Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Четверг, 14 Июль 2016 22:39

Предвыборные дебаты: возможно ли изменение экономического курса России без изменения политической роли производительных сил?

  • Размер шрифта: - +

Владимир  Рябов

Весна и лето 2016 года оживили политическую жизнь в России по причине вхождения страны в предвыборную парламентскую кампанию, cназначением самих выборов на сентябрь месяц. Экономические дебаты, ставшие атрибутом  политического дня, каждый день наполняют телеэкран борьбой старых и новых идей. При этом патриотические идеи берут верх над буржуазным мировоззрением, а имя Сталина и СССР уверенно побеждают в постоянно проводимых голосованиях зрительской аудитории.

  Официальная точка зрения российских властей держится за олигархический капитал, который продолжает оставаться путеводной звездой в экономической жизни России, а банковская система в лице Центрального банка РФ и стоящих за ним ведущих банков упорно действует в русле установок Международного валютного фонда (МВФ) – политики вывоза капитала. Даже значительная часть бывших «экономистов-демократов» всё больше критически оценивает сложившееся положение, чем-то напоминая КПРФ периода ельцинской «демократии».

На фоне развернувшейся борьбы за симпатии электората аргументы сил социализма выглядят весьма разрозненно. Руководители  КПРФ не способны в этом накале борьбы взять на себя роль лидеров в возрождении Советского Союза, чтобы повести за собой нарастающие силы социализма. Поэтому лидерские полномочия сваливаются на плечи всевозможных околопарламентских патриотов, которые резко осуждают олигархический курс российской власти, но представить массам стратегическую линию возрождения социализма не способны. В лучшем случае они отстаивают политику И.В. Сталина в качестве «империи», как единственно необходимую в сложившихся условиях, но экономические рычаги сталинской политики выразить не могут. Поэтому таким патриотам приходится  извращать революционную теорию В.И. Ленина, ставшую основой для Сталина, поскольку она для них как темный лес, в котором эти люди  сильно заблудились. На практике получается некий эрзац «верных сталинцев» на телеэкране, игнорирующих Ленина, подобно тому, как когда-то ренегаты ЦК КПСС рядились в тогу «верных ленинцев», чтобы бороться с единственно возможной для развития страны  политикой Сталина. 

Такое непонимание современным левым флангом ленинской революционной теории построения коммунизма может очень дорого обойтись России. А точнее говоря, под «империю» Сталина можно вполне безболезненно протащить в Госдуму всю нынешнюю партию власти и «забыть» о необходимости смены политического курса. Вот и В. Путин уловил эту слабину в современных дебатах и 21 января 2016 года обвинил Ленина в распаде СССР,  заподозрив в развале, как потом будут аргументировать кремлевские политологи, идеи «мировой революции».

Конечно, о ленинской теории построения коммунизма и роли в ней большевиков в современной большевистской прессе говорится  много и часто. Собственно, большевистская пресса, как и партия ВКПБ, для того и существуют, чтобы  продвигать ленинское учение построения коммунизма. И не трудно заметить, читая эту прессу, что Сталин, как лидер партии большевиков, тоже строил коммунизм, хотя патриотической буржуазии хочется в его деятельности видеть создание … «империи», и совсем не видеть основы большевистской революции. А с такой путаницей понятий вывести Россию из экономического упадка невозможно.

Разрозненность идей в головах современных «левых» во многом объясняется хорошо организованным империализмом управляемым экономическим хаосом, найти выход из тисков которого они не могут. И здесь наблюдается абсолютная параллель с таким же началом прошлого века, когда идеи анархии стояли на месте современного хаоса, обеспечивая ведущим странам мира возможность военного передела сфер влияния на свои уделы. Собственно, это была схватка за мировые ресурсы, из которой с успехом смогли выйти только США и Англия, да ещё в какой-то мере Франция.

Анархия зародилась в конце XIX  века на идеях М. Штирнера, П.Ж. Прудона, М.А. Бакунина, П.А. Кропоткина и была жестко раскритикована Марксом и Энгельсом. Затем, в начале ХХ века, идею анархистов «абсолютной свободы»  раскритиковали Ленин и Сталин, доказав, что освобождением личности является освобождение  масс.

Однако анархия не была уделом городских одиночек, а приходила на промышленные площадки, оборачиваясь анархией производства, выражая на практике хаотичность и бесплановость общественного производства. В центре анархии производства стояли основные противоречия капитализма между общественным характером производства и частной формой присвоения результатов труда. Противоположностью анархии могло быть только плановое хозяйство социалистического типа. Что, собственно, и проявится в виде бескризисного ведения народного хозяйства в СССР в сталинский период развития.

Поэтому роль Сталина в том и заключается, что он создавал не империю, а социалистическое плановое хозяйство, на целый порядок опережавшее всю экономику капитализма. Соответственно, в ответ на социалистическое планирование империализм выдвинул и финансово поддержал мелкобуржуазное течение в рабочем движении, называемое «анархо-синдикализмом». Анархо-синдикализм внёс идеи анархии в профсоюзное движение. Поэтому, когда Ленин в конце 1920 года, объявил План ГОЭЛРО и «электрификацию всей страны», ему троцкисты сразу же навязали  «профсоюзную дискуссию», отнявшую много времени и сил.  Анархо-синдикализм зародился в конце XIXвека, затронув рабочие движения Франции, Италии, Испании, Швейцарии и значительно парализовал государства Латинской Америки. В конечном счете, анархо-синдикализм породил враждебное отношение к политической борьбе рабочего класса, предлагая передать орудия труда и средства производства в руки профсоюзов, убеждая своих сторонников в способности профсоюзов безо всякого участия рабочего класса, обеспечить победу над буржуазией. Начавшие произрастать в тот же период идеи фашизма спекулировали на социальных проблемах и мировоззрении социализма.

 Таким образом относясь к борьбе рабочего класса, анархо-синдикализм поддержал в Первой мировой войне империалистическую политику своих правительств. Во Второй мировой войне он обеспечил фашизму приток свежих сил, в основном из своих сторонников.  И все эти родовые пятна анархии ярче всего стали проявляться в начале XXI века, явившись мировому сообществу в виде управляемого экономического хаоса, который, обращаясь к Ленину, можно назвать «настоящей махновщиной», скопированной с событий вековой давности.

В сложившейся политической обстановке мирового экономического хаоса как раз и проходит современная предвыборная борьба российских политиков и политиканов за места в Госдуме и за вакансии в областных администрациях и парламентах.  По своему характеру предвыборная борьба превратилась в театр одного актера, под которого подстраиваются все остальные претенденты на вожделенные места. Они все хотят выглядеть «хорошими» политиками, которые отличаются способностями выбирать  «золотую середину». Но на политическом поле России такой середины нет по причине образовавшихся множества противоречий, обусловленных неспособностью собственной власти организовать высокоэффективное производство, и желанием западных «партнеров» организовать приватизацию богатых ресурсов страны или просто – захватить их силой.  Это понимают наиболее одиозные либералы на правом фланге, и это понимают современные большевики и их сторонники. Поэтому остается только два пути: один – под полный контроль США и НАТО, другой – возрождение ленинской политики индустриализации страны с резким повышением производительности труда.

О коммунизме Ленина-Сталина приходится говорить уже который раз, понимая, что идеи материализуются только тогда, когда они завладевают массами. Но массами  наших  союзников из КПРФ и тех же патриотов,  эти идеи коммунизма не завладевают.  В этом и видится тот мелкобуржуазный уклон, который был свойственен в свое время меньшевикам и эсерам.

Но время идет, Россия всё  больше погружается в системный кризис капитализма, который принимает форму ярко выраженного банковского кризиса. Российский капитал уже не может паразитировать на «нефтяной игле».  Поэтому, стремясь обезопасить крупные банки, либеральная буржуазия  зачарованно твердит о «спасении» мелкого и среднего бизнеса , видя в этом спасательный круг для всей системы России. На деле же этот мелкий бизнес (капитал) больше напоминает ту лошадку, которую крестьянин, то есть, либералы,  нещадно бьют по причине плохого вытягивания повозки (экономики) из болота. Ибо всё более усиливающийся банковский кризис грозит обесцениванием денежной массы, равнозначной  повторению сползания в «керенки», после чего управляемый экономический хаос примет для России черты  подзабытого анархо-синдикализма.  

Поэтому, современная избирательная кампания  требует ответа на вопрос –   как не наступить на грабли анархии вековой давности, т.е. «настоящей махновщины», которая уже доминирует на Украине, выставляя впереди себя портреты Бандеры. И в подобной ситуации  вспоминаются слова Ленина  «повторение мать учения». В результате приходится повторять научное обоснование ленинского построения коммунизма для тех, кто ищет пути из пучины болота и  продолжает верить в смену политического курса.

В то же время само понятие смены курса в создавшейся ситуации может означать как минимум два варианта смены экономического развития. И наиболее реальный вариант истерики кризиса капитализма выражает в настоящее время Украина, где олигархический капитал, с одной стороны, выражает политику империализма, а с другой стороны, рядится в одежды заботливых профсоюзов и пытается проявить себя в заботах о народе, на деле осуществляя его грабеж. И было бы большим заблуждением полагать, что в России нет аналогичных сил, подобных  киевским , опирающихся на силы фашизма, привнесенные  ведущими либералами, ещё совсем недавно в журнале «Посев», возвышавшим предателя Власова до убежденного фашиста Бандеры. Подобно тому, как на Украине олигархический капитал опирается на силы фашизма, привнесенные Бендерой, в России олигархи тоже посматривали в сторону Власова, понимая, что без идеологии фашизма их капитал не удержится у власти постоянно.  Если на Украине идеологическое оформление фашизма было инициировано УНА-УНСО, то  в России на эту волну пытался вскарабкаться  Народно-трудовой союз (НТС) солидаристов, так же настойчиво реабилитирующий дела войск СС Власова. Однако, пришедшие к власти в России бывшие КГБэшники, эту волну власовской вакханалии значительно укротили, но не локализовали…

Вместе с тем, имя Сталина получило сильное уважение как раз на этой волне укрощения либерального «демофашизма», проявившего себя в событиях 1993 года, когда в Москве был расстрелян из танковых орудий Дом Советов.  Последовавшая затем широкая политика осуждения тех событий осени 1993 года во многом не позволила силам фашизма в Москве выйти на широкую политическую арену. Однако  всякий возврат к лидерству олигархического капитала на волне либерализма  неизменно реабилитирует как НТС, так и Власова.  Учитывая сложившуюся расстановку политических сил в России и набирающего силу  движения патриотов всех мастей, можно не сомневаться, что их позиция в период осенних выборов будет означать перелом в пользу тех кандидатов, которые вызовут их симпатии.  И потому имя Сталина в предвыборной дискуссии не может быть пустым звуком.

Поэтому в коммунизм нельзя играть, обращаясь к предложенной либералами и горячо любимой ими демагогии Хрущева. С Хрущёва начиналась реабилитация бандеровцев, при нём начал бурную деятельность Народно-трудовой союз, окопавшийся в ФРГ и доносивший «своё» мнение на радиостанции «Свобода», контролируемой ЦРУ. Собственно, название радиостанции «Свобода» произошло от первоначального названия «Освобождение», под которым понималось РОА (Российская освободительная армия) предателя Власова. Именно такого «освобождения» российскому народу желает весь Запад, подконтрольный американскому капиталу.

За пониманием сути  коммунизма надо обращаться к Ленину. Поэтому, чтобы не запутаться в лабиринтах буржуазной идеологии, следует вспомнить этапы революционного построения первой фазы коммунизма (социализма) в Советской России,  научное обоснование Владимиром Ильичом Лениным этого этапа в развитии России, поскольку тема коммунизма становится ключевым вопросом смены гибельного политического курса в современной России. И об этом нужно говорить, чтобы видеть политическую перспективу возрождения СССР, а не ограничиваться только критикой либерального блуда Центрального банка РФ и стоящих за ним олигархов.

Идеи коммунизма вытекали из всего учения Маркса-Энгельса и были вызваны революционной борьбой рабочего класса за свои права, чья активная позиция так или иначе толкала и толкает Капитал к единой монополии, которая неизбежно будет управляться большинством работающего населения, чтобы осуществлять перераспределение прибыли в самых широких интересах этого населения. И в этих целях победа первой фазы коммунизма, т.е. социализма, могла произойти только во всем мире или большинстве передовых развитых стран. Это понималось как победа мировой революции пролетариата. «И в этой борьбе, - говорил Маркс, - пролетариату, кроме своих цепей, терять нечего.»

В чем состояла идея построения коммунизма? Построение коммунизма сводилось к отмиранию денежной системы как основного инструмента классовой борьбы, ибо с построением коммунизма вместе с отмиранием денежной системы отмирает вместе с классами  и классовая борьба. А отмирание классов исключает классовую борьбу и межнациональную рознь,  источником которых являются противоречия капитализма.

Почему же Ленин в 1917 году повел партию большевиков  на Социалистическую революцию, т.е., к коммунизму,  хотя большинство передовых  стран участвовало ещё в мировой войне? Он повел широкие массы в первую фазу коммунизма потому, что Россия либо погибла бы на исходе Первой мировой войны, либо в ней руководство страной приняли бы иностранные банки, уже контролировавшие её экономику. К тому же Россия скатывалась в военный коммунизм, поскольку денежная система страны, истощенная Первой мировой войной, обесценилась и на уровне цены бумаги получила называние  «керенок». Говоря проще, банковская система, как система управления капитализма в России, расписалась в своей неспособности управлять из-за сползания цены денег к цене бумаги.

 Политическая ситуация требовала спасения страны, либо, в противном случае, Россия распадалась на княжеские уделы и становилась колонией развитых стран 1).

Момент Великого Октября был обозначен четко: «Вчера было рано – говорил Ленин – завтра будет поздно. Надо сегодня!» «Вчера», т.е. накануне в России уже были готовы править французские и английские банки, поэтому любое революционное выступление могло быть задавлено путем привлечения в столицы войск Антанты. «Завтра», т.е. позднее, в столице уже стояли бы немецкие войска, границы для которых были открыты Временным правительством, поэтому и управление банковской системы капитализма в России перешло бы к банкам Германии.  Большевики были вынуждены спасать страну, введя политику военного коммунизма и отдавая приоритет на производстве непосредственно рабочему классу, который оставался единственной силой, способной возродить могущество России.  К тому времени золотой запас страны был разворован,  банковская система России развалилась и управлять экономикой уже не могла.

Почему здесь приходится говорить о банковской системе управления капитализма, о которой говорят теперь многие патриоты, хотя вопрос ставится о социалистическом преобразовании? Дело касается управления экономикой страны, в которой банки доминируют и о чем Ленин говорил накануне революции: «Капитализм создал аппараты учета вроде банков, синдикатов, почты, потребительских обществ, союзов служащих. Без крупных банков социализм был бы неосуществим, Крупные банки есть тот «государственный аппарат», который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у капитализма, причем нашей задачей является здесь лишь отсечь то, что капиталистически уродует этот превосходный аппарат, сделать его ещё крупнее, ещё демократичнее, ещё всеобъемлюще. Количество перейдет в качество. Единый крупнейший из крупнейших государственный банк, с отделениями в каждой волости, при каждой фабрике – это уже девять десятых социалистического аппарата. Это – общегосударственное  счетоводство, общегосударственный учет производства и распределения продуктов, это, так сказать, нечто вроде скелета социалистического общества» (ПСС, издание 4-е, т.34, с.305).

Конечно, российская буржуазия и её западные союзники и слышать не хотели ни о каких Советах и их возможности построить социализм, поэтому перешли к «общению» с социализмом Советской России через  гражданскую войну. Но в этой войне они не могли победить революционный народ, который пошел за Лениным и потому победил 2). В то же время, в Советской России было много революционеров, отождествляемых с Троцким и готовых раздуть пожар мировой революции,  чтобы за счет народов России создать бонапартистский натиск революционных масс и попытаться в этом пожаре победить.  Но за ними не пошел Ленин, доказывая, что побеждать придется в одной стране, ставшей «самым слабым звеном в цепи империализма».

На основе чего Ленин собирался строить социализм в России?

Ещё в марте 1918 года вождь делает «Заметки об электрификации промышленности Петрограда и Москвы». А в конце марта того же года в «Плане статьи «Очередные задачи Советской власти» он записывает первую формулировку построения социализма «Черпать обеими руками хорошее из-за границы: «Советская власть+ прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование ets. Ets. + + = Ʃ* = социализм» (т.36, с.542, 550).  

Но победе Советской власти предшествовал крах банковской системы управления в России и Советской России пришлось начинать с военного коммунизма и строить новую банковскую систему. Победа в Гражданской войне указывала на значительную поддержку населения. Им,  самим массам, Ленин предложил отстроить разрушенную войнами Россию.

Первое ленинское определение коммунизма прозвучало на VIII съезде Советов в конце декабря 1920 года и выражалось так: «Коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны». И тогда же вождь разъяснил, что советская власть представляет собой первую программу партии, утверждаемую только на съездах и являющуюся постоянной величиной в политике, а электрификация всей страны представляет собой «вторую программу партии»:

«Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем. …конечно это будет план, принятый только в порядке первого приближения. Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма". (ПСС, т.31, с.468-470, 472, 475-477, 479, 482-483).).

 Разумеется, основой второй программы партии становились энергоресурсы, затраты которых должны постоянно уменьшаться на основе инициативы снизу (т.е. должна повышаться производительность труда). Нельзя не заметить, что вся экономическая политика империализма на исходе Второй мировой войны тоже станет банковской системой управления ведущих капиталистических банков как контроль над энергоресурсами. Они приспособят свою банковскую систему к контролю над энергоресурсами, без тени смущения полагая, что энергоресурсы уже принадлежат им.  При этом империализм строил свою политику на денежной эмиссии доллара и за счет доллара осуществлял перекачку прибыли из слаборазвитых стран, где денежная эмиссия США успешно вписывалась в экономику. Оставалось только перевести торговлю энергоресурсами и металлами на доллары и тогда экономическая власть доллара обеспечивала бы властям США доминирование в мировой политике.

           Социалистическая революция в России напрвляла свой политический курс на сознательное повышение производительности труда рабочего класса и его союзников. А наиболее развитые страны капитализма традиционно вывозили капитал  в слаборазвитые страны, чтобы на разнице курсов валют грабить их. Разница курсов местных валют и доллара строилась на торговле нефтью на доллары, что создавало иллюзию того, будто вся нефть в мире принадлежит США и Великобритании, а те страны, которые её не имели, были вынуждены следовать  политике доллара, насаждаемой МВФ и Федеральной резервной системы (ФРС) США, отвечавшей за эмиссионную политику доллара. На поле этих экономических раздоров России предстояло  создать свою социалистическую банковскую систему управления и свою валюту – рубль, во всем независимую от западных валют.

        Поэтому, возвращаясь к эмиссионной политике Временного правительства в России, которая привела рубль на грань краха и поставила во главе политики анархию, надо вспомнить как и то, и другое быстро обесценились. Советское правительство Ленина  четко понимало, как будет осуществлять свою экономическую политику в самой богатой ресурсами стране. Социалистическая революция должна осуществляться на основе  затрат энергоресурсов, что обосновал в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной  фазой мирового хозяйства» (издательство Москва) первый нарком финансов И.И. Скворцов-Степанов в марте 1922 года, когда отождествил всю ленинскую электрификацию с топливом, т.е. с «черным золотом» (стр. 108), на базе которого и должны были развиваться социалистические  преобразования экономики в России.

Поэтому, рассматривая современные этапы дележа и войн за ресурсы, вполне заметно, что мировая политика мало чем отличается от кризисного состояния в Советской России, где военные действия сменялись бандитизмом, а криминал пытался получить контроль над бюрократией, чтобы вести политику на идеях анархо-синдикализма.  Ныне политика анархо-синдикализма широко представлена в виде формирования фашиствующих государств и криминальных группировок, встав на службу империализму. И фашисты, и криминал, и троцкисты  рвутся к власти всё с тем же  багажом анархии, стремясь подчинить своим устремлениям международный терроризм и за счет его действий направлять военную машину на чьи-то национальные богатства. Тут для крупного  капитала открываются большие возможности подобраться к чужой ресурсной базе, используя услуги анархистов, легко вводящих местную экономику в условия хаоса, который умные дяди из-за океана легко переводят в управляемый.

Поэтому нельзя не обратиться к исторической подоплеке анархо-синдикализма, об опасности которого больше всего предупреждал Ленин. Как самый опасный противник социализма анархо-синдикализм сумел приспособиться к борьбе и ловко балансировал между силами Труда и Капитала,  напитав своими корнями современный общественный разбой? И теперь уже стало традицией то, что настроения анархии возникают всегда там, где Капиталу требуется расшатать устои мирного течения жизни армии Труда. Потом экономически создаются условия застоя или кризиса, где быстро прорастает криминал, и в дело вступают группировки терроризма, чтобы спровоцировать военные действия, на базе  которых передел ресурсов завершает адвокатура Капитала.

Исторически разрушительную силу анархо-синдикализма Ленин начинал анализировать на примере мятежа в Кронштадте в 1921 году. Основной костяк этой силы представляла сама советская бюрократия. При этом основные наставления по организации мятежа в Кронштадте поступали от белогвардейского идеолога Милюкова и звучали убедительно: «Лишь бы передвижка власти от большевиков, все равно, немного вправо или немного влево,  а остальное  приложится». (т.32. с.339). Правый и «левый» уклоны в партии начнутся как раз с этих наставлений Милюкова.

Милюков требовал создания «третьей силы» и «третьего пути», чтобы осуществить низложение большевиков. На это Ленин едко иронизировал:  «О  ״третьем пути״, о ״третьей силе״ могут болтать и мечтать только самовлюбленные Нарциссы». Таким самовлюблённым Нарциссом и был Милюков. Действительной же силой, способной «приветствовать кронштадтцев», являлись «настоящие белогвардейцы», которые «собирали через банки фонды в помощь Кронштадту!».

В данном случае Ленину приходилось обосновывать действие экономических рычагов  управления в молодой Советской России в работе «О продовольственном налоге», расставляя по ранжиру участников очередного  враждебного похода.  С одной стороны, бурлила идеологическая кампания  «Милюков и сотоварищи», с другой стороны, собирались  финансовые средства на новый поход против Советской России, чтобы обеспечить содержание белогвардейской  агентуры. Однако, за проявлениями внешней агрессии нужно было не упустить восстановление  и развитие экономики Советской России. Война – войной, а производство должно развиваться по плану. 

         В 1921 году потребовалось осуществить переход от продовольственной разверстки, введенной ещё Временным правительством, к продовольственному налогу, снижающему разверстку вдвое. Это требовалось для улучшения положения рабочих и представляло собой несколько ступеней улучшения в экономике. Прежде всего, разверстка не позволяла крестьянину наладить товарооборот и соединить интересы деревни с городом. Поэтому первую ступень на этом подъеме экономики Ленин характеризовал так: «Продналог есть переход от военного коммунизма к правильному социалистическому продуктообмену».  Ибо военный коммунизм держался на продразверстке, и от него, как от экономической базы военного коммунизма, следовало уходить в развитие экономической базы электрификации.

Второй ступенью в этом улучшении положения рабочих была политика концессий. Налог, получаемый с иностранных концессионеров, представлял собой часть средств, поступающих на оживление выпуска необходимой продукции города, которую Советская Россия еще не могла самостоятельно осилить по причине развала промышленности. Этот получаемый налог подталкивал оборот товаров между городом и деревней, позволяя крестьянину иметь излишки за счет снижения на него налога. В итоге экономическая жизнь деревни оживала на базе ставшего приемлемым продналога и ухода в прошлое продразверстки военного времени.   

Третьей ступенью в товарообмене становилась электрификация всей страны, которая была представлена планом ГОЭЛРО.  Выполнение лана ГОЭЛРО было рассчитано на десять лет и тогда существовало в виде местных планов, направленных на улучшение положения рабочих.  А поскольку реальной электрификации ещё не существовало, её на местах могла заменить только новая экономическая политика (НЭП), дающая права отечественному капиталу в рамках действия разрешенной концессионной политики иностранного капитала.  В экономических интересах, конечно, рабочего класса России

Четвертая ступень была рассчитана на перспективу выполнения плана ГОЭЛРО и насыщения отечественной промышленности современными машинами. В случае создания такой экономической базы  рабочий класс  становился вполне самостоятельным и мог собственными темпами повышения производительности труда вытеснить НЭПмана и иностранного концессионера с их  экономикой, базирующейся на прибавочной стоимости в интересах предпринимателя. На деле это означало, что высокие темпы производительности труда при социализме должны вытеснять слабые темпы роста прибавочной стоимости, формируемые развитием капитализма.

Пятая ступень заявит о себе после Великого перелома в 1929 году, обозначившего способности советской индустрии и её рабочего класса осуществлять такое наращивание прибыли, с темпами которой западный капитал и свои НЭПманы соревноваться были не способны. И всё напряжение учета товарооборота между городом и деревней переместится в Госплан. Госплан станет самым жарким местом в советской экономике, где продолжительность жизни его сотрудников окажется наиболее короткой. Координация действий  по приведению в соответствие планов в первом приближении  с темпами повышения производительности труда, – станет самым изматывающим  занятием.  

К 30-м годам не станет почти всей команды, в которую входили Л.Б.Красин, И.И.Скворцов-Степанов,  готовившее основы ленинской электрификации. Иссякнут силы и у основного плановика Г.М.Кржижановского и он уже не сможет выдерживать эту гонку постоянно растущих показателей. Ему придется перейти на научную работу и создать Московский энергетический институт (МЭИ).  В своем энергетическом детище – МЭИ – Кржижановский возглавит выпуск передовых кадров управления в СССР. Академик В.И.Вернадский тоже отойдет от исследований в области атомной энергии и передаст дела своему ученику Игорю Курчатову.

         Рассматривая эти этапы становления Советского Союза, надо признать, что это  была мировая революция, которая втягивала в свой водоворот мировые массы пролетариата, достигнув после Второй мировой войны примерного численного равновесия сил между Трудом и Капиталом во всем мире.Причем, пришедшая в СССР к власти компания Хрущева в преобразующую силу ленинской  «второй программы партии» не верила и даже боялась её как огня,  поскольку активную позицию по вовлечению масс в массовое повышение производительности труда занять не могла. Эти люди вообще не представляли себе, что нужно вести противоборство Армии Труда с армией Капитала на основе высоких темпов роста производительности труда, используя энергоресурсы в качестве  передового средства товарообмена в руках рабочего класса, с отражением результатов такой экономики через банковскую систему. Хрущёвцы, дорвавшиеся до власти,  бездарно сдали все позиции доллару, оседлав для этого волну анархо-синдикализма и проявляя себя больше профсоюзными руководителями на раздаче «излишков», чем лидерами революционного движения  рабочего класса.

По итогам разработок Маркса и Ленина, касающихся критерия  производительности труда, получалось так, что этот показатель  всецело зависел от энергозатрат машин.  А работа машин характеризовалась затратами энергетического топлива: у Маркса это был каменный уголь,  у Ленина – гидравлическая энергия воды (он её ещё  назовет «зеленый уголь»), у Сталина – нефть.  Именно эти затраты доминирующего в экономике энергетического топлива позднее будут названы «черным золотом», по черному цвету основных видов топлива (уголь, нефть и в какой-то мере торф), используемых для выработки энергии. Затраты «черного золота» на выпуск единицы продукции  и  станут основной статьей затрат, характеризующих экономическое развитие передовых стран. К характеристике этих затрат наиболее часто будут прибегать уже и  в политике, анализируя перспективы экономического развития стран или фирм.

По мере перехода экономической значимости или   авторитета к «черному золоту»,  обычное золото теряет свой вес в политике. Это обстоятельство быстро уяснит себе система ФРС (Федеральная резервная система), и, скупая (или расхищая) золотые запасы других стран, переведет экономику мирового рынка на доллар как единственную валюту, способную заменить собой золотой паритет. В этих вопросах Хрущев был абсолютный ноль. А те кадры, которые Хрущев приводил в ЦК партии, также не понимали, что обычное золото по своему характеру выражает собой значение денежной системы как посредника в производственном процессе «на лошадиной тяге», не принимающего непосредственного участия в нем. А вот «черное золото» становилось самым главным показателем эффективности экономики энергетического процесса, поскольку само являлось составной его частью, конкретно сгорая в производственном процессе. Поэтому первоначальный капитализм, используя тягу от парового котла, ещё мог использовать, применять,  или «существовать» на банковской   системе управления, функционирующей на паритете чистого золота, что нашло выражение у Маркса, поскольку такой вид управления подчинялся авторитету (количеству имеюшегося в наличии) золотого запаса в банке. На этом анализе Маркс и строил свои расчеты в «Капитале».

Однако, наступившая вместе с ХХ веком эпоха империализма, перевела экономику на рельсы энергозатрат, что позволило революционизировать процесс производства в Советской России, и потребовало по нарастающей развиваться ленинской электрификации при Сталине.  Поэтому следует более основательно рассмотреть отличие советской прибыли, основанной на постоянном  росте производительности труда, от прибыли капиталистической, основанной на прибавочной стоимости. Для этого взглянем на эти два источника формирования прибыли более подробно.

Если в капиталистической системе прибыль образуется за счет прибавочной стоимости, создаваемой  рабочим, и присваивается классом хозяев производства, то при социализме прибыль должна доставаться новым хозяевам производства, каковым уже становится рабочий класс.

 А прибыль эта у рабочего класса могла складываться только из критерия роста за счёт повышения производительности труда, ибо этот класс по своей природе не может эксплуатировать сам себя прибавочной стоимостью. Хотя это утверждение выглядит противоречиво по отношению к Марксу, пытаясь отодвинуть прибавочную стоимость, которая в мире доминирует. Но тут есть одно «но», которое говорит не о временном явлении ленинской электрификации, а о том, что сама ленинская электрификация научно объясняет необходимость жизни в рамках энергетических затрат. вытекающих из ленинского учения. Хотим мы того или нет, но языку энергозатрат уже тесновато на Земле и он способен распространить своё влияние на просторах Вселенной, где никакой другой язык не приживется, если, конечно, человечество будет стремиться выжить и установить своё влияние во Вселенной, а не уничтожит себя в борьбе за результаты присвоения прибавочной стоимости в рамках планеты Земля. Поэтому цель построения коммунизма – это не одинокое желание Ленина доказать возможность построения более справедливого и гуманного общества на планете, а это ещё и промежуточный  этап в развитии человечества, открывающий  путь движения человечества во Вселенную, где будет значительно сложнее и труднее выживать. В то время, как на благоприятной Земле общество потребления сознательно загоняет население в состояние управляемого хаоса, да ещё и гробит экологию, после чего катастрофа грозит всем гибелью.

Сегодня способность Человека управлять энергопотенциалами на Земле нужна нам так остро, как остро в бездне космоса потребуется воздух и системы жизнеобеспечения, которые возможно получить только на основе обладания незнакомыми человечеству потоками энергии.  Оставаться же на Земле в рамках разрушительных денежных отношений – всё больше обрекает нас на заведомую гибель. Поскольку человечество не научилось применять располагаемые запасы энергии на развитие общества и сохранение экологии.

Ведь если смотреть на жизнь с позиции энергетических потенциалов космоса, то наша планета Земля уже представляет собой космический корабль, созданный многомилионной историей преобразования, как принято теперь говорить, большого взрыва, откуда началось  формирования всего живого как на Земле, так и на других планетах, о чем мы имеем очень слабое представление. И то философское направление социалистической революции в России, которое получило название «ленинской электрификации», стало прямым прорывом в научный мир познания Вселенной, без освоения которой всё живое на Земле обречено.

Конечно, такие перспективы трудно объяснить человеку, участвующему в нынешней избирательной кампании в России, ибо все критерии экономического развития  замыкаются на денежный потенциал, концентрация которого в руках узкого круга людей превращает планету в объект самоуничтожения. И если мы забудем в ажиотаже борьбы за денежные места в политике, что Ленин был первым в научной политике, кто в философском направлении определил путь выживания после Первой мировой и Гражданской войны в России за счет «электрификации всей страны», что равнозначно пониманию современной политики, которая  остро ставит вопрос распространения «электрификации на всю Вселенную», как единственный путь спасения человечества. И этот путь проходит через экономические интересы рабочего класса.

В целях формирования собственной прибыли рабочий  класс способен сознательно повышать производительность труда, используя экономику энергозатрат на каждом рабочем месте. И уже от плановых  структур социалистического государства зависит то, как эта прибыль будет реализована, как будет учитываться и доходить до своего гегемона. Невыполнение этого условия грозит застоем и скатыванием в кризис. Для того, чтобы застоя не случилось необходима первая программа партии, т.е. роль Советов .  А сегодня роль Советов почти не заметна, тем более, что в предвыборных баталиях её вообще не вспоминают. А если кто-то из огромной оравы претендентов на парламентские места заикнется об надежности основ Советской власти, и возгордится тем, как её защищали в Гражданскую и Великую Отечественную войну,  то его просто обвинят в предательстве этой самой Советской власти. Что вполне будет соответствовать действительности. Отчего бодрым защитникам социализма и СССР ныне выгоднее  защищать «империю» Сталина, чем Советскую власть всего народа.  

Показатель повышения производительности труда при Сталине сложился в постоянно возрастающее значение, насыщая собой плановую систему социализма.  На деле плановая система приобретала значение станового хребта социализма. Из этой плановой системы при социализме  образовалась связующая нить с банковской системой, контролирующей производство, наподобие обратной связи. На деле это означало, что банковская система социализма, учитывая показатели производительности труда на производстве, должна улучшать условия жизни своего гегемона, т.е. рабочего класса. И банковская система управления в СССР отвечала за политику понижения цен, обеспечивая такое понижение на основе учета снижения затрат на используемые ресурсы производства.

Показатель повышения производительности труда при Сталине сложился в постоянно возрастающее значение, насыщая собой плановую систему социализма.  На деле плановая система приобретала значение станового хребта социализма. Из этой плановой системы при социализме  образовалась связующая нить с банковской системой, контролирующей производство, наподобие обратной связи. На деле это означало, что банковская система социализма, учитывая показатели производительности труда на производстве, должна улучшать условия жизни своего гегемона, т.е. рабочего класса. И банковская система управления в СССР отвечала за политику понижения цен, обеспечивая такое понижение на основе учета снижения затрат на используемые ресурсы производства.

Например, шахтер Алексей Стаханов предложит новый метод выработки угля. Вместо прямого вдалбливания в стену угля, он начинает отбивать уголь сбоку, нарушая его структуру в пласте. В результате его отбойный молоток преобразуется в своеобразный «ковш», который загребал уголь из пласта как снег из сугроба.  Норма выработки у Стаханова увеличится с 7 тонн до 102 тонн за смену. Это поднимет выработку до 14 норм. И во столько же раз увеличивается у Стаханова заработная плата, как у автора передового метода повышения производительности труда в угольной промышленности. Теперь его опыт становился образцом для других шахтеров, и они тоже начинают перенимать его метод работы, наращивая выработку угля по мере затраты своих сил Однако, последователи Стаханова смогли рассчитывать на оплату увеличения  затраты своих сил, а вовсе не на ту зарплату, которая стала выплачиваться первооткрывателю метода.

Почему же шахтеры были заинтересованы в овладении стахановским методом и стали наращивать темпы повышения производительности труда?

Наращивание выработки угля в плановом порядке вело к наращиванию  выпуска других товаров, поскольку ресурсов становилось больше и рабочие коллективы смогли увеличить выпускаемое количество продукции. Соответственно, сокращались по всей рабочей цепочке затраты энергоресурсов.Цена сэкономленного топлива и ложилась в основу формирования суммы, на которую можно было понизить цены для того же класса производителей.  То есть, рабочий класс эту прибыль разворачивал на свои интересы, выражаемые политикой понижения цен. 

На базе Плана ГОЭЛРО рабочий класс реально включился в управление и смог дальше наращивать широкую индустриализацию. А после возрождения заново созданной промышленности в СССР и вливания её в экономический баланс страны, ленинская электрификация показала механизмы своего управления. Эти механизмы управления на базе ленинской электрификации всей страны действовали параллельно с банковской системой управления, но вели к значительному сужению  приоритетов денежной системы, расширяя действие плановых начал. Потому что плановые начала должны были и смогли проявить себя на экономическом интересе рабочего класса, на практике подкрепляемым значительными темпами повышения производительности труда. В противном случае терялась бы почва для самого планирования, что на практике выражает собой сначала застой, который перерастает в кризис и слом социализма.

Высокие темпы производительности труда находили подтверждение в соответствующих понижениях цен на сумму, равнозначную стоимости через  сэкономленных энергоресурсов.  Это и была та прибыль для рабочего класса, которую он получает от повышения своей же производительности труда, и в которой был заинтересован как гегемон.  В конечном счете, понижение цен выражалось повышением жизненного уровня, как рабочего класса, так и его союзников по труду, представлявших подавляющее большинство населения в Советском Союзе.

Таким образом, прибыль в ленинской электрификации реализуется через банк в интересах уже своего гегемона.  А плановые показатели растут постоянно.. Разумеется, финансовая система страны действует на основе своей валюты – рубля, обеспечивая ему не рост, а устойчивое понижение и постепенное отмирание. Рост осуществляется для производства. Это и есть экономическая база ленинской электрификации.  На её действии основано понижение потребительских цен. А понижение потребительских цен по своему направлению могло стремиться только к нулевому показателю самих цен и, как следствие, тянуло за собой отмирание всей денежной системы. За действие этой экономической модели отвечал лидер страны и его ближайшее окружение,  поскольку отмирание денежной системы соответствовало главной цели социализма – построению коммунизма, где исчезают классы и классовая борьба.  Если же по каким-то причинам перестает действовать эта модель, когда понижаются цены и постоянно повышаются плановые показатели на основе повышения производительности труда,  токак предупреждал Ленин: «Если не электрификация – возврат капитализма неизбежен». 

Вот это и есть тот социалистический курс, в котором Россия способна развиваться. Но нельзя забывать, что современный империализм действует в рамках «электрификации всего капитализма», осуществляя перекачку прибыли в пользу наиболее сильных хищников и делая это за счет вывоза капитала и эмиссии доллара, замкнувшей на себя всю стоимость современного «черного золота».  Российский олигархический капитал участвует в этой политической игре, что грозит утратой контроля как за национальными запасами «черного золота», за счет создаваемых волн инфляции, так и потери всей ресурсной базы.

         Конечно банковская система социализма никоим образом не может сотрудничать с банковской системой капитализма, потому что эти системы направлены в разные стороны. «Первым шагом всякой серьёзной борьбы с разрухой и с надвигающейся на страну катастрофой, - говорил Ленин, - должно быть постановление об отмене  коммерческой (и банковской в том числе) тайны по всем делам, связанным с поставкой в казну и на оборону вообще» т.32. с.318-319).

         На то, что профсоюзные замашки анархо-синдикалистов тянут Советскую Россию к войне, Ленин указал в своем выступлении на VIII съезде Советов.  И на этот счет выразился вполне конкретно: «Война есть продолжение политики иными средствами. Всякая война неразрывно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вел в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия».   Касаясь позиции американских банкиров в этом вопросе, Ленин добавлял: "В Европе идет война из-за господства над миром. Для того, чтобы господствовать над миром , надо иметь две вещи: доллары и банки. Доллары у нас есть, банки мы сделаем, и будем господствовать над миром" Это – заявление руководителя газеты американских миллиардеров» (т.32. с.81. 84)

         Поэтому, возвращаясь к анализу смены политического курса, мы, большевики, должны хорошо себе представлять то, какие препятствия мы должны преодолеть, а какие преграды мы должны обойти. Но в этом прогнозировании дальнейшего движения необходимо исходить из бесценного опыта СССР, позволившего стране возродиться из «самого слабого звена» и победить в самом тяжелом испытании Великой Отечественной войны с гитлеровским фашизмом. Более того, после  тяжелейшего испытания в войне Советский Союз смог первым отменить продовольственные карточки, а вскоре приступить к политике понижения цен, чем сохранял движение к коммунизму. К середине 50-х годов экономическую политику Советского Союза поддерживала половина мирового населения, что доказывало правоту модели  революционного развития по ленинской электрификации, успешно воплощенной на практике Сталиным.  Вместе с тем, политический процесс в СССР представлял собой ничто иное как мировую революцию, в которой советские народы встали стеной за изменения жизни к лучшему, и пошли в авангарде экономической политики, ведущей СССР в мировые лидеры. И трудовые массы во всем мире их в этом  поддерживали.

         Но что предложили сподвижникам социализма после Сталина лидеры Советского Союза?  Новые лидеры СССР предложили курс застоя, который вытекал из их понимания социализма. На деле получилась реанимация капитализма, с переводом прибыли в денежное исчисление, т.е. считали экономсию не по энергозатратам, а по рублям, которые  стали печатать ничем себя не ограничивая. В таких условиях в экономику страны пришел хаос, который  западные партнеры принялись направлять в нужное русло. Нужным руслом оказалось скатывание к капитализму. Процесс скатывания к капитализму, активный при Хрущева и Горбачеве, и умеренный при других антисталинистах в руководстве, выражал  желание – понравиться Западу. Запад ответил продвижением военной машины к российским границам, не скрывая своей цели подобраться к национальным богатствам России. И хотя это были на практике не силы нового Гитлера. тем не менее, при понятных осложнениях, империализм во главе с США был всегда готов преобразовать их в гитлеровскую модель. Для   России становятся более привычными  силы  анархо-синдикализма, интерес к которым только возрастал, возрождая как привычный бандитизм с идеологией криминала, так и бонапартизм леваков, использующий фашиствующую идеологию современных нациков. Причем, в различных советских республиках эти силы управляемого хаоса принимали различные формы, доходя порой до «настоящей махновщины».

         В этом смысле пример с «пятой колонной» 3)в Испании, где формировался фашизм генерала Франко, как раз и осуществлялся на основе действия сил управляемого хаоса, которые многое переняли из анархии. И эти внутренние силы, относящие себя по большей части к левакам, назвали «пятой колонной» в Мадриде, поскольку в силу движения к Мадриду четырех колонн диктатора Франко, «пятой колонне» в столице  фашисты отдавали приоритет в будущем сражении. И  победа была достигнута за счет работы этой колонны анархо-синдикалистов в Мадриде. Поэтому современные разрушители  изнутри не рассуждают о своем анархо-синдикализме или управляемом экономическом хаосе, так ведь и до критических высказываний Ленина дойти можно, а сразу формируют «пятые колонны», которые со времен Франко не претерпели каких-либо изменений. А империализм как ранее продемонстрировал поддержку  фашизма Франко, так и продолжает традиционно поддерживать везде «пятые колонны», не афишируя их направленные действия в сторону создания современных диктаторов.на службе империализма.

         И уж совсем наивным выглядит желание российского капитала заменить космополитствующий капитализм на капитализм патриотический. Тут как не крути, но на эксплуатации наемного труда нельзя создать патриотическое государство. Такое множество наций, которое проживает в современной России, способно решить свой национальный вопрос только в общности Советский народ. И к этой общности нужно стремиться идти и развиваться.

         Мы не можем не замечать того, что волны системного кризиса капитализма, охватившего весь мир, подкрепляются авантюрами НАТО у российских границ, усиленно подыскивающего себе опору среди российских сил криминала, а где-то и спонсируя исламских террористов. Ситуация во многом повторяет события  исхода Первой мировой войны, в которой отечественный капитал раскачивал экономику до полного краха, надеясь передать управление рублем иностранным банкам. А обслуживающая Капитал современная пишущая братия видит в этом недостаточность российского патриотизма: столетие назад «патриотизма», по их мнению, не хватало на передовой, теперь патриотизма маловато тогда, когда  жители страны не могут расплатиться с банками. Деньги есть у западных инвесторов, и они всегда готовы пожертвовать рублем для «восстановления прав человека» в России, за которыми тут же вылезают права капитала США.

         Кроме экономического кризиса, Россия находится в условиях мировой экологической катастрофы, размеры которой грозят гибелью всему человечеству. И это тоже является составной частью кризиса современного капитализма. Такое обстоятельство постоянно усиливается обширным износом отечественного промышленного оборудования, загрязняющего воздух и воду в силу невозможности удерживать допустимые концентрации выбросов в рамках установленных норм безопасности.

         В результате самым желаемым курсом дальнейшего развития России является сталинский курс экономики, продержавшийся до середины 50-х годов ХХ века. Именно в этом политическом курсе заложены основы экономического и промышленного роста, основанные на высочайшей производительности труда рабочего класса и подкрепленного банковской системой управления в деле политики понижения цен. Для всего этого нужна политическая партия, которая способна возглавить такой экономический курс в России. Такая политическая партия должна будет провести национализацию отечественной ресурсной базы, усилить роль народных предприятий в экономике, которые пока могут опереться на профсоюзы, и обеспечить функционирование Государственного плана, учитывающего ресурсы на основе затрат энергоресурсов («черного золота»). Т.е., на месте народных предприятий 4) должны зарождаться Советы, способные отстаивать национализированные богатства страны, что неизменно  потянет к большевизму.

         Проблема же упирается в людей 5), которые должны в банковской системе управления заниматься политикой понижения цен на основе того, что рабочий класс России «каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости, будет  улучшать, совершенствовать» производительность труда. Эти люди должны будут обеспечивать постоянный рост плановых заданий и удерживать Госплан в рамках постоянного нарастания. Проблема же людей в банковской системе управления состоит в их нежелании работать на отмирание денежной системы. А это уже потребует высокой дисциплины, которую очень трудно удерживать вблизи банковской системы, содержавшей денежные мешки. Поэтому нужен широкий контроль за банковской системой со стороны производительной силы страны, что опять говорит об неоходимости прихода Советов на предприятия.

         Вместе с тем,  постоянно растущий спрос населения потребует дальнейшего разделения труда и наращивания выпуска продукции. А разделение труда потребует наращивания производительных сил, что привлечет наращивание производства и увеличение производительных сил, экономическую  базу которых способно составить содружество государств БРИКС.   Не исключено, что торговля с Западом  потребует введения в действие более раскрученной на мировом рынке валюты, например, юаня. И, конечно же, в такой перспективе встает вопрос, давно поставленный Лениным: а это улучшит положение рабочего класса в России?

А если мы внимательно посмотрим на обстоятельства наращивания производства и выпуск необходимой продукции, то как раз увидим ленинскую теорию мировой революции, возле которой способно формироваться мировое коммунистическое движение. Вопрос только в том, сумеет ли такое рабочее движение  не попасть под контроль банковских структур империализма и сохранит ли независимое развитие на основе выработанных планов и целей развития. Улучшение положения рабочих будет проходной картой в новое качество жизни, основанное на наращивании выпуска продукции и осуществляющего политику понижения цен на неё, на основе экономии затрат энергоресурсов. Тут ведь борьба ещё  идет и за прибыль как за продукт человеческого творения, призванного обеспечить самые широкие жизненные потребности на планете Земля. И армии Труда совсем не безразлично то, в чью пользу будет распределяться прибыль.

У России нет легких путей развития. Страна либо станет сама сильной и заставит других уважать себя, либо её задавят её же капиталистические партнеры. По насыщенности ресурсами Россия является самой богатой страной, отчего она не может оставаться на рынке бедной капиталистической страной. Поэтому россияне будут вынуждены постоянно отбивать атаки Запада, которые всегда готовы перерасти в военные, либо повторят трудный путь большевиков и на пути к коммунизму выведут страну в недосягаемые для других лидеры.

Основным паритетом, на базе которого способна функционировать денежная система в любой стране, является нефть. Говорить пока о приоритете возобновляемых источников энергии преждевременно, хотя на Петербургском Международном экономическом форуме в июне 2016г. этому вопросу было уделено немало времени.Основной задачей на основе доминирования «черного золота» под контролем производительных сил, будет вытеснение бумажной массы американского доллара из мировой экономики, как когда-то обычное золото было вытеснено эмиссией американского доллара.  

По сути дела, мы живем во времена перераспределения материальных ценностей, осуществляемых МВФ, ФРС и прочими институтами империализма, которые подменяют собой  систему госплана для каждой страны, направляя  работу мирового рынка в сторону держателей  наиболее дорогих акций. Вывоз капитала и повышение курса акций на рынке как раз и связаны с  распределением  товарных ценностей в зависимости от приоритета на этом рынке. Отлаженный механизм ловко маневрирует между инфляцией и дефляцией, вгоняя шарик рулетки этого казино в заранее выигрышные ниши.  У слаборазвитых стран с низкими учетными ставками своих экономик нет никаких шансов на выигрыш.

Конечно, на практике смена в России экономического курса  привычнее всего под очередное обесценивание рубля до значения бумаги. Если и в этом случае ничего не делать, что чаще всего и предпочитают российские власти, то альтернативой обесцениванию рубля может быть только разгул управляемого экономического хаоса, рецидивы которого мы начинает переживать уже на подходах к первым признакам провала в новые «керенки» и наблюдаем аналогии подобного кризиса политики на Ближнем Востоке. И первыми рецидивами надвигающегося кризиса становится разгул бандитизма, пытающегося обогатиться на разорении страны. Затем поднимает голову терроризм, который тоже хочет урвать свою долю в бизнесе, осуществляя похищение людей и целых производств, чтобы требовать за них выкуп. И тем, и другим нужен один политический курс – анархия, которая их окрыляет. Анархия открывает дорогу и «левакам», улавливающим в такой политике отголоски мирового пожара, который они готовы  раздувать и дальше, поскольку по их следам идут воротилы мирового рынка, всегда готовые к созданию мирового правительства из хозяев  больших банковских систем. И такому «правительству» безразлично кто будет стоять во главе, новый Гитлер или когорта финансовых воротил: они хотят мирового господства и мораль их не интересует.

Поэтому, возвращаясь к вопросу смены экономического курса в России, необходимо видеть все перспективы роста и трудности их воплощения в жизнь. Самым трудным участком будет Госплан и обеспечение его национализированной ресурсной базой страны, с последующим переходом к народному предприятию и Советам в массовом масштабе. Затем, учет и контроль расхода всех ресурсов, с приоритетом расходов  энергоресурсов, их отражение в банковской системе в качестве производительного роста 6) , что станет базой для политики понижения цен в пользу армии Труда. Всякая другая смена политического курса заставит играть «в улыбки» с империалистическими «демократами», которая обернется успокоительными мерами для западных хищников и полной утратой собственного суверенитета. Т.е., всем тем, что мы так хорошо себе усвоили в период «политики улыбок» Горбачева.

Сентябрьские выборы в Госдуму РФ в некоторой степени   подведут итог двадцатипятилетнему периоду капитализма и невольно поставят вопрос: есть ли будущее у России?  А будущее у Россию может появиться  только при создании условий перераспределения  прибыли в государстве в интересах рабочего класса, вернувшись к сталинской модели экономики и изменив политическую роль производительных сил в обществе.Всякая другая модель работать не будет, а это значит, что не будет и России. От того, каким будет после выборов экономический курс страны,  зависит её будущее. Выборы в Госдуму в сентябре не решают проблему, а только ставят вопрос. Альтернативой левым силам, выступающим за возрождение СССР и Социализм, может быть либо  отечественный фашизм либералов (либералофашизм), либо откровенный фашизм Запада. Ответ на поставленный в статье вопрос один: невозможность изменения экономического курса России без изменения политической роли производительных сил.

 

                                                                                                    Июнь 2016 г.

 

От редакции сайта –    уточнения в тексте

  1.  «Спасением страны».  Спасением ни империи, ни буржуазной республики большевики заниматься не собирались. Вопрос о спасении страны мог рассматриваться только после того, как страна стала республикой советской. И даже тогда это было  не всем понятно — ведь при коммунизме понятия страны (государства) не должно быть вовсе. «Вчера было рано, завтра будет поздно, надо сегодня!» - относится к возможности в обозримом будущем восстания и его победы, а не к вопросу спасения страны.
  2. Революционный народ сам по себе без лидера победить ни в войне, ни в революции не может. Современные  враги Отечества    утверждают, что в Великой Отечественной войне победил народ, выбрасывают из истории имя великого полководца Генералиссимуса И.В. Сталина – организатора победы советского народа, Генерального секретаря ЦК ВКП(б).   В Финляндии, Германии, Венгрии в начале ХХ века революционный народ потерпел поражение из-за отсутствия в стране политического лидера масштаба Ленина.
  3. «пятая колонна» действовала в Испанской Республике во время Гражданской войны в Испании 1936—1939 гг.).
  4. На конференции в Госдуме 31.10.2015 ( politpros.com/events/596/), посвящённой НП, отмечалось, что «капиталистическое государство ведёт политику  противодействия созданию НП». Для  создания  такого рода организаций, как отмечалось на конференции, нужно использовать существующие «модели социально-ориентированной капиталистической экономики и совмещать их с опытом государственного планирования». Второй аспект в условиях существующего олигархического бандитского капитализма в РФ отсутствует и принципиально невозможен.  И потому  существующие  ныне около двух десятков из  некогда 140 НП есть типичный пример анархо-синдикализма.  Функционирование НП в интересах гегемона – пролетариата  при нынешнем  олигархическом строе невозможно. Пользуясь терминологией автора статьи (В.И. Рябова) развитие системы НП в интересах гегемона возможно  лишь при большевизме, или при социализме.
  5. Необоснованное  сужение проблемы автором статьи. Проблема людей в банковской системе управления состоитне в их нежелании работать на отмирание денежной системы, а в общественно-политический строе –   капитализме, в интересах которого функционирует данная банковская система.  
  6. Производительный рост –  это энергоресурсы (и другие ресурсы), которые  экономятся и на базе этой экономии можно понижать  цены на продукты потребления населением.
Последнее изменение Четверг, 14 Июль 2016 22:43