Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Среда, 26 Октябрь 2016 20:39

ДИЛЕММА ДНЯ: ЛИБО ФАШИЗМ, ЛИБО КОММУНИЗМ – ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО

  • Размер шрифта: - +

Владимир Рябов

В своё время система социализма многое делала для того, чтобы перевести экономику на безналичный расчет и по возможности сократить излишнюю работу по денежным операциям. Собственно движение к коммунизму как раз и подразумевало отмирание денежной системы и перевод экономики на приоритеты учета затрат энергоресурсов как наиболее передового способа товарных отношений, что было вполне закономерным явлением развития социализма. Поскольку деньги в экономике выступают как торговый посредник, их значение в коммунизме должно быть сведено к нулю, а на месте денег должен появиться эквивалент энергозатрат, в которых энергоресурсы (или как их чаще всего называют «черное золото» - по доминированию цвета нефти) занимают ведущее место в экономических расчетах. Собственно, даже в фантастических произведениях будущее человечества представало в овладении большими потенциалами энергии.

Однако империализму удалось развалить социалистическую систему экономики, обвинив её, с помощью ренегатов от ЦК КПСС, в «сталинизме», который сначала приравнивали к тоталитаризму, а потом, не имея достойного ответа со стороны коммунистов, быстро «объединили» с гитлеровским фашизмом. И теперь, когда мы оцениваем перспективы развития современного капитализма, ученые социалистической ориентации с удивлением обнаруживают, что товарно-денежные отношения тянут ведущие страны Запада к откровенной политике фашизма, который остается единственной перспективой в «развитии» капитализма.

Один из руководителей Академии Тринитаризма В.Ю.Татур еще 2003 году подметил эту черту капитализма в статье «Геофашизм как идол и высшая стадия империализма», ибо нарастающий по объемам отказ от наличных денег и перевод товарообмена на безналичные расчеты, стал естественным переходом финансового капитала на следующий этап своего развития, фашизм. В статье, в частности, было сказано: «Финансовый капитал стремится не просто к мировому господству. Он стремится подчинить не только страны, а каждого человека, уничтожив его личность и превратив его в индивида. Этот индивид будет представлен несколькими строками в компьютерной базе данных, и вся личность сведется к определенному количеству счетов. Человек будет обезличен, потому что так он воспринимается финансовым капиталом. Но, будучи обезличен, он будет и подконтролен. Каждый его шаг как потребителя будет контролироваться. И этому способствуют компьютерные технологии, в частности, Интернет, который как паутина накрывает Землю, проникая в дома, офисы, банки, магазины. Сетевые технологии привели к тому, что бумажные деньги уходят в прошлое. При этом испаряется реальный, пусть даже бумажный, вещественный носитель денег, даже видимость этого носителя: возникают электронные деньги и их носитель – электромагнитные поля. Наступает время всевластия электронных денег, на производство которых уже не будут расходоваться ни время, ни ресурсы. Тот, кто будет владеть инструментом их производства – будет владеть миром (или той его частью, которая примет их). Электронные деньги и средства контроля за людьми станут реальной технологической основой геофашизма».

Автор давал понять, что у человечества есть еще шанс не попасть в этот концлагерь. И у России в создании и реализации этого шанса особая роль.

Совсем недавно на эту же тему выступил известный экономист В.Ю.Касатонов. Он начал анализ со Скандинавии и заметил:

«В Швеции начат выпуск бесконтактных банковских карточек — их станут выдавать в Швеции и странах Прибалтики, где существует множество отделений шведских банков, уже в августе. Хорошо это или плохо? И к чему приведет?

Шведы активнее всех борются с наличными в обороте. Операции с наличными деньгами там составляют всего 3%. Меньше, чем у шведов, эта доля лишь в Южной Корее — 2%. А в среднем в странах Запада в общей денежной массе около 10% наличных, в развивающихся странах — 15%, в России — 25%. В Швеции же и за проезд в автобусе заплатить наличными деньгами пассажир не сможет. Нужно заранее купить проездной либо осуществить оплату с мобильного телефона.

На Западе правительства устанавливают лимиты на использование наличных — в некоторых странах Европы разрешено не более 1000 евро. Многие банки объявляют о том, что прекращают все операции с наличными, другие устанавливают высокие комиссии на услуги, если клиент оплачивает их наличными. И даже отказываются хранить наличные в сейфовых ячейках, если они не представляют коллекционной ценности!

У нас в России также стало практически невозможно заплатить наличными без комиссии за некоторые услуги — например, за сотовую связь. Только пластиковой карточкой своего банка! Нас чуть ли не силой затаскивают в «электронный банковский рай», где ничто не мешает повышать тарифы. И произвол с тарифами — только полбеды. Хуже то, что ваши «электронные ключи» никакого реального значения не имеют. Вы (или кто-то другой) после ввода пин-кода любой из ваших карточек можете оперировать сразу всеми вашими счетами в одном банке. Но банки стараются заработать и на уязвимости своих «карточных домиков». Почти везде навязывают услугу страхования карточных счетов, которые нам только что рекламировали как самые передовые и безопасные технологии!

Наличные деньги из оборота вытесняются целенаправленно. Доводы сторонников 100-процентного безналичного расчета хорошо известны. Переход к нему якобы позволит исцелить многие язвы современного общества: торговлю наркотиками, терроризм, работорговлю, организованную преступность, коррупцию, уклонение от налогов, снижение затраты госбюджетов…»

     В конечном счете В.Ю.Касатонов приходит к выводу о том, что Запад создает таким образом «банковский концлагерь»:

     «Есть много признаков того, что кампанию по вытеснению наличных денег стимулируют банкиры. Зачем?

Во-первых, уже давно обозначилась тенденция к снижению ставок по кредитам и вкладам. Стимулы хранить деньги в банках исчезают — наличные средства как способ накопления становятся предпочтительными. А переход к 100-процентному безналичному расчету застрахует банкиров от бегства клиентов.

Во-вторых, безналичный расчет — это деньги из воздуха. Во всех странах законным платежным средством являются наличные. Клиенты приносят законные деньги в банки, а там под каждый доллар (рубль, евро, фунт) таких денег выпускают в виде кредитов несколько безналичных долларов (евро, фунтов, рублей и т. п.). Это фальшивомонетничество в особо крупных размерах! Суть этой схемы обнаруживается лишь во время кризисов, когда клиенты устраивают «набеги» на банки, требуя возвращения своих законных денег, которых у банков либо не оказывается вообще, либо не хватает на всех. Чем меньше доля наличности, тем больше у банков возможности делать деньги из воздуха.

В-третьих, высшая цель «хозяев денег» (мировых банкиров) — абсолютная власть. Переход к денежной системе, основанной на безнале, будет означать построение мирового банковского концлагеря. Все операции с безналом окажутся под электронным колпаком. А положение держателей счетов будет определяться их поведением и образом мысли. В случае «отклонений от норм» счет гражданина будет просто блокироваться, что будет означать для него смертный приговор.

Как писал Джон Колеман в своей книге «Комитет 300», одной из главных задач «хозяев денег» является истребление миллиардов «лишних» людей на планете. Что ж, банковский концлагерь может стать идеальным средством решения такой задачи».

          Первый свисток о предупреждении отключения от банковской системы расчетов прозвучал совсем недавно. У властей России начался конфликт с Обществом всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (от англ. SocietyforWorldwideInterbankFinancialTelecommunications (SWIFT), произносится как СВИФТ), коей является международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Также известна как SWIFT-BIC (англ. BankIdentifierCodes), BICcode, SWIFTID или SWIFTcode. Основана в 1973; соучредителями выступили 239 банков из 15 стран.

По сути дела западные банкиры могли отключить от платежных операций всё население России, которое использует платежные карточки, подконтрольные СВИФТ. Поэтому Центральный Банк России стал предпринимать отчаянные меры, чтобы обезопасить банки от возможных проблем в случае отключения от системы международных расчетов SWIFT. Евросоюз в сентябре 2014 года и в январе 2015 призвал к новым ограничительным мерам в отношении России, в том числе к отключению России от системы SWIFT. И России пришлось делать свои платежные карточки и вводить их в оборот.

Но было бы наивностью полагать, что такой порядок волчьих законов Запад применяет к третьим странам или к своим противникам из-за несоответствия во взглядах на «демократию». Сама мораль мира денег полностью соответствует «волчьему кодексу», который ныне заменяет Западу их «демократию».

В конце июля TheNewYorkTimes опубликовала скандальную статью с интригующим заголовком «Секс, страх и видеонаблюдение в крупнейшем хедж-фонде мира». Статья поведала о жалобах властям со стороны сотрудников хедж-фонда Bridgewаter Аssociаtes, управляющего активами более чем на 50 млрд долларов. Сотрудники, выражавшие лицо мира денег США, жаловались на гнетущую атмосферу в компании – все, что происходит в офисе, подлежит видео- и аудиозаписи, имеют место случаи сексуального домогательства, включая однополое, и попытки замять инциденты с помощью давления топ-менеджмента.

Конечно, такой финансовый беспредел стал возможен только потому, что сталинская модель экономики, основанная на энергозатратах и поддерживаемая тогда половиной мирового населения, была выброшена за борт мирового революционного движения, а на её месте Запад, усилиями диссидентов и ренегатов от ЦК КПСС, создал уродливое подобие социализма. Последовавшее затем преклонение социалистической экономики перед долларом позволило империализму творить всё, что ему придет в голову. В результате мы пожинаем плоды поклонения денежному идолу в ущерб развитию экономики социализма на базе энергозатрат, выросшей из ленинской электрификации, политически обоснованной вождем как «вторая программа партии», которая должна функционировать с «первой программой партии» - Советской властью, что Владимир Ильич Ленин представил на VIII съезде Советов в 1920 году.

С ленинской электрификации исторически начинается осмысленное планирование и создание экономических программ, объединяющих как национальные окраины, так и передовой пролетариат.

Ослабление социализма и его развал в СССР привели к тому, что империализм лишь запускает печатный станок по выпуску денег, или печатает акции на основные фонды только потому, что все сырьевые богатства мира продает на доллары и у денежных корпораций нет противовеса со стороны рабочего класса, который бы противопоставлял такому хамству учет и контроль энергозатрат на базе «второй программы» Ленина, программы, способной осуществляться только силами трудовых масс.

Слушая российских политиков, может сложиться впечатление, что в России всё принадлежит народу и только наиболее предприимчивые его представители владеют какой-то долей собственности, приносящей высокий доход, «достойный» их таланта предпринимателей. На деле эти предприниматели из кожи лезут, чтобы продавать национальные богатства за доллары и уводить полученные доллары в офшоры или покупать за Западе дорогую недвижимость.

Ситуация в мировой экономике сложилась довольно странная. Запад находится в дефляции и банковская система не фиксирует какой-либо прибыли, но жизненный уровень западных стран поддерживается на высоком уровне. Восток и Россия пребывают в инфляции и их жизненный уровень желает иметь большего.

Почему широкие массы не применяют на практике программу Ленинской электрификации, а империализм в ответ на это творит произвол?

Все дело в том, что ситуацию с высоким жизненным уровнем Запада решает не банковская система, а торговый оборот, сложившийся после Второй мировой войны и по сути дела представляющий собой процесс грабежа всего не западного мира. Дело решают не банковская прибыль компаний, а прибыль торговых посредников, которая почти сразу переходит в новые закупки, а новый оборот приносит посредникам ещё большие прибыли. Амортизатором таких накоплений служат офшоры и скупка недвижимости, отчего на Западе гудят постоянные споры о невыплате налогов. Т.е. мировой рынок перешел полностью в режим системы казино и обслуживает «золотой миллиард», оставляя всех остальных за бортом. А банковская система Запада контролирует не столько прибыли своих капиталистов, сколько держит руку на основных фондах остального мира, которые далеко не всегда отличаются новизной и научными подходом в решении промышленных задач. Тут вывоз капитала с Запада делает своё дело и процветает, а Восток и развивающийся мир только нищает.

В результате, чтобы удержать не западный мир в повиновении, Запад вынужден опираться на режимы, которые во всем опираются на политику доллара и, «по заявкам» ведущих банкиров, копируют фашизм в разновидностях терроризма, как систему создания управляемого хаоса. Собственно, это некий эрзац гитлеровской идеологии мирового порабощения, только жертв пока не так много. Сказываются тормоза, запущенные в мировую экономику ещё сталинской моделью развития и усилиями трудовых масс продолжающие ещё цепляться за старые нормы борьбы, которую в уродливой форме выражают профсоюзы. Отчего накал политических противоречий постоянно возрастает, а военные конфликты становятся просто обыденным занятием, столь же спекулятивным, сколь спекулятивным является сам мировой рынок.

И хотя ленинские программы партии по строительству коммунизма, ярче всего выраженные в сталинский период развития, современному капитализму удалось торпедировать, тем не менее сам империализм группируется на ведущих направлениях торговли энергоресурсами и металлами, вырабатывая свою программу «управляемого хаоса», с помощью которого удается манипулировать ценами и прибирать к рукам основные ресурсы. А ресурсы в экономике предстаавляют собой её кровеностную систему, функционирование которой в государственном организме позволяет наращивать силы, либо их ослаблять, если возникают дифициты как с ресурсами, так и с платежеспособностью их приобрести. В конечном счете всё упирается в распределение прибыли от использования ресурсов. Тут очень много желающих её получать, не прилагая к производству товарной массы никаких сил.

История получения прибыли капитализмом, особенно в нынешней империалистической стадии, сильно изменилась.   Если столетие назад экономические правила вынуждали бизнес во всем отчитываться перед банковской системой, то теперь банковская система сама стремится поспевать за крупными приобретателями покупок, сливаясь с ними в едином порыве, чтобы удерживать свою капитализацию на высоком уровне. Отчего возникает неконтролируемая никем закредитованность рынка продаж и покупок, в которой все стремятся получить свою долю. Само империалистическое государство стало совокупным капиталистом, готовым рвать на части любое государство, в том числе и своё. В результате в реальном секторе экономики  оказываются необычайно крупно «раздутыми» конгломераты связи, типа Майкрософт (Microsoft), Гуугл (Google) и т.п., Американские корпорации Apple, Google, Microsoft и Amazon стремятся перехватить инициативу у крупных банков и замкнуть весь учет и контроль финансов на себя. В то же время, корпораций типа выше перечисленных ныне в мире хоть пруд пруди, что грозит обрушением их фондовой значимости и потянет за собой разрыв таких искусственно накаченных экономических пузырей. А это явление разрыва потянет за собой лопание таких пузырей как самые крупные банки США и Запада, что способен выразить только «принцип домино»…

По сути дела из экономики выброшен целый класс производителей, который принято понимать как рабочий класс, и на его месте империализм пытается создать безмозглое быдло, управляемое фашиствующими или террористическими режимами. Западный мир просто грабит остальное население Земли, создав на месте искусства, которое должно воспитывать в прогрессивном направлении, систему оболванивания. Ведущие финансисты мира каждый день вбрасывают на мировой рынок полтора триллиона долларов (сумма, которую в своё время указал Фидель Кастро, в чем его поддержали многие прогрессивные деятели), скупая на корню как продукцию слаборазвитого мира, так и его наиболее перспективные фонды производства. К этому обязывают правила ВТО, а ФРС в США устанавливает правила поведения на мировом рынке. И здесь главным вопросом экономики становится цена на энергоресурсы, которую контролирует как раз западная банковская система империализма.

Почти столетие назад Ленин разработал учение контроля энергоресурсов рабочим классом. На этом учении, объединившим тогда национальные интересы многонациональной страны в единый экономический комплекс и резко повысившим производительность труда по всему производственному потенциалу, Сталин построил великую державу. И надо полагать, современный рабочий класс либо осилит это нелегкое учение о приоритете энергоресурсов в экономике, управление которым происходит на рабочих местах трудового люда и придаст ленинской электрификации второе дыхание, либо распоряжаться национальными богатствами в свою пользу будут западные финансисты. А это уже грозит превратить армию Труда в инфальтильное быдло, которое будут грабить на рассуждениях о высоком таланте бизнесменов, лишая тем самым сил тех, кто борется за лучшее будущее, чем обеспечит этой армии место проживания в банковском концлагере.

Каким же образом создается и функционирует совокупный капиталист в современном мире? Как это выражается в крупном и мелком бизнесе ?

Совокупный капиталист складывается из политики инвестиций, которую Ленин просто называл спекуляцией. Экономист Касатонов объясняет поведение крупного капитала так:

«В этой непростой ситуации банкам невыгодно уже заниматься своим традиционным депозитно-кредитным промыслом. Они уходят на финансовые рынки, перенося центр тяжести своих активных операций с кредитов на инвестиции. Но под «инвестициями» на самом деле скрываются банальные спекуляции с разного рода финансовыми инструментами. Впрочем, и на финансовых рынках для спекулянтов наступают тяжелые времена. В Европе за последние два-три года появилось большое количество государственных долговых бумаг с отрицательным процентом. Спекулянты, конечно, пытаются играть и с такими «картами», но эта игра крайне непривычна и не приносит баснословных прибылей. А убытки случаются все чаще.

Впрочем, феномен нулевых и отрицательных процентных ставок пока в основном наблюдается в странах «золотого миллиарда». Там снижению процентных ставок по депозитам, кредитам и финансовым инструментам очень способствуют денежные власти, которые проводят политику «количественных смягчений». Проще говоря, центральные банки включили «печатные станки», непрерывно вбрасывая в экономику громадные количества денег. Происходит «перепроизводство» денег. А при «перепроизводстве» любого товара цена на него падает. Деньги в этом смысле исключением не являются.

А вот на периферии мирового капитализма центральным банкам строго-настрого запрещено заниматься «количественными смягчениями». Им приказано заниматься прямо противоположным — «количественным ужесточением». Проще говоря, сжатием денежной массы. Поэтому на периферии мирового капитализма процентные ставки остаются (пока) на высоком уровне. Для мировых ростовщиков Уолл-стрит, лондонского Сити и других банковских центров страны периферии мирового капитализма являются «спасательным кругом». Здесь они продолжают себя чувствовать как классические денежные капиталисты. Впрочем, рано или поздно эпидемия отрицательного процента доберется и до периферии мирового капитализма. Есть признаки, что уже добралась».

Мелкий бизнес в создавшихся условиях во всём подражает крупному капиталу, создав уродливую систему сетевого маркетинга. Что это такое ?

Сетевой маркетинг (или многоуровневый маркетинг; англ. multilevelmarketing, MLM) — концепция реализации товаров и услуг, основанная на создании сети независимых дистрибьюторов (сбытовых агентов), каждый из которых, помимо сбыта продукции, также обладает правом на привлечение партнёров, имеющих аналогичные права. При этом доход каждого участника сети состоит из комиссионных за реализацию продукции и дополнительных вознаграждений (бонусов), зависящих от объёма продаж, совершённых привлечёнными ими сбытовыми агентами. В конечном счете все эти построения принимают форму финансовых пирамид.

Сетевой маркетинг может рассматриваться как форма внемагазинной розничной торговли, особый вид прямых (персональных) продаж, при которой сбытовые агенты (дистрибьюторы) фирмы-производителя самостоятельно устанавливают, в первую очередь, на основе личных связей, прямые контакты с потенциальными покупателями. Продажи обычно осуществляются на дому у покупателя. Продав покупателю определённый товар, дистрибьютор предлагает ему за установленный процент от объёма продаж найти новых покупателей; тем, в свою очередь, предлагают на тех же условиях найти очередных покупателей и т. д. Таким образом создаётся многоуровневая сеть покупателей-продавцов (в различных сетевых компаниях их называют по-разному — партнёрами, независимыми владельцами бизнеса, дилерами, консультантами, консультантами по продажам, независимыми агентами и т. д.).

Мировой сетевой бизнес оценивается приблизительно в 150—200 млрд долл. Крупнейшие корпорации имеют оборот от 5 до 9 млрд долл. в год.

В то же время во многих штатах США, не имеющих законодательного регулирования деятельности MLM-компаний, действуют законы, запрещающие создание и использование схем финансовых пирамид. На основании этих законов осуществляется контроль над возможными нарушениями в деятельности MLM-компаний.

В России первое практическое применение концепции сетевого маркетинга относится к началу 1990-х годов. Массовому привлечению людей в сетевые компании способствовала резко ухудшившаяся социально-экономическая обстановка. В первой половине 1990-х годов сетевой маркетинг был представлен не более чем десятком иностранных компаний с ассортиментом, включающим биологически активные добавки к пище и косметику. Во второй половине 1990-х годов стали появляться российские сетевые компании, занимающиеся выпуском своей собственной продукции или распространением продукции российских производителей[

В июне 1987 года в журнале Money Magazine была опубликована статья, в которой утверждается, что дистрибьюторы сетевых компаний, ожидающие дохода в миллионы долларов и продающие огромное количество товара, после вычета расходов, связанных с бизнесом, получали очень незначительную прибыль. Некоторым даже пришлось заложить собственную недвижимость. Таким образом в штате Техас в США было вложено 300—400 тысяч долларов в 1986 году в ныне не существующую компанию Starcom.

Многоуровневый маркетинг часто сравнивают с финансовыми пирамидами. Однако в статье журнала Money Magazine подчёркивается, что законные структуры, имеющие форму пирамиды, в сетевом маркетинге состоят из дистрибьюторов, которые делают деньги, прежде всего, на продажах конкретного товара лично и приглашёнными ими людьми нижних уровней.

Незаконные компании дают своим дистрибьюторам возможность делать деньги не на продаже товара, а на взимании платы за вхождение в компанию новым дистрибьюторам. То есть работника начинают грабить прежде, чем он начнет что-то зарабатывать.

Сетевой маркетинг, как это ни странно. часто критикуется представителями Русской православной церкви, которые называют компании, использующие для реализации товара сетевую концепцию, коммерческими культами. По их мнению, каждая такая компания не имеет собственного религиозного учения, но имеет культ богатства и благополучия, что порицается. Сетевые компании смешиваются с движениями Нью Эйдж, обвиняются в насильственном изменении мировоззрения человека и создании психологической зависимости. Нью Эйдж (англ. NewAge, буквально «новая эра»), религии «нового века» — общее название совокупности различных мистических течений и движений, в основном оккультного, эзотерического и синкретического характера. Движение Нью Эйдж получило развитие также и в России, где появились как западные, так и специфически российские организации и объединения. Такого рода группы нередко позиционируют свои учения не как религиозные, а как культурологические, оздоровительные, просвещенческие, образовательные или спортивные. Некоторые исследователи рассматривают группы движения Нью эйдж как разновидность деструктивных культов.

            Между тем, основная экономическая жизнь широких масс напрямую связана с использованием «черного золота». Причем, как производительность труда, так и сам жизненный уровень населения напрямую связан с затратами этого самого «черного золота». А когда сто лет назад Западная Европа запустила идею повторить во всем экономическую модель США и превратиться в Соединенные Штаты Европы, это нашло у В.И.Ленина «О лозунге Соединенных Штатов Европы» издевательскую критику несбыточности таких надежд. Невозможность построения СШЕ Ленин видел в низкой производительности труда в Европе, которая не позволит создать на континенте уровень жизни, достойный США. Вождь напрямую давал понять, что без объединяющей всю Западную Европу экономической программы нельзя построить самое передовое государство.

            Между тем в США в 1913 году вводили в действие Федеральную резервную систему (ФРС), ставшую олицетворением центрального банка страны, выполняющую роль финансового регулятора. Однако ФРС не смогла отрегулировать и предохранить капитализм от мирового кризиса 1929 -1933 годов. А в Советском Союзе в эти годы наметился великий перелом и социалистическая страна экономически пошла резко в гору, делая ставку на экономию «черного золота» и указывая именно его главным критерием экономического прогресса.

            Но в начале ХХ века производительность труда в США Ленин рассматривал по уровню оснащенности и развития новых гидроэлектростанций, видя возможности американской экономики выйти на уровень зарплаты рабочих в 4000 рублей (что по тому курсу доллара равнялось 2000 долларов) и 6-ти часовому рабочему дню. Для Европы – это была недостижимая цель, поэтому наиболее близкой целью оказалась Первая мировая война, как самый простой способ поправить свои экономические дела…

Две мировые войны не смогли обеспечить Западной Европе существенный подъем экономики. Наоборот, европейскими распрями умело воспользовался американский капитал, традиционно уводя доллары в Тихоокеанский регион.

            Поэтому Западная Европа после всех неудач в 1950 году создает Европейское сообщество угля и стали, с которого начал формироваться Евросоюз. На этот раз в основу объединяющей экономической программы было положено как раз «черное золото» из угля, которое органически дополняла выплавка металлов, напрямую зависящая от затрат энергоресурсов. План Маршала спорсобствовал закупке необходимых ресурсов и расширению производства. Но проблема Евросоюза уже тогда выражалась узким кругом финансово-промышленной элиты Германии и Франции, которая решала все проблемы объединения государств в один союз. Расширение экономической базы Германии и Франции втягивало в свой кругооборот другие страны Западной Европы. Такая модель развития работала вплоть до конца 90-х годов, когда была принята единая валюта. После чего началась чехарда законов, и наиболее ярко выраженный Лиссабонский договор установил диктат европейских элит, что оттолкнуло европейские массы от Евросоюза. Отчуждение общества от элит выразилось голосованием за клоунов, популистов, ультраправых, леваков, которые становились в отрицательную позу к официальным властям Евросоюза.

            «Пять звезд» в Италии, «Подемос» в Испании, «Сириза» в Греции и, наконец, «Партии свободы» в Австрии и Голландии, заявили о претензии на откровенный национализм. Круг недовольных замкнулся «Национальным фронтом» во Франции, ставшим третьей системной парией страны, ныне обвиняемой в фашистской идеологии. Неспособность властей Евросоюза объяснить людям суть того, что происходит и защитить их от негативных явлений глобализации, привело к полной дезорганизации. Теперь национальные правительства европейских стран, отдавшие многие свои полномочия евроинститутам,   должны играть по их правилам. В то же время лидеры европейских государств вынуждены отчитываться перед своими избирателями за последствия навязываемых реформ, что ставит порой в тупик тех и других. Отсюда и раскаты грома всех этих неурядиц, которые подбираются откровенным фашистским натиском, через Украину и Прибалтику, к России. И разумеется. США чутко держат руку на пульсе набирающего силу хаоса в Евросоюзе.

            США, на волне своего лидерства, в очередной раз решили навести порядок на Ближнем Востоке, чтобы изменить искусственно навязанные Западом порядки, установленные там после распада Османской империи и её соседей. На деле получилась безответственная и даже безумная политика Соединенных Штатов, поддерживаемая сателлитами на Ближнем Востоке, Израилем и Саудовской Аравией. Получился безудержный распад этого региона, который уже остановить невозможно. Можно только сожалеть о тех волнах терроризма, которые сформировались на Ближнем Востоке и захлестнули Запад, а теперь ищут пути прохода в Россию. Попытка США подмять под себя сырьевые богатства Ближнего Востока развалили искусственно созданные государства и привели к дестабилизации в регионе, где теперь порядки устанавливает Исламское государство. Но и Исламское государство выполняет всего лишь роль катализатора процесса распада Ближнего Востока, а вовсе не выражает цель происходящих там событий. Начатое США физическое устранение лидеров арабских стран на волне развязанных гражданских войн только подлило масла в огонь межнациональной вражды и довело общее политическое состояние в регионе до взаимной ненависти. Ненависти, которую американский капитал был бы не против направить куда-нибудь в регион Средней Азии. Ненависть американский капитал также превращает в бизнес, подталкивая её поближе к России.

            Положение усугубляется ещё и тем, что политики социалистической ориентации впадают порой в осуждение марксизма, видя в этом ложную альтернативу. Так экономист М.В.Назаров, на одном из патриотических сайтов, вполне справедливо рассматривает «деньги как инструмент построения нового мирового порядка», но социалистическую модель Сталинской эпохи перечеркивает своим утверждением: «Марксистский постулат, что бытие определяет сознание, а уровень развития производительных сил («базис») определяет идейную «надстройку» в СССР оказался наглядно опровергнут». В подтверждение этого Назаров добавляет: «Вопреки этому постулату идейно марксистская «надстройка» взялась определять «базис» в экономической политике КПСС, руководствуясь не производственно-экономическими, а идеологическими целями». И экономиста Назарова совсем не волнует постулат – почему у Сталина с марксизмом всё получилось, а у Хрущева и его последователей – всё развалилось. Наверно, дело-то не в Марксе, а в том, как высокие политики понимают «Капитал» Маркса.

            Вообще-то Маркс понимал Капитал как самовозрастание, независимо от того, капитализм это или первая ступень коммунизма. Поэтому и производительность труда у классика в капитализме заканчивается одной большой монополией, поглотившей всех остальных, а первая ступень коммунизма закономерно переходит во вторую (наивысшую). Исходя из этого Ленин создавал «вторую программу партии», которая на основе «электрификации всей страны» построит эту вторую (наивысшую) ступень коммунизма. Беда всех критиков Маркса и Ленина состоит в том, что они никак не могут понять, что это такое «Электрификация всей страны». Вся электрификация у критиков марксизма рассматривается на уровне отрасли, которая имеет значительную инфраструктуру из электростанций, электрических и тепловых сетей. И это всё, что критики понимают в ленинской электрификации. Между тем, экономическое значение «второй программе партии» дал первый нарком финансов в правительстве Ленина, он же переводчик Капитала Маркса на русский язык, И.И.Скворцов-Степанов, за что и получил в середине апреля 1922 года у Ленина наивысшую оценку. В своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства» Скворцов-Степанов показал ведущую роль «черного золота» в экономическом развитии. Книга Скворцова-Степанова была предназначена для понимания даже малограмотным населением. «Ученые» никак не могли согласиться с тем , почему их заставляют читать эту книгу для школьников начальных классов, поскольку, по их мнению, это ниже их научного статуса. Им и невдомек, что Советский Союз поднимали экономически на этой работе Скворцова-Степанова, которая стала настольной книгой для неграмотного населения страны, и которое по ней выучилось и по ней создало такую промышленность, которая задавила фашистскую Германию со всей её военной машиной западной Европы.

Энергетический прогресс многие критики видят ныне в Германии, поскольку там строят «ветряки», т.е генерируют электроэнергию из бесплатной энергии ветра, поэтому и являются прогрессистами во всех направлениях. В Германии, действительно «понавтыкали» ветряков с генераторами, мощностью по 2-3 мегаватта, которые не могут соревноваться даже со средним генератором на тепловой электростанции середины 50-х годов ХХ века, имевших мощность 25-30 мегаватт. Прежде всего на ветряках резко возросли расходы на техническое обслуживание, ведь вместо одного генератора надо обслуживать десять. Во-вторых, у ветряков необходимо иметь различные аккумулирующие устройства, поскольку ветер не является величиной постоянной, что утяжеляет затраты на поддержание электрической нагрузки в сети. В-третьих, резко возросли эксплуатационные затраты таких ветряков, поскольку из маленьких генераторов надо концентрировать большую энергию, чтобы восполнить перетоки энергопотенциалов там, где поддержка со стороны больших электростанций проблематична. А проблематичной электрическая нагрузка в Германии стала потому, что там, после аварии на японской АЭС Фукусима -1, прикрыли многие АЭС, остерегаясь таких же аварий по причине более чем тридцатилетнего износа оборудования.

            Поэтому, если мы посмотрим что же собой представляют такие ветряки на современном экономическом поле энергетики, то единственное сравнение, которое напрашивается в данном случае, остается сравнение с китайскими домнами к каждом дворе, которые строили в эпоху «культурной революции», и которые осудили потом как в китайском руководстве, так и в остальном мире. Так дешевая энергия ветра вскружила голову многим руководителям на Западе и они упустили основное предупреждение Маркса, что капитал – это самовозрастание, или постоянно самовозрастающая стоимость средств производства и производимых товаров.

А самовозрастание подпитывается идейно снизу (или, иными словами, определяется ростом производительности труда) и растет вверх. Ветряки в Германии росли сверху, от власти, поэтому всякое их нарастание будет бить по производительности труда, поскольку низы в этом деле, за исключением экологических организаций, имеющих основных спонсоров в США, - не участвовали по причине отсутствия заинтересованности. Где-нибудь на Севере построить такой ветряк вполне обоснованно, поскольку не придется тянуть туда дорогие провода из алюминия. Но массовое создание ветряков, так или иначе, экономически вынудит Германию возвратиться к построению современных АЭС.

            Поэтому, говорить в экономике приходится всё равно про электрификацию, объемы которой способны характеризовать собой количество и качество использования энергоресурсов. Тут «электрификация всей страны» не      избежна. Другое дело, кто направляет эту электрификацию в экономику и кто контролирует её затраты в энергоресурсах? Из этого вырастает уже вся система самовозростания Маркса. Капитализм плохо контролирует энергозатраты и их составную часть в себестоимости выпускаемой продукции, поскольку кровно заинтересован только в прибыли. Социализм времен Сталина прекрасно контролировал энергозатраты и прибыль, получаемая от их экономии, компенсировала величину понижения цен на потребительские товары, в которых был заинтересован рабочий класс и его союзники на трудовом фронте.

Вот и получается, что всё упирается в возможность регулирования денежного обращения в стране: кто регулирует денежные потоки – тот получает не только экономическую, но и реальную политическую власть. А для регулирования денежных потоков нужна экономическая программа, которая будет объединять интересы повышения жизненного уровня большинства населения и национальные интересы этого же населения. Нужно только чтобы нашлись силы, способные обеспечить контроль за энергоресурсами и распределять прибыль в пользу тех, кто создает товарную массу и одновременно экономит сыпьевые ресурсы.

Если же мы посмотрим на лидеров в истории развития капитализма, то обнаружим то обстоятельство, что к началу ХХ века экономика США лидировала в силу необходимости ведения национально-освободительной борьбы, которая и вынуждала американских капиталистов объединяться в деле прогресса, имея сильных врагов в Европе. И жажда национальной безопасности подгоняла и военную машину США и подтягивала жизненный уровень на лидирующее положение в мире. И если во времена Маркса основным местом прибежища всех революционных сил была Англия, то во времена Ленина пример во всем берется уже с США.

Бреттон - Вудская международная валютная система, оформившаяся на валютно-финансовой конференции ООН в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 г., состояла из договоров о создании Международного валютного фонда (МВФ) и международного банка реконструкции и развития. Главный принцип Бреттон-Вудской системы состоял в том, что функция мировых денег оставалась за золотом, однако масштабы его использования в международных валютных отношениях значительно снижались, а в качестве международного платежного средства в международном обороте вводился доллар Соединенных Штатов. Для смягчения кризисов отдельных валют государства выдавали друг другу займы через Международный валютный фонд (МВФ). Бреттон-Вудская система представляла собой систему межгосударственного золото-долларового стандарта и ставила доллар Соединенных Штатов Америки в привилегированное положение, благодаря чему США могли погашать свои долги не золотом, а долларами. Быстрое развитие экономики государств Западной Европы в 60-х гг. и другие причины привели к международному валютному кризису. В 1971 г. был прекращен размен долларов на золото и все валюты утратили какую-либо связь с золотом.

Конечно введение Бреттон-Вудской системы не являло собой мировой закон. который должны были выполнять все. После победного 1945 года положение с «черным золотом» складывалось так, что англо-американские нефтяные конгломераты удерживали в своих руках почти всю торговлю нефтью на капиталистическом рынке. А Бреттон-Вудская система за год до этого уже предвосхищала экономическую гегемонию англичан и американцев на рынке, поэтому и расчищала путь для власти американского доллара.

Когда же победа американского доллара в начале 70-х годов становится неоспоримой, ведущие толстосумы США делают попытку оседлать печатный станок по производству долларов и за счет политики доллара пытаться руководить всем миром. Поэтому в 1973 году на Ближнем Востоке разыгрывается война Судного дня, в которой Израиль одерживает победу над арабскими странами во главе с Египтом. Соответственно арабские страны вводят эмбарго на продажу нефти западным странам, поддержавшим Израиль, и цены на нефть поднимаются с двух долларов за баррель до восьми долларов. Печатный станок по выпуску долларов начинает работать на всю мощность. Капиталистический рынок живет и дышит долларами, потому что купить основные товары индустрии можно только на доллары. Печатная машина гонит долларовую массу так, как будто энергоресурсы и металлы уже лежат в подвалах западных банков, а банкирам остается только правильно вести учет затрат с этими ресурсами. По крайней мере с настоящим золотом в подвалах банков такого лицемерия не наблюдалось.

К тому времени страны социалистического содружества с 1965 года перешли по «косыгинской-либермановской» реформе на денежную форму прибыли в Советском Союзе, что поставило под вопрос существование всего социалистического рынка. Поскольку местные валюты признали лидерство доллара и преклонились перед ним. Экономики всех стран брали в долг у США доллары, чтобы приобрести по большей части «черное золото», а конгломераты США брали в долг у своих банков, чтобы жить на широкую ногу, при этом наращивая свой же внутренний долг.

В результате получалось так, что на внутренних рынках стран всего мира работали собственные денежные единицы, чему соответствовало наличие собственной валюты, соответствующей   товарной массе каждого государства, если местные власти пытались подвести под выпуск своего товара какое-то плановое хозяйство, а не разворовывали собственную экономику. А на мировом рынке доминировал доллар и такие валюты, как английский фунт, ещё сохранявший свою силу на значительных нефтяных владениях. Нефтяные залежи помогали и скандинавским странам вести безбедный образ жизни. А взятая на вооружение сталинская модель экономики помогала Японии, за счет повышения производительности труда, выйти в лидеры мирового производства и утереть нос бездарным политикам в СССР, обожествившим доллар, но для отвода глаз усиленно боровшихся с религией, молясь при этом на обожествленный доллар в мировой экономике.

В последние годы стремительный толчек в развитии сделали Китай и Индия. Тут большую роль сыграли значительные массы населения в этих странах, которая в Китае пощла за КПК, предложившей объединиться вокруг программы наращивания товарной массы. Рост товарной массы тянул за собой рост собственной денежной единицы, юаня, соответствующей этой товарной массе и, что самое главное, КПК не позволила поставить юань под контроль доллара. Индия несколько анархично повторяла китайский опыт, но огромный внутренний рынок удалось удержать и значительно наростить выпуск товарной массы почти по всей Юго-Восточной Азии. Это тоже превратилось в программы выполнения своих экономических задач, поставивших на повестку дня основы широкого государственного планирования. А такое планирование без учета и контроля затрат энергоресурсов способно быстро превратиться в пустышку. Соответственно учет и контроль энергоресурсов на рабочих местах способен осуществлять только рабочий класс. Поэтому за широкой электрификацией всей Юго-Восточной Азии отчетливо заявляет о себе рабочий класс, неизменно стремящийся перехватить инициативу в деле формирования власти. А проще говоря, за темпами повышения производительности труда на рабочих местах всегда вырастают потребности в Советской власти, как гаранте стабильности.

Но Советскую власть нельзя установить по мановению прекрасного сна, проснувшись после которого можно получить программы экономической стабильности и высокую прпоизводительность труда. Советская власть направлена на социалистическую форму собственности и переориентацию прибыли на трудовые массы. Армия Капитала так просто эти факторы армии Труда не отдаст. Поэтому и возникают кризисы и конфликты, которые призваны удержать сложившееся положение за счет прихода к власти реакционных сил. Такими силами в современном мире способны быть только фашисты и террористы. Поэтому у армии Капитала на них такой большой спрос.

Достаточно вспомнить, что вся ненависть, которая выплеснулась в адрес Сталина, как олицетворение социализма, основывалась на изменении советским лидером экономической сути прибыли в государстве. Это вытекало из ленинской электрификации и второй программы партии, нацеленных на движение к коммунизму. Государственная собственность на средства производства и ресурсы, позволяла советской экономике развиваться стремительно, хотя высокие темпы развития диктовались постоянной необходимостью защиты своей Родины от иностранного вторжения, формируемого силами империализма. Причем, целями захвата России всегда являются её национальные природные ресурсы. Тем не менее, социализм показывал самые высокие темпы повышения производительности труда, которые для капитализма были недостижимы. В таких условиях антисоветская идеология делала всё, чтобы «убеждать» общественность в тоталитарных методах воздействия власти на трудящиеся массы и, борясь со Сталиным, уничтожала экономическую базу ленинской электрификации, прибирая к рукам социалистическую собственность, за счет которой Советская власть наращивала небывало высокую производительность труда и осуществляла перераспределение прибыли в пользу широких масс.

            Но сегодня экономическая политика и опыт Сталина остаются путеводной звездой в деле выживания всего человечества. Выживания, всё за счет того же самого контроля и учета затрат энергоресурсов, которые являются основной современной экономики. Империализм борется за контроль обладания нал энергоресурсами, и с фашистским остервенением набрасывается на их использование, применяя в своих целях как межнациональную рознь и развязывание войн, так и беря на содержание целые армии террористов в местах залегания и концентрации «черного золота». Армия Труда, наоборот, способна в спокойной обстановке контролировать расход энергоресурсов на рабочих местах, чтобы сокращать энергозатраты и за счет их экономии добиваться повышения производительности труда. Разнеица в этих двух подходах к использованию энергоресурсов у армий Труда и Капитала состоит в том, что капитализм способен только за счет извлечения прибыли навязывать грабительскую политику присвоения результатов наёмного труда, в то время как социализм в сталинской модели направлял трудовые массы на сознательное повышение производительности труда, основанной на экономии энергозатрат на выпуск продукции. И такая модель социализма так или иначе обречена на инициативу развития, поскольку история другой прогрессивной модели развития неизвестна.

            Но именно эта перспектива прогрессивного развития сталинской модели экономики больше всего беспокоит силы империализма. Отчего в мире постоянно нарастают волны нестабильности, а возникающий на их базе управляемый хаос только способствует откровенному экономическому грабежу обессиленных конкурентов. И в этой обстановке фашизация империалистических режимов становится вполне заурядным делом, поскольку такие режимы в общей многоголосице западных СМИ остаются оплотами «демократии». Как, впрочем, оплотами «демократии» остаются и карточки системы СВИФТ, за рамками которых российские патриотические экономисты разглядели ориентиры будущих «банковских концлагерей».

            Впрочем, концлагери не какая-то новость для американской «демократии» периода Гражданской войны в России в 1918 году. Тогда их интервенция в таких городах, как Архангельск, сопровождалась созданием под Архангельском, на острове Мудьюг, лагеря смерти, подвергнув сам Архангельск откровенному грабежу, вывезя оттуда всё, что имело ресурсную ценность.

Но уже в 1920 году Владимир Ильич Ленин на истерзанном войнами теле России поставил цель построения коммунизма, обозначив её двумя программами партии «Советская власть плюс электрификация всей страны». И это был единственный выход из того концлагеря, который трудовым массам России готовы были обеспечить белогвардейцы и их американские хозяева. Вместе с тем, две ленинские программы построения коммунизма в России стали научно обоснованным средством самовозрастания в экономике. Это особенно важно теперь, когда учетные ставки банковской системы Запада топчутся у нулевого значения.

            Сентябрь 2016, Ленинград

                                                                                                                        

Последнее изменение Четверг, 27 Октябрь 2016 23:32