрами тов. Коллонтай и тезисами т. Шляпникова. И тут нельзя отделаться только тем, что, как всегда, т. Шляпников говорит о своем истинно-пролетарском характере.

…Мы после двух с половиной лет Советской власти перед всем миром выступили и сказали в Коммунистическом Интернационале, что диктатура пролетариата невозможно иначе, как через коммунистическую партию. И нас тогда бешено ругали анархисты и синдикалисты, которые говорили: «Вот как они думают, — для осуществления пролетарской диктатуры необходима коммунистическая партия». Но мы это сказали перед всем Коммунистическим Интернационалом. И после этого к нам приходят люди «классово-сознательные и классово-спаянные», которые говорят, что «организация управления народным хозяйством принадлежит всероссийскому съезду производителей» (брошюра тов. Коллонтай). «Всероссийский съезд производителей» — что это такое? Будем ли мы ещё терять время на такие оппозиции в партии? Мне кажется, что довольно об этом дискутировать! Все эти рассуждения о свободе слова и свободе критики, которые во всей этой брошюре пестрят и сквозят во всех речах «рабочей оппозиции», составляют девять десятых смысла речей, не имеющих особого смысла, — все это слова того же порядка. Ведь надо же, товарищи, не только говорить о словах, но и о содержании их. Нас словами, вроде «свобода критики», не проведешь.

…На партийном съезде поставили условие, чтобы не было и тени подозрения по обвинению в том, что мы хотим кого-нибудь исключить. Мы приветствуем всякую помощь в деле проведения демократизма. Но его фразами одними не проведешь, когда народ измучен. Всякий, кто хочет помочь делу, должен быть приветствуем, а когда так говорят, что «на уступки не пойду» и буду спасать партию, оставаясь в партии, — да если вас оставят в партии!.

…Итак, тов. Коллонтай и т. Шляпников и следующие за ними «классово-спаянные» люди… подчиняют своему необходимому руководству совнархозы, главки и центры, — всяких Рыковых, Ногиных и прочие «ничтожества» — и будут давать им теоретические задания! И что же, товарищи, разве можно это взять всерьез? Если у вас были какие-либо «теоретические задания», почему вы их не давали? Для чего мы объявляли свободу дискуссий? Мы объявляли не для одного обмена словами…

…У вас есть желание дискутировать, но, кроме общих заявлений, вы ничего не даете. Вместо этого вы занимаетесь чистейшей демагогией. Вы говорите: «Спецы обижают рабочих, рабочие ведут каторжный образ жизни в трудовой республике». Это — чистейшая демагогия!

…А что такое кронштадтские резолюции? Вы их не все читали? Мы их вам покажем: они говорят то же самое. Поэтому я и подчеркнул опасность Кронштадта, что эта опасность состоит именно в том, что как будто требуется только небольшая передвижка: «Пусть большевики уйдут», «мы власть немного исправим», — вот чего хотят кронштадтцы. А вышло, что Савинков приехал в Ревель, что парижские газеты за две недели писали об этих событиях, что появился белый генерал. Вот, что случилось.

…Легко писать такие вещи: «У нас в партии нечисто». А вы сами понимаете, что значит расслабить советский аппарат, когда два миллиона русских эмигрантов находятся за границей. Их выгнала гражданская война. Они нас осчастливили тем, что теперь заседают в Берлине, Париже, Лондоне и во всех столицах, кроме нашей. Они поддерживают ту же стихию, которая называется мелким производителем, мелкобуржуазной стихией..

…Когда товарищи по партии так выступают, как Шляпников здесь, — а он на других собраниях выступает так всегда, — и если в брошюре у тов. Коллонтай не названы имена, весь дух брошюры таков же, — мы говорим: так работать нельзя, ибо это — демагогия, на которой базируются анархистско-махновские и кронштадтские элементы» (т.32, с. 146, 152-154, 159-162, 169-170, 172-183).

На этом высказывании Владимира Ильича Ленина, пожалуй, следует остановиться. Остановиться следует по той причине, что именно Х съезд РКП(б) замкнул один виток спирали развития страны к коммунизму, все элементы которого будут повторяться в последующие годы, в той или иной последовательности. Но этот же виток истории обнажил все болячки, так или иначе способствующие порождению контрреволюции, которая будет менять направления развития с целью торпедирования движения к коммунизму. На коротком промежутке времени, всего лишь с декабря 1920г. по март 1921г. спрессовались события, которые на протяжении всего существования СССР будут повторяться, стремясь видоизмениться и предстать в совсем уж закамуфлированном виде, чтобы, в конечном счете, контрреволюционным выражением проявить себя в деле развала СССР, с целью передела собственности. Ведь до сих пор не замечаемая брошюра А. Коллонтай по своей сути явилась руководством к действию по демонтажу общенародной собственности и передаче её в частные руки. Демонтажу, обрывающему движение к коммунизму и разворачивающему на движение к денежной системе капитализма.
В 1921 году, при первой же попытке наладить движение экономики страны к коммунизму, партия большевиков столкнулась с тем же самым умственным брожением, который до того был свойственен только на полях битв гражданской войны. Подобно главному герою шолоховского «Тихого Дона», герои политических дискуссий сражались и за красных, и за белых. Политическим выражением этой борьбы стали анархистско-махновские образы, которые откровенно «косили» на своё «Гуляй-Поле» (уездный центр Екатеринославской губернии — ныне Запорожская область), как столицу анархии. Столицу, процветание которой зависело от способности бойцов батьки Махно пополнять свои быстро скудеющие мешки материальными ценностями. Отчего сама борьба за пополнение мешков с награбленным становилась смыслом жизни, и, в зависимости от конъюнктуры, вынуждала поддерживать либо красных, либо белых. В отличие от шолоховского героя махновцы никогда не мучались угрызениями совести.

Что же общего было между Троцким и Махно, что их объединяло?

На полях битв гражданской войны Троцкий предпочитал награждать военнослужащих ценными подарками, в отличие от других командующих Красной Армией, награждавших отличившихся в боях бойцов символами Советской России. Махно на полях гражданской войны сражался только за материальные ценности, игнорируя всякие символы любой власти. Объединить их могли только денежные знаки, которые открывали путь к материальным ценностям. А стремление на поле боя к материальным ценностям превращает войско в наёмную армию, воюющую за деньги. Соответственно на экономическом поле борьбы такие воины становятся наемной армией Капитала и воюет против армии Труда. Поэтому символы ленинской электрификации были чужды как Троцкому, так и Махно и повести за собой не могли.
Что касается Александры Коллонтай, то столкнувшись с ленинской критикой и потеряв статус члена ЦК, она решила, что свой политический срыв сможет поправить на дипломатической работе. Она больше никогда не будет связываться с троцкистами и сделает правильные выводы из критики на Х съезде. Но на Х съезде РКП(б) она оказалась пешкой в чужой игре.
Зато из неудачного преобразования феминистки Коллонтай в экономического трибуна смог сделать политическую игру Троцкий. Но и Троцкий крупно проиграл. Ведь то, как едко раз за разом Ленин высмеивал экономические постулаты преобразившейся феминистки, говорило только об одном: Троцкий, встань, защити эту женщину, бросившуюся в огонь полемики со всем съездом, желая спасти твою команду. Но Троцкий не встал и не защитил на тот момент свою пламенную единомышленницу. Потому, что он был не способен вести с Лениным открытый спор. Ибо на поле сражений за экономические интересы пролетариата его способности не подымались выше «подковерной» борьбы, далекой от интересов рабочего класса.

Однако, сегодня тот момент «подковерной» игры, с выдвижением Коллонтай на острие экономической полемики с Лениным, следует рассмотреть более тщательно. Тут, как говорится, у Коллонтай над историческим взяло верх истерическое. Истерическое, имеющее параллель с выстрелами Фани Каплан в Ленина в 1918 году. Поскольку, поведение Каплан также, до сих пор, анализируется и не находит вразумительного ответа.

Современные неотроцкисты выставляют всё новые «обиды» Каплан на Ленина, которые якобы заставили её стрелять. Но всякий раз это не убеждает. Национал-патриоты убеждены, что убийство Ленина в 1918 году было выгодно только Троцкому, который в результате гибели Ленина становился во главе правительства страны. Однако, «нацики» недоумевают: зачем же полуслепая Каплан стреляла с дальнего расстояния, откуда имела «все шансы промахнуться»… Это действительно отдаёт загадкой. Вместе с тем, вся эта антиленинская истерия перекликается с известным случаем из Великой французской революции, когда убийство Жан-Поль Марата похожей феминисткой, положило начало термидору, т.е. начало физическому устранению друг друга враждующими лидерами революции. Характерно и то, что в российской действительности, пока был жив Ленин, Троцкий помалкивал о термидоре, а вот когда Сталин, после прохождения подобных же витков анархо-синдикализма внутри партии, выведет из его подчинения «силовиков», термидор станет для Троцкого основным мотивом обвинений против Сталина.
Поэтому, возвращаясь к истеричному демаршу Коллонтай против Ленина на Х съезде РКП(б), подкрепленному готовившимся мятежом в Кронштадте, можно утверждать одно: если бы Ленин перешел на прямые обвинения Троцкого в организации этих событий, сценарий российского термидора был бы неизбежен. И Троцкий, имевший на то время таких сподвижников, как Блюмкин (убившего германского посла Мирбаха с целью организации войны с Германией), расправился бы не только с Лениным, но и со всеми его единомышленниками. Ведь ему напрямую или косвенно подчинялись все «силовики» России. К тому же, расправляться со своими идейными противниками поодиночке он бы не смог, так как на одиночный демарш последовал бы ответ, какой последовал после выстрелов Блюмкина в Мирбаха: была арестована вся фракция «левых» эсеров во ВЦИК и на V съезде Советов.

По сути дела за всей этой скандальной хроникой с поведением Троцкого стоял раскол в том вопросе — по какому пути развития пойдет мировая революция пролетариата. На основе своей теории империализма Ленин предложил развитие через электрификацию. Но марксистская идея непрерывной революции в 1905 году была трансформирована в «теорию» перманентной революции Парвусом и Троцким, в которой отрицалась революционная роль крестьянства как союзника пролетариата. А учитывая экономическую никчемность Троцкого, проявлявшуюся в отсутствии понимания основных причин революции «верхи не могут, а низы не хотят», он компенсировал продолжение перманентной революции нагнетанием военного психоза в качестве условия для продолжения такой революции. Чего только стоило Ленину заставить именно Троцкого подписать Брестский мир. И, разумеется, на волне такого психоза у Троцкого оставалось всё меньше сподвижников в партии рабочего класса.

Поэтому, в сложившейся ситуации той поры для Троцкого был предпочтительней сценарий «бить по всем штабам» сразу. Ведь ему был нужен не трудовой фронт в России с электрификацией всей страны, а боевой, с «силовиками» и военными действиями по захвату власти, поднимая волну бонапартизма как проверенного средства за мировую власть.

Здесь следует вспомнить выражение Ленина о трудовом фронте ещё в 1918 году, которое и могло стоить выстрела Каплан. В конце 1920 года это понятие снова выходило на место военного фронта, переключая борьбу с символов военных побед на символы электрификации. Поэтому вполне обоснованно прозвучало на VIII Всероссийском съезде Советов предостережение Ленина: «…Я хотел только напомнить, что мы уже далеко не первый раз возвращаемся к этому выдвижению трудового фронта на первое место. Вспомним резолюцию, которую вынес ВЦИК 29 апреля 1918 года. Это была пора, когда навязанный нам Брестский мир разрезал Россию экономически, и мы оказались поставленными в чрезвычайно тяжелые условия непомерно хищническим договором. …Из рассмотрения этой резолюции ясно, что многие из вопросов, над которыми нам приходится трудиться сейчас, поставлены были совершенно определенно, твердо и достаточно решительно ещё в апреле 1918 года. Вспоминая это, мы говорим: повторение есть мать учения». (ПСС, т.31. с.464-465).
Соответственно, с 1918 по 1921 год расчетом Троцкого был на удар «по всем штабам» сразу. Ему не нужна была гибель одного только Ленина. Потому-то и стреляла полуслепая эсерка Каплан, чтобы содействовать политическому скандалу, результатом которого стал бы российский термидор. В такой запутанной политической обстановке, в случае перехода к термидору Троцкий получал бы политический перевес, позволявший сразу физически устранить и Ленина, и его сторонников в руководстве партии. Да и полуслепая эсерка в такой ситуации уцелела бы, показав тем самым, что в «подковерной» игре она не такая уж и слепая.

Однако, Ленин сдержался и в 1918 году, после выстрелов Каплан. Сдержался он и в 1921 году, после политического демарша Коллонтай и мятежа в Кронштадте. Сдержался и не ответил на откровенную подлость Троцкого. Ценой этой выдержки вождя удалось спасти пролетарскую революцию в России, направляемую им по пути электрификации всей страны. А вместе с реализацией двух программ партии получала развитие и ленинская теория победы социализма в одной стране в эпоху империализма.

Вождь мирового пролетариата значительную часть своих выступлений на Х съезде РКП(б) посвятил борьбе с политическим нашествием анархо-синдикализма, как «левого», так и правого уклонов в партии. Как покажет время, оба этих уклона в партии станут основным политическим оружием буржуазной контрреволюции в СССР.

Тут стоит задаться вопросом: что обозначали эти два уклона в политической жизни страны и в чём их опасность для экономики?

Для советской экономики угроза «левого» и правого уклонов в партии обозначали уклон в ту или другую сторону от ленинской электрификации. Леваки надеялись только на военное развитие мировой революции пролетариата, либо провоцировали его, лелея себя надеждой встать во главе мирового правительства. Чего не могли не заметить империалисты, проповедующие свою гегемонию через «власть на штыках или на деньгах». Правый уклон традиционно склоняется к соглашательству с буржуазией, найдя свое выражение в буржуазном парламентаризме. Оба эти уклона очень быстро проявили себя на базе объединения интересов, которые, как принято говорить, смыкались. Через несколько лет после Х съезда РКП(б), на других съездах партии, будут шутить: пойдешь «налево» — придешь направо! Суть этих уклонов быстро стали понимать в рядовых партийных организациях.

И леваки, и правые уклонисты смыкались на единственно возможной для себя экономической базе, базе управления массами посредством только денежной системы. Поэтому любой обход ленинской электрификации приводил «левых» и правых на общие интересы выживания денежной системы. Системы, осуществляющей функционирование экономической базой капитализма, в противовес социалистическому планированию на базе энергозатрат.

В этой связи возникает другой вопрос. А каким образом должна выражаться ленинская электрификация экономически, концентрируясь в политической диктатуре пролетариата?
Подобно тому, как экономическая власть буржуазии концентрируется на банковской системе финансов, экономическая власть пролетариата концентрируется на системе учета энергоресурсов, как на основной расходной характеристике развития промышленности. Весь учёт производительности труда, её повышение, могут быть определены только на основе затрат энергетического топлива. Говоря проще, пролетариат тоже «банкует», только «в каждой мастерской, в каждой волости…» категориями расхода топлива. И если пролетариат «банкует» топливом, то он становится рабочим классом, осознающим свои задачи и цели развития. Соответственно, «левый» и правый уклон в партии рабочего класса возникает с единственной целью: лишить трудовые массы ориентиров контроля над энергоресурсами и передать контроль управления буржуазии и её банковской системе финансами.

Для сравнения можно вспомнить, что если Советская власть в 20-е годы ещё только намечала пути руководства экономической базой электрификации, то два десятилетия спустя, во время Великой Отечественной войны, уже отдельные крестьяне имели возможность на собственные средства подарить фронту военный самолет или танк. Потому, что ленинская электрификация превращает денежную систему капитализма в фишки казино, отдавая приоритет новой учетной единице экономики — топливу, и её основному контролеру — рабочему классу. Российский крестьянин середняк к началу Великой Отечественной войны подтянулся до способности руководить на селе машинно-тракторными станциями (МТС) и «в каждой мастерской» МТС «банковать» электрификацией сельского хозяйства. После войны он вообще поразил мировое сообщество темпами перехода на мирные рельсы экономики, что позволило отменить в 1947 году продовольственные карточки, в то время как менее пострадавшие западные союзники такого позволить себе не могли и ещё несколько лет жили по карточкам.

Гениальная заслуга Ленина в 1920 году состоит в том, что он разглядел в крестьянине-середняке основное звено, взявшись за которое партия вытягивала из экономического хаоса всю цепь проблем, позволяя тем самым не только восстановить страну, но и укрепить социализм.

(Окончание следует)

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Thu, 27 Apr 2017 00:26:05 +0000
ЛЕНИНСКАЯ ЭЛЕКТРИФИКАЦИЯ КАК ОРУЖИЕ МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ ПРОЛЕТАРИАТА http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2722-leninskaya-elektrifikatsiya-kak-oruzhie-mirovoj-revolyutsii-proletariata http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2722-leninskaya-elektrifikatsiya-kak-oruzhie-mirovoj-revolyutsii-proletariata

Владимир Рябов

Всё течение общественной жизни человечества так или иначе замыкалась на вопросы улучшения её качества, в конечном счете все противоречия переходили в войны, а войны преследовали цель улучшения жизненного уровня за счет покорения других народов. Но ещё в условиях первобытного общества древние предки людей были вынуждены объединять усилия в добыче пропитания при охоте на зверя, из шкуры которого шили себе одежду. Древние общины ревностно защищали свои территории от соседних общин, а каждый мужчина в общине становился воином, чтобы сражаться с конкурирующими соседями. Добыча пропитания и одежды воспитывала древних предков людей в организованные формы совместного промысла, формировала из первобытных общин вполне централизованные формы управлении древним обществом. И чем выше нарастало управление промыслами в общине, тем значительнее рос жизненный уровень её членов.

Добавившееся к промыслам земледелие вынуждало членов общин приобщать к работам домашний скот, а домашний скот позволял не только вспахивать поле но и преодолевать большие расстояния. Способность выходить за границы общины на тягловой лошадиной силе объединяла усилия в воинские формирования, превосходящие устои общин и расширяющие границ проживания до создания структур государства. Родовые общинные связи ослабевали и уступали место государственным объединениям, связанным между собой земельной собственностью. На смену общине приходило рабовладельческое государство.

В рабовладельческом обществе государственные интересы строились на интересах класса рабовладельцев. Повышение жизненного уровня рабовладельцев как в Древней Греции, так и в Древнем Риме, формировались на обладании значительным количеством рабов, которых привилегированный класс принимал просто за скот. Рост и могущество древних правителей на Средиземноморье порождало новые захватнические войны, за счет которых покрывались запросы в приобретении новых земель и рабов. Созданная на экономической базе рабства античная культура прославила Грецию и Рим на тысячелетия, однако рабство погубило этот античный мир, не имея сил развивать и повышать жизненный уровень даже класса рабовладельцев. Армии варваров оказались сильнее армий Древнего Рима, а армии Древнего Рима по экономическим факторам разваливающейся империи оказались не меньше варваров заинтересованы в грабеже богатств своей империи. Производительные силы римских рабов, создавшие великолепие Рима, сами были вынуждены надеяться на варваров, как на своих освободителей и с надеждой ждали их прихода.

На пятки разваливающемуся Древнему Риму наступало ещё и христианство. Новая церковь претендовала на самые крупные землевладения и была готова поделиться землей с римскими рабами, в обмен на обработку своих наделов. В результате в Римской империи производительность труда в руках крестьян, а не рабов, значительно подросла, породив феодальное государство. Но вскоре и крестьянский труд в феодальном обществе Европы оказался в застое, поэтому привилегированный класс в мечтах стал обращаться к античному миру, надеясь возродить Западную Европу на новых началах античной демократии. На исходе средневековья появилась паровая машина и резко подняла производительность труда, чем повела человечество за собой из феодализма в капитализм.

Наличие машин и их количество стали определять уровень развития населения каждой страны и положение страны на мировом уровне. А уже уровень развития всего производства стал определять не идол и не библейский пророк, а лидер коммунистической идеи в мире – Карл Маркс. При этом производительность труда машинного производства Маркс стал впрямую связывать с расходом топлива (угля), когда коснулся основного вопроса развития, вопроса производительности труда, показав это на примере борьбы рабочих в Принстоне за понижение продолжительности рабочего дня.

«Черное золото» в ХХ веке становилось основным паритетом денежных систем вместо обычного золотого запаса, вынуждая частный капитал воевать за свои интересы и   «сжигая» в пламени двух мировых войн миллионы человеческих жизней. В то время как рабочий класс, сначала России, а потом - Советского Союза, остановили обе мировые войны, переориентировав интересы «черного золота» на собственные нужды, которые оказались наиболее практичны и наиболее экономичны.

Дальнейший прогресс человечества стал впрямую связан с эффективностью использования энергоресурсов. Ленин назовет весь комплекс сил, повышающих производительность труда, «электрификацией всей страны». Но интересы класса эксплуататоров и класса эксплуатируемых резко расходились. Иждивенческий класс видел цель своего существования в возврате к библейскому образу рая и рассматривал власть как средство приближения к райскому благоденствию. Класс пролетариата мог рассчитывать в улучшении жизненного уровня только на собственные силы, которые вела за собой и вдохновляла коммунистическая идея.

Цель социалистической революции Ленин объяснял на VIII съезде Советов в 1920 году: «…хозяйственные задачи, хозяйственный фронт, выдвигается перед нами теперь опять и опять, как самый главный и самый основной». И далее продолжал: «Я хотел только напомнить, что мы уже далеко не первый раз возвращаемся к этому выдвижению трудового фронта на первое место. Вспомним резолюцию, которую вынес ВЦИК 29 апреля 1918 года. Это была пора, когда навязанный нам Брестский мир разрезал Россию экономически, и мы оказались поставленными в чрезвычайно тяжелые условия непомерно хищническим договором. Тогда выяснилась возможность рассчитывать на передышку, дающую нам условия для восстановления мирной хозяйственной деятельности, и сейчас же – хотя мы теперь знаем, что она была весьма кратковременная – ВЦИК в резолюции от 29 апреля все внимание перенес на это хозяйственное строительство» (Ленин, ПСС, 4- издание. т.31, 464-465).

На том же VIII съезде Советов был принят план ГОЭЛРО, который являлся продуктом резолюции ВЦИК от 29 апреля 1918 года, и который готовила в трудное военное время Гражданской войны комиссия под руководством Г.М.Кржижановского. В результате планирование и повышение производительности труда становились отражением нового социалистического общества, которое как трудовой фронт социализма шел на смену военного фронта капитализма. И если бы эти основы трудового фронта продолжали действовать по сей день, то эти программно-плановые начала выражали бы ничто иное, как матрицу развития человечества. Однако, до матрицы мы не дошли. Поэтому, стоит присмотреться к той внутренней борьбе в недрах партии большевиков, пытающейся создать трудовой фронт, способный превзойти своей производительной силой любую военную машину капитализма. И такая победа, истоки которой были заложены на VIII съезде Советов, стали основой создания трудового фронта во время Великой отечественной войны 1941-1945 г.г., обеспечившему победу на фронте военном. Но сначала была достигнута победа над собственной бюрократией и контрреволюцией в Советской России. На основе этой же практики – формирования трудового фронта – был создан в Советском Союзе ракетно-ядерный щит, благодаря которому мы ныне способны защитить себя от любого империалистического хищника.

Поэтому следует внимательно посмотреть на результаты внутрипартийной борьбы в 1920-1922 годах, благодаря победе большевиков в которой удалось создать матрицу развития «в первом приближении».

eleЧасть 1.

РЕЧЬ ЛЕНИНА, ОПРЕДЕЛИВШАЯ РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ В ХХ ВЕКЕ

     Молодая Советская республика заканчивала 1920 год на высокой волне победы. Победы над белогвардейской армией и, над приглашенными ею, иностранными интервентами. Красная Армия разгромила всех. А состоявшийся в последние дни декабря VIII Всероссийский съезд Советов наметил План экономического развития ГОЭЛРО и определил движение к коммунизму ленинской формулировкой "советская власть плюс электрификация всей страны". Формулировкой, которую многие поняли только как оформленную в огнях карту будущих строек электрических станций России. В действительности построить коммунизм можно, как это ещё определил Маркс, только при условии, если исчезнет денежная система, а вместе с ней и классы. Поэтому, если бы Владимир Ильич Ленин приплюсовал в своей формулировке к советской власти исчезновение денежной системы, это - был бы только лозунг движения к коммунизму. Когда же он поставил на место исчезновения денежной системы "электрификацию всей страны", он тем самым ввёл экономический механизм, за счет которого будет исчезать или отмирать денежная система, вместе с классами.
       Однако, самым неожиданным в выступлениях Ленина было то, что он впрямую связал подходы к электрификации с концессией империалистам, т.е. уступкой. Уступкой тем, кого ещё совсем недавно с таким напряжением сил победили в гражданской войне. В результате чего весь 1921 год станет ареной борьбы на поле большевизма, передав эту эстафету всему ХХ веку. Ибо суть электрификации мало кто понимал, даже с академическим образованием, на протяжении всего ХХ века, не говоря уже о населении малограмотной страны в начале того века. В то же время, прозвучавшие на съезде слова о концессии, только усилили страсть Запада к получению уступок от России, что примет форму наркомании, избежать которой даже мощный Советский Союз мог только ценой создания своего ядерного потенциала.
         Поэтому, говоря о концессиях на съезде, Владимир Ильич сразу же объяснил: "…главной темой этой беседы является доказательство двух положений, именно, во-первых, что всякая война есть продолжение политики, бывшей при мире, только иными средствами, во-вторых, концессии, которые мы даем, которые мы вынуждены давать, являются продолжением войны в иной форме, другими средствами". Тем самым Ленин давал понять основной массе съезда, ещё не успевшей снять военную форму, что электрификация - это тоже война с империализмом, только "в иной форме, другими средствами".
         Письмо американского магната Вандерлипа, которое зачитал Ленин, вносило ясность в суть разговора о концессиях и давало понять, что признание Советского правительства во многом будет связано с этой темой. И прокомментировано это было так: "Письмо Вандерлипа совершенно откровенно, с неслыханной циничностью излагало точку зрения империалиста, который ясно видит, что война с Японией надвигается, и прямо, открыто ставит вопрос: войдите в сделку с нами, тогда вы получите известные выгоды". Выводы империалиста Ленин обосновал так:"Если, памятуя это, мы бросим общий взгляд на прожитые три года, с точки зрения международного положения Советской республики, то станет ясно, что мы могли продержаться и могли победить неслыханно могущественный союз держав Антанты, поддерживаемый нашими белогвардейцами, только потому, что никакого единства между этими державами не было. …что это глубочайшая неискоренимая рознь экономических интересов между империалистическими странами, которые, стоя на почве частной собственности на землю и капитал, не могут не вести той хищнической политики, при которой попытки соединения их сил против Советской власти оказались пустыми. …И, чем глубже, чем грознее будет расти коммунистическое движение, тем больше повторных попыток сделают они для удушения нашей республики. И отсюда наша политика - использовать рознь империалистических держав, чтобы затруднить соглашение или по возможности сделать его временно невозможным. …Эта же линия определяется для нас сейчас таким образом, что мы за подобное предложение, как концессии, должны ухватиться обеими руками. Мы даем сейчас Америке Камчатку, которая по существу все равно не наша, ибо там находятся японские войска. Бороться с Японией мы в настоящий момент не в состоянии". (Ленин, ПСС, т.31, с.435-437).
       Но затягивание принятия решений по налаживанию торговых соглашений, по сообщению посла Красина в Лондоне, связано с тем, что против него "усиленно работает военная реакционная партия". "Поэтому, - заключал Ленин, - наш главный интерес - добиться восстановления торговых отношений, а для этого надо иметь хоть некоторую часть капиталистов на своей стороне. …Тут есть более глубокие причины, связанные с развитием интересов английского империализма, который владеет невероятным количеством колоний. Рознь между американским и английским империализмом тут глубока, и опереться на это - наш безусловный долг". (т.31, с.438-439).
       Для чего же нужно было пойти Советской республике на концессии ? Ответ звучал так: "Концессии предполагают то или иное восстановление мирных соглашений, восстановление торговых отношений, предполагают возможность для нас открытия прямой широкой закупки необходимых для нас машин". А вот работа машин и выпуск на их базе продукции это - электрификация "в первом приближении". Что было на съезде обозначено так: "…мы сейчас идем на максимальные уступки и думаем, что для нас интересно получить торговое соглашение и возможно быстро закупить кое-что из основного для восстановления транспорта, т.е. паровозы, для восстановления промышленности, для электрификации. Это - для нас важнее всего". И далее: "Концессии для Англии более приемлемы, чем для Франции, которая ещё мечтает о получении долгов, а в Англии об этом перестали думать сколь-нибудь деловые капиталисты. И с этой стороны нам выгодно использовать рознь между Англией и Францией, а потому надо настаивать на политическом предложении концессий Англии. …наша обязанность не отказываться даже и от известного риска, лишь бы достигнуть того, чтобы затруднить Англии и Франции военный союз против нас". (т.31, с.441-443).
       Наиболее острым в торговых отношениях был вопрос с Германией, с которой Россия навоевалась и в прошедшей мировой войне и войне гражданской. Тут, как говорится, у многих ещё раны не зажили. А Владимир Ильич неумолимо доказывал: "Поэтому мы должны идти на всё, что принесет нам менее убытков. А что убытки от концессии - ничто, по сравнению с тем, чем оказалась бы задержка нашего хозяйственного строительства и гибель тысяч рабочих и крестьян, если не удастся противостоять союзу империалистов, - это ясно. …Германия самая передовая страна, за исключением Америки. По отношению к развитию электричества она по высоте техники стоит даже выше. И вот, эта страна, связанная Версальским договором, находится в условиях невозможных для существования. И при таком положении Германия, естественно, толкается на союз с Россией. …Немецкое буржуазное правительство бешено ненавидит большевиков, но интересы международного положения толкают его к миру с Советской Россией против его собственного желания. …Условия существования заставляют народ Германии в целом, не исключая германских черносотенцев и капиталистов, искать сношения с Советской Россией. Таким образом, ясно, что нам необходимо выдвигать концессии, как способ экономический, даже независимо от того, насколько проект удастся осуществить. …мы должны вести эту политику, потому что мы затрудним этим поход империалистических стран против нас". (ПСС, т.31. с.444-446).
     Как должно быть оформлено советское законодательство и какие гарантии получал иностранный капитал, допущенный к концессиям?
       На это счет Ленин предложил некоторые формулировки закона от 23 ноября того же года: "…концессионерам будет предоставляться вознаграждение долей продуктов, что в случае особых технических усовершенствований, мы готовы дать торговые преимущества, что сроки концессий будут более или менее продолжительными в зависимости от объема и характера затрат. Мы гарантируем, что вложенное в предприятие имущество не конфискуется и не реквизируется. …судебная власть на нашей территории остается в наших руках. …вместо кодекса законов о труде будет заключен специальный договор о гарантиях рабочих. …Понятно, что капиталист, сохраняющий частную собственность и отношения эксплуатации, не может не быть в социалистической республике инородным телом. И отсюда вытекает то, что составляет один из главных предметов моего доклада: то, что концессии есть продолжение войны, только в иной форме". (ПСС, т.31, с.447-448).
       И, наконец, Ленин перешел к самой экономической базе электрификации и тому, почему она должна придти на место денежных расчетов. Здесь особо важным для сегодняшнего дня являются слова о "сухаревке" - тогдашнем олицетворении российского рынка, удачно влившейся в день сегодняшний. Для более понятного проникновения одного в другое сконцентрируем только выводы Ленина по этому направлению: "Если мы хотим товарообмена с заграницей, а мы его хотим, мы понимаем его необходимость, наш основной интерес - возможно скорее получить от капиталистических стран те средства производства (паровозы, машины, электрические аппараты), без которых восстановить нашу промышленность сколь-нибудь серьёзно мы не сможем, а иногда и совсем не сможем , за недоступностью иметь для наших фабрик нужные машины. Надо покупать капитализм сугубой прибылью. Он получит лишнюю прибыль, - бог с ней, с этой лишней прибылью, - мы получим то основное, при помощи чего укрепимся, станем окончательно на ноги и экономически его победим. Чтобы получить лучшие машины и пр., мы должны платить. Чем платить ? Мы имеем несколько миллионов золотого фонда, который нам остался. …Одна электрификация непосредственно будет стоить свыше миллиарда рублей золотом.
     …То, что происходит в капиталистическом мире, есть не только расхищение богатств, а безумие и преступление, ибо в одних странах наблюдается избыток продовольствия, которое не может быть продано из-за валютных революций, потому что деньги обесценены в целом ряде стран, потерпевших поражение. Гниют громадные количества продовольствия, в то же время десятки миллионов населения в таких странах, как Германия, прямо гибнут. …нет никаких сомнений, что концессии - это новая война. Капиталисты приходят к нам на новую войну, самое существование капиталистов - уже война против социалистического мира. Экономически-капиталистические предприятия в социалистическом государстве - это война за свободную торговлю, против политики разверстки, война за частную собственность, против республики, отменившей эту собственность. И на этом экономическом корне вырастает целый ряд взаимоотношений (вроде как военные отношения между "сухаревкой" и нашими учреждениями). Нам могут сказать, что вы "сухаревку" закрываете и открываете новый ряд "сухаревок", впуская капиталистов. Мы на это глаза не закрываем и говорим, что, если до сих пор мы победили, победили тогда, когда у наших врагов все средства были пущены в ход для срыва наших предприятий, когда этот срыв производился изнутри вместе со срывом извне, то неужели мы не сумеем на определенных участках, когда у нас будут определенные условия и отношения, справиться, проследить. У нас практический опыт борьбы с военным шпионажем, с капиталистическим саботажем имеется. Мы боролись, когда они прятались в наших собственных учреждениях, - неужели мы не сумеем сладить, когда у нас будут пущены капиталисты по определенным спискам, с определенными условиями? Конечно, мы знаем, что эти условия они будут нарушать, мы будем бороться против этих нарушений. Но, товарищи, это война - концессии с капиталистическими устоями. …Было бы большой ошибкой думать, что мирный договор о концессиях - мирный договор с капиталистами. Это - договор относительно войны, но договор менее опасный для нас…
     …Война не сегодня, так завтра для капиталистов возможна, и они охотно начали бы её уже сейчас, если бы только не были научены трехлетним опытом. …наша задача удержать существование одинокой социалистической республики, окруженной капиталистическими врагами, сохранить республику, неизмеримо более слабую, чем капиталистические враги кругом её, устранить этим возможность врагам создать союз между собой для борьбы против нас, помешать их политике, не дать им возможность одержать победу; наша задача обеспечить для России необходимые орудия и средства для восстановления хозяйства, ибо, когда мы это получим, тогда мы так прочно станем на ноги, что нам никакие капиталистические враги не будут страшны, Вот та точка зрения, которая руководила нами в нашей политике относительно концессии и которую я изложил".
(ПСС, т. 31, с. 449, 451-455).
       Экономические основы электрификации Владимир Ильич осветил в следующем своём выступлении на VIII Всероссийском съезде Советов 22 декабря 1920 года: "Надо добиться, чтобы все поняли, что нам принадлежит Россия, что мы, рабочие и крестьянские массы, своей деятельностью, своей строгой трудовой дисциплиной, только мы можем пересоздать старые экономические условия существования и провести в жизнь великий хозяйственный план. Вне этого спасения нет.
     …Но эта задача новая, поскольку теперь хозяйственная задача становится впервые в массовом масштабе, и мы должны сознать и помнить, что война на хозяйственном фронте будет более трудной и более долгой; чтобы победить на этом фронте, надо будет большее число рабочих и крестьян сделать самодеятельными, активными и преданными. … Нам нужно добиться того, чтобы поголовно все члены профсоюза были заинтересованы в производстве и чтобы они понимали, что, только увеличивая производство, повышая производительность труда, Советская Россия в состоянии будет победить.
     … Мы были и остались страной мелкокрестьянской, и переход к коммунизму нам неизмеримо труднее, чем при всяких других условиях. Для того, чтобы этот переход совершился, нужно участие самих крестьян в десять раз большее, чем в войне. …Никакая социалистическая страна невозможна, как государство рабоче-крестьянской власти, если она не сможет совместными усилиями рабочих и крестьян собрать такой продовольственный фонд, чтобы обеспечить пропитание рабочих, занятых промышленностью, чтобы иметь возможность десятки и сотни тысяч рабочих двинуть туда, куда надо Советской власти.
     …Если мы перейдем теперь к топливу… вы увидите цифры в которых выражается достигнутое улучшение, улучшение не только с дровами, но и с нефтью. …дело с нефтью идет хорошо, и мы начинаем становится на собственные ноги и с топливом. …без победы над топливным голодом победы на хозяйственном фронте одержать нельзя. С этим связаны также жизненнейшие успехи в области восстановления транспорта.
       …Мы имеем перед собой результаты работ Государственной комиссии по электрификации России в виде этого томика, который всем вам сегодня или завтра будет роздан. …На мой взгляд, это - наша вторая программа партии. У нас есть программа партии …в книжке менее толстой, но в высшей степени ценной. Это есть программа политическая, это есть перечень наших заданий, это есть разъяснение отношений между классами и массами. Но надо также помнить, что пора на эту дорогу вступать в действительности и измерить её практические результаты. Наша программа партии не может оставаться только программой партии. Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строительства, иначе она негодна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники. Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем. …конечно это будет план, принятый только в порядке первого приближения, Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет, как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма".
(ПСС, т.31, с.468-470, 472, 475-477, 479, 482-483).
       И в заключении этой основополагающей речи Ленина прозвучали слова о тех опасностях, которые ждут Россию в движении к коммунизму: ""Сухаревка" закрыта, но страшна не та "сухаревка", которая закрыта. Закрыта бывшая "сухаревка" на Сухаревской площади, её закрыть не трудно. Страшна "сухаревка", которая живет в душе и действиях каждого мелкого хозяина. Эту "сухаревку" надо закрыть. Эта "сухаревка" есть основа капитализма. Пока она есть, капиталисты в Россию могут вернуться и могут стать более сильными, чем мы. …Пока мы живем в мелкокрестьянской стране, для капитализма в стране есть более прочная экономическая база, чем для коммунизма. …мы корней капитализма не вырвали и фундамент, основу, у внутреннего врага не подорвали. Последний держится на мелком хозяйстве и чтобы подорвать его, есть одно средство - перевести хозяйство страны, в том числе и земледелие, на новую техническую базу, на техническую базу современного крупного производства. Такой базой является только электричество.

Коммунизм - это есть Советская власть плюс электрификация всей страны.

     …Теперь нужно добиться того, чтобы рабочие и крестьяне знали, как велика и трудна эта задача, как к ней нужно приступить и как за это взяться". (ПСС, т.31, с.483-486).
       Насколько была трудна электрификация для всеобщего понимания говорят заключительные ленинские слова, произнесенные в тот день, который впоследствии станет в СССР Днем энергетика. То, как к этой задаче "нужно приступить и как за это взяться", покажет напряженная политическая борьба в течение всего ХХ века, демонстрируя взлеты экономического развития на пике подчинения электрификации интересам рабочего класса. И резкий переход в застой, сопровождаемый провалами в экономическом развитии, в результате переподчинения электрификации интересам не рабочего класса, а "общенародного" государства, ставшего, по сути, мелкобуржуазным.
       Основное звено, которое будет рассмотрено в этой статье и за которое мы возьмемся, чтобы понять экономическую базу электрификации, это звено состоит в необходимости отмирания денежной системы для построения коммунизма. В речи на VIII Всероссийском съезде Советов Ленин коснулся механизма товарооборота для эквивалентного обмена товаров на базе золотого рубля, т.е. самого золота в качестве товара, резко обвинив валютные махинации на капиталистическом рынке в диктате монополий. По существу он назвал "валютные революции" в качестве механизма безумного и преступного расхищения богатств: "Гниют громадные количества продовольствия, а в то же время десятки миллионов населения в таких странах, как Германия, просто гибнут". В Германии, связанной Антантой в ту пору Версальским договором, с одной стороны, и валютными революциями, с другой стороны, империализму удалось не допустить социалистическую революцию, за счет переноса центра тяжести экономических проблем на националистические рельсы, которые принесли миру "экономическое" решение в виде гитлеровского фашизма. И всё это делалось только с одной целью: не допустить товарообмена на базе ленинских эквивалентов затрат топлива на производство товара.
       На VIII съезде Советов представленные эквиваленты затрат топлива, золотого рубля и прочих товаров станут краеугольным камнем противоречий в коммунистическом мире, поделив российский авангард рабочего класса на большевизм и троцкизм. Но на этом съезде Советов таких противоречий ещё не заметно. Всё начнется в 1921 году. Начнется очень запутанно. Даже трудно сразу понять, что в политическом выражении основным орудием развала ленинской электрификации будет анархо-синдикализм, т.е. махновщина. Что троцкизм будет двигать вперед именно махновщину в экономике, обрекая большевизм в понятие "сталинизм", хотя Сталин и большевизм неразделимы. Но таким способом делались попытки выделить троцкизм в качестве "чистого большевизма", подобно тому, как антисталинисты в структурах КПСС пытались предстать в образе "верных ленинцев".
       Но на исходе 1920 года сам большевизм был вынужден давать ответ на то, каким путем пойдет развитие мировой революции пролетариата. Ленинская теория империализма и победы социалистической революции в одной стране, как наиболее слабом звене в цепи империализма, меняла вывод Маркса о мировой революции пролетариата в большинстве развитых стран мира. Но меняя вывод Маркса о форме революции, Ленин оставлял незыблимым экономическое содержание пролетариата, как могильщика капитализма. Ленин не исключал вооруженную революцию одновременно в других странах, но качество "лопаты", которой пролетариат будет закапывать в могилу капитализм, поднял до уровня электрификации, за счет которой рабочий класс побелит капитализм экономическими рычагами, а не винтовкой. Вот тут-то и проявил себя троцкизм: политически - в качестве оракула мировой революции вооруженным путем, экономически - глашатая денежной системы капитализма, в ущерб развития ленинской электрификации.

ПРОЧИТЫВАЯ ЗАНОВО 1921 ГОД
Ленинская электрификация - вторая программа партии
.

     Итак, на начало 1921 года большевики имели две программы партии: политическую, подвергаемую изменениям на съездах партии, и экономическую, программу электрификации России, которая должна "каждый день, а каждой мастерской, в каждой волости …улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться". Чтобы в совокупности эти две программы позволили одержать победу в "войне - концессии с капиталистическими устоями". Поэтому рассматривать то, как эти две программы партии большевиков ориентировали на движение к коммунизму, надо рассматривать сначала с программы электрификации, чтобы её концентрированное выражение экономики потом оценивать в политической борьбе возле первой программы партии. Такой подход к прочтению того, как политически оформлялись две программы партии, необходим для выделения только тех моментов в выступлениях Ленина, которые позволяют, с учетом прошедшего времени, не конспектировать многочисленные выводы по текущему моменту в выступлениях вождя, а только взять их основополагающие заявления, перекликающиеся с днём сегодняшним. Прежде всего, это касается второй программы партии.
       Как осуществлялась борьба за вторую программу партии, за электрификацию ?
       В дискуссии о профсоюзах Ленин говорил: "Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма. …Бухарин теоретически скатился к эклектике, проповедуя соединение политического и хозяйственного подхода. Троцкий и Бухарин изображают дело так, что вот-де мы заботимся о росте производства, а вы только о формальной демократии. Это изображение неверное, ибо вопрос стоит (и, по-марксистски, может стоять) лишь так: без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не может решить и своей производственной задачи.
     …Не прошло и месяца с тех пор, как Троцкий 25 декабря начал "широкую дискуссию", и едва ли найдется 1 из 100 ответственных партработников, который бы не чувствовал оскомины от этой дискуссии, не осознавал её бесполезности (если не хуже). Ибо Троцкий отнял время у партии спором о словах, о плохих тезисах, обругавши "келейным" рассмотрением как раз деловое, хозяйственное рассмотрение в комиссии, которая ставила бы своей задачей изучение и проверку практического опыта, для того, чтобы, учась из этого опыта, идти вперед в настоящей "производственной" работе, а не назад, от живого дела к мертвой схоластике всяких "производственных атмосфер"
". (т.32, с.62-68).
       В записке к И.В.Сталину и другим членам Политбюро 12 февраля 1921 года Ленин негодует: "Получены ответы на запрос Политбюро насчет нефтяных концессий как от Красина (и Богдатьяна), так и от председателя Главнефти Доссера и его 4-х спецов. …Катастрофа надвигается. Это доказано особенно ясно спецами Главнефти. Дурак Доссер в своей докладной записке старается преуменьшить опасность. Это особенно глупо. …"Польза привлечения концессионера проблематична", так формулирует вывод Доссер. Видимо, он напугал своих спецов, как истинный благонамеренный дурак, что де "советскому" человеку пристойно быть только против концессий!! Услуга поистине медвежья!!. (т.32, с.112).

       А 21 февраля в докладе "Об едином хозяйственном плане" всё повторится: "Тяжелое впечатление производят статьи и разговоры на эту тему. Взгляните на статьи Л.Крицмана в "Экономической жизни". Пустейшее говорение. Литературщина.. Нежелание считаться с тем, что создано в этой области делового, и изучать это. Рассуждения - в длинных пяти статьях - о том, как надо подойти к изучению, вместо изучения данных и фактов. Возьмите тезисы Милютина, Ларина, вслушайтесь в речи "ответственных" товарищей. Те же коренные недостатки, что у Крицмана. Скучнейшая схоластика вплоть до болтовни о законе цепной связи и т.п., схоластика то литературная, то бюрократическая, но живого дела нет.
     …надо, чтобы экономисты, литераторы, статистики не болтали о плане вообще, а детально изучали выполнение наших планов, наши ошибки в этом практическом деле, способы исправления этих ошибок. Без этого изучения мы слепые.
       …Задача коммунистов внутри "Гоэлро" - поменьше командовать, вернее вовсе не командовать, а подходить к специалистам науки и техники ("они в большинстве случаев неизбежно пропитаны буржуазными миросозерцанием и навыками"), как говорит программа РКП(б) чрезвычайно осторожно и умело, учась у них и помогая им расширять свой кругозор, исходя из завоеваний и данных соответственной науки, памятуя, что инженер придет к признанию коммунизма не так, как пришел подпольщик-пропагандист, литератор, а через данные своей науки, что по-своему придет к признанию коммунизма агроном, по-своему лесовод и т.д. Коммунист, не доказавший своего умения объединять и скромно направлять работу специалистов, входя в суть дела, изучая его детально, такой коммунист часто вреден. …Поменьше интеллигентского и бюрократического самомнения, побольше изучения того, что наш практический опыт, и в центре и на местах, дает, и того, что наука нам уже дала".
(т.32, с.114, 119-120, 122).
       2 марта на заседании пленума Московского Совета дискуссия продолжила нарастать: "…Продовольственная работа, топливная, уголь, нефть, дрова - все эти разнородные работы, и во всех трех областях мы сделали одинаковые ошибки. В голоде и холоде мы преувеличивали свои силы и не рассчитали их. Мы не рассчитали того, что сразу истратили свои ресурсы, мы не рассчитали тех ресурсов, которые у нас имелись в запасе, и мы не оставили ничего на черный день. …Таких расчетов не было. Мы их делали в первый раз в 1920 году, и просчитались. Революции в известных случаях означают собой чудо. Если бы нам в 1917 году сказали, что мы три года выдержим войну со всем миром и в результате войны два миллиона русских помещиков, капиталистов и их детей окажется за границей, а мы окажемся победителями, то никто бы из нас этому не поверил. Вышло чудо, потому что из рабочих и крестьян поднялась такая сила против нашествия помещиков и капиталистов, что даже могущественному капитализму грозила опасность. Именно потому, что здесь было чудо, оно и отучило нас рассчитывать надолго. …На хозяйственной работе нужно - пусть это не совсем подходящее слово - известное "скопидомство". А вот "скопидомничать"-то мы ещё не научились. Нужно помнить, что буржуазию мы победили, но буржуазия у нас осталась, и борьба осталась. И одно из средств борьбы её против нас - сеять панику. На этот счет они мастера, и этого не надо забывать. У них газеты, хотя и не печатные, но распространяются великолепно, причем из мухи они делают не только слона… Но в панику вдаваться нам ни в коем случае нельзя. У нас положение обострилось тем, что мы сделали ошибку во всех видах работы. …а для того, чтобы во всех видах работы суметь использовать все силы и наибольшее напряжение энергии, нужно уметь сделать расчет, вести его нужно так, чтобы стать хозяином всей нашей республики, потому что только при таком расчете можно учесть крупное количество хлеба и топлива.
     …В Донбассе получается так, как указал один товарищ: хлеба нет, потому что нет угля, угля нет, потому что нет хлеба. Тут надо где-нибудь эту проклятую цепь прервать своей энергией, нажимом, героизмом трудящихся, чтобы все машины завертелись.
     …Эту политику концессий мы окончательно приняли. …Пускай капиталисты пользуются своей жадностью, лишь бы нам удалось улучшить положение рабочих и крестьян. Но осуществить дело концессий - дело трудное. Мы издали об этом декрет ещё в декабре, но до сих пор ещё ни одна концессия не заключена. Конечно, здесь влияние белогвардейской и меньшевистской печати. Ведь нет ни одной страны в мире, где не было бы сейчас русской газеты, и во всех них меньшевики кричат против концессий,… Но мы от этой борьбы не откажемся, мы капиталистов победили, но не уничтожили, они пересели на другой стул и сидят в Варшаве, которая была когда-то центром борьбы против русского самодержавия, а теперь объединяет белогвардейцев против Советской России, и мы будем против них бороться везде и на внешнем, и на внутреннем фронте. …и если против нас не могут сейчас пойти с оружием в руках, то идут с оружием лжи и клеветы, пользуясь всяким случаем нужды и бедности, чтобы помочь этим самым нашим врагам. Все это, повторяю, мы испытали и прошли. Мы пережили гораздо большие трудности, мы прекрасно знаем этого врага и мы этого врага этой же весной победим, победим его там, где будем работать более успешно, более рассчитано
".
(т.32, с.129-131, 134-136).
       Перед Х съездом РКП(б) проблемы электрификации предстали так: От этого основного обстоятельства, определяющего целый ряд ошибок и обостряющего кризис, я хотел бы перейти к тому, как в работе партии и в борьбе всего пролетариата обнаружился ряд еще более глубоких несоответствий, неправильностей учета или плана, - и не только неправильностей плана, но и неправильностей в определении соотношения между силами нашего класса и тех классов, с которыми в сотрудничестве, а иногда и в борьбе, он должен решать судьбы республики.
        …Это - такие разнородные явления, как ход нашей войны с Польшей, вопросы продовольствия и топлива. …Нечто аналогичное, несомненно, было и с топливом. Это - основной вопрос хозяйственного строительства. …что составляло главную заботу и главное внимание всей политики за отчетный год, - всё это, конечно, не могло не базироваться и не основываться на учете добычи топлива и его правильном распределении. Без этого ни о преодолении трудностей, ни о восстановлении промышленности не может быть и речи. …В связи с этим стоит вопрос о концессиях. За истекший год мы занимались этим вопросом больше, чем прежде. 23 ноября вышел декрет Совета Народных Комиссаров, который изложил вопрос о концессиях в форме, наиболее приемлемой для заграничных капиталистов. …этим декретом делали шаг к тому, чтобы завязать концессионные отношения. Надо сказать, что на практике - и это никогда не следует забывать - мы ни одной концессии не получили. Спор идет между нами из-за того, надо ли нам их стараться получить во что бы то ни стало. Получим ли их, - это зависит не от наших споров и решений, а от международного капитала. 1 февраля текущего года Советом Народных Комиссаров вынесено другое постановление по вопросу о концессиях. Первый пункт этого постановления гласит: "Одобрить в принципе выдачу нефтяных концессий в Грозном и в Баку и на других действующих промыслах и начать переговоры, ведя их ускоренно".
       …Этот союз с государственными трестами других передовых стран совершенно необходим для нас вследствие того, что наш экономический кризис так глубок, что своими силами восстановить разрушенное хозяйство без оборудования и технической помощи из-за границы мы не сможем. …Разумеется, с их стороны это не простая услуга нам: они делают это только ради необъятных барышей. Современный капитализм, выражаясь языком мирных дипломатов, это - разбойник, разбойничий трест, это - не прежний капитализм эпохи нормального времени: он берет сотни процентов прибыли, пользуясь монопольным положением на мировом рынке.
     …Что значит этот лозунг свободы торговли, выдвигаемый мелкобуржуазной стихией? Он показывает, что в отношениях пролетариата и мелких землевладельцев есть такие трудные проблемы, есть такие задачи, которые мы не решали. …пролетариат в меньшинстве, где большинство мелкобуржуазное. Роль пролетариата в такой стране заключается в руководстве переходом этих мелких хозяев к обобществленному, коллективному, общинному труду.
       …А условия, в которых нам пришлось защищать революцию, сделали то, что разрешение наших задач оказалось неслыханно трудным. Показать все преимущества крупного производства на практике мы не могли, ибо это крупное производство разрушено, ибо ему самому приходится вести самое жалкое существование и восстанавливать его можно только путем возложения жертв на этих же самых мелких землевладельцев. Нужно поднятие промышленности, а для этого нужно топливо, а раз нужно топливо, нужно рассчитывать на дрова - значит рассчитывать на крестьянина и его лошадь. В условиях кризиса, бескормицы и падежа скота крестьянин должен оказать кредит Советской власти - во имя крупной промышленности, от которой он пока ничего не получает. Вот та экономическая обстановка, которая создает громадные трудности, вот та экономическая обстановка, которая заставляет вникнуть с более глубокой точки зрения в условия перехода от войны к миру. Мы не можем хозяйничать во время войны иначе, как говоря крестьянам: "Необходимо дать ссуду рабоче-крестьянскому государству для того, чтобы оно могло выйти из тяжелого положения". Когда мы всё внимание направляем на восстановления хозяйства, мы должны знать, что перед нами мелкий земледелец, мелкий хозяин, мелкий производитель, работающий на товарный оборот до полной победы крупного производства, до его восстановления. А это восстановление невозможно на старой базе: это дело многих лет, не меньше, чем десятилетия, а при разоренности нашей, вероятно, и больше. До тех пор долгие годы мы с этим мелким производителем должны будем иметь дело, как с таковым, и лозунг свободной торговли будет неизбежным. Не в том опасность этого лозунга, что он прикрывает белогвардейские и меньшевистские стремления, а в том, что он может получить распространение, несмотря на ненависть той же крестьянской массы к белогвардейцам. Потому он и будет получать распространение, что он отвечает экономическим условиям существования мелкого производителя. Исходя из этого рода соображений, ЦК и принял решение и открыл дискуссию по вопросу о замене разверстки налогом, а сегодня прямо поставил этот вопрос на съезде, что вы и одобрили сегодняшним нашим решением.
       …Мы должны понять те экономические формы возмущения мелкой сельскохозяйственной стихии против пролетариата, которые обнаружили себя и которые обостряются при настоящем кризисе. Мы должны постараться сделать максимум возможного в этом отношении. Это дело самое важное для нас. Дать крестьянину возможность известной свободы в местном обороте, перевести разверстку на налог, чтобы мелкий хозяин мог лучше рассчитывать свое производство и сообразно с налогом устанавливать размер своего производства. …Эта задача перед ЦК встала, это - задача перехода к натуральному налогу при условии существования пролетарской власти, и она тесно связана с концессиями. Эта задача будет вами специально обсуждаться, и она требует к себе особого внимания. Пролетарская власть посредством концессий может обеспечить себе соглашение с капиталистическими государствами передовых стран, и от этого соглашения зависит усиление нашей промышленности, без чего мы не сможем двинуться дальше по пути к коммунистическому строю; с другой стороны, в этот переходный период, в стране с преобладанием крестьянства, мы должны суметь перейти к мерам экономического обеспечения крестьянства, к максимуму мер для обеспечения его экономического положения. Пока мы его не переделали, пока крупная промышленность его не переделала, надо обеспечить ему возможность свободы хозяйничать. Положение, которое мы сейчас переживаем, - межеумочное, наша революция существует в окружении капиталистических стран, Пока мы в таком межеумочном положении, мы вынуждены искать чрезвычайно сложных форм взаимоотношений. Мы, придавленные войной, не могли сосредоточить свое внимание на том, как поставить экономические взаимоотношения между пролетарской государственной властью, имеющей в своих руках крупное производство, неслыханно разоренное, и как найти формы сожительства с мелкими земледельцами, которые, пока остаются мелкими земледельцами, не могут жить без обеспечения мелкого хозяйства известной системой оборота. Я считаю этот вопрос самым важным вопросом экономики и политики для Советской власти в настоящее время.
       …Мы не забываем, что есть разные классы, что мелкобуржуазная анархическая контрреволюция есть политическая ступень к белогвардейщине. Мы должны смотреть на это прямо, трезво, сознавая, что здесь необходима, с одной стороны, максимальная сплоченность, выдержка и дисциплина внутри пролетарской партии, с другой стороны, необходим целый ряд экономических мер, которые мы осуществить пока не могли, благодаря военным обстоятельствам. Мы должны признать необходимыми концессии, закупку машин и орудий для удовлетворения сельского хозяйства, чтобы, пустив их в обмен на хлеб, восстановить такие отношения между пролетариатом и крестьянством, которые обеспечивают существование его в обстановке мирного времени."
(т.32, с.148-150, 157-159,
       Наиболее трудно понять аргументы вождя об электрификации, когда обстоятельства требовали "Доклада о замене разверстки натуральным налогом" на Х съезде РКП(б): "Товарищи, вопрос о замене разверстки налогом является прежде всего и больше всего вопросом политическим, ибо суть этого вопроса состоит в отношении рабочего класса к крестьянству. Постановка этого вопроса означает, что мы должны отношения этих двух главных классов, борьба между которыми или соглашение между которыми определяют судьбы всей нашей революции, подвергнуть новому, или, я бы сказал, пожалуй, более осторожному и правильному дополнительному рассмотрению и известному пересмотру. …сумма обстоятельств сделала положение крестьянства особенно тяжелым, острым и неизбежно усилила колебание его от пролетариата к буржуазии.
     …Нам надо - согласно нашему миросозерцанию, нашему революционному опыту в течение десятилетий, урокам нашей революции - ставить вопросы прямиком: интересы этих двух классов различны, мелкий земледелец не хочет того, чего хочет рабочий. Мы знаем, что только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах.
       …Мы с этим должны считаться, и мы достаточно трезвые политики, чтобы говорить прямо: давайте нашу политику по отношению к крестьянству пересматривать. Так, как было до сих пор, - такого положения дольше удерживать нельзя. …Как ни трудно наше положение в смысле ресурсов, а задача удовлетворить среднее крестьянство - должна быть разрешена. Крестьянство стало гораздо более средним, чем прежде, противоречия сгладились, земля разделена в пользование гораздо более уравнительное, кулак подрезан и в значительной части экспроприирован, - в России больше, чем на Украине, в Сибири меньше. Но в общем и целом, данные статистики указывают совершенно бесспорно, что деревня нивелировалась, выравнивалась, т.е, резкое выделение в сторону кулака и в сторону беспосевщика сгладилось. Все стало ровнее, крестьянство стало в общем в положение середняка.
       …Повторяю, что это неудивительно, ибо дело переработки мелкого земледельца, переработки всей его психологии и навыков есть дело, требующее поколений. Решить этот вопрос по отношению к мелкому земледельцу, оздоровить, так сказать, всю его психологию может только материальная база, техника, применение тракторов и машин в земледелии в массовом масштабе, электрификация в массовом масштабе. …Если я говорю, что нужны поколения, это не значит, что нужны столетия. Вы прекрасно понимаете, что достать тракторы, машины и электрифицировать громадную страну - такое дело может, во всяком случае, исчисляться не менее, чем десятилетиями. Вот такова объективная обстановка.
       …Введение этих товаров в оборот оживит мелкое земледелие, которое сейчас страшно замерло под гнетом тяжелых условий войны, разорения и под гнетом невозможности развернуть мелкое земледелие, Мелкий земледелец, пока он остается мелким, должен иметь стимул, толчок, побудитель, соответствующий его экономической базе, т.е. мелкому отдельному хозяйству. Тут из местной свободы оборота не выскочишь. Если этот оборот даст государству в обмен на продукты промышленности известное минимальное количество хлеба, достаточное для покрытия потребностей города, фабрик, промышленности, тогда экономический оборот восстанавливается так, что государственная власть в руках пролетариата остается и укрепляется. Крестьянство требует на практике показать ему, что рабочий, держащий в своих руках фабрики, заводы, промышленность, может оборот с крестьянином поставить.
     …Этот вопрос очень важный, потому что оборот денежный, это - такая штука, которая прекрасно проверяет удовлетворительность оборота страны, и когда этот оборот бывает неправильным, то получаются из денег ненужные бумажки. Чтобы идти потом на основании опыта, нам нужно десять раз проверить принятые меры.
       …Золото у нас есть, но золото продать нельзя, потому что это такая штука, которую кушать нельзя. Все так разорены, во всех странах валютные отношения между капиталистическими государствами перекувыркнулись от войны до невероятности. … Теперь есть два предложения от капиталистов-банковиков - реализовать заем на сто миллионов. Конечно, этот капитал возьмет грабительские проценты. Но до сих пор они вообще не говорили об этом, до сих пор они говорили: "Я тебя пристрелю и даром возьму". Теперь, так как они пристрелить не могут, они готовы торговать. Торговый договор с Америкой и Англией теперь, можно сказать, на-мази; также и концессии. Я вчера получил ещё письмо от мистера Вандерлипа, находящегося здесь, который, наряду с целым рядом жалоб, сообщает целый ряд планов относительно концессий и относительно займа.
       …Повторяю, тип экономических отношений, который вверху имеет тип блока с иностранным капитализмом, дает возможность для пролетарской государственной власти свободного оборота с крестьянством внизу. Я знаю, - это мне уже приходилось говорить, - что это вызвало некоторые насмешки. В Москве есть целый слой интеллигентски-бюрократический, который пытается создавать "общественное мнение". Он начал потешаться: "Вот так коммунизм вышел! Вроде того, как человек, у которого снизу костыли, а вместо лица сплошная перевязка, и от коммунизма остается загадочная картинка". Этого рода шуточки я достаточно слышал, но шуточки эти либо бюрократические, либо не серьезные! Россия из войны вышла в таком положении, что её состояние больше всего похоже на состояние человека, которого избили до полусмерти: семь лет колотили её, и тут, дай бог, с костылями двигаться! Вот мы в каком положении! Тут думать, что мы можем вылезти без костылей, - значит ничего не понимать! Пока революции нет в других странах, мы должны были бы вылезать десятилетиями, и тут не жалко сотнями миллионов, а то и миллиардами поступиться из наших необъятных богатств, из наших богатых источников сырья, лишь бы получить помощь крупного передового капитализма. Мы потом с лихвой себе вернем. Удержать же пролетарскую власть в стране, неслыханно разоренной, с гигантским преобладанием крестьянства, так же разоренного, без помощи капитала, - за которую, конечно, он сдерет сотенные проценты, - нельзя. Это надо понять. И поэтому - либо этот тип экономических отношений, либо ничего.
     … А у нас, в нашей отсталой стране, после семилетней войны это прямо состояние изнеможения у рабочих, которые принесли неслыханные жертвы, и у массы крестьян. Это изнеможение, это состояние - близкое к полной невозможности работать. Тут нужна экономическая передышка. Мы рассчитывали золотой фонд употребить на средства производства. Лучше всего делать машины, но, если бы и купили их, мы бы этим самым построили производство. Но для этого нужно, чтобы был рабочий, был крестьянин, который мог бы работать; но он в большинстве случаев не может работать: он истощен, он переутомлен. Нужно поддержать его, нужно золотой фонд бросить на предметы потребления, вопреки нашей прежней программе. …Должен сказать ещё относительно индивидуального товарообмена. Если мы говорим о свободе торговли, то это означает индивидуальный товарообмен, т.е. значит поощрять кулаков. Как же быть? Не надо закрывать глаза на то, что замена разверстки налогом означает, что кулачество из данного строя будет вырастать ещё больше, чем до сих пор. Оно будет вырастать там, где оно раньше вырастать не могло. Но не запретительными мерами нужно с этим бороться, а государственным объединением и государственными мерами сверху. Если ты можешь дать крестьянству машины, этим ты поднимаешь его, и когда ты даешь машины или электрификацию, тогда десятки или сотни тысяч мелких кулаков будут убиты. …В основном положение такое: мы должны экономически удовлетворить среднее крестьянство и пойти на свободу оборота, иначе сохранить власть пролетариата в России, при замедлении международной революции, нельзя, экономически нельзя".
(т.32, с. 191-194, 196, 199-202).
       В заключительном слове, по докладу о замене разверстки натуральным налогом, сразу же возникла тема повышения производительности труда, для первого приближения к электрификации: "Каким образом будут развиваться отношения местного свободного хозяйственного оборота в смысле его фонда, - через кооперацию или путем воссоздания мелкой частной торговли, - мы едва ли можем сейчас окончательно установить.
       …Все возражения в конце концов сводятся к такому вопросу: выиграет ли больше мелкая буржуазия, экономически враждебная коммунизму, или выиграет больше крупная промышленность, которая представляет из себя основу перехода к социализму и которая с точки зрения состояния производительных сил, т.е. по основному критерию всего общественного развития, представляет основу социалистической хозяйственной организации, объединяя передовых промышленных рабочих, объединяя класс, осуществляющий диктатуру пролетариата.
       …Перейдем к концессиям. Концессии - это блок с капитализмом передовых стран. Надо природу концессий представлять себе ясно. Это экономический союз, блок, договор с передовым финансовым капиталом, в передовых странах, договор, который даст нам небольшое увеличение продуктов, но и увеличение продуктов контрагентов. Если мы дадим руду или лес концессионеру, он возьмет громадную долю этого продукта и нам даст небольшое долевое отчисление.
       …Но с кризисом топлива мы имеем гигантское падение производства. …Не того надо бояться, что мелкая буржуазия и мелкий капитал вырастает. Надо бояться того, что слишком долго продолжается состояние крайнего голода, нужды, недостатка продуктов, из которого вытекает уже полное обессиление пролетариата, невозможность для него противостоять стихии мелкобуржуазных колебаний и отчаяния. Это страшнее. При увеличении количества продуктов никакое развитие мелкой буржуазии не будет большим минусом, поскольку это даст развитие крупной промышленности, и мы должны поощрять мелкое сельское хозяйство. Всё, что мы можем сделать для его поощрения, мы обязаны сделать. Налог - одна из скромных мер в этом отношении, но мер несомненных, которая это поощрение даст и которую принять безусловно следует"
.
(т.32, с.206, 212-214)
     Из речи по топливному вопросу, как основному вопросу электрификации, в выступлении при закрытии съезда 16 марта, было сказано: "Нет сомнения, что кризис топлива - один из основных, если не самый важный, вопрос всего нашего хозяйственного строительства. …в чем тут главное дело, - в недостатках ли аппарата, в безобразиях, преступлениях или в слабости крестьянского хозяйства, крестьянской лошади, без которой подвоз дров невозможен ? …Ведение гражданской войны, после стольких лет империалистической войны, настолько истерзало и запутало страну, что оживление её, после окончания гражданской войны, приходится сейчас наблюдать в условиях необыкновенно трудных. Поэтому мы не можем удивляться тому, что элементы распада или разложения, мелкобуржуазная и анархическая стихия поднимают свою голову. …Товарищи, кроме решений, принятых в этом духе, исключительную важность имеет решение нашего съезда по вопросу об отношении к крестьянству. Мы здесь самым трезвым образом учитываем отношение между классами и не боимся признать открыто, что имеем дело с задачей труднейшей, с задачей правильного установления отношений пролетариата к преобладающему крестьянству при условии, что нормальных отношений мы сейчас достигнуть не можем. Нормальные отношения таковы, и только таковы, чтобы пролетариат держал в своих руках крупную промышленность, с её продуктами, и не только полностью удовлетворял крестьянство, но давая ему средства к жизни, так бы обеспечил его положение, чтобы разница по сравнению со строем капиталистическим была бы очевидна и ощутима.
       …Без концессий мы не можем рассчитывать на помощь высокооборудованной современной капиталистической техники. Не пользуясь ею, мы не имеем возможности основу нашего крупного производства в таких областях, как добыча нефти, имеющей исключительное значение для всего мирового хозяйства, поставить правильно. …Вот почему сдачи в концессию части Грозного и Баку мы не боимся; сдав в концессию одну четверть Грозного и одну четверть Баку, мы используем эту сдачу, - если удастся её осуществить, - чтобы на остальных трех четвертях догнать передовую технику передового капитализма. Сейчас мы это сделать иначе не в силах. Тот, кто знает состояние нашего хозяйства, поймет это. Но имея опору, оплаченную хотя бы и сотнями миллионов рублей золота, мы употребим все средства для того, чтобы сделать это на остальных трех четвертях"
. (т.32, с.238, 240-243)
       Из доклада о продовольственном налоге 9 апреля 1921 года: "…Я хотел бы отметить, что когда говорят о замене разверстки продовольственным налогом, когда обсуждают значение этой замены, то делают больше всего ошибок оттого, что не задают себе вопроса, в чем, собственно, этот переход состоит, от чего и к чему он ведет, этот переход?
       …Продовольственный налог представляет собой меру, в которой мы видим и кое-что от прошлого, и кое-что от будущего. Налог - это значит то, что государство берет с населения без всякого вознаграждения. Если этот налог определен приблизительно в половину того, как была определена разверстка в прошлом году, то рабочее государство для содержания Красной Армии, всей промышленности, всего неземледельческого населения, для развития производства, для развития сношений с заграницей, в помощи которой насчет машин и оборудования мы нуждаемся, - рабочее государство не может обойтись одним налогом. С одной стороны, оно хочет опереться на налог, определяя его приблизительно вдвое меньше, чем была перед этим разверстка, с другой стороны, хочет опереться на обмен продуктов промышленности, на те или иные излишки крестьянского производства. Значит, в налоге есть частица прежней разверстки и есть частица того порядка, который один только представляется правильным, именно: обмен продуктов крупных социалистических фабрик на продукты крестьянского хозяйства через продовольственные органы государственной власти, принадлежащей рабочему классу, через кооперацию рабочих и крестьян.
     …когда гражданская война отрезала хлебные районы, …мы, будучи в осажденной крепости, не могли продержаться иначе, как применением разверстки, т.е. взять все излишки у крестьян, какие только имеются, взять иногда даже не только излишки, а и кое-что необходимое крестьянину, лишь бы сохранить способной к борьбе армию и не дать промышленности развалиться совсем.
     …Только сохранить остатки промышленности, чтобы не совсем разбежались рабочие, иметь армию - вот задача, которую мы себе ставили, и нельзя было решить её никак иначе, как разверсткой без вознаграждения, потому что бумажные деньги, конечно, не вознаграждение.
       Теперь, почему на крестьянское хозяйство обращается больше всего внимания? Потому, что только оттуда мы можем получить необходимое нам продовольствие и топливо. Рабочий класс, если он хочет правильно вести хозяйство, как господствующий класс, как класс, который осуществляет свою диктатуру, должен сказать: вот где оказалось самое слабое место, - в кризисе крестьянского хозяйства; это нужно исправить, чтобы ещё раз взяться за восстановление крупной промышленности и добиться того, чтобы в том же иваново-вознесенском районе работали не двадцать две фабрики, а все семьдесят.
       Теперь, в заключение, я хочу остановиться на вопросе, как эта политика примирима с точки зрения коммунизма и как выходит то, что коммунистическая Советская власть способствует развитию свободной торговли. Хорошо ли это с точки зрения коммунизма ? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно внимательно присмотреться к тем изменениям, которые произошли в крестьянском хозяйстве. Сначала положение было такое, что мы видели напор всего крестьянства против власти помещиков. Против помещиков шли одинаково и бедняки и кулаки, хотя, конечно, с разными намерениями: кулаки шли с целью отобрать землю у помещика и развить на ней своё хозяйство. Вот тогда и обнаружились между кулаками и беднотой различные интересы и стремления. …И вот мы видим, что беднота организуется, чтобы не дать кулакам захватить отобранные земли. Советская власть оказывает помощь возникшим комитетам бедноты у нас и "комнезаможам" на Украине. Что же получилось в результате ? В результате получилось, что преобладающим элементом в деревне явились середняки. Мы знаем это из статистики, и всякий, живущий в деревне, знает это из своих наблюдений. Меньше стало крайностей в сторону кулачества, меньше в сторону нищеты, и большинство населения стало приближаться к середняцкому. Если нам нужно поднять производительность нашего крестьянского хозяйства, то мы должны считаться, в первую очередь, с середняком.
       …С крестьянина государство возьмет определенный налог, но взамен потребует, чтобы по уплате налога он свое хозяйство расширил, зная, что от него больше ничего не возьмут и что у него останется весь излишек для развития хозяйства.
     …Неимоверное разорение страны, недостаток топлива, сырья и транспорта приводят к тому, что мелкое производство существует отдельно от социализма. И я говорю: при таких условиях государственный капитализм - что это такое ? - Это будет объединение мелкого производства. Капитал объединяет мелкое производство, капитал вырастает из мелкого производства. …Но страшен ли этот капитализм нам, если мы имеем в своих руках фабрики, заводы, транспорт и заграничную торговлю ? И вот я говорил тогда, буду повторять теперь и считаю, что это неопровержимо, что этот капитализм нам не страшен. Таким капитализмом являются концессии.
       …Что такое концессии с точки зрения экономических отношений ? Это есть государственный капитализм. Советская власть заключает договор с капиталистом. По этому договору ему предоставляется известное количество предметов: сырье, рудники, промыслы, горная руда, или, как в одном из последних проектов концессий, особый завод даже (проект концессии шведского предпринимателя на подшипники). Социалистическая государственная власть отдает капиталисту принадлежащие ей средства производства: заводы, материалы, рудники; капиталист работает, как контрагент, как арендатор на социалистические средства производства, и получает на свой капитал прибыль, отдавая социалистическому государству часть продуктов.
     …Страшен ли он нам? Не страшен, потому, что мы будем определять, в какой мере мы концессии раздаем. Скажем, концессия на нефть. Это даст нам сразу миллионы пудов керосина, больше, чем мы сами произведем. Это нам выгодно, потому что крестьянин будет нам излишки своего хлеба давать за этот керосин, а не за бумажные деньги, и мы сейчас же будем иметь возможность внести улучшение в положение всей страны.
       …Концессии не страшны, если мы отдаем концессионерам несколько заводов, сохраняя большинство за нами; это не страшно. Конечно, совершенно нелепо было бы, если бы Советская власть большую часть того, что ей принадлежит, раздала бы в концессии: тогда бы вышла не концессия, а возвращение к капитализму".
(т.32., с.263-266, 270-275).
       Из доклада о концессиях 11 апреля 1921 года: "Вопрос о концессиях вызвал у нас разногласия довольно неожиданные, …если мы не сумеем провести политику концессий и привлечь иностранный капитал к концессиям, то нечего говорить о серьезных практических мероприятиях для улучшения хозяйственного положения. …мы не сумеем поднять производительность крупной промышленности так быстро, как это надо было бы для удовлетворения потребности крестьян, не прибегая к таким костылям, как возрождение свободной торговли, свободной промышленности. …Топливный кризис надвигается. Затем весна грозит новым неурожаем, опять-таки по климатическим условиям, бескормицей, что может сократить еще больше поступление топлива.
         …Что нам важнее всего в концессиях? Конечно увеличение количества продуктов. на основании ряда обсуждений, которые за границей вели уполномоченные РСФСР, в особенности т. Красин, с некоторыми из финансовых королей современного империализма. Надо сказать, что у нас, разумеется, как вы знаете сами, громадное большинство коммунистов по книжкам знает, что такое капитализм и финансовый капитал, может быть брошюры об этом даже писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала 99 коммунистов из 100 не умеют и никогда не научатся. В этом отношении т. Красин имеет исключительную подготовку, так как в Германии и в России он изучал и практически и организационно условия промышленности. Тов. Красину были сообщены эти условия, и он ответил : "В общем приемлемо". Прежде всего, что вменяется концессионеру в обязанность, - это улучшить положение рабочих.
       …Мы должны учитывать то, что производительность труда не увеличится до тех пор, пока не улучшится положение рабочих. Отказываться от этого учета - значит сразу поставить все вопросы о концессиях на такую неделовую почву, при которой капиталист и разговаривать не станет. …Выступая с валютой, например, золотом, вы не должны забывать, что свободного рынка нет, что рынок весь, или почти весь, занят синдикатами, картелями и трестами, которые руководятся своими империалистическими прибылями и которые предметы снабжения рабочим дадут только для своих предприятий, а не для других, потому что старого капитализма - в смысле свободного рынка, - нет уже. …Концессионная политика есть союз, заключенной одной стороной против другой, и, пока мы недостаточно сильны, мы должны, чтобы продержаться до победы международной революции, использовать их вражду друг к другу.
     …Я не помню цифры абсолютно точные, но в общем и целом расходы на электрификацию определены в 17 миллиардов рублей золотом, причем работы первой очереди могут быть выполнены в срок около десятилетия. … В связи с этим авторы этой работы приходят к такому выводу, что придется либо долговые обязательства давать, либо концессии. Надо этот дефицит покрыть. План разработан лучшими специалистами по отношению ко всей республике - с точки зрения планомерного развития всех отраслей промышленности. Прежде всего, речь идет о топливе и наиболее экономном, рациональном и совершенном использовании этого топлива, применяемого во всех главнейших отраслях промышленности. Мы не могли бы решить эту задачу, если бы не имели ресурсов концессионных и долговых.
       …Мы должны на почве капиталистических отношений доказать приемлемость этих условий для капиталистов, выгодность для них этих условий и вместе с тем мы должны суметь извлечь из этого выгоду и для себя. Иначе всякий разговор о концессиях будет пустословие.
       …Мы должны суметь, опираясь на особенности капиталистического мира и используя жадность капиталистов к сырью, извлечь отсюда такие выгоды, чтобы укрепить свое экономическое положение - как это ни странно - среди капиталистов. Задача как будто бы странная: каким образом социалистическая республика может улучшить свое положение, опираясь на капитализм ? Но мы это видели в войне. Мы победили в войне не потому, что были сильнее, а потому, что будучи слабее, мы использовали вражду между капиталистическими государствами.
     …Каждый мирный договор с буржуазными державами есть договор, который записывает известные пункты войны. Точно также и каждый пункт концессионного договора есть договор военный в том смысле, что в каждом пункте была война. И надо уметь поставить дело так, чтобы свои интересы в этой войне отстоять. Это можно сделать потому, что капиталист получает большие прибыли от концессионного предприятия, а мы получаем некоторое улучшение положения наших рабочих, некоторую прибавку продуктов посредством долевого отчисления. Если оплата будет иностранной валютой, то возникает целый ряд сложных вопросов: как эту валюту обменять на советскую? как бороться со спекуляцией? …Как решится эта задача в концессионном договоре - сказать нельзя. В какой-нибудь Камчатке нельзя предлагать те же условия расплаты, как у нас или в Баку. Если концессия будет в Донецком бассейне, то формы оплаты не могут быть те же, что на далеком Севере. Мы ничем тут капиталистов в форме оплаты не связывали. Каждый пункт договора будет включать в себе борьбу капиталистов с социалистами. Мы этой борьбы не боимся и заранее уверены, что мы сумеем получить от концессий возможные выгоды.
       …Из всей литературы нашей, которая европейцу доступна, известно, что концессионная политика руководится коммунистической партией, которая есть правительственная партия. Это не хитрая механика, она на все языки переведена. И если бы мы, как руководящие политики, не сказали, что использовать здесь наше влияние на профсоюзы мы не можем и не хотим, то ни о какой концессионной политике говорить было бы нельзя. Учить их, капиталистов, коммунизму не приходится. Мы - прекрасные коммунисты, но не путем концессии мы будем вводить коммунистический порядок. Концессия - это есть договор с буржуазной державой. И как мы посадили бы в сумасшедший дом того коммуниста, который поехал бы заключать договор с буржуазной державой на основе коммунистических принципов, и сказали бы ему: "ты в дипломаты в буржуазной державе не годишься, хоть ты и прекрасный коммунист", так недалек был бы от сумасшедшего дома и тот коммунист, который в отношении концессионной политики желал бы свой коммунизм проявить в договоре. Тут надо понимать капиталистическую торговлю, а если ты не понимаешь, то ты не годишься. Надо либо не совершать концессий, либо понимать, что эти капиталистические условия надо использовать в нашу пользу, дав полную свободу заграничным рабочим и техникам.
     …Необходимо идти на передышку, на жертвы и лишения, иначе мы цели не достигнем, а цель одна: в капиталистическом окружении мы используем жадность капиталистов к прибыли и вражду одного треста к другому, чтобы создать условия для существования социалистической республики, которая вне мировых связей существовать не может, и при данных условиях должна связать свое существование с капиталистическими отношениями.
     …Нам не жалко дать иностранному капиталисту и 2 000% прибыли, лишь бы улучшить положение рабочих и крестьян, - и это нужно осуществить во что бы то ни стало"
. (т.32, с. 278-294).
      Накануне Х Всероссийской конференции РКП(б), взявшей курс на НЭП, Владимир Ильич озвучивает очень острые вопросы электрификации. Так в письме к Кржижановскому : "Экономия топлива путем выдачи премий за его сбережение и путем усиления надзора за его расходом", он заострил внимание на том, что станет основой производительности труда, потом, уже при Сталине. При Сталине это получит название - стахановский метод. Но при Ленине, только ещё рассматривался вариант контроля широкими массами за электрификацией, в виде учета топливных ресурсов и их затрат на производство продукта. Как известно, ослабление и последующий слом контроля за экономией топлива и её расходом, станет потом причиной развала электрификации и самого СССР. А в 1921 году Ленин в качестве "мерила успехов хозяйственного строительства в общегосударственном масштабе" отметит: "Это - проверка всей работы и закладка фундамента для осуществления великого плана электрификации, которая даст нам восстановление крупной промышленности и транспорта в таких размерах, и на такой технической основе, чтобы окончательно и навсегда победить голод и нищету" (т.32, с.354).
       Х Всероссийская конференция РКП(б) заставила решать вопрос о продналоге, который на тот момент становился главным: "Естественное дело, что при условии громадного приближения крестьянского населения нашей главной задачей - и политики вообще и политики экономической в частности - является установление определенных отношений между рабочим классом и крестьянством.
     …Мы должны были поставить на очередь вопрос о том, какие нужны экономические основы союза между рабочим классом и крестьянством, как переход к дальнейшим мерам. Переходная мера к дальнейшему сводится к тому, чтобы подготовить обмен продуктов промышленности на сельскохозяйственные, чтобы получился такой порядок, при котором крестьянину не пришлось бы отдавать продуктов иначе, как в обмен на продукты городские и фабричные, причем не должно было его подчинять всем формам, существовавшим при капиталистическом строе.
     …По-прежнему дело стоит так, что мы усердно предлагаем концессии, но ни одной сколь-нибудь серьезной концессии до сих пор иностранные капиталисты не получили, ни одного сколь-нибудь солидного концессионного договора мы до сих пор не заключили. Вся трудность состоит в том, чтобы найти практически проверенный способ привлечения западноевропейского капитала.
       …Действительной и единственной базой для упрочения ресурсов, для создания социалистического общества является одна и только одна - это крупная промышленность.
       …А в отношении топлива, до восстановления Донбасса, до тех пор, пока не будет регулярного получения нефти, у нас опять-таки остается лес, дровяное отопление, и, значит, опять-таки - зависимость от того же мелкого хозяйства.
     …Мне кажется, что, если судить по партийной печати, по разговорам на собраниях, теоретически вполне доказано, что эту задачу мы можем решить, сохраняя в руках пролетариата транспорт, крупные заводы, экономическую базу наряду с политической властью. Мы должны дать крестьянству порядочный простор, как мелкому производителю. Без подъема крестьянского хозяйства мы разрешить продовольственное положение не сможем»
. (т.32., с.381, 383-385, 387, 391)
       Вопросы товарообмена, осуществляемые на базе старого механизма рынка, выдвигали себя на место электрификации, требуя себе дорогу. В то время как передовая экономическая мысль революции уже требовала экономической базы электрификации, определяющей лицо нового товарообмена. Однако, Х Всероссийская конференция РКП(б) была вынуждена вносить проект резолюции по вопросам новой экономической политики: "Вот как стоит задача перед нами. Вот почему я позволяю себе, заканчивая, высказывать ещё и ещё раз пожелание, чтобы мы, вопреки трудностям, несмотря на все старые традиции, не разрешающие на съездах, конференциях и хороших парламентских собраниях заниматься местными вопросами мелкой экономики, все же сказали себе: как коммунисты, мы должны будем этим заниматься, мы должны заниматься учетом практического опыта в хозяйственной работе на низу, где декреты применяются, где их проверяют, где нужно их ошибки исправлять, где нужно начать дело таким образом, чтобы здесь на собрании его подытожить. Тогда в наше строительство двинется вперед настоящим и прочным образом.
…1. Коренная политическая задача момента состоит в полном усвоении и точном проведении всеми партийными и советскими работниками новой экономической политики.
     Эту политику партия признает установленной на долгий, рядом лет измеряемый, период времени и требует от всех проведения ее с безусловной тщательностью и добросовестностью.
...2. На первое место выдвигается товарообмен, как основной рычаг новой экономической политики. Правильные взаимоотношения между пролетариатом и крестьянством, создание вполне устойчивой формы экономического союза обоих этих классов на период перехода от капитализма к социализму невозможны без установления систематического товарообмена или продуктообмена между промышленностью и земледелием.
       Считая кооперацию основным аппаратом для проведения товарообмена - признать правильной политику заключения договоров органами Компрода с органами кооперации и передачу первыми последней товарообменных фондов для выполнения заданий государственной власти и под ее контролем.
     …На этом фронте мы должны одержать победу медленным, постепенным, - быстрым нельзя, - но неуклонным повышением и движением вперед. И мне кажется, что в результате работ нашей конференции мы этой цели безусловно, и во всяком случае, достигли".
(т.32, с. 408-410, 413).
       Итак. Начав 22 декабря 1920 года борьбу за электрификацию, В.И.Ленин пошел на уступку империализму, использую при этом в "войне концессии с капиталистическими устоями" жадность капитала к прибыли. Он доказал необходимость введения НЭП, как условия жизни классовых интересов капитала в России, но оставил для классовых интересов пролетариата контроль над ресурсами в качестве основного критерия за экономической базой России, остающейся в руках пролетарского государства. Этот ленинский вывод, для изучавших события 1921 года по его трудам, более-менее понятен. Непонятным может оставаться вывод о том, почему электрификация должна начинаться с крестьянина середняка и тягловой силы его лошадки, вывозящей из леса наиболее распространенное в ту пору топливо России, - дрова.
       С высоты истории прошедшего столетия можно только сказать - это было то звено, взявшись за которое вытягивалась вся цепь экономических проблем страны. Именно крестьянин середняк был заинтересован в получении трактора вместо своей лошадки, на которой он возил эти дрова. Именно для середняка работа на тракторе будет доведена до состояния песни души, и сразу, на целый порядок, увеличена производительность труда в деревне. Именно трактора, пришедшие в деревню по плану ленинской электрификации, определили возможность самой жизни деревни, а вместе с ней и города.

       Первым практическим воплощением идеи сооружения районных станций, работающих на местном топливе и обеспечивающих энергией достаточно крупные промышленные регионы стало строительство (1912–1914 годы) близ Богородска (позже г. Ногинск) под Москвой ТЭС "Электропередача". Наибольший вклад в ее возведение и эксплуатацию внесли А. В. Винтер, Р. Э. Классон, Г. М. Кржижановский и И. И. Радченко.

К осознанию необходимости развития отрасли на базе единых общегосударственных принципов, кроме сформировавшейся вокруг "Электропередачи" команды Г. М. Кржижановского, примерно в это же время подошли и другие инженеры, которые не имели тесных контактов с ядром энергетического сообщества. Научно-техническая мысль в области энергетики представляла собой широкий интеллектуальный поток, части которого не всегда пересекались и взаимодействовали. В этом отношении большой интерес представляют изыскания инженера П. А. Гуревича, итоги которых были доведены им до широкой энергетической общественности в статье "Основные вопросы электрической политики в послевоенную эпоху в России", опубликованной в номерах 1-3 журнала "Электричество" за 1917 год.

       Россия, полагал Гуревич, находится для выработки единообразного плана рационального получения электрической энергии в особо благоприятном положении. Чем скорее план этот, рассчитанный, конечно, на продолжительный период постепенного строительства, будет выработан, тем лучше. Но, если электрические станции будут строиться частным капиталом без единообразного плана, то, естественно, что капитал этот будет стараться выбрать полем своей деятельности лишь узко ограниченные области, обеспечивающие скорую и особенно высокую прибыль вложенному капиталу.

            Далее мы увидим то, каких трудов стоило Ленину продвигать в жизнь единый план электрификации России, поскольку за его реализацией стояли задачи резкого повышения производительности труда и улучшения жизни всего трудового населения страны.

(Продолжение следует)

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Thu, 16 Mar 2017 21:12:00 +0000
Сталинский вариант экономического прогресса страны и почему население его активно поддерживало http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2629-stalinskij-variant-ekonomicheskogo-progressa-strany-i-pochemu-naselenie-ego-aktivno-podderzhivalo http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2629-stalinskij-variant-ekonomicheskogo-progressa-strany-i-pochemu-naselenie-ego-aktivno-podderzhivalo

Владимир Рябов

     Экономическая модель государства – традиционно становится объектом критики недовольного населения. Как правило, большинство населения критикует правящее меньшинство. Марксизм облек эту форму критики в классовые отношения. История этих отношений уже насчитывает более двух тысяч лет, пройдя путь от рабства до капиталистической эксплуатации армии Труда. Основной причиной раздора в любом процессе производства, являющегося экономической базой государства, становится вопрос распределения прибыли. Кто получает прибыль – тот и правит. Такова была эта модель в прошлом, такой она перешла в настоящее. И современная модель государственного устройства в мире, за редким исключением, маскирует присвоение результатов наемного труда понятием «демократия» (власть народа).

     За этот исторический период был короткий промежуток времени, связанный с построением социализма в СССР, когда прибыль распределялась в пользу работающего населения страны Советов, выражаясь при этом политикой понижения цен. Политика понижения цен формировалась из прибыли и позволяла повышать свой жизненный уровень большинству населения страны за счет повышения покупательной способности: цены понижались, а зарплата росла или оставалась на фиксированном уровне.Такая модель экономики получила название социалистической демократии, отгораживаясь тем самым от буржуазной демократии с её хищнической политикой присвоения прибыли.

     Политика понижения цен получила название «экономической модели Сталина», основываясь при этом на базе электрификации всей страны с последующей индустриализацией. И можно с уверенностью сказать, что этой модели развития принадлежит будущее. Трудности же Сталинской модели экономики заключаются в её наукоёмкости и необходимости контроля со стороны самых широких масс, в большинстве своем не имеющем времени и средств для постижения основ науки.

     Можно сказать, что человечество даже не заметило, как борьба за перераспределение прибыли на всех уровнях общественной жизни перешло в борьбу за передел мировых ресурсов. И недостаток научного владения вопросами экономики со стороны трудовых масс легко перешёл в политику управляемого хаоса, нагнетаемого со стороны монополистических хищников.

    Между тем, современная экономическая модель, вырабатываемая хозяевами мирового рынка, во всем базируется на энергоресурсах. Однако способы распределения ресурсов и учет их использования замыкается на узкие группы собственников, что не способно обеспечить их рациональное применение и сопровождается той самой политикой управляемого хаоса, в мутной воде которого крупный хищник рынка легко поглощает мелкого. Законы формирования акционерного капитала позволяют обогащаться ещё больше.

       Между тем, национальные богатства, принадлежащие народам разных стран, монополистические хищники стремятся превратить в товар и разместить его в виде акций на мировом фондовом рынке. Это лишает многие страны развивающегося мира возможности завести собственную индустрию и на её основе вести внутренний рынок с национальной валютой. На мировом рынке действует закон: ресурсы обмениваются на доллары. Запасы энергии в природе составляют её энергетические ресурсы. К таким энергетическим ресурсам относятся: ископаемые углеводороды, гидроэнергия рек, расщепляющиеся материалы атомной энергии, энергия ветра и солнечной радиации, а также некоторые другие источники энергии, типа геотермальных вод, залегающих на глубине от 3000 до 5000 м. Поэтому, рассматривая природную стихию в качестве разрушающей силы, марксисты призывали «не поклоняться природной стихии, а взять этот потенциал у природы». На этом и был основан экономический взлет сталинской модели экономики, опирающейся на внутренний рынок. И на базе этого внутреннего рынка в Советском Союзе удалось создать вторую по значению экономику в мире.

       В «Наброске плана научно-технических работ» Лениным впервые была выдвинута программная идея электрификации страны. В марте 1918 года вождь изложил свою идею в «Заметках об электрификации промышленности Петрограда и Москвы». В конце марта того же года в «Плане статьи "Очередные задачи Советской власти" Ленин записывает первую формулировку построения социализма: «Черпать обеими руками хорошее из-за границы: "Советская власть + прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование etc. Etc. + + = ∑* =социализм"» (Ленин В.И. Полн.собр.соч.,Изд.4, т.36, с.228-231, 542, 550).

     Первая мировая война, ведущаяся со стороны империализма и несколько кровопролитных лет этой войны за передел мировых ресурсов, плавно перешли в бескровный Великий Октябрь, во время которого большевики брали под свой контроль учреждения, посредством которых можно было вести контроль за отечественным экономическим использованием ресурсов в пользу трудовых масс.        Можно даже сказать, что по своему характеру это была научно-техническая революция, призванная вызволить отсталое население Росии из тьмы невежества и нищеты.

     Накануне Великого Октября Ленин говорил о роли банков в системе управления так: «Капитализм создал аппараты учета вроде банков, синдикатов., почты, потребительских обществ, союзов служащих. Без крупных банков социализм был бы не осуществим. Крупные банки есть тот «государственный аппарат», который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у капитализма, причем, нашей задачей является здесь лишь отсечь то, что капиталистически уродует этот превосходный аппарат, сделать его еще крупнее, ещё демократичнее, ещё всеобъемлюще. Количество перейдет в качество. Единый крупнейший из крупнейших государственный банк, с отделениями в каждой волости, при каждой фабрике – это уже девять десятых социалистического аппарата. Это общегосударственное счетоводство, общегосударственный учет производства и распределения продуктов, это, так сказать, нечто вроде скелета социалистического общества» (там же, т.34, с.305).

     Уже весной 1918 года большевики установили, что электрификация в нашей стране имеет не только народнохозяйственное и техническое, но и первостепенное политическое значение, становясь тем самым основным фактором построения коммунистического общества. Но тогда белогвардейцам в союзе с иностранной интервенцией удалось развязать Гражданскую войну, и планы начала строительства коммунизма были сдвинуты на декабрь 1920 года, когла на VIII съезде Советов Владимир Ильич Ленин смог объяснить постулаты строительства коммунизма на основе электрификации. Поскольку энергетика относится к ведущей отрасли народного хозяйства, и её развитие ввиду универсальности применения электроэнергии должно опережать развитие других отракслей народного хозяйства. Развитие энергетики в свою очередь зависит от природных условий, от состояния и развития ряда других отраслей народного хозяйства: наличия природных источников энергии (гидравлического напора высоты рек, органического топлива, ядерного горючего).

     Основой развития производительных сил и энергетического хозяйства нашей страны после Великой Октябрьской Социалистической революции являлся План эликтрификации России (План ГОЭЛРО), созданный к 1920 году по указанию Ленина комиссией Г.М.Кржижановского. План ГОЭЛРО ложился в основу планирования всей страны и о нем Ленин так говорил на VIIIсъезде Советов: «На мой взгляд, это – наша вторая программа партии... Коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны (где советская власть представляла собой первую программу партии). Иначе страна остается мелкокрестьянской, и надо, чтобы мы это ясно осознали... Только тогда, когда страна будет электрифицирована, когда под промышленность, сельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база современной крупной промышленности, только тогда мы победим окончательно». (там же т.31, с.482-484). То есть победу Великого Октября Ленин видел в возведении технической базы современной крупной промышленности.

       План ГОЭЛРО приходилось начинать воплощать в жизнь на лошадке крестьянина середняка. И первое топливо, которое подвозили в города, представляло собой обычные дрова. Все другие силы ппромышленности были изношены войнами и функционировать не могли. Пришлось пойти на значительные концессии для западногот капитала, чтобы приобрести необходимую технику и станки. В 1922 году в апреле месяце выходит книга первого наркома финансов в правительстве Ленина – И.И. Скворцова-Степанова «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», в которой автор, основной экономист большевизма (он же переводчик Капитала Маркса на русский язык) сведет денинскую электрифтикацию к топливу. Т.е. энергоресурсы теперь становились основной частью паритета денежной системы, на которых держалась экономика. А, по сути дела, на энергоресурсах, т.е. на «черном золоте» основывалось всё наращивание производительных сил страны и эффективность производства выражалось экономией затрат этого самого «черного золота».

     Сначала на базе сэкономленного топлива создавали стратегический запас страны, который станет незаменимой бронёй, предохранившей Советский Союз во время испытания Великой Отечественной войной. А после войны экономия энергозатрат в промышленности позволит создавать прибыль, которую и направляли под понижение цен на потребительские товары, чем значительно повышали жизненный уровень советского человека. Не говоря уже о том, что в 1947 году в СССР отменили карточки, в то время как западным партнерам по антигитлеровской коалиции понадобились годы, чтобы только в 50-е годы отменить военную карточную ситему.

     В 1922 году академик В.И.Вернадский возглавил направление развития атомной энергии и заложит основу формирования будущей великой атомной державы. Со временем ему придется передать дела в атомном проекте своему ученику И.С.Курчатову, который и продолжит дело учителя. Но в 1922 году, в год создания СССР, были заложены основы развития ленинской электрификации, создана команда ученых-революционеров, разогнавших страну до того великого перелома, после которого мощь страны Советов только нарастала, а инициатива переходила к непосредственным исполнителям на местах, к рабочему классу. В основу наращивания советской экономики лег Стахановский заложен метод добычи угля, показавший невиданные темпы повышения производительности труда. И этот трудовой подъем в массовом масштабе обеспечил Советскому Союзу выход на второе иместо в мире среди развитых стран.

     На XIV съезде ВКП(б) (июнь 1925г.) в вопросе «противоречия между странами-победительницами», т.е. между Англией и США, Сталин поставит во главу угла вопрос о нефти: «Ибо вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать в будущей войне. От того, у кого будет больше нефти, зависит, кто будет командовать мировой промышленностью и торговлей. Нефть, после того как флот передовых стран переходит на моторные двигатели, является жизненным нервом борьбы мировых государст за преобладание как во время мира, так и во время войны». (Сталин И.В. Соч. т.7 с.278).

     Надо сказать, что уже в 1925 году Сталин как в воду глядел, рассматривая нефть в качестве жизненного нерва противоречий между Англией и США. Англия и США, будучи основными хищниками мировых запасов нефти, решили в конце Второй мировой войны объединить усилия в том, чтобы командовать мировой промышлкенностью и торговлей за счет нефти. С этой целью была сформирована система на валютно-финансовой конференции ООН в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 г. Главный принцип Бреттон-Вудской системы состоял в том, что функция мировых денег оставалась за золотом, однако масштабы его использования в международных валютных отношениях значительно снижались, а в качестве международного платежного средства в международном обороте вводился доллар Соединенных Штатов. Англо-американские нефтяные компании после 1945 года стали погашать свои долги не золотом, а долларом, что поставило контроль продаж «черного золота» под полный контроль банков Уолл-стрита. Соответственно это позволяло ФРС, выполняющей роль центрального банка в США, включать печатный станок и насыщать рынок долларовой массой.

     Быстрое развитие экономики государств Западной Европы в 60-х гг. и другие причины привели к международному валютному кризису. В 1971 г. был прекращен размен долларов на золото и все валюты утратили какую-либо связь с золотом. Контроль торговли нефтью на доллары стал основой паритета денежных систем Запада, взявших под козырек перед банками США. Международный валютный фонд (МВФ) зарекомендовал себя мерилом выдачи займов в долларовом исчислении.

     Надо вспомнить, что Маркс увеличение производительной силы труда видел в экономии угля и показал это в Капитале, на примере двух фабрик Принстона. Ленин на примере гидравлических электростанций в США видел увеличение как заработка американских рабочих, так и сокрашения рабочего времени до 6 часов в день. Однако американские толстосумы были не заинтересованы в наращивании числа гидроэлектростанций, поскольку они дорого стоят, хотя и дают дешевую электроэнергию. Нефть на протяжении всего ХХ века станет основным мерилом повышения производительности труда. И в этом смысле Сталин четко спрогнозировал развитие двух программ партии при движении к коммунизму. Поскольку в первой политической программе – Советская власть, он решил национальный вопрос при социализме, объединив все народы страны Советов в единый Советский народ, что сблизило интересы по языку, территории и особенно по нарастающему экономическому развитию. .

     Во второй программе партии – электрификация всей страны, Сталин по всей производственной площадке удачно реализовал Стахановский метод, который дал производительным силам мощнейший толчек для развития снизу. Освобожденный от эксплуатации труд показал чудеса своего роста. Рабочий класс обозначил свою полную заинтересованность в таком прогрессе и поддержал наращивание производительных сил по всему трудовому фронту. Сознательное повышение производительности труда ставило рабочий класс страны Советов в положение творца истории, отодвигая насильственные условия реализации прибавочной стоимости при капитализме на задворки производственного процесса.

     Стахановский метод повышения производительных сил требует отдельного рассмотрения, поскольку с ним связано эффективное наращивание всего производства и увеличение выпуска товарной массы. А заключался метод шахтера Алексея Стаханова в том, что он своим отбойным молотком наступал на пласт угля не прямолинейно, а сбоку, нарушая структуру пласта, отчего уголь вываливался в огромных количествах и ложился на конвейер. В результате норма выработки за смену у Стаханова учеличилась с 7 тонн до 102 тонн, т.е. в 14 раз. Метод Стаханова был подхвачен другими шахтерами, хотя боковой откол угля был более трудоемким по сравнению с прямолинейным отколом.

     Почему же другие шахтеры подхватывали этот трудоёмкий стахановский метод добычи угля, хотя им не платили как Стаханову 14 зарплат за новую норму выработки?

     Вообще, в сумме увеличения общей производительности труда увеличивалось результаты строительства жилья, становилось бесплатным обучение, рос выпуск продукции народногот потребления, снижались цены на медицинские услуги. Трудовые массы воочию убеждались в целесообразности прогрессивных плодов своего творения на производстве. Особенный взлет производительные силы страны испытали тогда, когда в деревню пришел трактор. Душа крестьянина пела, что сразу же отобразили кинематографисты в фильме «Трактористы». Основными пунктами учета и контроля расхода ресурсов становились тепловые электростанции (ТЭС) в городе и машино-тракторные станции (МТС) на селе. Страна вела учет затраченных энергоресурсов в городе и деревне по затратам на ТЭС и МТС, а плановая система, с которой тесно работала банковская система страны, вели учет получаемой продукции. В конечном счете становилось возможным подсчитать затраты энергоресурсов на выпуск любой единины продукции. Электрификация с её «черным золотом» приходили на смену денежной системе учета с её золотым запасом. Это и был лучший вариант формирования внутреннего рынка страны, способного противостоять мировому империализму.

     Банковская система подключалась к расчету себестоимости выпускаемой продукции и определяла прибыль, которую можно было направить на формирование стратегического запаса, либо на строительство жилья и новых заводов. Такая модель Сталинской экономики во всем удовлетворяра самые широкие массы в Советском Союзе. И Советский народ активно поддержал такой способ повышения своего благосостояния.

     Научно-техническая революция в политике Советского государства далеко не всем была по вкусу. Прежде всего справледивое планирование и распределение продукта требовало чесности от высшего звена управления, отвечавшего за планирование и распределение. А в самих структурах Советской власти выработалось два напраления контрреволюционного противодействия, готового бороться с социализмом как таковым. Первое направление представляло собой «левый» уклон, отождествляемый с Л.Троцким. Троцкизм рассматривал Великий Октябрь только в качестве трамплина к перманентной революции пролетариата. Леваки были связаны с американскими банками и рассматривали мировую революцию в качестве пролога к созданию мирового правительства. Для троцкизма мирное развитие научно-технической революции в России было неприемлемо, поскольку в основе их стратегии лежал элементарный бонапартизм, нацеленный на раздувание мирового пожара и жажда мировой власти. Поэтому внутренний подрыв советской экономики становился для леваков необходимым условием их выживания и продвижения к власти. Соответственно борьба с троцкистами приобретала всё более напряженной характер и отнимала много сил.

       Второе направление, правый уклон, выражалось неприятием Советской власти со стороны мелкобуржуазного элемента в партии, и выражалось тем, что представляло собой соглашательство с буржуазным развитием экономики. Это направление отождествляется с именем Н.Бухарина, проявлялось политической тоской по недостатку буржуазных норм жизни и отзывалось с их стороны откровенным вредительством для всего советского уклада жизни.

       Надо вспомнить, что Сталин предупреждал: «пойдешь "налево", придешь – направо». Оба эти направления в 1936 году объединятся в Испании в «пятые колонны» и поддержат фашистский режим Франко. Поэтому в 1937-38 годах в Советском Союзе с «пятыми колоннами» было покончено. Это позволило стране успешно развиваться и побеждать как на трудовом, так и на военном фронте действий.

       В Советском Союзе тема построения коммунизма, особенно в сталинский период ни у кого не вызывала иллюзий «райской жизни», а наоборот, рассматривалась как очень напряженный труд. Ибо трудовой фронт строительства коммунизма вырос из военных фронтов мировой и Гражданской войн, разоривших Россию до крайней формы обнищания. И население страны понимало, что победа на трудовом фронте будет самой главной. Особенно это напряжение касалось руководящих структур государства, поскольку строительство коммунизма, «в каждой мастерской, в каждой волости», требовало наращивания производительности труда и перераспределения прибыли в пользу трудящихся масс. Политика понижения цен в послевоенное время наиболее четко отражала экономический путь продвижения к коммунизму, поскольку цены при понижении стремились к нулю, чем отражали стремление государства к отмиранию денежной системы. А отмирание денежной системы являлось условием отмирания классов и классовой борьбы. Ибо вместе с отмиранием классов утрачивало свою роль и государство как форма насилия одного класса над другим.

       При этом интересы общества требовали улучшения научного образования и переключались на повышение производительной силы труда с целью дальнейшего развития и повышения жизненного уровня. Энергозатраты становились основным мерилом экономической жизни. Каждый школьник знал, что одна не выключенная электрическая лампочка требовала сжигания на электростанции дополнительных 300 грамм угля. Поэтому даже школьник не допускал перерасхода «черного золота» и во-время отключал лишнее освещение.

Основным документом, регулирующим процесс построения коммунизма в СССР, становился Государственный план. Даже План ГОЭЛРО рождался в муках творчества и Ленин говорил о нём на VIIIсъезде Советов: «...это –план лишь приблизительный, первоначальный, грубый, с ошибками, план "в порядке первого приближения", но это настоящий научный план». Поэтому вождь называет плановую систему ведения хозяйства «второй программой партии», ибо «эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна как первый набросок, который перед всей Россией встанет как великий хозяйственный план...». В этом и заключалась философия прогрессивного развития.

       Планирование ложилось тяжелой ношей на руководство партии и требовало напряженной координации действий по улучшению и совершенствованию «в каждой мастерской, в каждой волости». Потому что нарастающие темпы производительности труда требовали своего расширения по всему трудовому фронту, а самые широкие массы должны были овладеть этими передовыми методами. Мерилом всего становились энергоресурсы, учет которых велся как на производственных предприятиях, так и на ТЭС, и МТС.

       Банковская система учета финансовых затрат также контролировала этот процесс, определяя экономию ресурсов в денежном выражении. При этом учет финансистов становился обратной связью с производством, подтверждая баланс расходов, либо находя в нем несоответствия. Экономия ресурсов отражалась поощрением коллективов стахановцев и передовиков «в каждой мастерской, в каждой волости», растрата или перерасход ресурсов наказывались.

       Следует вспомнить мемуары бывшего главы Госплана Байбакова Н.К, который, говоря о напряженных 30-х годах, вспоминал о том, что ему на устройство личной жизни и свадьбу отвели всего два часа, а остальнон время он был должен посвящать работе. Поэтому, руководящим работникам разрешалось заводить в доме прислугу, которая бы присматривала за домашним хозяйством и детьми, поскольку у самих руководителей на это времени не оставалось. Настоящий план требовал такого напряжения и координации действий, что многих руководителей отпугивал от несения такой службы и часто «переодевал» в военную форму, носить которую было значительно легче.

       Тем не менее, сталинская модель экономического развития социализма действовала до середины 50-х годов. На её основе работала политика понижения цен, был создан ракетно-ядерный щит Советского Союза, определены многие научные направления развития. На основе экономической модели Сталина многонациональные массы Советского Союза сплотились в единый Советский народ.

     Плановая система социализма при Сталине приобрела значение идеологического оружия для продвижения к коммунизму. Выпуск потребительских товаров стремился учитывать нарастающий спрос общества, стахановское движение вносило в повышение производительных сил общества своевременные предложения по удовлетворению нарастающего спроса.

     Слом сталинской модели развития принадлежит не каким-то неудачникам с партийным стажем. Такой слом выполняла настоящая «пятая колонна», оформившаяся в ЦК КПСС на правом уклоне, и развившая в себе стойкую тягу к деньгам и собственности. Эта «пятая колонна» сформировалась на критике Сталина, получив при этом активную поддержку Запада. Поэтому с политического поля были незамедлительно удалены те руководители, которые стояли за созданием ракетно-ядерного щита (Л.П.Берия и Г.М.Маленков) и были способны двигать науку дальше, после чего «пятая колонна» дала приказ на подавление рабочего выступления в Новочеркасске в 1962 году, направленного против повышения цен. Эта «пятая колонна» от ЦК КПСС позволила системе исправления наказания заключенных трудом, переродиться в своеобразный Анти-ГУЛАГ с «общаком» вместо труда. И по своему характеру сформировавшийся Анти-ГУЛАГ больше переродился в некую террористическую организацию, схожую с нынешним радикальным исламизмом.

       Но именно во время передела социалистической собственности будущие олигархи прибегали к услугам криминалитета, который обеспечивал им своеобразную «крышу», требующую значительных отчислений, дабы по причине природной алчности олигархи не перебили бы друг друга. Все эти распри потом выплеснулись на заграничных судопроизводствах и распространились в отечественном кинематографе.

       Начавшаяся в 60-е годы политика повышения цен в Советском Союзе, перевела прибыль на денежное исчисление, а экономика страны подсела на «нефтяную иглу», с помощью которой попытались прикрыть остановку роста производительных сил и стабилизировать цены. Ленинско-сталинская модель повышения производительности труда была выкинута на помойку, плановая система социализма, отнимавшая много сил, была поставлена под сомнение. На большую науку возложили обязанности получения дешевой электроэнергии в больших количествах. Ученые предложили вариант Магнитогидродинамических генераторов (МГДГ) , КПД которых в персективе мог достигать 60% (на обычных ТЭС этот показатель не поднимался и к 30 %).

Основной проблемой, определяющей возможности создания МГДГ, является получение газов с высокой проводимостью, от которой зависит объем генератора, габариты и стоимость установки. Оказалось, что чистый газ имеет приемлемую проводимость только при очень высоких температурах, порядка от 2500 до 5000 о С. Сущность идеи заключалась в том, что при высоких температурах (свыше 2500 о С) происходит ионизация газов и их электропроводность резко повышается. Такой ионизированный газовый поток, движущийся с большими скоростями (порядка 1000 м/с), пересекая магнитное поле, возбуждает на шинах электроустановки электродвижущую силу. В такой простой схеме роль обмотки якоря выполняет движущийся в магнитном поле ионизированный газовый поток, а статором являются шины электросхемы самого генератора.

       Но в Научно-исследовательском институте высоких температур удалось получить в 1964 году установку мощностью 2 мегаватта. А вершиной творения стал 1971 год с установкой мощностью в 25 мегаватт. Все проблемы уперлись в изоляционные материалы, способные выдерживать высокие температуры газов. Таких материалов не оказалось. Научная гора родила мышь.

       Поэтому поиски дешевой электроэнергии поручили ученым-атомщикам, которые начали возводить атомные реакторы-миллионники, не имея опыта соответствующей подготовки кадров, способных обслуживать такие АЭС. Но будучи людьми ответственными, эти ученые стояли за атомным проектом в СССР, поэиому отказаться не могли. В результате форсирования такой «электрификации», из которой удалили ведущую роль рабочего класса, получили аварию на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Что, в конечном результате, подкосило саму социалистическую идею электрификации. Пришлось пересматривать либо проекты строительства АЭС, либо проводить их реконструкцию, исключающую аварии.

       Разразившийся в 2008 году системный кризис капитализма вынудил многие империалистические страны задуматься о своих внутренних рынках и попытаться наладить их работу. В этом смысле мировой рынок, подчиняющийся законам Уолл-стрита, «съехал» на нулевые ставки по банковскому кредиту. И США так усиленно начали расконсервировать свои энергоресурсы, что дело закончилось в 2010 году катастрофой в Мексиканском заливе на скважине «ВР». Впрочем, это не остановило пыл американского капитала и привело к наращиванию внутреннего рынка за счет разработки запасов сланцевой нефти и газа. Оказалось, что стоимость одной вышки для фрекинга, т.е., гидроразрыва пластов и получения сланцевой нефти, обходится в 150 млн долларов, в то время, как стоимость одной скважины для добычи обычной нефти не превышает 5 млн долларов. Ныне на гидравлический разрыв пласта «приходится около половины текущей добычи нефти в США», хотя это занятие с экологической точки зрения крайне вредно для природы.

     Почему же толстосумы США пошли на такую дорогостоящую «электрификацию» со сланцевой нефтью и газом?

     Цель американского извлечения сланцевых энергоресурсов заключалась в том, чтобы установить цены на нефть, выгодные для США и Запада, а такие страны, как Россия, Саудовская Аравия и прочие эмираты Ближнего Востока лишились бы сверхприбылей на продаже собственной нефти. Собственно, Россия сразу почувствовала недостаток бюджетных средств, как только сланцевая нефть хлынула ни мировой рынок.

     Всё дело в том, что себестоимость получения сланцевой нефти очень дорогая и находится где-то в пределах 50 долларов. В России нефть получают до 20 долларов и ниже за баррель. Примерно такая же картина в других ведущих странах по добыче нефти. А вот если цена на неё становится ниже 50 долларов за баррель, добыча многих скважин консервируется, поскольку становится убыточной. Как только цена барреля нефти превышает 50 долларов, скважины со сланцевой нефтью расконсервируются и начинают выдавать свой энергоресурс. И чем больше включается скважин со сланцевой нефтью, тем быстрее рынок перенасыщается нефтересурсами и, соответственно, цена барреля понижается ниже 50 долларов. Поэтому, если мы посмотрим на цены барреля нефти за последние два-три года, то увидим, что они всё время находятся возле цифры в 40 долларов за баррель, пытаясь расти к 50.

     Поэтому, достаточно вспомнить времена богатого бюджета в России, получаемого от налогов с продажи энергоресурсов, когда цена одного барреля перекрывала 100 долларов и налоги от «успехов» покрывали «социалку» и создавали финансовый запас Центрального банка. Теперь же вся эта система рушится. Включение сланцевых энергоисточников сначала резко понизило цены со 100 долларов за баррель до 50, а когда цены за нефть на мировом рынке достигают значения ниже 50 долларов за баррель, добыча сланцевых энергоресурсов методом гидроразрыва резко сократилась. И цены на нефть замирают на этом уровне. Когда же цены на нефть взлетают выше 50 долларов, скважинам с фрекингом выгодно включаться в работу и они работают до тех пор, пока собьют цены на «черное золото» и им самим работать станет невыгодно. Американские банкиры с Уолл-стрита производством сланцевой нефти дали понять, что больше не позволят феодалам и мелким мошенникам спекулировать на «черном золоте» и обеспечивать себе «красивую жизнь». ФРС в США прекратила печатать лишние доллары и всё жёстче стала брать под контроль бюджеты третьих стран, которые раньше не вызывали интереса. Скважины с фрекингом оказались в роли «пожарной машины», которая «заливает» рост экономик третьих стран. Экономика России оказалась в их числе.

     Стоит ли после этого удивляться тому, как в России в ноябре 2016г. был арестован министр экономического развития Улюкаев, обязанный находить пути развития внутреннего рынка, а его прихватили с двумя миллионами долларов, «подаренных» за участие в продаже энергоресурсов. Этот пример говорит лишь о том, что коррупция стала основной философией российского капитала.

       Отвечающие за внутренний рынок банкиры реформированной России строят планы повышения цен на нефть до 65 – 70 долларов за баррель. Им и невдомек, что вся эта сланцевая революция является лишь короткой вспышкой в энергетике, новой мошеннической пирамидой, тщательно выстроенной с помощью тех же банков Уолл-стрита и «рыночных аналитиков», корни деятельности которых покоятся на пузыре «секьюритизации недвижимости» в США периода 2002 – 2007 г.г., ставшем прологом к мировому системному кризису капитализма.

     Внутренний рынок России в настоящее время представляет собой самое слабое звено в её экономике. Особенно дела ухудшились после того, как цены на нефть резко подсели в начале системного коризиса. И нет никаких оснований полагать, что цены на нефть поднимутся выше 50 долларов за баррель. Владельцы скважин со сланцевой нефтью в США не для того так широко потратились, чтобы позволить третьим странам командовать ценами на «черное золото». А если учесть ещё и тот факт, что 8 ноября 2016г американцы выбрали Д.Трампа президентом, пришедшим к этой победе на волне обещаний подъема собственной экономики и оттеснения спекулянтов, то становится вполне заметно стремление США усилить свой внутренний рынок и поднять, наконец, учетные ставки с нуля.

     На этом фоне уверенность российских властей в своей правоте ведения экономики переходит в элементарную самоуверенность. Власти хотят решить национальный вопрос и даже закрепить его законодательно, полагая, что историческую общность Советский народ можно просто вынести за скобки или отгородить от всеобщего внимания, как это удается делать с Мавзолеем В.И.Ленина. Они очень хотят, чтобы их любили и уважали, забыв, что российские власти представляют собой лишь тот слой собственников страны, которые стали владельцами общенародной собственности. Поэтому основным механизмом наращивания современного богактства становятся всевозможные откаты, величина которых достигает, по заявлениям ответственных лиц, до половины ВВП. Чего только стоит арест полковника Захарченко, в одной из квартир которого обнаружили более 9 млд рублей. Поскольку арестованный не даёт ясных ответов на вопросы – откуда у полковника скопились миллиарды –ушлые журналисты заподозрили в тайнике «общаг», принадлежащий каким-то высокопоставленным лицам.

     И вот, после всего этого в современной экономике России власти страны хотят прогресса в росте производительных сил и решения национального вопроса, который в России никогда не решался, поскольку самодержавие не позволило развиться буржуазным отношениям, опасаясь конкуренции в политике, а Советская власть решила этот вопрос в процессе строительства коммунизма, создав из многонационального населения единый Советский народ.

     Последние 25 лет буржуазного реформирования России показали полную неспособность властей развивать свой внутренний рынок. А без сильной опоры на внутренний рынок Россия теряет устойчивость в экономике, а её западные «партнеры» склонны действовать настолько разрушительно на основы государственности, что эта государственность трещит по швам. При этом, апологеты российского бизнеса дальше откатов и общаков, являющихся базой криминала, других перспектив развития различать не способны.

      Вот и получается, что кроме Сталинской модели экономики у России других вариантов развития нет. За исключением, конечно, украинского варианта фашизации. Поэтому с тоской приходится наблюдать то, как в исторической науке находятся претенденты на докторскую степень, пытающиеся реабилитировать предателя Власова и его армию СС.

       Ознакомившись этой весной с диссертацией и авторефератом диссертации К.М.Александрова, выставленными в компьютерном виде на сайте, в соответствии с процедурой гласности обсуждения и защит диссертаций в соответствии с требованиями положения ВАК, было установлено, что диссертация направлена за защиту «власовщины». Как заявляет ученый-патриот А.И. Субетто «…затеи гитлеровского руководства по формированию «армии Власова», мотивы предательства тех плененных советских бойцов и офицеров, которые согласились встать под «знамена» Власова»,позволяют советскому ученому заявитиь: «диссертация является научной фальсификацией». Тем не менее в России есть силы, готовые на высоком научном уровне отстаивать «своего» Бандеру и расчищать под него коррумпированное политическое поле. Собственно принципы коррупции, базирующиеся на криминалитете, способны использовать только фашистские или террористические группировки.

Не с этого ли политического поля на одном из питерских домов «выросла» табличка с фамилией Маннергейма, чьи дивизии участвовали в блокаде Лениграда и несут ответственность за голодную смерть тысяч жителей блокадного города?

       Разумеется, все эти диссертации в защиту «власовщины» и табличка с фамилией Маннергейма появляются не от любви простых людей, а с разрешения каких-то чиновников, которые заинтересованы в преднамеренной фальсификации   политического горизонта будущего России. Ведь если кризис не позволит хоть сколь-нибудь заметно оживить развитие, то последним доводом современных королей Капитала остается фашизм или терроризм в каком-нибудь эрзаце исламского радикализма.

       В преднамеренной фальсификации политического горизонта России со всей убедительностью проясняется единственное будущее для России, позволяющее ей выстоять в этих передрягах капиталистических реформ. Этим единственным будущим для страны остается только Сталинская модель экономики, с национализацией ресурсной базы и строгой плановой системой учета, а также контроль развития производительных сил. Эту модель развития способны и готовы поддержать огромные массы российского населения. Эту модель способно поддержать трудовое население многих стран мира. Ибо только у этой модели есть будущее.

     Всё остальное – развал и скатывание в небытие.

                                                                                              Ноябрь 2016г.

                                                                                              г. Ленинград

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Sun, 20 Nov 2016 09:30:35 +0000
ДИЛЕММА ДНЯ: ЛИБО ФАШИЗМ, ЛИБО КОММУНИЗМ – ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2609-dilemma-dnya-libo-fashizm-libo-kommunizm-tretego-ne-dano http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2609-dilemma-dnya-libo-fashizm-libo-kommunizm-tretego-ne-dano

Владимир Рябов

В своё время система социализма многое делала для того, чтобы перевести экономику на безналичный расчет и по возможности сократить излишнюю работу по денежным операциям. Собственно движение к коммунизму как раз и подразумевало отмирание денежной системы и перевод экономики на приоритеты учета затрат энергоресурсов как наиболее передового способа товарных отношений, что было вполне закономерным явлением развития социализма. Поскольку деньги в экономике выступают как торговый посредник, их значение в коммунизме должно быть сведено к нулю, а на месте денег должен появиться эквивалент энергозатрат, в которых энергоресурсы (или как их чаще всего называют «черное золото» - по доминированию цвета нефти) занимают ведущее место в экономических расчетах. Собственно, даже в фантастических произведениях будущее человечества представало в овладении большими потенциалами энергии.

Однако империализму удалось развалить социалистическую систему экономики, обвинив её, с помощью ренегатов от ЦК КПСС, в «сталинизме», который сначала приравнивали к тоталитаризму, а потом, не имея достойного ответа со стороны коммунистов, быстро «объединили» с гитлеровским фашизмом. И теперь, когда мы оцениваем перспективы развития современного капитализма, ученые социалистической ориентации с удивлением обнаруживают, что товарно-денежные отношения тянут ведущие страны Запада к откровенной политике фашизма, который остается единственной перспективой в «развитии» капитализма.

Один из руководителей Академии Тринитаризма В.Ю.Татур еще 2003 году подметил эту черту капитализма в статье «Геофашизм как идол и высшая стадия империализма», ибо нарастающий по объемам отказ от наличных денег и перевод товарообмена на безналичные расчеты, стал естественным переходом финансового капитала на следующий этап своего развития, фашизм. В статье, в частности, было сказано: «Финансовый капитал стремится не просто к мировому господству. Он стремится подчинить не только страны, а каждого человека, уничтожив его личность и превратив его в индивида. Этот индивид будет представлен несколькими строками в компьютерной базе данных, и вся личность сведется к определенному количеству счетов. Человек будет обезличен, потому что так он воспринимается финансовым капиталом. Но, будучи обезличен, он будет и подконтролен. Каждый его шаг как потребителя будет контролироваться. И этому способствуют компьютерные технологии, в частности, Интернет, который как паутина накрывает Землю, проникая в дома, офисы, банки, магазины. Сетевые технологии привели к тому, что бумажные деньги уходят в прошлое. При этом испаряется реальный, пусть даже бумажный, вещественный носитель денег, даже видимость этого носителя: возникают электронные деньги и их носитель – электромагнитные поля. Наступает время всевластия электронных денег, на производство которых уже не будут расходоваться ни время, ни ресурсы. Тот, кто будет владеть инструментом их производства – будет владеть миром (или той его частью, которая примет их). Электронные деньги и средства контроля за людьми станут реальной технологической основой геофашизма».

Автор давал понять, что у человечества есть еще шанс не попасть в этот концлагерь. И у России в создании и реализации этого шанса особая роль.

Совсем недавно на эту же тему выступил известный экономист В.Ю.Касатонов. Он начал анализ со Скандинавии и заметил:

«В Швеции начат выпуск бесконтактных банковских карточек — их станут выдавать в Швеции и странах Прибалтики, где существует множество отделений шведских банков, уже в августе. Хорошо это или плохо? И к чему приведет?

Шведы активнее всех борются с наличными в обороте. Операции с наличными деньгами там составляют всего 3%. Меньше, чем у шведов, эта доля лишь в Южной Корее — 2%. А в среднем в странах Запада в общей денежной массе около 10% наличных, в развивающихся странах — 15%, в России — 25%. В Швеции же и за проезд в автобусе заплатить наличными деньгами пассажир не сможет. Нужно заранее купить проездной либо осуществить оплату с мобильного телефона.

На Западе правительства устанавливают лимиты на использование наличных — в некоторых странах Европы разрешено не более 1000 евро. Многие банки объявляют о том, что прекращают все операции с наличными, другие устанавливают высокие комиссии на услуги, если клиент оплачивает их наличными. И даже отказываются хранить наличные в сейфовых ячейках, если они не представляют коллекционной ценности!

У нас в России также стало практически невозможно заплатить наличными без комиссии за некоторые услуги — например, за сотовую связь. Только пластиковой карточкой своего банка! Нас чуть ли не силой затаскивают в «электронный банковский рай», где ничто не мешает повышать тарифы. И произвол с тарифами — только полбеды. Хуже то, что ваши «электронные ключи» никакого реального значения не имеют. Вы (или кто-то другой) после ввода пин-кода любой из ваших карточек можете оперировать сразу всеми вашими счетами в одном банке. Но банки стараются заработать и на уязвимости своих «карточных домиков». Почти везде навязывают услугу страхования карточных счетов, которые нам только что рекламировали как самые передовые и безопасные технологии!

Наличные деньги из оборота вытесняются целенаправленно. Доводы сторонников 100-процентного безналичного расчета хорошо известны. Переход к нему якобы позволит исцелить многие язвы современного общества: торговлю наркотиками, терроризм, работорговлю, организованную преступность, коррупцию, уклонение от налогов, снижение затраты госбюджетов…»

     В конечном счете В.Ю.Касатонов приходит к выводу о том, что Запад создает таким образом «банковский концлагерь»:

     «Есть много признаков того, что кампанию по вытеснению наличных денег стимулируют банкиры. Зачем?

Во-первых, уже давно обозначилась тенденция к снижению ставок по кредитам и вкладам. Стимулы хранить деньги в банках исчезают — наличные средства как способ накопления становятся предпочтительными. А переход к 100-процентному безналичному расчету застрахует банкиров от бегства клиентов.

Во-вторых, безналичный расчет — это деньги из воздуха. Во всех странах законным платежным средством являются наличные. Клиенты приносят законные деньги в банки, а там под каждый доллар (рубль, евро, фунт) таких денег выпускают в виде кредитов несколько безналичных долларов (евро, фунтов, рублей и т. п.). Это фальшивомонетничество в особо крупных размерах! Суть этой схемы обнаруживается лишь во время кризисов, когда клиенты устраивают «набеги» на банки, требуя возвращения своих законных денег, которых у банков либо не оказывается вообще, либо не хватает на всех. Чем меньше доля наличности, тем больше у банков возможности делать деньги из воздуха.

В-третьих, высшая цель «хозяев денег» (мировых банкиров) — абсолютная власть. Переход к денежной системе, основанной на безнале, будет означать построение мирового банковского концлагеря. Все операции с безналом окажутся под электронным колпаком. А положение держателей счетов будет определяться их поведением и образом мысли. В случае «отклонений от норм» счет гражданина будет просто блокироваться, что будет означать для него смертный приговор.

Как писал Джон Колеман в своей книге «Комитет 300», одной из главных задач «хозяев денег» является истребление миллиардов «лишних» людей на планете. Что ж, банковский концлагерь может стать идеальным средством решения такой задачи».

          Первый свисток о предупреждении отключения от банковской системы расчетов прозвучал совсем недавно. У властей России начался конфликт с Обществом всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (от англ. SocietyforWorldwideInterbankFinancialTelecommunications (SWIFT), произносится как СВИФТ), коей является международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Также известна как SWIFT-BIC (англ. BankIdentifierCodes), BICcode, SWIFTID или SWIFTcode. Основана в 1973; соучредителями выступили 239 банков из 15 стран.

По сути дела западные банкиры могли отключить от платежных операций всё население России, которое использует платежные карточки, подконтрольные СВИФТ. Поэтому Центральный Банк России стал предпринимать отчаянные меры, чтобы обезопасить банки от возможных проблем в случае отключения от системы международных расчетов SWIFT. Евросоюз в сентябре 2014 года и в январе 2015 призвал к новым ограничительным мерам в отношении России, в том числе к отключению России от системы SWIFT. И России пришлось делать свои платежные карточки и вводить их в оборот.

Но было бы наивностью полагать, что такой порядок волчьих законов Запад применяет к третьим странам или к своим противникам из-за несоответствия во взглядах на «демократию». Сама мораль мира денег полностью соответствует «волчьему кодексу», который ныне заменяет Западу их «демократию».

В конце июля TheNewYorkTimes опубликовала скандальную статью с интригующим заголовком «Секс, страх и видеонаблюдение в крупнейшем хедж-фонде мира». Статья поведала о жалобах властям со стороны сотрудников хедж-фонда Bridgewаter Аssociаtes, управляющего активами более чем на 50 млрд долларов. Сотрудники, выражавшие лицо мира денег США, жаловались на гнетущую атмосферу в компании – все, что происходит в офисе, подлежит видео- и аудиозаписи, имеют место случаи сексуального домогательства, включая однополое, и попытки замять инциденты с помощью давления топ-менеджмента.

Конечно, такой финансовый беспредел стал возможен только потому, что сталинская модель экономики, основанная на энергозатратах и поддерживаемая тогда половиной мирового населения, была выброшена за борт мирового революционного движения, а на её месте Запад, усилиями диссидентов и ренегатов от ЦК КПСС, создал уродливое подобие социализма. Последовавшее затем преклонение социалистической экономики перед долларом позволило империализму творить всё, что ему придет в голову. В результате мы пожинаем плоды поклонения денежному идолу в ущерб развитию экономики социализма на базе энергозатрат, выросшей из ленинской электрификации, политически обоснованной вождем как «вторая программа партии», которая должна функционировать с «первой программой партии» - Советской властью, что Владимир Ильич Ленин представил на VIII съезде Советов в 1920 году.

С ленинской электрификации исторически начинается осмысленное планирование и создание экономических программ, объединяющих как национальные окраины, так и передовой пролетариат.

Ослабление социализма и его развал в СССР привели к тому, что империализм лишь запускает печатный станок по выпуску денег, или печатает акции на основные фонды только потому, что все сырьевые богатства мира продает на доллары и у денежных корпораций нет противовеса со стороны рабочего класса, который бы противопоставлял такому хамству учет и контроль энергозатрат на базе «второй программы» Ленина, программы, способной осуществляться только силами трудовых масс.

Слушая российских политиков, может сложиться впечатление, что в России всё принадлежит народу и только наиболее предприимчивые его представители владеют какой-то долей собственности, приносящей высокий доход, «достойный» их таланта предпринимателей. На деле эти предприниматели из кожи лезут, чтобы продавать национальные богатства за доллары и уводить полученные доллары в офшоры или покупать за Западе дорогую недвижимость.

Ситуация в мировой экономике сложилась довольно странная. Запад находится в дефляции и банковская система не фиксирует какой-либо прибыли, но жизненный уровень западных стран поддерживается на высоком уровне. Восток и Россия пребывают в инфляции и их жизненный уровень желает иметь большего.

Почему широкие массы не применяют на практике программу Ленинской электрификации, а империализм в ответ на это творит произвол?

Все дело в том, что ситуацию с высоким жизненным уровнем Запада решает не банковская система, а торговый оборот, сложившийся после Второй мировой войны и по сути дела представляющий собой процесс грабежа всего не западного мира. Дело решают не банковская прибыль компаний, а прибыль торговых посредников, которая почти сразу переходит в новые закупки, а новый оборот приносит посредникам ещё большие прибыли. Амортизатором таких накоплений служат офшоры и скупка недвижимости, отчего на Западе гудят постоянные споры о невыплате налогов. Т.е. мировой рынок перешел полностью в режим системы казино и обслуживает «золотой миллиард», оставляя всех остальных за бортом. А банковская система Запада контролирует не столько прибыли своих капиталистов, сколько держит руку на основных фондах остального мира, которые далеко не всегда отличаются новизной и научными подходом в решении промышленных задач. Тут вывоз капитала с Запада делает своё дело и процветает, а Восток и развивающийся мир только нищает.

В результате, чтобы удержать не западный мир в повиновении, Запад вынужден опираться на режимы, которые во всем опираются на политику доллара и, «по заявкам» ведущих банкиров, копируют фашизм в разновидностях терроризма, как систему создания управляемого хаоса. Собственно, это некий эрзац гитлеровской идеологии мирового порабощения, только жертв пока не так много. Сказываются тормоза, запущенные в мировую экономику ещё сталинской моделью развития и усилиями трудовых масс продолжающие ещё цепляться за старые нормы борьбы, которую в уродливой форме выражают профсоюзы. Отчего накал политических противоречий постоянно возрастает, а военные конфликты становятся просто обыденным занятием, столь же спекулятивным, сколь спекулятивным является сам мировой рынок.

И хотя ленинские программы партии по строительству коммунизма, ярче всего выраженные в сталинский период развития, современному капитализму удалось торпедировать, тем не менее сам империализм группируется на ведущих направлениях торговли энергоресурсами и металлами, вырабатывая свою программу «управляемого хаоса», с помощью которого удается манипулировать ценами и прибирать к рукам основные ресурсы. А ресурсы в экономике предстаавляют собой её кровеностную систему, функционирование которой в государственном организме позволяет наращивать силы, либо их ослаблять, если возникают дифициты как с ресурсами, так и с платежеспособностью их приобрести. В конечном счете всё упирается в распределение прибыли от использования ресурсов. Тут очень много желающих её получать, не прилагая к производству товарной массы никаких сил.

История получения прибыли капитализмом, особенно в нынешней империалистической стадии, сильно изменилась.   Если столетие назад экономические правила вынуждали бизнес во всем отчитываться перед банковской системой, то теперь банковская система сама стремится поспевать за крупными приобретателями покупок, сливаясь с ними в едином порыве, чтобы удерживать свою капитализацию на высоком уровне. Отчего возникает неконтролируемая никем закредитованность рынка продаж и покупок, в которой все стремятся получить свою долю. Само империалистическое государство стало совокупным капиталистом, готовым рвать на части любое государство, в том числе и своё. В результате в реальном секторе экономики  оказываются необычайно крупно «раздутыми» конгломераты связи, типа Майкрософт (Microsoft), Гуугл (Google) и т.п., Американские корпорации Apple, Google, Microsoft и Amazon стремятся перехватить инициативу у крупных банков и замкнуть весь учет и контроль финансов на себя. В то же время, корпораций типа выше перечисленных ныне в мире хоть пруд пруди, что грозит обрушением их фондовой значимости и потянет за собой разрыв таких искусственно накаченных экономических пузырей. А это явление разрыва потянет за собой лопание таких пузырей как самые крупные банки США и Запада, что способен выразить только «принцип домино»…

По сути дела из экономики выброшен целый класс производителей, который принято понимать как рабочий класс, и на его месте империализм пытается создать безмозглое быдло, управляемое фашиствующими или террористическими режимами. Западный мир просто грабит остальное население Земли, создав на месте искусства, которое должно воспитывать в прогрессивном направлении, систему оболванивания. Ведущие финансисты мира каждый день вбрасывают на мировой рынок полтора триллиона долларов (сумма, которую в своё время указал Фидель Кастро, в чем его поддержали многие прогрессивные деятели), скупая на корню как продукцию слаборазвитого мира, так и его наиболее перспективные фонды производства. К этому обязывают правила ВТО, а ФРС в США устанавливает правила поведения на мировом рынке. И здесь главным вопросом экономики становится цена на энергоресурсы, которую контролирует как раз западная банковская система империализма.

Почти столетие назад Ленин разработал учение контроля энергоресурсов рабочим классом. На этом учении, объединившим тогда национальные интересы многонациональной страны в единый экономический комплекс и резко повысившим производительность труда по всему производственному потенциалу, Сталин построил великую державу. И надо полагать, современный рабочий класс либо осилит это нелегкое учение о приоритете энергоресурсов в экономике, управление которым происходит на рабочих местах трудового люда и придаст ленинской электрификации второе дыхание, либо распоряжаться национальными богатствами в свою пользу будут западные финансисты. А это уже грозит превратить армию Труда в инфальтильное быдло, которое будут грабить на рассуждениях о высоком таланте бизнесменов, лишая тем самым сил тех, кто борется за лучшее будущее, чем обеспечит этой армии место проживания в банковском концлагере.

Каким же образом создается и функционирует совокупный капиталист в современном мире? Как это выражается в крупном и мелком бизнесе ?

Совокупный капиталист складывается из политики инвестиций, которую Ленин просто называл спекуляцией. Экономист Касатонов объясняет поведение крупного капитала так:

«В этой непростой ситуации банкам невыгодно уже заниматься своим традиционным депозитно-кредитным промыслом. Они уходят на финансовые рынки, перенося центр тяжести своих активных операций с кредитов на инвестиции. Но под «инвестициями» на самом деле скрываются банальные спекуляции с разного рода финансовыми инструментами. Впрочем, и на финансовых рынках для спекулянтов наступают тяжелые времена. В Европе за последние два-три года появилось большое количество государственных долговых бумаг с отрицательным процентом. Спекулянты, конечно, пытаются играть и с такими «картами», но эта игра крайне непривычна и не приносит баснословных прибылей. А убытки случаются все чаще.

Впрочем, феномен нулевых и отрицательных процентных ставок пока в основном наблюдается в странах «золотого миллиарда». Там снижению процентных ставок по депозитам, кредитам и финансовым инструментам очень способствуют денежные власти, которые проводят политику «количественных смягчений». Проще говоря, центральные банки включили «печатные станки», непрерывно вбрасывая в экономику громадные количества денег. Происходит «перепроизводство» денег. А при «перепроизводстве» любого товара цена на него падает. Деньги в этом смысле исключением не являются.

А вот на периферии мирового капитализма центральным банкам строго-настрого запрещено заниматься «количественными смягчениями». Им приказано заниматься прямо противоположным — «количественным ужесточением». Проще говоря, сжатием денежной массы. Поэтому на периферии мирового капитализма процентные ставки остаются (пока) на высоком уровне. Для мировых ростовщиков Уолл-стрит, лондонского Сити и других банковских центров страны периферии мирового капитализма являются «спасательным кругом». Здесь они продолжают себя чувствовать как классические денежные капиталисты. Впрочем, рано или поздно эпидемия отрицательного процента доберется и до периферии мирового капитализма. Есть признаки, что уже добралась».

Мелкий бизнес в создавшихся условиях во всём подражает крупному капиталу, создав уродливую систему сетевого маркетинга. Что это такое ?

Сетевой маркетинг (или многоуровневый маркетинг; англ. multilevelmarketing, MLM) — концепция реализации товаров и услуг, основанная на создании сети независимых дистрибьюторов (сбытовых агентов), каждый из которых, помимо сбыта продукции, также обладает правом на привлечение партнёров, имеющих аналогичные права. При этом доход каждого участника сети состоит из комиссионных за реализацию продукции и дополнительных вознаграждений (бонусов), зависящих от объёма продаж, совершённых привлечёнными ими сбытовыми агентами. В конечном счете все эти построения принимают форму финансовых пирамид.

Сетевой маркетинг может рассматриваться как форма внемагазинной розничной торговли, особый вид прямых (персональных) продаж, при которой сбытовые агенты (дистрибьюторы) фирмы-производителя самостоятельно устанавливают, в первую очередь, на основе личных связей, прямые контакты с потенциальными покупателями. Продажи обычно осуществляются на дому у покупателя. Продав покупателю определённый товар, дистрибьютор предлагает ему за установленный процент от объёма продаж найти новых покупателей; тем, в свою очередь, предлагают на тех же условиях найти очередных покупателей и т. д. Таким образом создаётся многоуровневая сеть покупателей-продавцов (в различных сетевых компаниях их называют по-разному — партнёрами, независимыми владельцами бизнеса, дилерами, консультантами, консультантами по продажам, независимыми агентами и т. д.).

Мировой сетевой бизнес оценивается приблизительно в 150—200 млрд долл. Крупнейшие корпорации имеют оборот от 5 до 9 млрд долл. в год.

В то же время во многих штатах США, не имеющих законодательного регулирования деятельности MLM-компаний, действуют законы, запрещающие создание и использование схем финансовых пирамид. На основании этих законов осуществляется контроль над возможными нарушениями в деятельности MLM-компаний.

В России первое практическое применение концепции сетевого маркетинга относится к началу 1990-х годов. Массовому привлечению людей в сетевые компании способствовала резко ухудшившаяся социально-экономическая обстановка. В первой половине 1990-х годов сетевой маркетинг был представлен не более чем десятком иностранных компаний с ассортиментом, включающим биологически активные добавки к пище и косметику. Во второй половине 1990-х годов стали появляться российские сетевые компании, занимающиеся выпуском своей собственной продукции или распространением продукции российских производителей[

В июне 1987 года в журнале Money Magazine была опубликована статья, в которой утверждается, что дистрибьюторы сетевых компаний, ожидающие дохода в миллионы долларов и продающие огромное количество товара, после вычета расходов, связанных с бизнесом, получали очень незначительную прибыль. Некоторым даже пришлось заложить собственную недвижимость. Таким образом в штате Техас в США было вложено 300—400 тысяч долларов в 1986 году в ныне не существующую компанию Starcom.

Многоуровневый маркетинг часто сравнивают с финансовыми пирамидами. Однако в статье журнала Money Magazine подчёркивается, что законные структуры, имеющие форму пирамиды, в сетевом маркетинге состоят из дистрибьюторов, которые делают деньги, прежде всего, на продажах конкретного товара лично и приглашёнными ими людьми нижних уровней.

Незаконные компании дают своим дистрибьюторам возможность делать деньги не на продаже товара, а на взимании платы за вхождение в компанию новым дистрибьюторам. То есть работника начинают грабить прежде, чем он начнет что-то зарабатывать.

Сетевой маркетинг, как это ни странно. часто критикуется представителями Русской православной церкви, которые называют компании, использующие для реализации товара сетевую концепцию, коммерческими культами. По их мнению, каждая такая компания не имеет собственного религиозного учения, но имеет культ богатства и благополучия, что порицается. Сетевые компании смешиваются с движениями Нью Эйдж, обвиняются в насильственном изменении мировоззрения человека и создании психологической зависимости. Нью Эйдж (англ. NewAge, буквально «новая эра»), религии «нового века» — общее название совокупности различных мистических течений и движений, в основном оккультного, эзотерического и синкретического характера. Движение Нью Эйдж получило развитие также и в России, где появились как западные, так и специфически российские организации и объединения. Такого рода группы нередко позиционируют свои учения не как религиозные, а как культурологические, оздоровительные, просвещенческие, образовательные или спортивные. Некоторые исследователи рассматривают группы движения Нью эйдж как разновидность деструктивных культов.

            Между тем, основная экономическая жизнь широких масс напрямую связана с использованием «черного золота». Причем, как производительность труда, так и сам жизненный уровень населения напрямую связан с затратами этого самого «черного золота». А когда сто лет назад Западная Европа запустила идею повторить во всем экономическую модель США и превратиться в Соединенные Штаты Европы, это нашло у В.И.Ленина «О лозунге Соединенных Штатов Европы» издевательскую критику несбыточности таких надежд. Невозможность построения СШЕ Ленин видел в низкой производительности труда в Европе, которая не позволит создать на континенте уровень жизни, достойный США. Вождь напрямую давал понять, что без объединяющей всю Западную Европу экономической программы нельзя построить самое передовое государство.

            Между тем в США в 1913 году вводили в действие Федеральную резервную систему (ФРС), ставшую олицетворением центрального банка страны, выполняющую роль финансового регулятора. Однако ФРС не смогла отрегулировать и предохранить капитализм от мирового кризиса 1929 -1933 годов. А в Советском Союзе в эти годы наметился великий перелом и социалистическая страна экономически пошла резко в гору, делая ставку на экономию «черного золота» и указывая именно его главным критерием экономического прогресса.

            Но в начале ХХ века производительность труда в США Ленин рассматривал по уровню оснащенности и развития новых гидроэлектростанций, видя возможности американской экономики выйти на уровень зарплаты рабочих в 4000 рублей (что по тому курсу доллара равнялось 2000 долларов) и 6-ти часовому рабочему дню. Для Европы – это была недостижимая цель, поэтому наиболее близкой целью оказалась Первая мировая война, как самый простой способ поправить свои экономические дела…

Две мировые войны не смогли обеспечить Западной Европе существенный подъем экономики. Наоборот, европейскими распрями умело воспользовался американский капитал, традиционно уводя доллары в Тихоокеанский регион.

            Поэтому Западная Европа после всех неудач в 1950 году создает Европейское сообщество угля и стали, с которого начал формироваться Евросоюз. На этот раз в основу объединяющей экономической программы было положено как раз «черное золото» из угля, которое органически дополняла выплавка металлов, напрямую зависящая от затрат энергоресурсов. План Маршала спорсобствовал закупке необходимых ресурсов и расширению производства. Но проблема Евросоюза уже тогда выражалась узким кругом финансово-промышленной элиты Германии и Франции, которая решала все проблемы объединения государств в один союз. Расширение экономической базы Германии и Франции втягивало в свой кругооборот другие страны Западной Европы. Такая модель развития работала вплоть до конца 90-х годов, когда была принята единая валюта. После чего началась чехарда законов, и наиболее ярко выраженный Лиссабонский договор установил диктат европейских элит, что оттолкнуло европейские массы от Евросоюза. Отчуждение общества от элит выразилось голосованием за клоунов, популистов, ультраправых, леваков, которые становились в отрицательную позу к официальным властям Евросоюза.

            «Пять звезд» в Италии, «Подемос» в Испании, «Сириза» в Греции и, наконец, «Партии свободы» в Австрии и Голландии, заявили о претензии на откровенный национализм. Круг недовольных замкнулся «Национальным фронтом» во Франции, ставшим третьей системной парией страны, ныне обвиняемой в фашистской идеологии. Неспособность властей Евросоюза объяснить людям суть того, что происходит и защитить их от негативных явлений глобализации, привело к полной дезорганизации. Теперь национальные правительства европейских стран, отдавшие многие свои полномочия евроинститутам,   должны играть по их правилам. В то же время лидеры европейских государств вынуждены отчитываться перед своими избирателями за последствия навязываемых реформ, что ставит порой в тупик тех и других. Отсюда и раскаты грома всех этих неурядиц, которые подбираются откровенным фашистским натиском, через Украину и Прибалтику, к России. И разумеется. США чутко держат руку на пульсе набирающего силу хаоса в Евросоюзе.

            США, на волне своего лидерства, в очередной раз решили навести порядок на Ближнем Востоке, чтобы изменить искусственно навязанные Западом порядки, установленные там после распада Османской империи и её соседей. На деле получилась безответственная и даже безумная политика Соединенных Штатов, поддерживаемая сателлитами на Ближнем Востоке, Израилем и Саудовской Аравией. Получился безудержный распад этого региона, который уже остановить невозможно. Можно только сожалеть о тех волнах терроризма, которые сформировались на Ближнем Востоке и захлестнули Запад, а теперь ищут пути прохода в Россию. Попытка США подмять под себя сырьевые богатства Ближнего Востока развалили искусственно созданные государства и привели к дестабилизации в регионе, где теперь порядки устанавливает Исламское государство. Но и Исламское государство выполняет всего лишь роль катализатора процесса распада Ближнего Востока, а вовсе не выражает цель происходящих там событий. Начатое США физическое устранение лидеров арабских стран на волне развязанных гражданских войн только подлило масла в огонь межнациональной вражды и довело общее политическое состояние в регионе до взаимной ненависти. Ненависти, которую американский капитал был бы не против направить куда-нибудь в регион Средней Азии. Ненависть американский капитал также превращает в бизнес, подталкивая её поближе к России.

            Положение усугубляется ещё и тем, что политики социалистической ориентации впадают порой в осуждение марксизма, видя в этом ложную альтернативу. Так экономист М.В.Назаров, на одном из патриотических сайтов, вполне справедливо рассматривает «деньги как инструмент построения нового мирового порядка», но социалистическую модель Сталинской эпохи перечеркивает своим утверждением: «Марксистский постулат, что бытие определяет сознание, а уровень развития производительных сил («базис») определяет идейную «надстройку» в СССР оказался наглядно опровергнут». В подтверждение этого Назаров добавляет: «Вопреки этому постулату идейно марксистская «надстройка» взялась определять «базис» в экономической политике КПСС, руководствуясь не производственно-экономическими, а идеологическими целями». И экономиста Назарова совсем не волнует постулат – почему у Сталина с марксизмом всё получилось, а у Хрущева и его последователей – всё развалилось. Наверно, дело-то не в Марксе, а в том, как высокие политики понимают «Капитал» Маркса.

            Вообще-то Маркс понимал Капитал как самовозрастание, независимо от того, капитализм это или первая ступень коммунизма. Поэтому и производительность труда у классика в капитализме заканчивается одной большой монополией, поглотившей всех остальных, а первая ступень коммунизма закономерно переходит во вторую (наивысшую). Исходя из этого Ленин создавал «вторую программу партии», которая на основе «электрификации всей страны» построит эту вторую (наивысшую) ступень коммунизма. Беда всех критиков Маркса и Ленина состоит в том, что они никак не могут понять, что это такое «Электрификация всей страны». Вся электрификация у критиков марксизма рассматривается на уровне отрасли, которая имеет значительную инфраструктуру из электростанций, электрических и тепловых сетей. И это всё, что критики понимают в ленинской электрификации. Между тем, экономическое значение «второй программе партии» дал первый нарком финансов в правительстве Ленина, он же переводчик Капитала Маркса на русский язык, И.И.Скворцов-Степанов, за что и получил в середине апреля 1922 года у Ленина наивысшую оценку. В своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства» Скворцов-Степанов показал ведущую роль «черного золота» в экономическом развитии. Книга Скворцова-Степанова была предназначена для понимания даже малограмотным населением. «Ученые» никак не могли согласиться с тем , почему их заставляют читать эту книгу для школьников начальных классов, поскольку, по их мнению, это ниже их научного статуса. Им и невдомек, что Советский Союз поднимали экономически на этой работе Скворцова-Степанова, которая стала настольной книгой для неграмотного населения страны, и которое по ней выучилось и по ней создало такую промышленность, которая задавила фашистскую Германию со всей её военной машиной западной Европы.

Энергетический прогресс многие критики видят ныне в Германии, поскольку там строят «ветряки», т.е генерируют электроэнергию из бесплатной энергии ветра, поэтому и являются прогрессистами во всех направлениях. В Германии, действительно «понавтыкали» ветряков с генераторами, мощностью по 2-3 мегаватта, которые не могут соревноваться даже со средним генератором на тепловой электростанции середины 50-х годов ХХ века, имевших мощность 25-30 мегаватт. Прежде всего на ветряках резко возросли расходы на техническое обслуживание, ведь вместо одного генератора надо обслуживать десять. Во-вторых, у ветряков необходимо иметь различные аккумулирующие устройства, поскольку ветер не является величиной постоянной, что утяжеляет затраты на поддержание электрической нагрузки в сети. В-третьих, резко возросли эксплуатационные затраты таких ветряков, поскольку из маленьких генераторов надо концентрировать большую энергию, чтобы восполнить перетоки энергопотенциалов там, где поддержка со стороны больших электростанций проблематична. А проблематичной электрическая нагрузка в Германии стала потому, что там, после аварии на японской АЭС Фукусима -1, прикрыли многие АЭС, остерегаясь таких же аварий по причине более чем тридцатилетнего износа оборудования.

            Поэтому, если мы посмотрим что же собой представляют такие ветряки на современном экономическом поле энергетики, то единственное сравнение, которое напрашивается в данном случае, остается сравнение с китайскими домнами к каждом дворе, которые строили в эпоху «культурной революции», и которые осудили потом как в китайском руководстве, так и в остальном мире. Так дешевая энергия ветра вскружила голову многим руководителям на Западе и они упустили основное предупреждение Маркса, что капитал – это самовозрастание, или постоянно самовозрастающая стоимость средств производства и производимых товаров.

А самовозрастание подпитывается идейно снизу (или, иными словами, определяется ростом производительности труда) и растет вверх. Ветряки в Германии росли сверху, от власти, поэтому всякое их нарастание будет бить по производительности труда, поскольку низы в этом деле, за исключением экологических организаций, имеющих основных спонсоров в США, - не участвовали по причине отсутствия заинтересованности. Где-нибудь на Севере построить такой ветряк вполне обоснованно, поскольку не придется тянуть туда дорогие провода из алюминия. Но массовое создание ветряков, так или иначе, экономически вынудит Германию возвратиться к построению современных АЭС.

            Поэтому, говорить в экономике приходится всё равно про электрификацию, объемы которой способны характеризовать собой количество и качество использования энергоресурсов. Тут «электрификация всей страны» не      избежна. Другое дело, кто направляет эту электрификацию в экономику и кто контролирует её затраты в энергоресурсах? Из этого вырастает уже вся система самовозростания Маркса. Капитализм плохо контролирует энергозатраты и их составную часть в себестоимости выпускаемой продукции, поскольку кровно заинтересован только в прибыли. Социализм времен Сталина прекрасно контролировал энергозатраты и прибыль, получаемая от их экономии, компенсировала величину понижения цен на потребительские товары, в которых был заинтересован рабочий класс и его союзники на трудовом фронте.

Вот и получается, что всё упирается в возможность регулирования денежного обращения в стране: кто регулирует денежные потоки – тот получает не только экономическую, но и реальную политическую власть. А для регулирования денежных потоков нужна экономическая программа, которая будет объединять интересы повышения жизненного уровня большинства населения и национальные интересы этого же населения. Нужно только чтобы нашлись силы, способные обеспечить контроль за энергоресурсами и распределять прибыль в пользу тех, кто создает товарную массу и одновременно экономит сыпьевые ресурсы.

Если же мы посмотрим на лидеров в истории развития капитализма, то обнаружим то обстоятельство, что к началу ХХ века экономика США лидировала в силу необходимости ведения национально-освободительной борьбы, которая и вынуждала американских капиталистов объединяться в деле прогресса, имея сильных врагов в Европе. И жажда национальной безопасности подгоняла и военную машину США и подтягивала жизненный уровень на лидирующее положение в мире. И если во времена Маркса основным местом прибежища всех революционных сил была Англия, то во времена Ленина пример во всем берется уже с США.

Бреттон - Вудская международная валютная система, оформившаяся на валютно-финансовой конференции ООН в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 г., состояла из договоров о создании Международного валютного фонда (МВФ) и международного банка реконструкции и развития. Главный принцип Бреттон-Вудской системы состоял в том, что функция мировых денег оставалась за золотом, однако масштабы его использования в международных валютных отношениях значительно снижались, а в качестве международного платежного средства в международном обороте вводился доллар Соединенных Штатов. Для смягчения кризисов отдельных валют государства выдавали друг другу займы через Международный валютный фонд (МВФ). Бреттон-Вудская система представляла собой систему межгосударственного золото-долларового стандарта и ставила доллар Соединенных Штатов Америки в привилегированное положение, благодаря чему США могли погашать свои долги не золотом, а долларами. Быстрое развитие экономики государств Западной Европы в 60-х гг. и другие причины привели к международному валютному кризису. В 1971 г. был прекращен размен долларов на золото и все валюты утратили какую-либо связь с золотом.

Конечно введение Бреттон-Вудской системы не являло собой мировой закон. который должны были выполнять все. После победного 1945 года положение с «черным золотом» складывалось так, что англо-американские нефтяные конгломераты удерживали в своих руках почти всю торговлю нефтью на капиталистическом рынке. А Бреттон-Вудская система за год до этого уже предвосхищала экономическую гегемонию англичан и американцев на рынке, поэтому и расчищала путь для власти американского доллара.

Когда же победа американского доллара в начале 70-х годов становится неоспоримой, ведущие толстосумы США делают попытку оседлать печатный станок по производству долларов и за счет политики доллара пытаться руководить всем миром. Поэтому в 1973 году на Ближнем Востоке разыгрывается война Судного дня, в которой Израиль одерживает победу над арабскими странами во главе с Египтом. Соответственно арабские страны вводят эмбарго на продажу нефти западным странам, поддержавшим Израиль, и цены на нефть поднимаются с двух долларов за баррель до восьми долларов. Печатный станок по выпуску долларов начинает работать на всю мощность. Капиталистический рынок живет и дышит долларами, потому что купить основные товары индустрии можно только на доллары. Печатная машина гонит долларовую массу так, как будто энергоресурсы и металлы уже лежат в подвалах западных банков, а банкирам остается только правильно вести учет затрат с этими ресурсами. По крайней мере с настоящим золотом в подвалах банков такого лицемерия не наблюдалось.

К тому времени страны социалистического содружества с 1965 года перешли по «косыгинской-либермановской» реформе на денежную форму прибыли в Советском Союзе, что поставило под вопрос существование всего социалистического рынка. Поскольку местные валюты признали лидерство доллара и преклонились перед ним. Экономики всех стран брали в долг у США доллары, чтобы приобрести по большей части «черное золото», а конгломераты США брали в долг у своих банков, чтобы жить на широкую ногу, при этом наращивая свой же внутренний долг.

В результате получалось так, что на внутренних рынках стран всего мира работали собственные денежные единицы, чему соответствовало наличие собственной валюты, соответствующей   товарной массе каждого государства, если местные власти пытались подвести под выпуск своего товара какое-то плановое хозяйство, а не разворовывали собственную экономику. А на мировом рынке доминировал доллар и такие валюты, как английский фунт, ещё сохранявший свою силу на значительных нефтяных владениях. Нефтяные залежи помогали и скандинавским странам вести безбедный образ жизни. А взятая на вооружение сталинская модель экономики помогала Японии, за счет повышения производительности труда, выйти в лидеры мирового производства и утереть нос бездарным политикам в СССР, обожествившим доллар, но для отвода глаз усиленно боровшихся с религией, молясь при этом на обожествленный доллар в мировой экономике.

В последние годы стремительный толчек в развитии сделали Китай и Индия. Тут большую роль сыграли значительные массы населения в этих странах, которая в Китае пощла за КПК, предложившей объединиться вокруг программы наращивания товарной массы. Рост товарной массы тянул за собой рост собственной денежной единицы, юаня, соответствующей этой товарной массе и, что самое главное, КПК не позволила поставить юань под контроль доллара. Индия несколько анархично повторяла китайский опыт, но огромный внутренний рынок удалось удержать и значительно наростить выпуск товарной массы почти по всей Юго-Восточной Азии. Это тоже превратилось в программы выполнения своих экономических задач, поставивших на повестку дня основы широкого государственного планирования. А такое планирование без учета и контроля затрат энергоресурсов способно быстро превратиться в пустышку. Соответственно учет и контроль энергоресурсов на рабочих местах способен осуществлять только рабочий класс. Поэтому за широкой электрификацией всей Юго-Восточной Азии отчетливо заявляет о себе рабочий класс, неизменно стремящийся перехватить инициативу в деле формирования власти. А проще говоря, за темпами повышения производительности труда на рабочих местах всегда вырастают потребности в Советской власти, как гаранте стабильности.

Но Советскую власть нельзя установить по мановению прекрасного сна, проснувшись после которого можно получить программы экономической стабильности и высокую прпоизводительность труда. Советская власть направлена на социалистическую форму собственности и переориентацию прибыли на трудовые массы. Армия Капитала так просто эти факторы армии Труда не отдаст. Поэтому и возникают кризисы и конфликты, которые призваны удержать сложившееся положение за счет прихода к власти реакционных сил. Такими силами в современном мире способны быть только фашисты и террористы. Поэтому у армии Капитала на них такой большой спрос.

Достаточно вспомнить, что вся ненависть, которая выплеснулась в адрес Сталина, как олицетворение социализма, основывалась на изменении советским лидером экономической сути прибыли в государстве. Это вытекало из ленинской электрификации и второй программы партии, нацеленных на движение к коммунизму. Государственная собственность на средства производства и ресурсы, позволяла советской экономике развиваться стремительно, хотя высокие темпы развития диктовались постоянной необходимостью защиты своей Родины от иностранного вторжения, формируемого силами империализма. Причем, целями захвата России всегда являются её национальные природные ресурсы. Тем не менее, социализм показывал самые высокие темпы повышения производительности труда, которые для капитализма были недостижимы. В таких условиях антисоветская идеология делала всё, чтобы «убеждать» общественность в тоталитарных методах воздействия власти на трудящиеся массы и, борясь со Сталиным, уничтожала экономическую базу ленинской электрификации, прибирая к рукам социалистическую собственность, за счет которой Советская власть наращивала небывало высокую производительность труда и осуществляла перераспределение прибыли в пользу широких масс.

            Но сегодня экономическая политика и опыт Сталина остаются путеводной звездой в деле выживания всего человечества. Выживания, всё за счет того же самого контроля и учета затрат энергоресурсов, которые являются основной современной экономики. Империализм борется за контроль обладания нал энергоресурсами, и с фашистским остервенением набрасывается на их использование, применяя в своих целях как межнациональную рознь и развязывание войн, так и беря на содержание целые армии террористов в местах залегания и концентрации «черного золота». Армия Труда, наоборот, способна в спокойной обстановке контролировать расход энергоресурсов на рабочих местах, чтобы сокращать энергозатраты и за счет их экономии добиваться повышения производительности труда. Разнеица в этих двух подходах к использованию энергоресурсов у армий Труда и Капитала состоит в том, что капитализм способен только за счет извлечения прибыли навязывать грабительскую политику присвоения результатов наёмного труда, в то время как социализм в сталинской модели направлял трудовые массы на сознательное повышение производительности труда, основанной на экономии энергозатрат на выпуск продукции. И такая модель социализма так или иначе обречена на инициативу развития, поскольку история другой прогрессивной модели развития неизвестна.

            Но именно эта перспектива прогрессивного развития сталинской модели экономики больше всего беспокоит силы империализма. Отчего в мире постоянно нарастают волны нестабильности, а возникающий на их базе управляемый хаос только способствует откровенному экономическому грабежу обессиленных конкурентов. И в этой обстановке фашизация империалистических режимов становится вполне заурядным делом, поскольку такие режимы в общей многоголосице западных СМИ остаются оплотами «демократии». Как, впрочем, оплотами «демократии» остаются и карточки системы СВИФТ, за рамками которых российские патриотические экономисты разглядели ориентиры будущих «банковских концлагерей».

            Впрочем, концлагери не какая-то новость для американской «демократии» периода Гражданской войны в России в 1918 году. Тогда их интервенция в таких городах, как Архангельск, сопровождалась созданием под Архангельском, на острове Мудьюг, лагеря смерти, подвергнув сам Архангельск откровенному грабежу, вывезя оттуда всё, что имело ресурсную ценность.

Но уже в 1920 году Владимир Ильич Ленин на истерзанном войнами теле России поставил цель построения коммунизма, обозначив её двумя программами партии «Советская власть плюс электрификация всей страны». И это был единственный выход из того концлагеря, который трудовым массам России готовы были обеспечить белогвардейцы и их американские хозяева. Вместе с тем, две ленинские программы построения коммунизма в России стали научно обоснованным средством самовозрастания в экономике. Это особенно важно теперь, когда учетные ставки банковской системы Запада топчутся у нулевого значения.

            Сентябрь 2016, Ленинград

                                                                                                                        

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Wed, 26 Oct 2016 20:39:29 +0000
В противовес НАТО http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2565-v-protivoves-nato http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2565-v-protivoves-nato

Китай предложил России создать военно-политический союз против НАТО

10947881 июля в КНР отмечали важную дату – 95-летие со дня основания компартии Китая. На торжественном собрании, посвящённом данному событию, выступил председатель КНР Си Цзиньпин.

«Мир находится на грани радикальных перемен. Мы видим, как постепенно рушится Евросоюз, как терпит крах экономика США, все это закончится новым мироустройством. Так, как раньше, не будет никогда, через 10 лет нас ожидает новый миропорядок, в котором ключевым окажется союз КНР и России».

«Мы сейчас наблюдаем агрессивные действия со стороны США, как в отношении России, так и Китая. Я считаю, что Россия и Китай могут создать альянс, перед которым НАТО будет бессильно, и это положит конец империалистическим стремлениями Запада».

«Создание армии, которая соответствует международному статусу нашей страны, – это стратегическая задача. Мы должны соединить экономическое развитие с развитием обороны, модернизировать армию, чтобы она была современной и стандартизированной… Мы должны всесторонне продвигать реформу в военной сфере, чтобы создать армию, которая была бы дисциплинированной и могла бы побеждать».

(На фото: Совместные российско-китайские военные учения в Японском море)

Китай начал крупномасштабные военные учения в Восточно-Китайском море

Военно-морские силы Китая начали крупномасштабные военные учения в Восточно-Китайском море с использованием боевого огня, говорится на сайте министерства обороны КНР.

«В настоящее время в Восточно-Китайском море на территории площадью 16 тыс. кв. км проводятся крупномасштабные военные маневры действующих военных сил», – сообщает ведомство.

Учения начались в день 89-й годовщины создания Народно-освободительной армии Китая и направлены на отработку проведения разведывательных задач, атак на дальних расстояниях и общей противоракетной обороны в условиях электромагнитного влияния. В учениях задействовано более сотни единиц военной техники.

В сентябре Китай начнет не менее масштабные учения, но уже в Южно-Китайском море и совместно с Россией. Они будут носить название «Морское взаимодействие-2016 в Южно-Китайском море».

Комментарий ЦТАК (Пресс-релиз Посольства КНДР в РФ)

В последние дни США усердно распространяют информацию об успехах визита Советника Президента по вопросам национальной безопасности Сьюзан Райс в Китай.

Белый дом специально выпустил заявление представителя Совета национальной безопасности, где говорится, что «стороны пришли к общему мнению о беспрецедентном уровне двустороннего сотрудничества» и «обсудили вопросы для конструктивного решения разногласий между обоими сторонами». А сама Райс в ходе переговоров и встреч болтала, что «отношения между США и Китаем являются самыми важными двусторонними отношениями в современном мире», «успех Китая отвечает интересам США и США намерены добиваться продолжительного стабильного развития американо-китайских отношений сотрудничества».

Все это – лишь подлое подлизывание Китаю со стороны США, связанное с заметным охлаждением отношений между Китаем и США из-за решения американцев о размещении в Южной Корее системы ПРО THAAD и их вмешательства в проблему вокруг Южно-Китайского моря.

Не случайно, что Райс посетила Китай в тот момент, когда госсекретарь США Керри носился из стороны в сторону для того, чтобы сколотить антикитайский блок на министерской встрече Регионального форума АСЕАН.

Не изменилась стратегия США, нацеленная на сдерживание Китая и других держав Азиатско-Тихоокеанского региона и господство над всем миром.

В последнее время США более активно вмешиваются в проблему вокруг Южно-Китайского моря и наращивают свои морские силы в этой акватории, а также объявили решение о размещении THAAD в Южной Корее.

И вполне естественно, что такие шаги вызывают повышенную настороженность со стороны Китая.

И визит Райса был мерзким и жалким спектаклем, нацеленным на укрытие разногласий между США и Китаем и успокоение Китая, крайне обеспокоенного из-за проблемы Южно-Китайского моря и размещения THAAD.

В отличие от заявления американской стороны, Китай сделал упор на своей позиции по вопросу размещения THAAD и выразил готовность решительно ответить на происки США, нацеленные на господство в регионе и нагнетание военной напряженности.

В итоге визит Райса в Китай обернулся в пустую туристическую поездку, не достигшую своей цели.

Может быть, уже стало пора понять Соединенным Штатам, что подобным дипломатическим заигрыванием они ничего не добьются.

]]>
AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Mon, 15 Aug 2016 14:07:56 +0000
В понедельник, 1 августа, в Сирии разбился российский военный вертолет Ми-8 http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2550-v-ponedelnik-1-avgusta-v-sirii-razbilsya-rossijskij-voennyj-vertolet-mi-8 http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2550-v-ponedelnik-1-avgusta-v-sirii-razbilsya-rossijskij-voennyj-vertolet-mi-8

По информации  Минобороны РФ российский военно-транспортный вертолет сбит в сирийской провинции Идлиб. Ми-8 возвращался на авиабазу Хмеймим после доставки в Алеппо груза с гуманитарной помощью. На борту вертолета находились три члена экипажа и два офицера российского центра примирения. Согласно первым сообщениям, Ми-8 сбили боевики оппозиции. Однако позднее появились уточнения, что рядом с обломками вертолета замечены члены "Фронта Фатх аш-Шам" (Фронт завоевания Сирии). Эта организация считается правопреемником запрещенной в России террористической организации «Джабхат ан-Нусра». Разбившийся в Сирии Ми-8 стал четвертым потерянным Россией вертолетом.

  • сирия
    ]]>
    AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Tue, 02 Aug 2016 07:37:45 +0000
    Сирийская война: когда придёт «Возмездие-2»? http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2549-sirijskaya-vojna-kogda-pridjot-vozmezdie-2 http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2549-sirijskaya-vojna-kogda-pridjot-vozmezdie-2

    На фоне возросших потерь российского контингента в Сирии закономерно назрел вопрос о расширении масштабов операции против террористов: нашим авиасоединениям необходимо оперативно ликвидировать новые угрозы. 

    Опасный оскал ИГИЛ

    Пока ВКС России уничтожают боевиков, западные, турецкие и саудовские кураторы продолжают спонсировать своих головорезов, стремясь взять военно-политическую инициативу в свои руки. При этом антироссийские провокации и поставки бандитам переносных ракетных комплексов уже приносят свои кровавые плоды.   

    В последние недели отряды экстремистов пытаются продолжать наступательные действия на позиции правительственных войск в пустыне восточнее Пальмиры. Противнику удалось местами прорвать фронт на западном направлении и почти вплотную приблизиться к древней части города. При этом бандформирования используют привычную тактику: сначала они атакуют с помощью смертников, а затем пытаются захватить высоты, которые имеют стратегическое значение для развития наступления.

    В ходе тяжёлых боёв в районе Пальмиры активно применяются как вертолёты Ми-35М, Ми-28Н и Ка-52 из состава ВКС России, так и Ми-25, состоящие на вооружении правительственных сил. Из-за острого недостатка местных экипажей за штурвалами сирийских машин во многих случаях находятся наши пилоты. Именно они остановили первую волну наступления террористов на Пальмиру, однако один Ми-25 (по другим данным – Ми-35М) был потерян, а его экипаж – полковник Ряфагать Хабибуллин и лейтенант Евгений Долгин погиб.

    В этой сложной ситуации Генеральный штаб сирийской армии почему-то счёл нужным покончить с террористическими анклавами в Восточной Гуте (пригород Дамаска) и Алеппо, ослабив за счёт этих операций и без того почти оголённый фронт на пальмирском направлении. При этом непродуманная переброска целых подразделений с одного участка фронта на другой негативно влияет на боеспособность правительственных частей. Однако в Ставке сирийских войск продолжают считать чуть ли не панацеей нанесение ударов на нескольких направлениях, распылив силы. Хотя в военной стратегии хорошо известно, что наступление одним сосредоточенным кулаком при обеспеченных флангах имеет куда больший эффект.

    Учитывая ухудшающуюся обстановку, ВКС России и ВВС Сирии необходимо начать масштабные бомбардировки переходов Азаза и Джераблуза, которые расположены на границе с Турцией. Данные объекты имеют важное значение, так как именно через них до сих пор идёт пополнение потрёпанных бандформирований на территории Сирийской Арабской Республики. Также необходимо усилить удары авиасоединений в провинциях Ракка и Алеппо. Кроме того, для обеспечения более быстрого наступления сирийских войск Россия должна тесно координировать операции с курдскими партизанами.

    После гибели наших вертолётчиков в Министерстве Обороны РФ рассматриваются несколько вариантов активизации действий – это увеличение количества боевых вылетов с базы «Хмеймим», а также привлечение к антитеррористической операции авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» с палубными самолётами.

    По информации ТАСС, авианосец планировалось привлечь к нанесению ударов по бандформированиям в Сирии из восточной части Средиземного моря с октября-ноября нынешнего года, однако теперь, в случае поступления команды из Генерального штаба, он сможет приступить к операции гораздо раньше – в конце августа.

    Однако при всём этом не учитывается, что малыми силами быстрой победы не достичь, а наши лётчики и без того утомлены многомесячной боевой работой. Гораздо проще было бы вновь усилить авиационный кулак в самой Сирии, а также массированно применить части Дальней авиации.

    Таким образом, в свете последних событий отчётливо проявляется то, что Россию обманули с так называемым «перемирием», результатами которого вовсю пользуются недобитые экстремисты. Недорубленный лес вырос…

     

    Российские пилоты продолжают бить врага

    Несмотря на тяжёлую обстановку на фронтах, наша авиация продолжает наносить удары по позициям бандитов, которые пытаются перехватить инициативу. Рассмотрим лишь некоторые результаты действий ВКС России.

    Так, 12 июля шесть дальних бомбардировщиков Ту-22М3 нанесли удар осколочно-фугасными боеприпасами по объектам врага в районах восточнее Пальмиры, Эс-Сухне и Арак. В результате бомбардировок были уничтожены крупный полевой лагерь боевиков, три склада боеприпасов и вооружения, три танка, четыре боевые машины пехоты, восемь автомобилей, оборудованных крупнокалиберными пулемётами, а также большое количество живой силы противника. После выполнения задания все Ту-22М3 благополучно вернулись на свой аэродром.

    Во время второго налёта ракетоносцев 14 июля были уничтожены пункт управления, полевой лагерь, два пункта переработки нефтепродуктов, а также большое количество живой силы и боевой техники врага. Удары наносились по вновь выявленным объектам ИГИЛ около Пальмиры, Эс-Сухне, Арака, а также в провинции Хомс. Всего с 12 июля в этих районах ВКС России, включая авиагруппу, находящуюся в Сирии, нанесли свыше 50 ударов по позициям боевиков.

    Кроме того, наши лётчики совместно с сирийской авиацией продолжают атаковать противника в Восточной Гуте (провинция Дамаск). В ходе авиаударов было уничтожено большое количество экстремистов из группировок «Джебхат ан-Нусра» и «Харакат Ахрар Аль-Шам». 

    Комментируя последние события в Сирии, глава комитета Госдумы по обороне, адмирал Владимир Комоедов заявил, что уничтожение объектов террористов дальними ракетоносцами – это ответ на гибель вертолётчиков.

    «Наверное, мы не доделали свою работу, а игиловцы плодятся как грибы. Надо дело доводить до логического конца. А в войне надо всегда идти до победы» – отметил В. Комоедов.

    Таким образом, Россия должна выйти из режима так называемого «перемирия» и существенно усилить свои авиасоединения для полного уничтожения экстремистов. Наступательный порыв не терпит перерыва, и российские интересы превыше всего.

    Олег Усик         июль 2016

     

    От редакции сайта

    Надо не отказываться от политики перемирия, а одновременно с нею осуществить усиление количественного присутствия  ВКС  РФ в Сирии для более эффективной борьбы с ИГИЛ и его сторонниками.

    • сирия
      ]]>
      AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Tue, 02 Aug 2016 07:34:25 +0000
      Предвыборные дебаты: возможно ли изменение экономического курса России без изменения политической роли производительных сил? http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2533-predvybornye-debaty-vozmozhno-li-izmenenie-ekonomicheskogo-kursa-rossii-bez-izmeneniya-politicheskoj-roli-proizvoditelnykh-sil http://www.vkpb.ru/index.php/vyzovy-xxi-veka/item/2533-predvybornye-debaty-vozmozhno-li-izmenenie-ekonomicheskogo-kursa-rossii-bez-izmeneniya-politicheskoj-roli-proizvoditelnykh-sil

      Владимир  Рябов

      Весна и лето 2016 года оживили политическую жизнь в России по причине вхождения страны в предвыборную парламентскую кампанию, cназначением самих выборов на сентябрь месяц. Экономические дебаты, ставшие атрибутом  политического дня, каждый день наполняют телеэкран борьбой старых и новых идей. При этом патриотические идеи берут верх над буржуазным мировоззрением, а имя Сталина и СССР уверенно побеждают в постоянно проводимых голосованиях зрительской аудитории.

        Официальная точка зрения российских властей держится за олигархический капитал, который продолжает оставаться путеводной звездой в экономической жизни России, а банковская система в лице Центрального банка РФ и стоящих за ним ведущих банков упорно действует в русле установок Международного валютного фонда (МВФ) – политики вывоза капитала. Даже значительная часть бывших «экономистов-демократов» всё больше критически оценивает сложившееся положение, чем-то напоминая КПРФ периода ельцинской «демократии».

      На фоне развернувшейся борьбы за симпатии электората аргументы сил социализма выглядят весьма разрозненно. Руководители  КПРФ не способны в этом накале борьбы взять на себя роль лидеров в возрождении Советского Союза, чтобы повести за собой нарастающие силы социализма. Поэтому лидерские полномочия сваливаются на плечи всевозможных околопарламентских патриотов, которые резко осуждают олигархический курс российской власти, но представить массам стратегическую линию возрождения социализма не способны. В лучшем случае они отстаивают политику И.В. Сталина в качестве «империи», как единственно необходимую в сложившихся условиях, но экономические рычаги сталинской политики выразить не могут. Поэтому таким патриотам приходится  извращать революционную теорию В.И. Ленина, ставшую основой для Сталина, поскольку она для них как темный лес, в котором эти люди  сильно заблудились. На практике получается некий эрзац «верных сталинцев» на телеэкране, игнорирующих Ленина, подобно тому, как когда-то ренегаты ЦК КПСС рядились в тогу «верных ленинцев», чтобы бороться с единственно возможной для развития страны  политикой Сталина. 

      Такое непонимание современным левым флангом ленинской революционной теории построения коммунизма может очень дорого обойтись России. А точнее говоря, под «империю» Сталина можно вполне безболезненно протащить в Госдуму всю нынешнюю партию власти и «забыть» о необходимости смены политического курса. Вот и В. Путин уловил эту слабину в современных дебатах и 21 января 2016 года обвинил Ленина в распаде СССР,  заподозрив в развале, как потом будут аргументировать кремлевские политологи, идеи «мировой революции».

      Конечно, о ленинской теории построения коммунизма и роли в ней большевиков в современной большевистской прессе говорится  много и часто. Собственно, большевистская пресса, как и партия ВКПБ, для того и существуют, чтобы  продвигать ленинское учение построения коммунизма. И не трудно заметить, читая эту прессу, что Сталин, как лидер партии большевиков, тоже строил коммунизм, хотя патриотической буржуазии хочется в его деятельности видеть создание … «империи», и совсем не видеть основы большевистской революции. А с такой путаницей понятий вывести Россию из экономического упадка невозможно.

      Разрозненность идей в головах современных «левых» во многом объясняется хорошо организованным империализмом управляемым экономическим хаосом, найти выход из тисков которого они не могут. И здесь наблюдается абсолютная параллель с таким же началом прошлого века, когда идеи анархии стояли на месте современного хаоса, обеспечивая ведущим странам мира возможность военного передела сфер влияния на свои уделы. Собственно, это была схватка за мировые ресурсы, из которой с успехом смогли выйти только США и Англия, да ещё в какой-то мере Франция.

      Анархия зародилась в конце XIX  века на идеях М. Штирнера, П.Ж. Прудона, М.А. Бакунина, П.А. Кропоткина и была жестко раскритикована Марксом и Энгельсом. Затем, в начале ХХ века, идею анархистов «абсолютной свободы»  раскритиковали Ленин и Сталин, доказав, что освобождением личности является освобождение  масс.

      Однако анархия не была уделом городских одиночек, а приходила на промышленные площадки, оборачиваясь анархией производства, выражая на практике хаотичность и бесплановость общественного производства. В центре анархии производства стояли основные противоречия капитализма между общественным характером производства и частной формой присвоения результатов труда. Противоположностью анархии могло быть только плановое хозяйство социалистического типа. Что, собственно, и проявится в виде бескризисного ведения народного хозяйства в СССР в сталинский период развития.

      Поэтому роль Сталина в том и заключается, что он создавал не империю, а социалистическое плановое хозяйство, на целый порядок опережавшее всю экономику капитализма. Соответственно, в ответ на социалистическое планирование империализм выдвинул и финансово поддержал мелкобуржуазное течение в рабочем движении, называемое «анархо-синдикализмом». Анархо-синдикализм внёс идеи анархии в профсоюзное движение. Поэтому, когда Ленин в конце 1920 года, объявил План ГОЭЛРО и «электрификацию всей страны», ему троцкисты сразу же навязали  «профсоюзную дискуссию», отнявшую много времени и сил.  Анархо-синдикализм зародился в конце XIXвека, затронув рабочие движения Франции, Италии, Испании, Швейцарии и значительно парализовал государства Латинской Америки. В конечном счете, анархо-синдикализм породил враждебное отношение к политической борьбе рабочего класса, предлагая передать орудия труда и средства производства в руки профсоюзов, убеждая своих сторонников в способности профсоюзов безо всякого участия рабочего класса, обеспечить победу над буржуазией. Начавшие произрастать в тот же период идеи фашизма спекулировали на социальных проблемах и мировоззрении социализма.

       Таким образом относясь к борьбе рабочего класса, анархо-синдикализм поддержал в Первой мировой войне империалистическую политику своих правительств. Во Второй мировой войне он обеспечил фашизму приток свежих сил, в основном из своих сторонников.  И все эти родовые пятна анархии ярче всего стали проявляться в начале XXI века, явившись мировому сообществу в виде управляемого экономического хаоса, который, обращаясь к Ленину, можно назвать «настоящей махновщиной», скопированной с событий вековой давности.

      В сложившейся политической обстановке мирового экономического хаоса как раз и проходит современная предвыборная борьба российских политиков и политиканов за места в Госдуме и за вакансии в областных администрациях и парламентах.  По своему характеру предвыборная борьба превратилась в театр одного актера, под которого подстраиваются все остальные претенденты на вожделенные места. Они все хотят выглядеть «хорошими» политиками, которые отличаются способностями выбирать  «золотую середину». Но на политическом поле России такой середины нет по причине образовавшихся множества противоречий, обусловленных неспособностью собственной власти организовать высокоэффективное производство, и желанием западных «партнеров» организовать приватизацию богатых ресурсов страны или просто – захватить их силой.  Это понимают наиболее одиозные либералы на правом фланге, и это понимают современные большевики и их сторонники. Поэтому остается только два пути: один – под полный контроль США и НАТО, другой – возрождение ленинской политики индустриализации страны с резким повышением производительности труда.

      О коммунизме Ленина-Сталина приходится говорить уже который раз, понимая, что идеи материализуются только тогда, когда они завладевают массами. Но массами  наших  союзников из КПРФ и тех же патриотов,  эти идеи коммунизма не завладевают.  В этом и видится тот мелкобуржуазный уклон, который был свойственен в свое время меньшевикам и эсерам.

      Но время идет, Россия всё  больше погружается в системный кризис капитализма, который принимает форму ярко выраженного банковского кризиса. Российский капитал уже не может паразитировать на «нефтяной игле».  Поэтому, стремясь обезопасить крупные банки, либеральная буржуазия  зачарованно твердит о «спасении» мелкого и среднего бизнеса , видя в этом спасательный круг для всей системы России. На деле же этот мелкий бизнес (капитал) больше напоминает ту лошадку, которую крестьянин, то есть, либералы,  нещадно бьют по причине плохого вытягивания повозки (экономики) из болота. Ибо всё более усиливающийся банковский кризис грозит обесцениванием денежной массы, равнозначной  повторению сползания в «керенки», после чего управляемый экономический хаос примет для России черты  подзабытого анархо-синдикализма.  

      Поэтому, современная избирательная кампания  требует ответа на вопрос –   как не наступить на грабли анархии вековой давности, т.е. «настоящей махновщины», которая уже доминирует на Украине, выставляя впереди себя портреты Бандеры. И в подобной ситуации  вспоминаются слова Ленина  «повторение мать учения». В результате приходится повторять научное обоснование ленинского построения коммунизма для тех, кто ищет пути из пучины болота и  продолжает верить в смену политического курса.

      В то же время само понятие смены курса в создавшейся ситуации может означать как минимум два варианта смены экономического развития. И наиболее реальный вариант истерики кризиса капитализма выражает в настоящее время Украина, где олигархический капитал, с одной стороны, выражает политику империализма, а с другой стороны, рядится в одежды заботливых профсоюзов и пытается проявить себя в заботах о народе, на деле осуществляя его грабеж. И было бы большим заблуждением полагать, что в России нет аналогичных сил, подобных  киевским , опирающихся на силы фашизма, привнесенные  ведущими либералами, ещё совсем недавно в журнале «Посев», возвышавшим предателя Власова до убежденного фашиста Бандеры. Подобно тому, как на Украине олигархический капитал опирается на силы фашизма, привнесенные Бендерой, в России олигархи тоже посматривали в сторону Власова, понимая, что без идеологии фашизма их капитал не удержится у власти постоянно.  Если на Украине идеологическое оформление фашизма было инициировано УНА-УНСО, то  в России на эту волну пытался вскарабкаться  Народно-трудовой союз (НТС) солидаристов, так же настойчиво реабилитирующий дела войск СС Власова. Однако, пришедшие к власти в России бывшие КГБэшники, эту волну власовской вакханалии значительно укротили, но не локализовали…

      Вместе с тем, имя Сталина получило сильное уважение как раз на этой волне укрощения либерального «демофашизма», проявившего себя в событиях 1993 года, когда в Москве был расстрелян из танковых орудий Дом Советов.  Последовавшая затем широкая политика осуждения тех событий осени 1993 года во многом не позволила силам фашизма в Москве выйти на широкую политическую арену. Однако  всякий возврат к лидерству олигархического капитала на волне либерализма  неизменно реабилитирует как НТС, так и Власова.  Учитывая сложившуюся расстановку политических сил в России и набирающего силу  движения патриотов всех мастей, можно не сомневаться, что их позиция в период осенних выборов будет означать перелом в пользу тех кандидатов, которые вызовут их симпатии.  И потому имя Сталина в предвыборной дискуссии не может быть пустым звуком.

      Поэтому в коммунизм нельзя играть, обращаясь к предложенной либералами и горячо любимой ими демагогии Хрущева. С Хрущёва начиналась реабилитация бандеровцев, при нём начал бурную деятельность Народно-трудовой союз, окопавшийся в ФРГ и доносивший «своё» мнение на радиостанции «Свобода», контролируемой ЦРУ. Собственно, название радиостанции «Свобода» произошло от первоначального названия «Освобождение», под которым понималось РОА (Российская освободительная армия) предателя Власова. Именно такого «освобождения» российскому народу желает весь Запад, подконтрольный американскому капиталу.

      За пониманием сути  коммунизма надо обращаться к Ленину. Поэтому, чтобы не запутаться в лабиринтах буржуазной идеологии, следует вспомнить этапы революционного построения первой фазы коммунизма (социализма) в Советской России,  научное обоснование Владимиром Ильичом Лениным этого этапа в развитии России, поскольку тема коммунизма становится ключевым вопросом смены гибельного политического курса в современной России. И об этом нужно говорить, чтобы видеть политическую перспективу возрождения СССР, а не ограничиваться только критикой либерального блуда Центрального банка РФ и стоящих за ним олигархов.

      Идеи коммунизма вытекали из всего учения Маркса-Энгельса и были вызваны революционной борьбой рабочего класса за свои права, чья активная позиция так или иначе толкала и толкает Капитал к единой монополии, которая неизбежно будет управляться большинством работающего населения, чтобы осуществлять перераспределение прибыли в самых широких интересах этого населения. И в этих целях победа первой фазы коммунизма, т.е. социализма, могла произойти только во всем мире или большинстве передовых развитых стран. Это понималось как победа мировой революции пролетариата. «И в этой борьбе, - говорил Маркс, - пролетариату, кроме своих цепей, терять нечего.»

      В чем состояла идея построения коммунизма? Построение коммунизма сводилось к отмиранию денежной системы как основного инструмента классовой борьбы, ибо с построением коммунизма вместе с отмиранием денежной системы отмирает вместе с классами  и классовая борьба. А отмирание классов исключает классовую борьбу и межнациональную рознь,  источником которых являются противоречия капитализма.

      Почему же Ленин в 1917 году повел партию большевиков  на Социалистическую революцию, т.е., к коммунизму,  хотя большинство передовых  стран участвовало ещё в мировой войне? Он повел широкие массы в первую фазу коммунизма потому, что Россия либо погибла бы на исходе Первой мировой войны, либо в ней руководство страной приняли бы иностранные банки, уже контролировавшие её экономику. К тому же Россия скатывалась в военный коммунизм, поскольку денежная система страны, истощенная Первой мировой войной, обесценилась и на уровне цены бумаги получила называние  «керенок». Говоря проще, банковская система, как система управления капитализма в России, расписалась в своей неспособности управлять из-за сползания цены денег к цене бумаги.

       Политическая ситуация требовала спасения страны, либо, в противном случае, Россия распадалась на княжеские уделы и становилась колонией развитых стран 1).

      Момент Великого Октября был обозначен четко: «Вчера было рано – говорил Ленин – завтра будет поздно. Надо сегодня!» «Вчера», т.е. накануне в России уже были готовы править французские и английские банки, поэтому любое революционное выступление могло быть задавлено путем привлечения в столицы войск Антанты. «Завтра», т.е. позднее, в столице уже стояли бы немецкие войска, границы для которых были открыты Временным правительством, поэтому и управление банковской системы капитализма в России перешло бы к банкам Германии.  Большевики были вынуждены спасать страну, введя политику военного коммунизма и отдавая приоритет на производстве непосредственно рабочему классу, который оставался единственной силой, способной возродить могущество России.  К тому времени золотой запас страны был разворован,  банковская система России развалилась и управлять экономикой уже не могла.

      Почему здесь приходится говорить о банковской системе управления капитализма, о которой говорят теперь многие патриоты, хотя вопрос ставится о социалистическом преобразовании? Дело касается управления экономикой страны, в которой банки доминируют и о чем Ленин говорил накануне революции: «Капитализм создал аппараты учета вроде банков, синдикатов, почты, потребительских обществ, союзов служащих. Без крупных банков социализм был бы неосуществим, Крупные банки есть тот «государственный аппарат», который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у капитализма, причем нашей задачей является здесь лишь отсечь то, что капиталистически уродует этот превосходный аппарат, сделать его ещё крупнее, ещё демократичнее, ещё всеобъемлюще. Количество перейдет в качество. Единый крупнейший из крупнейших государственный банк, с отделениями в каждой волости, при каждой фабрике – это уже девять десятых социалистического аппарата. Это – общегосударственное  счетоводство, общегосударственный учет производства и распределения продуктов, это, так сказать, нечто вроде скелета социалистического общества» (ПСС, издание 4-е, т.34, с.305).

      Конечно, российская буржуазия и её западные союзники и слышать не хотели ни о каких Советах и их возможности построить социализм, поэтому перешли к «общению» с социализмом Советской России через  гражданскую войну. Но в этой войне они не могли победить революционный народ, который пошел за Лениным и потому победил 2). В то же время, в Советской России было много революционеров, отождествляемых с Троцким и готовых раздуть пожар мировой революции,  чтобы за счет народов России создать бонапартистский натиск революционных масс и попытаться в этом пожаре победить.  Но за ними не пошел Ленин, доказывая, что побеждать придется в одной стране, ставшей «самым слабым звеном в цепи империализма».

      На основе чего Ленин собирался строить социализм в России?

      Ещё в марте 1918 года вождь делает «Заметки об электрификации промышленности Петрограда и Москвы». А в конце марта того же года в «Плане статьи «Очередные задачи Советской власти» он записывает первую формулировку построения социализма «Черпать обеими руками хорошее из-за границы: «Советская власть+ прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование ets. Ets. + + = Ʃ* = социализм» (т.36, с.542, 550).  

      Но победе Советской власти предшествовал крах банковской системы управления в России и Советской России пришлось начинать с военного коммунизма и строить новую банковскую систему. Победа в Гражданской войне указывала на значительную поддержку населения. Им,  самим массам, Ленин предложил отстроить разрушенную войнами Россию.

      Первое ленинское определение коммунизма прозвучало на VIII съезде Советов в конце декабря 1920 года и выражалось так: «Коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны». И тогда же вождь разъяснил, что советская власть представляет собой первую программу партии, утверждаемую только на съездах и являющуюся постоянной величиной в политике, а электрификация всей страны представляет собой «вторую программу партии»:

      «Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем. …конечно это будет план, принятый только в порядке первого приближения. Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма". (ПСС, т.31, с.468-470, 472, 475-477, 479, 482-483).).

       Разумеется, основой второй программы партии становились энергоресурсы, затраты которых должны постоянно уменьшаться на основе инициативы снизу (т.е. должна повышаться производительность труда). Нельзя не заметить, что вся экономическая политика империализма на исходе Второй мировой войны тоже станет банковской системой управления ведущих капиталистических банков как контроль над энергоресурсами. Они приспособят свою банковскую систему к контролю над энергоресурсами, без тени смущения полагая, что энергоресурсы уже принадлежат им.  При этом империализм строил свою политику на денежной эмиссии доллара и за счет доллара осуществлял перекачку прибыли из слаборазвитых стран, где денежная эмиссия США успешно вписывалась в экономику. Оставалось только перевести торговлю энергоресурсами и металлами на доллары и тогда экономическая власть доллара обеспечивала бы властям США доминирование в мировой политике.

                 Социалистическая революция в России напрвляла свой политический курс на сознательное повышение производительности труда рабочего класса и его союзников. А наиболее развитые страны капитализма традиционно вывозили капитал  в слаборазвитые страны, чтобы на разнице курсов валют грабить их. Разница курсов местных валют и доллара строилась на торговле нефтью на доллары, что создавало иллюзию того, будто вся нефть в мире принадлежит США и Великобритании, а те страны, которые её не имели, были вынуждены следовать  политике доллара, насаждаемой МВФ и Федеральной резервной системы (ФРС) США, отвечавшей за эмиссионную политику доллара. На поле этих экономических раздоров России предстояло  создать свою социалистическую банковскую систему управления и свою валюту – рубль, во всем независимую от западных валют.

              Поэтому, возвращаясь к эмиссионной политике Временного правительства в России, которая привела рубль на грань краха и поставила во главе политики анархию, надо вспомнить как и то, и другое быстро обесценились. Советское правительство Ленина  четко понимало, как будет осуществлять свою экономическую политику в самой богатой ресурсами стране. Социалистическая революция должна осуществляться на основе  затрат энергоресурсов, что обосновал в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной  фазой мирового хозяйства» (издательство Москва) первый нарком финансов И.И. Скворцов-Степанов в марте 1922 года, когда отождествил всю ленинскую электрификацию с топливом, т.е. с «черным золотом» (стр. 108), на базе которого и должны были развиваться социалистические  преобразования экономики в России.

      Поэтому, рассматривая современные этапы дележа и войн за ресурсы, вполне заметно, что мировая политика мало чем отличается от кризисного состояния в Советской России, где военные действия сменялись бандитизмом, а криминал пытался получить контроль над бюрократией, чтобы вести политику на идеях анархо-синдикализма.  Ныне политика анархо-синдикализма широко представлена в виде формирования фашиствующих государств и криминальных группировок, встав на службу империализму. И фашисты, и криминал, и троцкисты  рвутся к власти всё с тем же  багажом анархии, стремясь подчинить своим устремлениям международный терроризм и за счет его действий направлять военную машину на чьи-то национальные богатства. Тут для крупного  капитала открываются большие возможности подобраться к чужой ресурсной базе, используя услуги анархистов, легко вводящих местную экономику в условия хаоса, который умные дяди из-за океана легко переводят в управляемый.

      Поэтому нельзя не обратиться к исторической подоплеке анархо-синдикализма, об опасности которого больше всего предупреждал Ленин. Как самый опасный противник социализма анархо-синдикализм сумел приспособиться к борьбе и ловко балансировал между силами Труда и Капитала,  напитав своими корнями современный общественный разбой? И теперь уже стало традицией то, что настроения анархии возникают всегда там, где Капиталу требуется расшатать устои мирного течения жизни армии Труда. Потом экономически создаются условия застоя или кризиса, где быстро прорастает криминал, и в дело вступают группировки терроризма, чтобы спровоцировать военные действия, на базе  которых передел ресурсов завершает адвокатура Капитала.

      Исторически разрушительную силу анархо-синдикализма Ленин начинал анализировать на примере мятежа в Кронштадте в 1921 году. Основной костяк этой силы представляла сама советская бюрократия. При этом основные наставления по организации мятежа в Кронштадте поступали от белогвардейского идеолога Милюкова и звучали убедительно: «Лишь бы передвижка власти от большевиков, все равно, немного вправо или немного влево,  а остальное  приложится». (т.32. с.339). Правый и «левый» уклоны в партии начнутся как раз с этих наставлений Милюкова.

      Милюков требовал создания «третьей силы» и «третьего пути», чтобы осуществить низложение большевиков. На это Ленин едко иронизировал:  «О  ״третьем пути״, о ״третьей силе״ могут болтать и мечтать только самовлюбленные Нарциссы». Таким самовлюблённым Нарциссом и был Милюков. Действительной же силой, способной «приветствовать кронштадтцев», являлись «настоящие белогвардейцы», которые «собирали через банки фонды в помощь Кронштадту!».

      В данном случае Ленину приходилось обосновывать действие экономических рычагов  управления в молодой Советской России в работе «О продовольственном налоге», расставляя по ранжиру участников очередного  враждебного похода.  С одной стороны, бурлила идеологическая кампания  «Милюков и сотоварищи», с другой стороны, собирались  финансовые средства на новый поход против Советской России, чтобы обеспечить содержание белогвардейской  агентуры. Однако, за проявлениями внешней агрессии нужно было не упустить восстановление  и развитие экономики Советской России. Война – войной, а производство должно развиваться по плану. 

               В 1921 году потребовалось осуществить переход от продовольственной разверстки, введенной ещё Временным правительством, к продовольственному налогу, снижающему разверстку вдвое. Это требовалось для улучшения положения рабочих и представляло собой несколько ступеней улучшения в экономике. Прежде всего, разверстка не позволяла крестьянину наладить товарооборот и соединить интересы деревни с городом. Поэтому первую ступень на этом подъеме экономики Ленин характеризовал так: «Продналог есть переход от военного коммунизма к правильному социалистическому продуктообмену».  Ибо военный коммунизм держался на продразверстке, и от него, как от экономической базы военного коммунизма, следовало уходить в развитие экономической базы электрификации.

      Второй ступенью в этом улучшении положения рабочих была политика концессий. Налог, получаемый с иностранных концессионеров, представлял собой часть средств, поступающих на оживление выпуска необходимой продукции города, которую Советская Россия еще не могла самостоятельно осилить по причине развала промышленности. Этот получаемый налог подталкивал оборот товаров между городом и деревней, позволяя крестьянину иметь излишки за счет снижения на него налога. В итоге экономическая жизнь деревни оживала на базе ставшего приемлемым продналога и ухода в прошлое продразверстки военного времени.   

      Третьей ступенью в товарообмене становилась электрификация всей страны, которая была представлена планом ГОЭЛРО.  Выполнение лана ГОЭЛРО было рассчитано на десять лет и тогда существовало в виде местных планов, направленных на улучшение положения рабочих.  А поскольку реальной электрификации ещё не существовало, её на местах могла заменить только новая экономическая политика (НЭП), дающая права отечественному капиталу в рамках действия разрешенной концессионной политики иностранного капитала.  В экономических интересах, конечно, рабочего класса России

      Четвертая ступень была рассчитана на перспективу выполнения плана ГОЭЛРО и насыщения отечественной промышленности современными машинами. В случае создания такой экономической базы  рабочий класс  становился вполне самостоятельным и мог собственными темпами повышения производительности труда вытеснить НЭПмана и иностранного концессионера с их  экономикой, базирующейся на прибавочной стоимости в интересах предпринимателя. На деле это означало, что высокие темпы производительности труда при социализме должны вытеснять слабые темпы роста прибавочной стоимости, формируемые развитием капитализма.

      Пятая ступень заявит о себе после Великого перелома в 1929 году, обозначившего способности советской индустрии и её рабочего класса осуществлять такое наращивание прибыли, с темпами которой западный капитал и свои НЭПманы соревноваться были не способны. И всё напряжение учета товарооборота между городом и деревней переместится в Госплан. Госплан станет самым жарким местом в советской экономике, где продолжительность жизни его сотрудников окажется наиболее короткой. Координация действий  по приведению в соответствие планов в первом приближении  с темпами повышения производительности труда, – станет самым изматывающим  занятием.  

      К 30-м годам не станет почти всей команды, в которую входили Л.Б.Красин, И.И.Скворцов-Степанов,  готовившее основы ленинской электрификации. Иссякнут силы и у основного плановика Г.М.Кржижановского и он уже не сможет выдерживать эту гонку постоянно растущих показателей. Ему придется перейти на научную работу и создать Московский энергетический институт (МЭИ).  В своем энергетическом детище – МЭИ – Кржижановский возглавит выпуск передовых кадров управления в СССР. Академик В.И.Вернадский тоже отойдет от исследований в области атомной энергии и передаст дела своему ученику Игорю Курчатову.

               Рассматривая эти этапы становления Советского Союза, надо признать, что это  была мировая революция, которая втягивала в свой водоворот мировые массы пролетариата, достигнув после Второй мировой войны примерного численного равновесия сил между Трудом и Капиталом во всем мире.Причем, пришедшая в СССР к власти компания Хрущева в преобразующую силу ленинской  «второй программы партии» не верила и даже боялась её как огня,  поскольку активную позицию по вовлечению масс в массовое повышение производительности труда занять не могла. Эти люди вообще не представляли себе, что нужно вести противоборство Армии Труда с армией Капитала на основе высоких темпов роста производительности труда, используя энергоресурсы в качестве  передового средства товарообмена в руках рабочего класса, с отражением результатов такой экономики через банковскую систему. Хрущёвцы, дорвавшиеся до власти,  бездарно сдали все позиции доллару, оседлав для этого волну анархо-синдикализма и проявляя себя больше профсоюзными руководителями на раздаче «излишков», чем лидерами революционного движения  рабочего класса.

      По итогам разработок Маркса и Ленина, касающихся критерия  производительности труда, получалось так, что этот показатель  всецело зависел от энергозатрат машин.  А работа машин характеризовалась затратами энергетического топлива: у Маркса это был каменный уголь,  у Ленина – гидравлическая энергия воды (он её ещё  назовет «зеленый уголь»), у Сталина – нефть.  Именно эти затраты доминирующего в экономике энергетического топлива позднее будут названы «черным золотом», по черному цвету основных видов топлива (уголь, нефть и в какой-то мере торф), используемых для выработки энергии. Затраты «черного золота» на выпуск единицы продукции  и  станут основной статьей затрат, характеризующих экономическое развитие передовых стран. К характеристике этих затрат наиболее часто будут прибегать уже и  в политике, анализируя перспективы экономического развития стран или фирм.

      По мере перехода экономической значимости или   авторитета к «черному золоту»,  обычное золото теряет свой вес в политике. Это обстоятельство быстро уяснит себе система ФРС (Федеральная резервная система), и, скупая (или расхищая) золотые запасы других стран, переведет экономику мирового рынка на доллар как единственную валюту, способную заменить собой золотой паритет. В этих вопросах Хрущев был абсолютный ноль. А те кадры, которые Хрущев приводил в ЦК партии, также не понимали, что обычное золото по своему характеру выражает собой значение денежной системы как посредника в производственном процессе «на лошадиной тяге», не принимающего непосредственного участия в нем. А вот «черное золото» становилось самым главным показателем эффективности экономики энергетического процесса, поскольку само являлось составной его частью, конкретно сгорая в производственном процессе. Поэтому первоначальный капитализм, используя тягу от парового котла, ещё мог использовать, применять,  или «существовать» на банковской   системе управления, функционирующей на паритете чистого золота, что нашло выражение у Маркса, поскольку такой вид управления подчинялся авторитету (количеству имеюшегося в наличии) золотого запаса в банке. На этом анализе Маркс и строил свои расчеты в «Капитале».

      Однако, наступившая вместе с ХХ веком эпоха империализма, перевела экономику на рельсы энергозатрат, что позволило революционизировать процесс производства в Советской России, и потребовало по нарастающей развиваться ленинской электрификации при Сталине.  Поэтому следует более основательно рассмотреть отличие советской прибыли, основанной на постоянном  росте производительности труда, от прибыли капиталистической, основанной на прибавочной стоимости. Для этого взглянем на эти два источника формирования прибыли более подробно.

      Если в капиталистической системе прибыль образуется за счет прибавочной стоимости, создаваемой  рабочим, и присваивается классом хозяев производства, то при социализме прибыль должна доставаться новым хозяевам производства, каковым уже становится рабочий класс.

       А прибыль эта у рабочего класса могла складываться только из критерия роста за счёт повышения производительности труда, ибо этот класс по своей природе не может эксплуатировать сам себя прибавочной стоимостью. Хотя это утверждение выглядит противоречиво по отношению к Марксу, пытаясь отодвинуть прибавочную стоимость, которая в мире доминирует. Но тут есть одно «но», которое говорит не о временном явлении ленинской электрификации, а о том, что сама ленинская электрификация научно объясняет необходимость жизни в рамках энергетических затрат. вытекающих из ленинского учения. Хотим мы того или нет, но языку энергозатрат уже тесновато на Земле и он способен распространить своё влияние на просторах Вселенной, где никакой другой язык не приживется, если, конечно, человечество будет стремиться выжить и установить своё влияние во Вселенной, а не уничтожит себя в борьбе за результаты присвоения прибавочной стоимости в рамках планеты Земля. Поэтому цель построения коммунизма – это не одинокое желание Ленина доказать возможность построения более справедливого и гуманного общества на планете, а это ещё и промежуточный  этап в развитии человечества, открывающий  путь движения человечества во Вселенную, где будет значительно сложнее и труднее выживать. В то время, как на благоприятной Земле общество потребления сознательно загоняет население в состояние управляемого хаоса, да ещё и гробит экологию, после чего катастрофа грозит всем гибелью.

      Сегодня способность Человека управлять энергопотенциалами на Земле нужна нам так остро, как остро в бездне космоса потребуется воздух и системы жизнеобеспечения, которые возможно получить только на основе обладания незнакомыми человечеству потоками энергии.  Оставаться же на Земле в рамках разрушительных денежных отношений – всё больше обрекает нас на заведомую гибель. Поскольку человечество не научилось применять располагаемые запасы энергии на развитие общества и сохранение экологии.

      Ведь если смотреть на жизнь с позиции энергетических потенциалов космоса, то наша планета Земля уже представляет собой космический корабль, созданный многомилионной историей преобразования, как принято теперь говорить, большого взрыва, откуда началось  формирования всего живого как на Земле, так и на других планетах, о чем мы имеем очень слабое представление. И то философское направление социалистической революции в России, которое получило название «ленинской электрификации», стало прямым прорывом в научный мир познания Вселенной, без освоения которой всё живое на Земле обречено.

      Конечно, такие перспективы трудно объяснить человеку, участвующему в нынешней избирательной кампании в России, ибо все критерии экономического развития  замыкаются на денежный потенциал, концентрация которого в руках узкого круга людей превращает планету в объект самоуничтожения. И если мы забудем в ажиотаже борьбы за денежные места в политике, что Ленин был первым в научной политике, кто в философском направлении определил путь выживания после Первой мировой и Гражданской войны в России за счет «электрификации всей страны», что равнозначно пониманию современной политики, которая  остро ставит вопрос распространения «электрификации на всю Вселенную», как единственный путь спасения человечества. И этот путь проходит через экономические интересы рабочего класса.

      В целях формирования собственной прибыли рабочий  класс способен сознательно повышать производительность труда, используя экономику энергозатрат на каждом рабочем месте. И уже от плановых  структур социалистического государства зависит то, как эта прибыль будет реализована, как будет учитываться и доходить до своего гегемона. Невыполнение этого условия грозит застоем и скатыванием в кризис. Для того, чтобы застоя не случилось необходима первая программа партии, т.е. роль Советов .  А сегодня роль Советов почти не заметна, тем более, что в предвыборных баталиях её вообще не вспоминают. А если кто-то из огромной оравы претендентов на парламентские места заикнется об надежности основ Советской власти, и возгордится тем, как её защищали в Гражданскую и Великую Отечественную войну,  то его просто обвинят в предательстве этой самой Советской власти. Что вполне будет соответствовать действительности. Отчего бодрым защитникам социализма и СССР ныне выгоднее  защищать «империю» Сталина, чем Советскую власть всего народа.  

      Показатель повышения производительности труда при Сталине сложился в постоянно возрастающее значение, насыщая собой плановую систему социализма.  На деле плановая система приобретала значение станового хребта социализма. Из этой плановой системы при социализме  образовалась связующая нить с банковской системой, контролирующей производство, наподобие обратной связи. На деле это означало, что банковская система социализма, учитывая показатели производительности труда на производстве, должна улучшать условия жизни своего гегемона, т.е. рабочего класса. И банковская система управления в СССР отвечала за политику понижения цен, обеспечивая такое понижение на основе учета снижения затрат на используемые ресурсы производства.

      Показатель повышения производительности труда при Сталине сложился в постоянно возрастающее значение, насыщая собой плановую систему социализма.  На деле плановая система приобретала значение станового хребта социализма. Из этой плановой системы при социализме  образовалась связующая нить с банковской системой, контролирующей производство, наподобие обратной связи. На деле это означало, что банковская система социализма, учитывая показатели производительности труда на производстве, должна улучшать условия жизни своего гегемона, т.е. рабочего класса. И банковская система управления в СССР отвечала за политику понижения цен, обеспечивая такое понижение на основе учета снижения затрат на используемые ресурсы производства.

      Например, шахтер Алексей Стаханов предложит новый метод выработки угля. Вместо прямого вдалбливания в стену угля, он начинает отбивать уголь сбоку, нарушая его структуру в пласте. В результате его отбойный молоток преобразуется в своеобразный «ковш», который загребал уголь из пласта как снег из сугроба.  Норма выработки у Стаханова увеличится с 7 тонн до 102 тонн за смену. Это поднимет выработку до 14 норм. И во столько же раз увеличивается у Стаханова заработная плата, как у автора передового метода повышения производительности труда в угольной промышленности. Теперь его опыт становился образцом для других шахтеров, и они тоже начинают перенимать его метод работы, наращивая выработку угля по мере затраты своих сил Однако, последователи Стаханова смогли рассчитывать на оплату увеличения  затраты своих сил, а вовсе не на ту зарплату, которая стала выплачиваться первооткрывателю метода.

      Почему же шахтеры были заинтересованы в овладении стахановским методом и стали наращивать темпы повышения производительности труда?

      Наращивание выработки угля в плановом порядке вело к наращиванию  выпуска других товаров, поскольку ресурсов становилось больше и рабочие коллективы смогли увеличить выпускаемое количество продукции. Соответственно, сокращались по всей рабочей цепочке затраты энергоресурсов.Цена сэкономленного топлива и ложилась в основу формирования суммы, на которую можно было понизить цены для того же класса производителей.  То есть, рабочий класс эту прибыль разворачивал на свои интересы, выражаемые политикой понижения цен. 

      На базе Плана ГОЭЛРО рабочий класс реально включился в управление и смог дальше наращивать широкую индустриализацию. А после возрождения заново созданной промышленности в СССР и вливания её в экономический баланс страны, ленинская электрификация показала механизмы своего управления. Эти механизмы управления на базе ленинской электрификации всей страны действовали параллельно с банковской системой управления, но вели к значительному сужению  приоритетов денежной системы, расширяя действие плановых начал. Потому что плановые начала должны были и смогли проявить себя на экономическом интересе рабочего класса, на практике подкрепляемым значительными темпами повышения производительности труда. В противном случае терялась бы почва для самого планирования, что на практике выражает собой сначала застой, который перерастает в кризис и слом социализма.

      Высокие темпы производительности труда находили подтверждение в соответствующих понижениях цен на сумму, равнозначную стоимости через  сэкономленных энергоресурсов.  Это и была та прибыль для рабочего класса, которую он получает от повышения своей же производительности труда, и в которой был заинтересован как гегемон.  В конечном счете, понижение цен выражалось повышением жизненного уровня, как рабочего класса, так и его союзников по труду, представлявших подавляющее большинство населения в Советском Союзе.

      Таким образом, прибыль в ленинской электрификации реализуется через банк в интересах уже своего гегемона.  А плановые показатели растут постоянно.. Разумеется, финансовая система страны действует на основе своей валюты – рубля, обеспечивая ему не рост, а устойчивое понижение и постепенное отмирание. Рост осуществляется для производства. Это и есть экономическая база ленинской электрификации.  На её действии основано понижение потребительских цен. А понижение потребительских цен по своему направлению могло стремиться только к нулевому показателю самих цен и, как следствие, тянуло за собой отмирание всей денежной системы. За действие этой экономической модели отвечал лидер страны и его ближайшее окружение,  поскольку отмирание денежной системы соответствовало главной цели социализма – построению коммунизма, где исчезают классы и классовая борьба.  Если же по каким-то причинам перестает действовать эта модель, когда понижаются цены и постоянно повышаются плановые показатели на основе повышения производительности труда,  токак предупреждал Ленин: «Если не электрификация – возврат капитализма неизбежен». 

      Вот это и есть тот социалистический курс, в котором Россия способна развиваться. Но нельзя забывать, что современный империализм действует в рамках «электрификации всего капитализма», осуществляя перекачку прибыли в пользу наиболее сильных хищников и делая это за счет вывоза капитала и эмиссии доллара, замкнувшей на себя всю стоимость современного «черного золота».  Российский олигархический капитал участвует в этой политической игре, что грозит утратой контроля как за национальными запасами «черного золота», за счет создаваемых волн инфляции, так и потери всей ресурсной базы.

               Конечно банковская система социализма никоим образом не может сотрудничать с банковской системой капитализма, потому что эти системы направлены в разные стороны. «Первым шагом всякой серьёзной борьбы с разрухой и с надвигающейся на страну катастрофой, - говорил Ленин, - должно быть постановление об отмене  коммерческой (и банковской в том числе) тайны по всем делам, связанным с поставкой в казну и на оборону вообще» т.32. с.318-319).

               На то, что профсоюзные замашки анархо-синдикалистов тянут Советскую Россию к войне, Ленин указал в своем выступлении на VIII съезде Советов.  И на этот счет выразился вполне конкретно: «Война есть продолжение политики иными средствами. Всякая война неразрывно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вел в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия».   Касаясь позиции американских банкиров в этом вопросе, Ленин добавлял: "В Европе идет война из-за господства над миром. Для того, чтобы господствовать над миром , надо иметь две вещи: доллары и банки. Доллары у нас есть, банки мы сделаем, и будем господствовать над миром" Это – заявление руководителя газеты американских миллиардеров» (т.32. с.81. 84)

               Поэтому, возвращаясь к анализу смены политического курса, мы, большевики, должны хорошо себе представлять то, какие препятствия мы должны преодолеть, а какие преграды мы должны обойти. Но в этом прогнозировании дальнейшего движения необходимо исходить из бесценного опыта СССР, позволившего стране возродиться из «самого слабого звена» и победить в самом тяжелом испытании Великой Отечественной войны с гитлеровским фашизмом. Более того, после  тяжелейшего испытания в войне Советский Союз смог первым отменить продовольственные карточки, а вскоре приступить к политике понижения цен, чем сохранял движение к коммунизму. К середине 50-х годов экономическую политику Советского Союза поддерживала половина мирового населения, что доказывало правоту модели  революционного развития по ленинской электрификации, успешно воплощенной на практике Сталиным.  Вместе с тем, политический процесс в СССР представлял собой ничто иное как мировую революцию, в которой советские народы встали стеной за изменения жизни к лучшему, и пошли в авангарде экономической политики, ведущей СССР в мировые лидеры. И трудовые массы во всем мире их в этом  поддерживали.

               Но что предложили сподвижникам социализма после Сталина лидеры Советского Союза?  Новые лидеры СССР предложили курс застоя, который вытекал из их понимания социализма. На деле получилась реанимация капитализма, с переводом прибыли в денежное исчисление, т.е. считали экономсию не по энергозатратам, а по рублям, которые  стали печатать ничем себя не ограничивая. В таких условиях в экономику страны пришел хаос, который  западные партнеры принялись направлять в нужное русло. Нужным руслом оказалось скатывание к капитализму. Процесс скатывания к капитализму, активный при Хрущева и Горбачеве, и умеренный при других антисталинистах в руководстве, выражал  желание – понравиться Западу. Запад ответил продвижением военной машины к российским границам, не скрывая своей цели подобраться к национальным богатствам России. И хотя это были на практике не силы нового Гитлера. тем не менее, при понятных осложнениях, империализм во главе с США был всегда готов преобразовать их в гитлеровскую модель. Для   России становятся более привычными  силы  анархо-синдикализма, интерес к которым только возрастал, возрождая как привычный бандитизм с идеологией криминала, так и бонапартизм леваков, использующий фашиствующую идеологию современных нациков. Причем, в различных советских республиках эти силы управляемого хаоса принимали различные формы, доходя порой до «настоящей махновщины».

               В этом смысле пример с «пятой колонной» 3)в Испании, где формировался фашизм генерала Франко, как раз и осуществлялся на основе действия сил управляемого хаоса, которые многое переняли из анархии. И эти внутренние силы, относящие себя по большей части к левакам, назвали «пятой колонной» в Мадриде, поскольку в силу движения к Мадриду четырех колонн диктатора Франко, «пятой колонне» в столице  фашисты отдавали приоритет в будущем сражении. И  победа была достигнута за счет работы этой колонны анархо-синдикалистов в Мадриде. Поэтому современные разрушители  изнутри не рассуждают о своем анархо-синдикализме или управляемом экономическом хаосе, так ведь и до критических высказываний Ленина дойти можно, а сразу формируют «пятые колонны», которые со времен Франко не претерпели каких-либо изменений. А империализм как ранее продемонстрировал поддержку  фашизма Франко, так и продолжает традиционно поддерживать везде «пятые колонны», не афишируя их направленные действия в сторону создания современных диктаторов.на службе империализма.

               И уж совсем наивным выглядит желание российского капитала заменить космополитствующий капитализм на капитализм патриотический. Тут как не крути, но на эксплуатации наемного труда нельзя создать патриотическое государство. Такое множество наций, которое проживает в современной России, способно решить свой национальный вопрос только в общности Советский народ. И к этой общности нужно стремиться идти и развиваться.

               Мы не можем не замечать того, что волны системного кризиса капитализма, охватившего весь мир, подкрепляются авантюрами НАТО у российских границ, усиленно подыскивающего себе опору среди российских сил криминала, а где-то и спонсируя исламских террористов. Ситуация во многом повторяет события  исхода Первой мировой войны, в которой отечественный капитал раскачивал экономику до полного краха, надеясь передать управление рублем иностранным банкам. А обслуживающая Капитал современная пишущая братия видит в этом недостаточность российского патриотизма: столетие назад «патриотизма», по их мнению, не хватало на передовой, теперь патриотизма маловато тогда, когда  жители страны не могут расплатиться с банками. Деньги есть у западных инвесторов, и они всегда готовы пожертвовать рублем для «восстановления прав человека» в России, за которыми тут же вылезают права капитала США.

               Кроме экономического кризиса, Россия находится в условиях мировой экологической катастрофы, размеры которой грозят гибелью всему человечеству. И это тоже является составной частью кризиса современного капитализма. Такое обстоятельство постоянно усиливается обширным износом отечественного промышленного оборудования, загрязняющего воздух и воду в силу невозможности удерживать допустимые концентрации выбросов в рамках установленных норм безопасности.

               В результате самым желаемым курсом дальнейшего развития России является сталинский курс экономики, продержавшийся до середины 50-х годов ХХ века. Именно в этом политическом курсе заложены основы экономического и промышленного роста, основанные на высочайшей производительности труда рабочего класса и подкрепленного банковской системой управления в деле политики понижения цен. Для всего этого нужна политическая партия, которая способна возглавить такой экономический курс в России. Такая политическая партия должна будет провести национализацию отечественной ресурсной базы, усилить роль народных предприятий в экономике, которые пока могут опереться на профсоюзы, и обеспечить функционирование Государственного плана, учитывающего ресурсы на основе затрат энергоресурсов («черного золота»). Т.е., на месте народных предприятий 4) должны зарождаться Советы, способные отстаивать национализированные богатства страны, что неизменно  потянет к большевизму.

               Проблема же упирается в людей 5), которые должны в банковской системе управления заниматься политикой понижения цен на основе того, что рабочий класс России «каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости, будет  улучшать, совершенствовать» производительность труда. Эти люди должны будут обеспечивать постоянный рост плановых заданий и удерживать Госплан в рамках постоянного нарастания. Проблема же людей в банковской системе управления состоит в их нежелании работать на отмирание денежной системы. А это уже потребует высокой дисциплины, которую очень трудно удерживать вблизи банковской системы, содержавшей денежные мешки. Поэтому нужен широкий контроль за банковской системой со стороны производительной силы страны, что опять говорит об неоходимости прихода Советов на предприятия.

               Вместе с тем,  постоянно растущий спрос населения потребует дальнейшего разделения труда и наращивания выпуска продукции. А разделение труда потребует наращивания производительных сил, что привлечет наращивание производства и увеличение производительных сил, экономическую  базу которых способно составить содружество государств БРИКС.   Не исключено, что торговля с Западом  потребует введения в действие более раскрученной на мировом рынке валюты, например, юаня. И, конечно же, в такой перспективе встает вопрос, давно поставленный Лениным: а это улучшит положение рабочего класса в России?

      А если мы внимательно посмотрим на обстоятельства наращивания производства и выпуск необходимой продукции, то как раз увидим ленинскую теорию мировой революции, возле которой способно формироваться мировое коммунистическое движение. Вопрос только в том, сумеет ли такое рабочее движение  не попасть под контроль банковских структур империализма и сохранит ли независимое развитие на основе выработанных планов и целей развития. Улучшение положения рабочих будет проходной картой в новое качество жизни, основанное на наращивании выпуска продукции и осуществляющего политику понижения цен на неё, на основе экономии затрат энергоресурсов. Тут ведь борьба ещё  идет и за прибыль как за продукт человеческого творения, призванного обеспечить самые широкие жизненные потребности на планете Земля. И армии Труда совсем не безразлично то, в чью пользу будет распределяться прибыль.

      У России нет легких путей развития. Страна либо станет сама сильной и заставит других уважать себя, либо её задавят её же капиталистические партнеры. По насыщенности ресурсами Россия является самой богатой страной, отчего она не может оставаться на рынке бедной капиталистической страной. Поэтому россияне будут вынуждены постоянно отбивать атаки Запада, которые всегда готовы перерасти в военные, либо повторят трудный путь большевиков и на пути к коммунизму выведут страну в недосягаемые для других лидеры.

      Основным паритетом, на базе которого способна функционировать денежная система в любой стране, является нефть. Говорить пока о приоритете возобновляемых источников энергии преждевременно, хотя на Петербургском Международном экономическом форуме в июне 2016г. этому вопросу было уделено немало времени.Основной задачей на основе доминирования «черного золота» под контролем производительных сил, будет вытеснение бумажной массы американского доллара из мировой экономики, как когда-то обычное золото было вытеснено эмиссией американского доллара.  

      По сути дела, мы живем во времена перераспределения материальных ценностей, осуществляемых МВФ, ФРС и прочими институтами империализма, которые подменяют собой  систему госплана для каждой страны, направляя  работу мирового рынка в сторону держателей  наиболее дорогих акций. Вывоз капитала и повышение курса акций на рынке как раз и связаны с  распределением  товарных ценностей в зависимости от приоритета на этом рынке. Отлаженный механизм ловко маневрирует между инфляцией и дефляцией, вгоняя шарик рулетки этого казино в заранее выигрышные ниши.  У слаборазвитых стран с низкими учетными ставками своих экономик нет никаких шансов на выигрыш.

      Конечно, на практике смена в России экономического курса  привычнее всего под очередное обесценивание рубля до значения бумаги. Если и в этом случае ничего не делать, что чаще всего и предпочитают российские власти, то альтернативой обесцениванию рубля может быть только разгул управляемого экономического хаоса, рецидивы которого мы начинает переживать уже на подходах к первым признакам провала в новые «керенки» и наблюдаем аналогии подобного кризиса политики на Ближнем Востоке. И первыми рецидивами надвигающегося кризиса становится разгул бандитизма, пытающегося обогатиться на разорении страны. Затем поднимает голову терроризм, который тоже хочет урвать свою долю в бизнесе, осуществляя похищение людей и целых производств, чтобы требовать за них выкуп. И тем, и другим нужен один политический курс – анархия, которая их окрыляет. Анархия открывает дорогу и «левакам», улавливающим в такой политике отголоски мирового пожара, который они готовы  раздувать и дальше, поскольку по их следам идут воротилы мирового рынка, всегда готовые к созданию мирового правительства из хозяев  больших банковских систем. И такому «правительству» безразлично кто будет стоять во главе, новый Гитлер или когорта финансовых воротил: они хотят мирового господства и мораль их не интересует.

      Поэтому, возвращаясь к вопросу смены экономического курса в России, необходимо видеть все перспективы роста и трудности их воплощения в жизнь. Самым трудным участком будет Госплан и обеспечение его национализированной ресурсной базой страны, с последующим переходом к народному предприятию и Советам в массовом масштабе. Затем, учет и контроль расхода всех ресурсов, с приоритетом расходов  энергоресурсов, их отражение в банковской системе в качестве производительного роста 6) , что станет базой для политики понижения цен в пользу армии Труда. Всякая другая смена политического курса заставит играть «в улыбки» с империалистическими «демократами», которая обернется успокоительными мерами для западных хищников и полной утратой собственного суверенитета. Т.е., всем тем, что мы так хорошо себе усвоили в период «политики улыбок» Горбачева.

      Сентябрьские выборы в Госдуму РФ в некоторой степени   подведут итог двадцатипятилетнему периоду капитализма и невольно поставят вопрос: есть ли будущее у России?  А будущее у Россию может появиться  только при создании условий перераспределения  прибыли в государстве в интересах рабочего класса, вернувшись к сталинской модели экономики и изменив политическую роль производительных сил в обществе.Всякая другая модель работать не будет, а это значит, что не будет и России. От того, каким будет после выборов экономический курс страны,  зависит её будущее. Выборы в Госдуму в сентябре не решают проблему, а только ставят вопрос. Альтернативой левым силам, выступающим за возрождение СССР и Социализм, может быть либо  отечественный фашизм либералов (либералофашизм), либо откровенный фашизм Запада. Ответ на поставленный в статье вопрос один: невозможность изменения экономического курса России без изменения политической роли производительных сил.

       

                                                                                                          Июнь 2016 г.

       

      От редакции сайта –    уточнения в тексте

      1.  «Спасением страны».  Спасением ни империи, ни буржуазной республики большевики заниматься не собирались. Вопрос о спасении страны мог рассматриваться только после того, как страна стала республикой советской. И даже тогда это было  не всем понятно — ведь при коммунизме понятия страны (государства) не должно быть вовсе. «Вчера было рано, завтра будет поздно, надо сегодня!» - относится к возможности в обозримом будущем восстания и его победы, а не к вопросу спасения страны.
      2. Революционный народ сам по себе без лидера победить ни в войне, ни в революции не может. Современные  враги Отечества    утверждают, что в Великой Отечественной войне победил народ, выбрасывают из истории имя великого полководца Генералиссимуса И.В. Сталина – организатора победы советского народа, Генерального секретаря ЦК ВКП(б).   В Финляндии, Германии, Венгрии в начале ХХ века революционный народ потерпел поражение из-за отсутствия в стране политического лидера масштаба Ленина.
      3. «пятая колонна» действовала в Испанской Республике во время Гражданской войны в Испании 1936—1939 гг.).
      4. На конференции в Госдуме 31.10.2015 ( politpros.com/events/596/), посвящённой НП, отмечалось, что «капиталистическое государство ведёт политику  противодействия созданию НП». Для  создания  такого рода организаций, как отмечалось на конференции, нужно использовать существующие «модели социально-ориентированной капиталистической экономики и совмещать их с опытом государственного планирования». Второй аспект в условиях существующего олигархического бандитского капитализма в РФ отсутствует и принципиально невозможен.  И потому  существующие  ныне около двух десятков из  некогда 140 НП есть типичный пример анархо-синдикализма.  Функционирование НП в интересах гегемона – пролетариата  при нынешнем  олигархическом строе невозможно. Пользуясь терминологией автора статьи (В.И. Рябова) развитие системы НП в интересах гегемона возможно  лишь при большевизме, или при социализме.
      5. Необоснованное  сужение проблемы автором статьи. Проблема людей в банковской системе управления состоитне в их нежелании работать на отмирание денежной системы, а в общественно-политический строе –   капитализме, в интересах которого функционирует данная банковская система.  
      6. Производительный рост –  это энергоресурсы (и другие ресурсы), которые  экономятся и на базе этой экономии можно понижать  цены на продукты потребления населением.
      ]]>
      AleksejD2@yandex.ru (Алексей) Вызовы XXI века Thu, 14 Jul 2016 22:39:30 +0000