Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Понедельник, 05 Октябрь 2015 16:16

ПОЙДЕТ ЛИ РОССИЯ К «НАРОДНОМУ ПРЕДПРИЯТИЮ»?

  • Размер шрифта: - +

По итогам доклада Сергея Глазьева

 

В преддверии 15 сентября 2015 года, когда должен был выступить на вневедомственной комиссии Совете безопасности РФ экономист Сергей Глазьев с докладом «О неотложных мерах по отражению угроз существованию России», молчание российского эфира нарушила газета «Коммерсант», опубликовавшая многие выдержки из предыдущих выступлений С.Глазьева, что стало призывом к либеральной общественности России: наших бьют. Либеральная общественность начала энергично выступить с критикой в адрес докладчика, лицемерно предлагая варианты «спасения» России. Эти медвежьи услуги «спасения России» очень не понравилось патриотически -настроенной общественности.  И  раздраженный эфир  пришел в сильное волнение, приняв форму  развороченного пчелиного  улья. Больше всего буйствовало мировоззрение либералов, пришедших в бизнес на волне залоговых аукционов, ставших средой  передела общенародной собственности и оставшейся в их голове райским садом экономики. Более мелкий бизнес, промышлявший на товарных биржах разницей в ценах мировых валют, сразу же почувствовал угрозу своему промыслу и как мог  выражал неприятие любым мерам по экономической безопасности России, поскольку для спекулятивного капитала такие меры по своей природе вредны. 

Получившее встряску «Коммерсантом» либеральное братство России  устремилось на поиски  страхующих мер, что больше напоминало  реакцию мафиозной братвы 90—х годов, остро чувствовавшей всё десятилетие близкую потерю американской «крыши». Собственно, безопасность России в большей степени оказалась  заложницей как раз  услуг этой самой американской «крыши», под «индульгенцией» которой ослаблялся весь экономический потенциал России.   Особенно либералам были неприятны выводы  С.Глазьева, сделанные им значительно раньше и  звучащие так: «правительство провоцирует инфляцию», «правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижение»; «Банк России продолжает политику полной открытости российского  финансового рынка, не предпринимая должных мер как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита», «Политика Банка Росс влечет падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными  последствиями»; «правительство и банк России  работают  как сообщающиеся сосуды», Для спекулятивной публики, заполнившей российские площадки товарных и сырьевых бирж, и привыкшей корректировать свою экономику по курсу  газеты «Коммерсант»,– такая правда предвещала скорую  явку с повинной.

 Что же представляет собой эта публика, которая почитывает «Коммерсант» и очень заботиться  о надежности экономической «крыши», которую сегодня рвутся обеспечить  США? Эта публика напрямую связана с торговлей, по большей части через фьючерсы, посредством которых вычерпывается  всякая прибыль, выкачиваемая как из слаборазвитого мира, так и из своей страны. И в этой политике позиция правительства и центрального банка являются ключевыми, поскольку призваны бороться с инфляцией, в то время, как рыночные спекулянты на инфляции наживаются больше всего. Биржевой спекулянт дышит воздухом инфляции и всякий, кто стремится противодействовать получению выгод за счет  инфляции, для торговца  становится врагом. 

 

По сути дела Сергей Глазьев выступил против глобализации, проводимой США, ибо по устоявшемуся определению «глобализация носит тотальный, всепроникающий характер, изменяя не только внешние формы политической и экономической жизни, но и мировоззрение целых народов». И как пишет А.С.Панарин, характеризуя глобализацию, её: «определяет как процесс ослабления традиционных территориальных, социокультурных и государственно-политических барьеров, некогда изолировавших народы друг от друга, но в то же время предохранявших от неупорядоченных внешних воздействий, и становление новой,  беспротекционистской системы международного взаимодействия и взаимозависимости».  «И как всякий процесс объединения, глобализация ведет к унификации элементов интегрируемых в эту новую глобальную цивилизацию – к «денационализации  наций» .  Говоря проще, глобализация чем-то напоминает  биржевой процесс слияния и поглощения.

В России либеральную публику готовят на краткосрочных курсах обучения  форексу  при Дилинговых центрах, где будущие трейдеры осваивают профессию торговли деньгами, (во времена классиков марксизма  этих людей называли «маклерами»). Цель таких курсов обучения в Дилинговых центрах сводится к заинтересованности в баснословных прибылях, на примерах таких финансовых деятелей мирового рынка, как Баффет и Сорос, имевших возможности не только успешно торговать за счет разницы в курсах валют, но и сумевших обрушивать рынки целых стран. Обучению форексу, т.е. торговле с использованием разницы в курсах валют, позволяет учителям со 100% гарантией прогнозировать то, что новички  быстро проиграют свой депозит и захотят открыть его снова. Поэтому задача учителей состоит ещё и в том, чтобы убедить новичков открыть торговый счет, который они проиграют, в Дилинглвом центре форекс, в котором те и обучались. На практике такая модель торговли на форекс ничем не отличается от обычной экономики казино, хотя, внешне, тут всё подчинено скрытым алгоритмам движения товаров от продавца к покупателю.

Между тем, мир Капитала не рассматривает плановую систему как нечто противоречащее рынку.  Наоборот, мировой рынок сам приспособился к способности «черного золота» уверенно чувствовать себя в условиях планирования и приспособил торговлю к купле-продаже фьючерсами.  Термин «фьючерс» происходит от английского  «Future» - будущее, и имеет смысл  заключения контракта, устанавливающего рамки на поставку некоторого товара в будущем. Поэтому фьючерс стал отождествлением  договора (соглашения) купли продажи актива в некотором количестве и на определенную дату в будущем, по согласованной на день утверждения фьючерса цене. Таким контрактом (фьючерсом) оговаривалась дата, когда указанный товар должен быть поставлен. Разумеется, предметом купли продажи  фьючерсных активов становились нефтересурсы и металлы, а многие трейдеры, ведущие на биржах внутридневную торговлю, владели этими фьючерсами всего несколько часов или даже несколько минут.

Поскольку уже с 70-х годов плановые основы движения энергоресурсов на мировом рынке позволяли при покупке фьючерсного контракта, оговаривавшего цену  базового актива на некоторую дату в будущем,  страховать сделку на некоторую сумму  от неблагоприятного движеня цены, Такое  страхование  назвали хеджированием, а участников рынка, использующего этот механизм – хеджерами. Возникли целые хедж-фонды, ставшие страховкой богатейших людей Запада от  неприятностей мирового рынка. Империалисты использовали возможности планирования с энергоресурсами в своих интересах и с большой выгодой.

Накануне запланированной даты выступления Глазьева в Совете безопасности РФ состоялось заседание бюро РАН по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию, на котором советник президента  Сергей Юрьевич Глазьев  представил доклад о неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России. Все присутствующие поддержали идеи Глазьева, которые он обещал представить на заседании вневедомственной комиссии Совета  безопасности РФ через неделю. В документе академик  подробно аргументирует причины того,  что США ведут гибридную войну с целью удержать мировое лидерство из-за нарастающей конкуренции с Китаем, при этом  агрессия против России и захват контроля  над Украиной – это лишь часть спланированной  кампании.  «Россия избрана в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных факторов»,- указал Глазьев. Он уверен, что антироссийская агрессия вызвана самостоятельным внешнеполитическим курсом России, ориентированного на широкую евразийскую интеграцию – от создания ШОС и ЕАЭС до идей по формированию единого экономического пространства от Владивостока до Лиссабона. Это, в свою очередь, рассматривается в качестве угрозы для глобального доминирования США

По мнению С.Глазьева: «Объективно эскалация  международной военно-политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и новых механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает пятисотлетний опыт развития капитализма, происходит резкая дестабилизация системы международных отношений, разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на мировом рынке».

В этой связи С.Глазьев ссылается на исторический опыт развития капитализма: «Примерами подобных периодов в прошлом могут служить: война Нидерландов за независимость от Испании, в результате чего центр развития капитализма  переместился из Италии (Генуи) в Голландию; Наполеоновские войны, в результате которых доминирование перешло к Великобритании; Первая и Вторая  мировые войны, в результате которых доминирование в капиталистическом мире перешло к США и Холодная война между США и СССР, в результате которой США захватили глобальное лидерство за счет превосходства в развитии нового, основанного на микроэлектронике информационно-коммуникационного технологического уклада и установления монополии на эмиссию мировых денег».

«В настоящий период,- продолжает Глазьев,- на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра мирового воспроизводства капитала в Юго-Восточную Азию. Сталкиваясь с перенакоплением капитала в финансовых пирамидах и устаревших производствах, а также с утратой рынков сбыта своей продукции и падение доли доллара в международных транзакциях, США пытаются удержать лидерство за счет развертывания мировой войны с целью ослабления, как конкурентов, так и партнеров. Пытаясь установить контроль над  Россией, Средней Азией и Ближним Востоком, США добиваются стратегического  преимущества в управлении поставками углеводородов и других критически значимых природных ресурсов. Контроль США над Европой, Японией и Кореей обеспечивает им доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий.», В этой связи, по мнению Глазьева «Субъективно антироссийская агрессия объясняется раздражением американских геополитиков самостоятельным внешнеполитическим курсом Президента России на широкую евразийскую интеграцию — от создания ЕАЭС и ШОС до инициатив по формированию единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

США опасаются формирования независимых от них глобальных контуров расширенного воспроизводства, прежде всего, — странами БРИКС. Историческая роль России в организации глобальных интеграционных проектов предопределяет всплеск американской русофобии. При этом происходит демонизация Президента России, которого Вашингтон считает главным виновником в утрате контроля над Россией и Средней Азией, а проводимую им самостоятельную внешнюю политику рассматривает в качестве ключевой угрозы своему глобальному доминированию».

Исторический анализ С.Глазьева с различными этапами развития капитализма не учитывает этап социалистических преобразований в СССР, заставивший весь мир капитализма приспосабливаться к индустриальным новшествам в Советском Союзе. Суть экономических преобразований в Советской России в 1922 году выразил ведущий экономист большевизма И.И.Скворцов-Степанов в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства», в которой автор суть электрификации свел к энергетическому топливу, затраты которого он поставил во главу развития мирового хозяйства.

Собственно, переходная фаза мирового хозяйства как раз и заключалась в способности производительных сил наиболее экономично использовать «черное золото» в производственном процессе.  Великая Отечественная война 1941-1945 годов со всей очевидностью показала на практике то, как нужно с наибольшей экономией «черного золота» выпускать максимум вооружений. При этом само советское вооружение отвечало наивысшим скоростным требованиям и было наиболее маневренно, что достигалось   экономией топлива в советских  двигателях, за счет чего советская техника добивалась наилучших характеристик в военных действиях, а такой переход количественных показателей в качественные позволял добиваться перевеса в ходе всей войны. Сергей Глазьев не замечает переходной фазы мирового хозяйства в начале ХХ века, не говоря уже о становлении великой державы в середине ХХ века, поэтому у него остаются за бортом все факторы повышения производительности труда, замыкающиеся на затраты «черного золота».

Более того, все экономисты, анализируя исторические этапы строительства капитализма, рассматривали денежную систему, основанную на золотом запасе банка, как математическую модель кредитования капиталистического производства, подкрепленную в банке паритетом чистого золота. И в этом  желании – рассматривать рост капиталистического производства только с позиции роста денежной массы в банке, сопоставимой с возрастанием золотого запаса, есть современный парадокс в экономике. Ростовщичество, т.е. сдача денег в рост и получение процентов прибыли с этого роста, сопутствовали всей истории первоначального  накопления, послужившей прологом к последующему сколачиванию больших состояний. Но основой для роста больших состояний была прибавочная собственность, рост которой напрямую отражался увеличением выпуска товарной массы, что подразумевало в банке увеличением золотого запаса.

Но дело в том, что дополнительную долю золотого запаса банкир мог приобрести на рынке, путем обмена на денежные знаки, эквивалентные установленной в государстве цене тройской унции золота. Однако, банковское дело преследовало цели как золотодобычи, так и скупки краденных драгоценностей (деньги не пахнут). Увеличение золотого запаса в банке влекло за собой увеличение денежной массы, т.е. эмиссию, которую мог осуществлять только государственный банк, имеющий право на денежную эмиссию. В конечном результате, денежная эмиссия вела за собой акционирование капитала, т.е. основные фонды производства получали оценку в денежном выражении и эта оценка, а на деле – стоимость реального производства, ложились на место золотого запаса в банке. При этом роль золота в банке сводилась к сумме заявленного уставного капитала, который так же мог выражаться в денежной форме. В итоге эмиссия денежных систем в наиболее развитых странах капитализма приобрела неуправляемую форму.

Результатом этой стихии стало появление в начале ХХ века Федеральной резервной системы (ФРС) в США, которая сразу же стала претендовать на роль мирового регулятора финансовой системы. В этот же период В.И.Ленин выступил с экономической базой «электрификации всей страны», которая до начала 60-х годов показала себя самым эффективным инструментом экономики. В ленинской электрификации роль регулятора денежной системы отводилась «черному золоту»,.т.е . энергоресурсу, участвующему в процессе производства материальных ценностей.  И парадокс этот заключается в том, что буржуазные экономисты не хотят замечать переходную фазу мирового хозяйства, выражающуюся в том, что учет товарной массы ведется по затратам на её изготовление «черного золота», тогда как устоявшийся инстинкт – видеть за денежными поступлениями либо золотой паритет, либо американскую валюту, которую также приспособили к оценке стоимости «чистого золота».

Почему так важно оценивать себестоимость выпускаемых товарных ценностей в затратах энергоресурсов? Это важно потому, что, во-первых,  затраты энергетического топлива являются основными и по их суммарной стоимости складывается общая цена товара, включая тарифы ЖКХ на тепло и электроэнергию. Во-вторых, производственные затраты энергоресурсов поддаются контролю широких масс, участвующих в производственном процессе, что позволяет получать общественную оценку энергозатрат на производство материальных ценностей, и это очень важно для контроля затрат в экономике. И, в-третьих,  банковская система способна учитывать собственные затраты энергоресурсов в экономике и на их экономии производить понижение цен на основные потребительские товары, как это соответствовало сталинской модели экономики, либо банковская система будет вести антисталинскую политику,  учитывая цены на «черное золото» устанавливаемое мировым рынком,  и корректируемое американским ФРС, чтобы вести экономическую политику в интересах политики  цен в США.

Достаточно сказать, что продажа нефти на доллары  опирается на очень небольшую долю этого ресурса, добываемую в США, а все остальное «черное золото» в мире ФРС склонно понимать как своё собственное. Ибо для того, чтобы купить на мировом рынке нефть, любой покупатель должен иметь для этого доллары или продать на доллары свою продукцию, чтобы потом купить для себя нефтересурс. Так или иначе, но продажа нефти на мировом рынке вынуждает ФРС печатать дополнительную массу долларов, чтобы финансовая операция по продаже нефти состоялась. Это не многим отличается от создания  банкиром дополнительной эмиссии денег в период раннего капитализма, когда товарооборот требовал дополнительной массы денег. Разница лишь в том, что хозяева современной эмиссии долларов, выпускаемой по заявкам ведущих банков США, самонадеянно полагают, что «черное золото» уже «находится» в подвалах их банков.  В то время, как исторически  хозяином «черного золота» могут быть производительные силы, использующие нефтересурсы в процессе  производства материальных ценностей. Потому что, по-другому распорядиться «черным золотом» нельзя.

 В результате, переходная фаза миррового хозяйства на мировом рынке не получает развития, в то время, как «черное золото», порожденное переходной фазой мирового хозяйства, остается у руля всех мировых валют, хотя цену этого «черного золота» пассивно устанавливают в долларах. Такое положение с денежными системами заключается  только в одном – кто контролирует «черное золото» в производственном процессе, тот и получает улучшение своего жизненного уровня и повышает свою покупательную способность. А если сказать точнее, то контроль за использованием «черного золота» равнозначен контролю за всей мировой экономикой.

Поэтому роль банковской системы в контроле за «черным золотом» выражается  перераспределением прибыли: либо класс непосредственных производителей, контролирующих процесс использования «черного золота», либо класс торговцев, спекулирующих «черным золотом». В сталинские времена перераспределение прибыли в пользу класса производителей материальных ценностей выражалась политикой понижения цен, за счет чего повышался жизненный уровень большинства населения страны. В капиталистической экономике банковская система перераспределяет прибыль в пользу владельцев средств производства, формируя её на базе прибавочной стоимости класса производителей.  В этом смысле  доклад С.Глазьева изобилует научными терминами, поскольку готовился в расчете на публику из РАН и прессу. С другой стороны, анализ доклада касается разных сторон спекулятивного капитала, научность которого весьма сомнительна и больше напоминает поведение ученого в воровской «малине». Но на основе представленных примеров  доклад Глазьева следует проанализировать и сделать выводы.

Выводы докладчика весьма объемны и содержат массу интересной информации, основанной на  анализе самого Глазьева. Например, вывод по военным действиям такой: «Развязываемая Вашингтоном мировая война отличается от предыдущей отсутствием фронтовых столкновений враждующих армий. Она ведется на основе использования современных информационно-когнитивных технологий с опорой на «мягкую силу» и ограниченное применение военной силы в формате карательных операций по наказанию лишенного возможности к сопротивлению противника. Расчет делается на дестабилизацию внутреннего состояния страны-жертвы посредством поражения ее общественного сознания подрывными идеями, ухудшения социально-экономического положения, выращивания разнообразных оппозиционных сил, подкупа продуктивной элиты с целью ослабления институтов государственной власти и свержения легитимного руководства с последующей передачей власти марионеточному правительству.

Такие войны называют гибридными: руководство страны-жертвы до последнего момента не чувствует угрозы со стороны противника, ее политическая воля сковывается бесконечными переговорами и консультациями, иммунитет подавляется демагогической пропагандой, в то время как противник ведет активную работу по разрушению структур ее внутренней и внешней безопасности. В решающий момент происходит их подрыв с военным подавлением возникающих очагов сопротивления. Именно таким образом США добились успеха в холодной войне против СССР, а в настоящее время создают воронки расширяющегося хаоса в стратегически важных регионах Ближнего и Среднего Востока и пытаются восстановить контроль над постсоветским пространством».

Почему организация военного конфликта между Россией и Европой для США наиболее желательна? 

На этот вопрос С.Глазьев отвечает так: «Организовав государственный переворот и установив полный контроль над структурами украинской государственной власти, Вашингтон делает ставку на превращение этой части Русского мира в плацдарм для военной, информационной, гуманитарной и политической интервенции в Россию с целью переноса хаотической войны на ее территорию, организации революции и последующего расчленения. Расчет делается на то, что у российского общественного сознания отсутствует иммунитет на проникновение агентов влияния с Украины, которая составляет неотъемлемую часть русской духовно-культурной корневой системы. А также на то, что российские вооруженные силы не посмеют применить оружие массового поражения против братского народа.

Развязывая украинско-российскую войну, США втягивают в нее против России страны НАТО, добиваясь одновременно антироссийскими экономическими санкциями ослабления ЕС и закрепляя свой контроль над Брюсселем. Организация военного конфликта между Россией и европейскими странами НАТО на территории Украины является наиболее желательным для США сценарием, для которых войны в Европе всегда были «хорошими». Развязывание такой войны под лозунгами защиты от «российской агрессии» является главной целью установленного американцами в Киеве русофобского режима. Пока он существует, провоцирование войны против России будет продолжаться, в том числе путем террора против русского населения Юго-Востока Украины.

Даже если удастся остановить американскую агрессию на Украине и купировать украинский кризис, не вызывает сомнений неизбежность длительного и существенного ухудшения торгово-экономических отношений между Россией и государствами-членами НАТО, а также другими зависимыми от США странами (Япония, Южная Корея, Канада, Австралия). С учетом высокой внешней зависимости российской экономики, это создает серьезные угрозы национальной безопасности. Наиболее острые из них касаются рисков замораживания валютных активов, отключения российских банков от международных платежных и информационных систем, запретов на поставки высокотехнологической продукции, ухудшения условий российского экспорта.

В настоящее время объем валютных активов Российской Федерации, размещенных в юрисдикции стран НАТО, составляет более 1,2 трлн. долл., в том числе краткосрочных — около 0,8 трлн. долл. Их замораживание может быть частично компенсировано ответными мерами в отношении активов стран НАТО в России, объем которых составляет 1,1 трлн. долл., в том числе долгосрочных — более 0,4 трлн. долл. Эта угроза была бы нейтрализована, если бы денежные власти своевременно организовали вывод российских краткосрочных активов из США и ЕС, что изменило бы сальдо в их сторону. Однако, несмотря на угрозы санкций, продолжается размещение в американских и европейских ценных бумагах российских активов.

Пока не поздно, необходимо срочно распродать валютные активы, размещенные в обязательствах США, Великобритании, Франции, Германии и других стран, участвующих в санкциях против России. Их следует заместить инвестициями в золото и другие драгоценные металлы, в создание запасов высоколиквидных товарных ценностей, в том числе критического импорта, в ценные бумаги стран-членов ЕАЭС, ШОС, БРИКС, а также в капитал международных организаций с российским участием (включая Евразийский банк развития, Межгосбанк СНГ, МИБ, Банк развития БРИКС и др.), расширение инфраструктуры поддержки российского экспорта. В числе элементов последней большое значение имеет создание международных биржевых площадок торговли российскими сырьевыми товарами в российской юрисдикции и за рубли, а также создание международных сетей сбыта и обслуживания российских товаров с высокой добавленной стоимостью.

В отношении наметившейся тенденции примораживания частных активов российских юридических и физических лиц, которым денежные власти западных стран начинают чинить препятствия в возврате денег в Россию, следует продумать меры по введению полного или частичного моратория на обслуживание кредитов и инвестиций из этих стран.

Центральный банк затянул создание национальной платежной системы обслуживания банковских карточек, а также международной системы обмена межбанковской информацией, которые могли бы обезопасить российскую финансовую систему от санкций со стороны находящихся в западной юрисдикции систем расчетно-платежных систем VISA, Mastercard, SWIFT, о чем говорилось уже три года назад. Сейчас создание таких систем международного уровня необходимо поставить в повестку дня очередной встречи стран БРИКС в Уфе с целью обеспечения работы российских платежных инструментов не только внутри страны, но и за рубежом.

Необходимо выполнить уже неоднократно дававшиеся Президентом России указания о деофшоризации российской экономики, создающей закритическую зависимость ее воспроизводственных контуров от англосаксонских правовых и финансовых институтов и влекущей систематические потери российской финансовой системы до 60 млрд. долл. в год только на разнице в доходности занимаемого и размещаемого капитала. Соответствующие предложения неоднократно направлялись в Министерство финансов и Банк России. Принятые недавно законодательные инициативы в этом направлении ограничены вопросами налогообложения перемещаемых за рубеж доходов, что не только не устраняет важнейшие мотивы вывоза капитала, но и стимулирует переход налогоплательщиков в иностранную юрисдикцию.

Важно добиться выполнения многократных указаний Президента России о создании национальной инфраструктуры финансового рынка, включая переход к использованию отечественных рейтинговых агентств, аудиторских, юридических и консалтинговых компаний. Заминка с их исполнением влечет значительные потери национальной финансовой системы вследствие систематического занижения кредитных рейтингов российских заемщиков и недобросовестного поведения западных партнеров.».

Значительные потери национальной финансовой системы, по определению того же Сергея Глазьева, связаны с вывозом капитала отечественными олигархами в оффшоры, что делается ради уклонения от уплаты налогов. После чего этот же вывезенный капитал пытается представить себя в виде иностранных инвестиций и требует  значительный привилегий на российской почве. При этом олигархату для своей деятельности нужны  наднациональные структуры, действующие в направлении глобализации. Соответственно: «Глобализация – это развитие в форме развала», а «демократия – это конструирование общественного сознания в интересах основных финансовых групп,  …при нарастании демократизма политика все более становится тайной. Ибо необходимо стирать грани между реальным и нереальным». Ради чего «официальные структуры становятся функцией, цель которых трансформировать в фикцию происходящее».

В цепи этих проблем докладчик видит наиболее слабое звено экономики России в том, что Банк России продолжает обслуживать интересы иностранного капитала. В этом направлении Сергей Глазьев дает развернутую картину происходящего в экономике: «Чтобы проводить самостоятельную политику, необходимо управлять своим экономическим развитием. Контролируя воспроизводство национальной экономики, противник может манипулировать поведением делового сообщества, критически воздействуя на условия жизнедеятельности общества. Война с ним при таких обстоятельствах не может быть выиграна, что делает невозможным проведение самостоятельной внешней политики. Из этого следует, что самостоятельный внешнеполитический курс руководства России должен быть подкреплен восстановлением национального суверенитета и контроля над воспроизводством и развитием собственной экономики.

Самым же важным условием нейтрализации западных санкций является переход с внешних на внутренние источники кредита. Многократно высказывавшиеся российскими учеными и специалистами предложения по решению этой задачи, безапелляционно отвергаются руководством Банка России, которое продолжает в своей политике ориентироваться на обслуживание интересов иностранного капитала.

До сих пор, несмотря на печальный опыт оттока иностранного спекулятивного капитала в 1998, 2008 и 2014 годах, Банк России продолжает политику полной открытости российского финансового рынка, не предпринимая должных мер, как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита. Вследствие этой политики денежная масса в российской экономике формируется, в основном, под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства основного капитала. Ее результатом стала глубокая внешняя зависимость российской экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансфер в размере 120-150 млрд. долл.

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0009/001a/pic/1128/17doklad1.jpg

 

Причины бегства капитала из России докладчик в первую очередь связывает с позицией, занимаемой Центральным банком России, выполняющим главную роль регулятора денежной системы, но на деле  выступающим проводником политики ведущих финансовых учреждений Запада:

«Подъем экономики, который по объективному состоянию факторов производства в прошлом году должен был составить 3-5% прироста ВВП, был остановлен последовательным повышением ключевой ставки  ЦБ сверх уровня средней рентабельности реального сектора экономики. Это повышение было сделано, исходя из стандартной рекомендации МВФ снижать инфляцию путем повышения ставки процента.

На практике такая политика приводит к попаданию экономики в стагфляционную ловушку. За последние два десятилетия проведены многочисленные исследования, свидетельствующие о том, что повышение процентной ставки и сжатие денежной массы, как правило, не приводят к снижению инфляции, но всегда и везде влекут падение производства и инвестиций, а также банковский кризис и лавину банкротств. Кроме того, в наших условиях демонетизации и монополизации экономики они сопровождаются не снижением, а повышением инфляции.

Второй грубой ошибкой ЦБ стал переход к свободному плаванию курса рубля. Не существует научного доказательства его необходимости при таргетировании инфляции. Наоборот, в условиях чрезмерной открытости российской экономики, зависимости ее экспорта от нефтяных цен и высокой доли импорта на потребительском рынке свободное курсообразование несовместимо с обеспечением макроэкономической стабильности. Колебание цен на мировом рынке, атака финансовых спекулянтов или любое другое изменение внешнеэкономических условий может опрокинуть планы по достижению целевого уровня инфляции.

Сочетание этих двух ошибок привело к тому, что, объявив о переходе к таргетированию инфляции, ЦБ достиг прямо противоположных результатов — инфляция подскочила вдвое, надолго подорвано доверие к национальной валюте и самому регулятору. Имея 6-8%-й потенциал ежегодного прироста ВВП и инвестиций, экономика России искусственно загнана в стагфляционную ловушку. Денежные власти ориентируют ее на 5%-е падение при 15%-й инфляции. При этом не исключается еще худший сценарий, чреватый дефолтом крупных российских заемщиков в случае продолжения оттока капитала и падения нефтяных цен. По итогам I квартала 2015 г. можно констатировать резкое ухудшение условий воспроизводства реального сектора российской экономики. Объем выданных ему кредитов сократился почти на полтриллиона рублей, на 60% выросла доля просроченной задолженности. С января с.г. она стала, в целом, убыточной. Суммарная прибыль предприятий сократилась вдвое по сравнению с докризисным 2007-м годом.

Продолжающаяся на этом фоне политика Банка России по дальнейшему сжатию денежной массы усугубляет эти процессы и влечет расстройство всей системы воспроизводства и денежного обращения. Снижение уровня монетизации в прошлом году на 10%, в этом году — на 15-20% неизбежно повлечет соответствующее падение инвестиций и производства, дальнейшее ухудшение финансового положения и массовые банкротства предприятий реального сектора.

Ухудшение условий воспроизводства реального сектора сопровождается поддержанием искусственной сверхприбыльности валютных спекуляций. Если в прошлом году валютные спекуляции на падении рубля давали 30-50% годовых, втягивания ¾ выделяемых Банком России кредитов на рефинансирование банковской системы, то сейчас они дают 40% на повышении курса рубля. Совершая операции валютного РЕПО, Банк России фактически субсидирует валютных спекулянтов, которые конвертируют получаемые под 2% валютные кредиты, приобретают ОФЗ с доходностью 10%, а затем вновь покупают валюту по снизившемуся курсу. Своей политикой Банк России стимулирует валютные спекуляции в ущерб реальному сектору. После повышения курса рубля на 1/3 он почти полностью утратил прирост ценовой конкурентоспособности, полученный в результате прошлогодней девальвации, что создает условия для новой девальвационной волны».

Сохранение столь зависимого положения в экономике, по мнению докладчика, ведет к поражению в гибридной войне. Поэтому, устранить ошибки Центрального банка России, по мнению докладчика, необходимо: «Перечисленными выше мерами далеко не исчерпываются требования по обеспечению экономической безопасности, состояние которой является неудовлетворительным. Из наиболее острых вопросов, требующих немедленных решений, следует выделить: удручающее состояние инвестиционного сектора, прежде всего — станкостроения, приборостроения, электронной промышленности; деградацию научно-технического потенциала вследствие многократного недофинансирования НИОКР и фактической ликвидации отраслевой науки и проектных институтов в ходе приватизационной кампании; дезорганизацию фундаментальной науки вследствие ее административного зажима в результате реформы РАН; нарастающее технологическое отставание в ключевых направлениях роста нового технологического уклада (нано-, биоинженерные и информационные технологии); чрезмерная зависимость от иностранной техники в критически значимых отраслях (авиационный транспорт, лекарства, информационно-коммуникационное оборудование).

Для преодоления закритической внешней зависимости от импорта иностранной техники необходимы крупномасштабные программы импортозамещения, сбалансированные по материальным, финансовым и трудовым ресурсам. Это невозможно сделать в рамках существующей системы регулирования экономики, в которой утрачены методы планирования, включая составление балансов, целевого программирования, научно-технического прогнозирования, системного проектирования. Необходимо развертывание системы стратегического планирования с централизацией ключевых функций на уровне Президента России.

Главной угрозой экономических санкций является изоляция России от доступа к новым технологиям. Если ее не нейтрализовать, через несколько лет наша экономика окажется в состоянии необратимого отставания в освоении производств нового технологического уклада, выход которого на длинную волну роста обеспечит перевооружение как промышленности, так и армии на качественно новом уровне эффективности. Чтобы не допустить этого отставания необходимо, с одной стороны, многократно увеличить ассигнования на НИОКР в ключевых направлениях роста нового технологического уклада. А, с другой стороны, обеспечить кардинальное повышение ответственности руководителей институтов развития за эффективное использование выделяемых средств. Для этого необходимо создание современной системы управления научно-техническим развитием страны, охватывающей все стадии научных исследований и научно-производственного цикла и ориентированной на модернизацию экономики на основе нового технологического уклада.

Охарактеризованные выше предложения по укреплению экономической безопасности страны в условиях разворачиваемой против России мировой гибридной войны ориентированы, в основном, на повышение эффективности работы государственных институтов. Наряду с этим должны поддерживаться благоприятные условия для предпринимательской инициативы и роста частной деловой активности. Кроме предложенных мер по формированию внутренних источников дешевого долгосрочного кредита, они должны включать проведение налогового маневра в целях переноса налоговой нагрузки со сферы производства на сферу потребления , а также меры по снижению издержек на услуги инфраструктурных отраслей, прежде всего электроэнергетики, непродуманное реформирование которой повлекло многократный рост тарифа в интересах монопольных посредников.

Реализация перечисленных мер, и, прежде всего, устранение причин стагфляции и создание необходимых условий для экономического роста,  должна быть проведена в течение ближайшего года. В противном случае эскалация экономических санкций против России повлечет разрушение замыкающихся на внешний рынок воспроизводственных контуров и резкое падение уровня доходов субъектов экономической деятельности, остановку многих импорто-зависимых производств, а также банкротство многих зависимых от внешних источников кредита предприятий. Это повлечет ощутимое падение уровня жизни населения (к концу 2015 г. — до уровня 2003 г., нивелировав позитивный эффект роста доходов в течение 10 лет), что даст возможность нашим противникам перейти к следующей фазе хаотической войны против России.

Без долгосрочного целеполагания, без общей системной работы государства, предприятий и граждан по реализации курса на суверенное развитие в современном социально и технологически передовом понимании — роль России в мире, устойчивость внутреннего социального и экономического порядка не могут быть гарантированы.

Следует дать ясные ориентиры всем социальным группам и общественному мнению по объективному международному и внутреннему положению страны. Без мероприятий информационного и кадрового характера меры по противодействию экономическим угрозам будут недостаточно эффективны.

Россия поставлена в условия борьбы за само свое независимое существование, когда сохранение зависимого положения экономики от западного ядра мировой финансово-экономической системы влечет поражение в развязанной США гибридной войне и угрозу утраты национального суверенитета. Нейтрализация этой угрозы невозможна без смены модели «встраивания» страны в мировую экономику, формирования суверенных источников и механизмов развития, без выстраивания широкой антивоенной коалиции стран на основе механизма равноправного партнерства, взаимной выгоды и уважения национального суверенитета.

В любом случае, требуется дать системный долгосрочный ответ на введенное надолго кредитное и технологическое эмбарго, так как отсутствие ответа провоцирует Запад на введение следующих пакетов эмбарго — торгового и платежного, включая замораживание валютных активов, отключение российских банков от международных платежных и информационных систем, ухудшение условий российского экспорта.

Речь идет о неотложных и системных (взаимообусловленных) мерах по мобилизации государства и общества к отражению угроз самому существованию России как суверенного государства. При этом такие меры объективно должны носить комплексный характер: не только оборона и дипломатия (что относится к области геополитики), но и восстановление контроля над внутренними рынками, в том числе, валютного контроля, а также интеграция с партнерами, формирование эшелонированной системы защиты экономических интересов РФ, мониторинга и опережающего реагирования на растущие угрозы национальной безопасности в области экономики.

Совет Безопасности должен выполнять роль «гражданского Генштаба», формируя адекватный стратегический план противодействия угрозам, в реализации которого участвуют все органы управления экономикой страны».

Предлагая «Гражданский Генштаб» по выходу из создавшегося положения, Сергей Глазьев ставит ключевой вопрос,  КАК СТРАНАМ БРИКС ОБЗАВЕСТИСЬ СОБСТВЕННОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПЛАТЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ? И отвечает на него: «Неудовлетворенность сложившейся глобальной системой с безраздельным доминированием в ней США характерна для всех стран БРИКС и может служить цементирующей основой для формирования их валютно-финансового союза на основе поэтапного ослабления зависимости от долларо-центричной системы.

1. Формирование совместной международной платежной системы стран БРИКС с учетом планов по созданию российской национальной платежной системы.

В настоящее время национальные платежные системы существуют во всех странах БРИКС, причем китайская национальная платежная система China UnionPay уже стала международной.

Справочно:

China UnionPay (далее — СUP) как национальная платежная система Китая учреждена в 2002 г. Ее акционерами являются более 200 китайских финансовых учреждений, крупнейшему из которых принадлежит порядка 6% акций. Платежные карты UnionPay (UP) сейчас принимаются почти в 150 и выпускаются более чем в 30 странах. Число принимающих их банкоматов превысило 1 млн., а по количеству выпущенных карт (почти 3,5 млрд. штук или 34% всего мирового выпуска) СUP — глобальный лидер (на Visa приходится около 25% глобального выпуска платежных карт, на Master Card — 19%) В Россию CUP пришла в 2008 г. после подписания соглашения с российским Еврофинанс Моснарбанк о совместном выпуске карты для российских пользователей.

«Решаемая в настоящее время в России задача формирования собственной национальной платежной системы должна состыковываться с устоявшимися международными платежными системами. Это можно сделать в сотрудничестве с Китайской стороной, что потребует заключения соответствующего рамочного соглашения. При соответствующих шагах других стран БРИКС возможно успешное продвижение на глобальном рынке (странами с общим населением более 3 миллиардов человек) новой международной платежной системы с карточкой, совместимой со всеми национальными платежными системами стран БРИКС. Россия же может стать пионером выпуска такой карточки в ходе формирования национальной платежной системы.

2. Учреждение совместного многостороннего агентства по гарантированию инвестиций (типа MIGA в группе Всемирного банка), которое при определении размеров страховой премии будет ориентироваться на оценки рисков рейтинговых агентств стран БРИКС.

3. Разработка международных стандартов определения рейтингов и деятельности рейтинговых агентств в целях снижения системного искажения оценки рискованности котирующихся на рынке активов в пользу той или иной страны, а также обеспечение унифицированного международного регулирования рейтинговых агентств. На уровне стран БРИКС определить соответствующие процедуры сертификации и лицензирования рейтинговых агентств, оценки которых должны иметь международное признание. Можно использовать в этих целях формируемый Банк развития БРИКС. Аналогичный подход следует применить и к деятельности аудиторских компаний и юридических консультантов.

4. Создание собственной глобальной системы международных расчетов, альтернативной ныне доминирующей в межбанковских расчетах системе SWIFT, что даст импульс расширению использования ГЛОНАСС, а также развитию оптоволоконных коммуникаций.

5. Согласование правил действия национальных денежных властей при необходимости защиты своих валютно-финансовых систем от спекулятивных атак и подавления связанной с ними турбулентности. Вопреки позиции США и МВФ, целесообразно договориться о признании необходимости создания национальных систем защиты от глобальных рисков финансовой дестабилизации, включающих: а) институт резервирования по валютным операциям движения капитала; б) налог на доходы от продажи активов нерезидентами, ставка, которого зависит от срока владения активом; в) налог Тобина (в том числе, на операции с иностранными валютами — налог на вывоз капитала); г) предоставление странам возможности введения ограничений на трансграничное перемещение капитала по операциям, представляющим угрозу национальной безопасности.

6. Обсуждение совместной инициативы по формированию системы международного регулирования глобальной информационной инфраструктуры.

С учетом глобального значения Интернета, платежных систем, систем межбанковских расчетов, операционных компьютерных систем и иных коммуникативных средств обеспечения миропорядка следует вывести вопросы их администрирования из национального ведения на глобальный уровень и принять (так, как это обстоит в других важных глобальных вопросах — климата, мореплавания и др.) международные соглашения и правила, исключающие дискриминационный доступ к этим мировым инфраструктурам.

7. Создание интеллектуально-прогностической сети научных институтов стран БРИКС с целью разработки новой архитектуры глобальной валютно-финансовой системы, выработки совместных планов развития, определения общих интересов и мер их реализации, а также рекомендаций в области интеграционной политики (в противовес Вашингтонскому консенсусу, новую парадигму экономической политики можно было бы назвать консенсусом БРИКС).

И конечно же, как остановить бегство капитала из России. Этому Глазьев посвещает целую  главу в своем выступлении «КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПОТЕРИ 60 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ В ГОД: МЕРЫ ПРОТИВ ОФШОРОВ И ОТТОКА КАПИТАЛА»:

«Опыт кризиса 2008 года выявил высокую уязвимость российской экономики от мирового финансового рынка, регулирование которого осуществляется дискриминационными для России способами, включая занижение кредитных рейтингов, предъявление неравномерных требований по открытости внутреннего рынка и соблюдению финансовых ограничений, навязывание механизмов неэквивалентного внешнеэкономического обмена, в которых Россия ежегодно теряет около 100 млрд. долл. В том числе, около 60 млрд. долл. уходит из страны в форме сальдо по доходам от иностранных кредитов и инвестиций и около 50 млрд. долл. составляет нелегальная утечка капитала. Накопленный объем последней достиг 0,5 трлн. долл., что в сумме с прямыми иностранными инвестициями российских резидентов составляет около 1 трлн. долл. вывезенного капитала. Потери доходов бюджетной системы вследствие утечки капитала составили в 2012 г. 839 млрд. руб. (1,3% ВВП). Общий объем потерь бюджетной системы вследствие офшоризации экономики, утечки капитала и других операций по уклонению от налогов оценивается в 2012 г. в 5 трлн. руб.

Особую угрозу национальной безопасности в условиях нарастающей глобальной нестабильности создает сложившаяся ситуация с регистрацией прав собственности на большую часть крупных российских негосударственных корпораций и их активов (до 80%) в офшорных зонах, где осуществляется основная часть операций с их оборотом. На них же приходится около 85% накопленных ПИИ, как в Россию, так и из России. Нарастающая эмиссия необеспеченных мировых валют создает благоприятные условия для поглощения переведенных в офшорную юрисдикцию российских активов иностранным капиталом, что угрожает экономическому суверенитету страны.

Конечно, ключевым звеном в докладе С.Глазьева является тема стратегического плана противодействия экономическим угрозам. Только вот проблема в том, что автор доклада  видит плюс только в   China UnionPay (далее — СUP) как национальной платежной системе Китая, которая сегодня способна противостоять массовому натиску доллара. Все остальные валюты не вызывают доверия, поскольку скатились в  положение суррогатов доллара, не обладающих самостоятельностью.  А вот на заре Советской власти  самой надежной самостоятельностью для платежной системы  обладало только «черное золото», с которым может сотрудничать ещё и энергия, получаемая за счет работы ядерного реактора. Поэтому затраты энергоресурсов в стратегическом планировании проявили себя как во время Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г., так и после войны, поэтому и сегодня способны занять основное место, с которого бы следовало начать отсчет всей экономической базы страны.

Откуда  здесь у автора этих строк такая уверенность в надежности «черного золота»? Эта уверенность произрастает из доклада Владимира Ильича Ленина на VIII съезде Советов, положившей начало экономической базе электрификации всей страны. Российская энергетика создавалась на налоги, получаемые от сдачи в концессию «черного золота», а после освоения энергетических мощностей страна социализма развивала свой промышленный потенциал, поднимая производительность труда на основе экономии всё того же «черного золота».

Ленин говорит о приоритете электрификации в мировом революционном процессе на VIII съезде Советов, потом в статье «Об едином хозяйственном плане» и на X съезде РКП/б/.  Он ставит производительность труда на каждом рабочем месте в основу всего процесса планирования. А когда чиновники от плановой организации начинали давить на государственные органы с целью установления своего приоритета в планировании,  Ленин  назвал это « администрированием и  самодурством». Ибо даже план ГОЭЛРО  «это – план лишь приблизительный, первоначальный,  грубый, с ошибками,  план  "в порядке первого приближения", но это настоящий научный план».

Эпоха империализма усиливала фактор банковской системы управления, ставя банкира во главу развития, перемещая капиталиста в зависимое от банка положение. В капиталистическом производстве денежная система продолжала выступать в качестве посредника производственного процесса, но империалистическому посреднику уже приходилось впрямую связывать возможности капиталистического производства с её ресурсной базой. То есть в этом процессе производства финансист, прежде чем выдать кредиты, рассматривал возможности ресурсной базы у своего клиента. А ресурсная база, помноженная на производственные возможности клиента-капиталиста, так или иначе, ориентировали банкира на плановые начала в деле выдачи кредитов, чтобы иметь от этого планирования перспективу получения наибольшей прибыли и устойчивую базу для дальнейших финансовых операций. В данном случае банкир всегда выбирал для кредитования производство с дешевыми ресурсами и дешевой рабочей силой. Что требовало вывоза капитала и размещения производств в слаборазвитых странах.

А вот при социализме в качестве посредника уже выступала плановая организация и составляемый ею план выпуска продукции.  Поэтому Ленин называет плановую систему ведения хозяйства «второй программой партии», ибо  «эта программа каждый день, в  каждой мастерской,  в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет, как великий хозяйственный план…».  И социалистический план значительно поднимет уровень устойчивости для развития, ориентируясь на электрификацию всей страны, а не на экономику отдельной капиталистической монополии.

Что означала «вторая программа партии» в обосновании Ленина.  На VIII съезде Советов Владимир Ильич вывел известную формулировку развития всего общества к коммунизму. «Коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны», где «Советская власть» – является первой программой партии, утверждаемой на партийном съезде и остающейся неизменной. А вот «электрификация всей страны» - является «второй программой партии», которая подлежит изменениям, преследующим повышение производительности труда. Собственно, советская власть не могла использовать в своей экономике прибавочную стоимость капитализма, являющуюся основой эксплуатации человека человеком, поэтому социалистическое плановое хозяйство делает ставку на сознательное  повышение производительности труда, за счет чего должен повышаться жизненный уровень советского населения. Соответственно и банковская система социализма была поставлена в условия повышения жизненного уровня нового гегемона – рабочего класса и его союзников, осуществляя эту политику за счет понижения политики цен на потребительские товары. Откуда же брались те суммы денег, на которые банки могли понизить цены на потребительские товары в СССР? А денежные средства на понижение цен как раз и брались с того сэкономленного «черного золота», образовавшегося в результате повышения производительности труда.

То есть, первоначально план в СССР составляется в качестве первого наброска, приближающегося к реальным целям. После чего этот план начинал впитывать в себя все этапы повышения производительности труда и, на основе просчитывания затрат по ресурсам в процессе производства, передавал данные в банковскую систему, которая обрабатывала данные по балансу затрат и выдавала свои показатели возможного понижения цен на материалы производства и товары народного потребления.  И во времена Маленкова, возглавившего правительство, этот процесс принял такое направление, когда цены на ценниках в магазинах начинали понижаться, чтобы в конечном счете упереться в показатель нуля. А показатель нуля на ценниках мог бы только означать отмирание денежной системы, столь необходимое для отмирания классов и классовой борьбы, накал которых и привел Россию к революционному  противостоянию Труда и Капитала.

Для послевоенного  Советского правительства мировой революционный процесс на основе учета энергозатрат стал новым Великим Октябрем, а ему предстояло определять возможности рабочего движения развиваться дальше на основе экономической базы электрификации. Потому что только на основе экономической базы электрификации включался маховик отмирания классов, ибо этот маховик в руках государства представлял собой некое «красное колесо», предназначенное для отмирания денежной системы.

Вместе с тем, обращаясь к планированию, мы не можем не вспомнить различные этапы пути его развития. Прежде всего – это план ГОЭЛРО, с которого начиналась экономическая база электрификации, сначала в Советской России, а затем - в СССР. Вся советская индустриализация своим происхождением обязана плану ГОЭЛРО, а все последующие этапы довоенного и послевоенного созидания во всем повторяли практику ГОЭЛРО. И надо сразу сказать, что если бы на всем протяжении планирования в Советском Союзе оставались нормы работы по принципу ГОЭЛРО, Советский Союз жил и развивался.  Развал СССР  впрямую связан с развалом планирования, потому что развал планирования в СССР оттолкнул от управления государством широкие массы, а утрата инициативы со стороны рабочего класса  подкосила производительность труда и лишила социалистическое государство столь необходимой для развития прибыли.

Сегодня С.Глазьев ищет прибыль в частной инициативе бизнеса, надеясь с его помощью раскрутить маховик кредитования. Ставя во главу угла  процесс планирования.

Поэтому, говоря о планировании, надо сразу представлять себе всю остроту проблем, связанную с напряженностью этого труда. Кроме того, планирование способно развиваться только в одном случае, если оно опирается на высокую производительность труда. 

А вот что касается аргументов С.Глазьева, то его выводы требуют создания кредитной базы, за счет которой он видит возможность запустить маховик кредитования изношенного промышленного потенциала. В этом смысле Сергей Юрьевич выдает целые инструкции по темам:

1. По де-офшоризации и прекращению незаконного вывоза капитала:

2. В целях предупреждения дальнейших потерь российской финансовой системы вследствие неэквивалентного внешнеэкономического обмена и защиты финансового рынка от угроз дестабилизации:

3. В целях увеличения потенциала и безопасности российской денежной системы и упрочения ее положения в мировой экономике, придания рублю функций международной резервной валюты и формирования московского финансового центра:

Соответсвенно, наиболее остро встает тема управления народным хозяйством, которую осуществляет банковская система: «КАК СТАБИЛИЗИРОВАТЬ БАНКИ И ОТВЯЗАТЬСЯ ОТ ДОЛЛАРА И ЕВРО»?  И отвечает на него докладчик так:  «Как показывает мировой опыт, для реализации открывающихся возможностей подъема на новой волне роста нового технологического уклада требуется мощный инициирующий импульс обновления основного капитала. Однако необходимый для этого уровень инвестиционной и инновационной активности вдвое превышает имеющийся в настоящее время у российской финансово-инвестиционной системы.

         Как отвязаться от доллара и евро, которые контролируют продажу «черного золота»?  Отвязаться от контроля доллара можно только одним способом: способом собственного контроля «черного золота», где положительную роль способна сыграть China UnionPay (далее — СUP) как национальная платежная система  Китая. Что, в свою очередь, потребует более мощный инициирующий  импульс, тесного  планирования России и КНР, а возможно, и БРИКС. Однако, планирование само по себе вполне возможно в проявлении того же уровня планирования, какое существовало в СССР, на грани развала страны.  Поэтому, главным условием нового планирования становится высокий уровень дисциплины. А что означает высокий уровень дисциплины при планировании народного хозяйства? А высокий уровень дисциплины при организации современного планирования означает высокую производительность труда, организованную политическим авангардом производительных сил, задействованных в производственном процессе. По сути дела – это аналог политической программы Советской власти. На практике союз Советской власти с электрификацией всей страны  способен начать проявляться в структурах «народного предприятия», основанных на значительной власти Советов либо обоюдного доверия.  И тут, на тему доверия, С.Глазьев говорит так: «По данным Доклада о международной конкурентоспособности за 2013-2014 гг., Россия находится на 124 месте (из 148 стран) в мире по уровню доверия предпринимательского сообщества к устойчивости национальной банковской системы. Это доверие опустилось еще ниже вследствие отзыва лицензий у 81 кредитной организации с начала 2013 года. Пострадали интересы около полумиллиона человек, державших в этих банках около 200 млрд. руб., четверть из которых утрачена. В том числе, лишились значительной части своих средств около 4 тысяч индивидуальных предпринимателей. Многомиллиардные невосполнимые потери понесли юридические лица, что стимулировало новый всплеск бегства капитала. Возникшая среди части населения и предпринимательского сообщества банковская паника вызвала отток вкладов и бегство от рубля, что создает серьезные угрозы устойчивости валютно-финансовой системы страны.

Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы. Необходимы экстренные меры по ее стабилизации, что требует увеличения предложения ликвидности и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции. В отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

Не трудно заметить, что Глазьев на данном этапе анализа делает ставку на усиление роли Центрального банка, что вполне закономерно содержит намек на власть ФРС в США. Что на российской  практике не реально. Он сам же говорит о бегстве капитала из России и бегстве в России от рубля.

Поэтому в целях  развития российской экономики Глазьевым предлагается следующий комплекс мер.

1. Настройка денежно-кредитной системы на цели развития и расширение возможностей кредитования реального сектора.

2. Создание необходимых условий для увеличения мощности российской валютно-финансовой системы.

3. Стабилизация работы банковской системы.

И на фоне таких аргументов у докладчика закономерно вырастает вопрос: КАК ОТ СТИХИЙНОГО РЫНКА ВЕРНУТЬСЯ К «ПЛАНОВОЙ ЭКОНОМИКЕ»?

«Реализация политики импорто замещения должна вестись в рамках общей стратегии опережающего развития экономики и начинаться с развертывания системы стратегического планирования, призванной обеспечить системное использование имеющихся у государства ресурсов для проведения модернизации и новой индустриализации экономики на основе нового технологического уклада.

Методология стратегического планирования предусматривает наличие системы долго-, средне- и краткосрочных прогнозов и выбора приоритетов экономического развития, инструментов и механизмов их реализации, включающих систему долгосрочных концепций, среднесрочных программ и планов, институты организации соответствующей деятельности, а также методы контроля и ответственности за достижение поставленных целей.

Принятый недавно законопроект «О государственном стратегическом планировании» предусматривает создание лишь некоторых элементов этой системы, главным образом — процедур подготовки соответствующих документов в рамках органов исполнительной власти.

Должны быть установлены интерактивные процедуры разработки долгосрочных прогнозов и концепций, среднесрочных программ и индикативных планов достижения согласованных и утвержденных целей развития. Целесообразно законодательно установить методы контроля и механизмы ответственности всех участников стратегического планирования на началах частно-государственного партнерства за выполнение согласованных мероприятий и задач. Особо важна интеграция в систему государственного стратегического планирования институтов развития, крупнейших корпораций, компаний и банков с государственным участием, крупных частных финансово-промышленных групп. Их совокупный производственный, финансовый и управленческий потенциал должен быть интегрирован не только при выработке стратегии, но и при ее реализации.

Следует также установить целевые показатели работы государственных институтов развития, корпораций и агентств по направлениям их деятельности, предусматривающих создание конкурентоспособных на мировом рынке производств нового технологического уклада, и ввести механизмы реальной ответственности за их своевременное достижение.

Система прогнозирования и планирования социально-экономического развития страны и её регионов должна опираться на общегосударственную правовую базу и содержать единый организационно-правовой механизм взаимодействия органов государственной власти федерального и регионального уровней, органов местного самоуправления, институтов развития, научных организаций и корпораций. Этот механизм должен обеспечивать интеграцию интересов и ресурсных возможностей всех заинтересованных сторон при разработке и реализации федеральных и региональных, муниципальных, ведомственных и корпоративных стратегических планов и программ. Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования должны получить возможность участвовать в разработке, финансировании и реализации федеральных целевых программ, осуществляемых на их территории.

Стратегическое планирование должно ориентироваться на опережающий рост нового технологического уклада. Целесообразна разработка 5-летней программы модернизации экономики на его основе, предусматривающей меры по опережающему развитию составляющих его производственно-технологических комплексов, созданию благоприятной для этого макроэкономической среды и формированию соответствующих институтов и контуров управления.

Стратегическое планирование должно учитывать переход современного общества к экономике знаний, основным фактором роста которой является научно-технический прогресс. Вывод экономики на траекторию быстрого и устойчивого роста предполагает ее перевод на инновационный путь развития, что требует кардинального повышения роли науки как в экономике, так и в системе государственного управления.

С учетом значения системы стратегического планирования и того обстоятельства, что Правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижение, предлагается создать — Государственный комитет по стратегическому планированию при Президенте Российской Федерации (ГКСП РФ),

Одним из основных полномочий ГКСП РФ С.Глазьев предлагает: «организация мониторинга и контроля реализации документов стратегического планирования; научно-техническое, информационное, ресурсное и кадровое обеспечение стратегического планирования».

Структура ГКСП РФ:

Руководство ГКСП РФ осуществляет Председатель в ранге Заместителя председателя Правительства, утверждаемый Президентом Российской Федерации.

Коллегия ГКСП РФ — орган, осуществляющий коллегиальное руководство деятельностью ГКСП, возглавляемый Председателем. В состав Коллегии входят руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Председатель Банка России, Президент РАН, руководители институтов развития».

Конечно, докладчик, делая ставку на стратегическое планирование, связывает с этой структурой решение всех проблем.  Надо вернуться к его ключевой фразе о том, что: «Кроме предложенных мер по формированию внутренних источников дешевого долгосрочного кредита, они должны включать проведение налогового маневра в целях переноса налоговой нагрузки со сферы производства на сферу потребления , а также меры по снижению издержек на услуги инфраструктурных отраслей, прежде всего электроэнергетики, непродуманное реформирование которой повлекло многократный рост тарифа в интересах монопольных посредников».

Это чем-то напоминает начало 20-х годов прошлого столетия. Когда в России был план ГОЭЛРО на стратегическое планирование, но еще не было НЭПа, который подключал бизнес к решению государственных задач, не считая концессий, предоставляемых крупному капиталу Запада. Ибо тогда налоги, поступаемые от концессионеров, ложились в основу капиталовложений  под план ГОЭЛРО.  Теперь у нас на месте НЭПа  есть бизнес, который не подкреплен никакой стратегией развития, а по существу находится в долговой удавке Запада, требующей всё большего вывоза капитала на погашение долгов. И в этой критической ситуации С.Ю.Глазьев видит то основное звено, за которое надо взяться, чтобы вытащить всю цепь проблем. Это – «меры по снижению издержек на услуги инфраструктурных отраслей, прежде всего электроэнергетики, непродуманное реформирование которой повлекло многократный рост тарифа в интересах монопольных посредников».

Нечто подобное в 1922 году пришлось формулировать главному экономисту большевизма И.И. Скворцову-Степанову в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства».  Книга эта в марте 1922 года получила у В.И.Ленина наивысшую оценку. Идеи книги Скворцова-Степанова были материализованы в широких массах. Что позволило в короткие сроки приступить к индустриализации всей страны и создать становой хребет всему промышленному потенциалу. Тогда в основу всех инфраструктурных изменений были положены затраты топлива (энергоресурса), выполняющего в электроэнергетике основную генерирующую роль. Сегодня тарифы тоже можно снизить и опять же за счет снижения затрат не генерацию электроэнергии. А вот как понизить эти затраты на энергоресурсы и связанную с ними всю тарифную политику. – автор доклада не говорит.

Стратегическое планирование – это ныне не новость, а обычное явление в экономике. Которого придерживаются все значительные корпорации, относящиеся к крупному капиталу.  Их жизнь заставила планировать, иначе кредита не видать.  План ГОЭЛРО в 1920 году появился как стержень, возле которого стала раскручиваться вся промышленная спираль развития страны. А почему эта промышленная спираль в 20-е годы начала раскручиваться, вовлекая в свою орбиту огромные трудовые массы населения  Советского Союза?  Причиной для участия трудовых масс был вопрос, поставленный Лениным так: «А улучшит это положение рабочего класса?» Именно понижение энергетических тарифов для промышленности в период индустриализации, а затем и понижение цен на потребительские товары, улучшало положение рабочего класса и его союзников по армии Труда, что вовлекало их в сознательную гонку по повышению производительности труда. Производительность труда достигалась как раз экономией энергозатрат на каждом рабочем месте и сначала носила название Стахановского метода, после чего перешла в японские «кружки качества», распространившиеся по всему миру.

Сергей Глазьев во главу всей спирали по раскрутке стратегического планирования и индустриализации-2 на пониженных энерготарифах, ставит научные учреждения. Отчасти это правильно, поскольку без научной мысли в лабиринтах прогресса делать нечего. Только вот проблема-то пониженных тарифов сводится всё к тому же забытому ленинскому вопросу: «А улучшит ли это положение рабочего класса?». И тут, как не крути, без первопрестольной роли рабочего класса в политике тарифов ничего не сдвинуть.

Поэтому, возникшую на пути пропасть советник президента по экономике пытается преодолеть двойным прыжком, обозначив первую часть полета так: «КАК ОСТАНОВИТЬ «УТЕЧКУ МОЗГОВ» И ВЕРНУТЬ НАУКУ ПОД ГОСУДАРСТВЕННУЮ ОПЕКУ», а вторую часть обрекает в традиционную форму заботы о «хороших спонсорах: «КАК ИЗБАВИТЬ БИЗНЕС ОТ НАЛОГОВОЙ НАГРУЗКИ».  И только ощущая незавершенность пути над пропастью, С. Глазьев подходит к ключевой проблеме: « КАК НАУЧИТЬСЯ ЭКОНОМИТЬ НА ЭЛЕКТРИЧЕСТВЕ?». Однако, рецепты  «лечения электрификации всей страны» вызывают уныние. Хотя с ними следует ознакомиться:

«В целях создания условий для развития экономики принятое Правительством решение о замораживании тарифов естественных монополий целесообразно дополнить следующими мерами по снижению избыточных затрат в электроэнергетике, устранение которых может дать экономию издержек на почти 1 трлн. руб. и 20%-е снижение тарифа на электроэнергию.

1. Приведение организации рынка электроэнергии в соответствие с российскими условиями, включая переход к модели «Единственный покупатель» (экономия — до 100 млрд. руб.).

2. Переход на механизмы проектного финансирования капиталовложений в новые объекты. Финансирование инвестиционной деятельности через тарифы сохранить только для простого воспроизводства (экономия — 80 млрд. руб.).

3. Оптимизация сочетания теплофикации с распределённой электрогенерацией в центрах нагрузок (раздельное формирование выручки является причиной убыточности большинства теплоэлектроцентралей (ТЭЦ), что приводит к потере заинтересованности в развитии данного сектора генерации, потенциал которого оценивается в 37 млн. тонн условного топлива в год) (экономия — 50 млрд. руб.).

4. Возложение на субъекты федерации ответственности за разработку схем и программ перспективного развития сетей 35 кВ и ниже (экономия — 10 млрд. руб.).

5. Возложение ответственности на ОАО «Россети» и территориальные сетевые организации (ТСО) за развитие сетевой инфраструктуры в субъектах РФ при введении «одного окна» для выдачи технических условий на присоединение (экономия — 20 млрд. руб.).

6. Ужесточение требований к электросетевому бизнесу для стимулирования его консолидации в субъектах РФ. Отмена субсидирования неэффективных ТСО за счет «котлового» механизма (экономия — 10 млрд. руб.).

7. Введение нормирования удельной стоимости вводимой мощности и снижение доходности по объектам договоров поставки мощности (экономия — 30 млрд. руб.).

8. Снижение тарифов для новых промышленных потребителей на 15% в энергоизбыточных ОДУ Востока и Сибири (экономия — 10 млрд. руб.).

9. Централизация управления электроэнергетикой в рамках Минэнерго, включая объединение коммерческого и технологического операторов, а также регулирование рынков тепла, вырабатываемого ТЭЦ с одновременной генерацией электроэнергии (кВт часов) (экономия — 30 млрд. руб.).

10. Переход во всех субъектах Российской Федерации на разработку комплексных взаимозависимых схем и общих программ развития инфраструктур топливно-энергетического комплекса и ЖКХ (экономия — 150 млрд. руб.).

11. Введение финансовых гарантий получателей технических условий на подключение электроиспользующих установок с целью повышения загрузки новых энергообъектов (нагрузки новых потребителей используются не более чем на 20-25%, что означает омертвление инвестиций в сумме более 1 трлн. руб.) (экономия — 50 млрд. руб.).

12. Принятие нормативных актов по безусловной оплате потребителями использованной электрической и тепловой энергии (экономия — 25 млрд. руб.).

13. Введение практики общественной защиты инвестиционных программ в энергокомпаниях и ТЭЦ и программ развития инфраструктуры топливно-энергетического комплекса (экономия — 30 млрд. руб.).

14. Переход в договорах с подрядными организациями к долгосрочным оптовым контрактам. Нормирование рентабельности в секторах экономики, выполняющих продажу товаров, работ и услуг для естественных монополий. Обязать эксплуатационные организации заключить контракты по техническому обслуживанию первичного электротехнического оборудования с сервисными организациями заводов-изготовителей. Соответствующий порядок этого взаимодействия закрепить в Единой технической политике, разрабатываемой в рамках исполнения Распоряжения Правительства РФ № 511-р от 3 апреля 2013 г. (экономия — 150 млрд. руб. в год).

15. Снижение процентных ставок и увеличение сроков кредитования инвестиций в развитие электроэнергетики (экономия — 70 млрд. руб.).

Необходимо провести анализ эффективности использования электроэнергии в секторах экономики для оптимизации инвестиционной и тарифной политики. Следует также провести аудит сегодняшнего состояния основных фондов для предотвращения аварий, а также проверку реально подключенной мощности потребителей для уточнения резервов.

Предлагается подготовить программу замены парка изношенного и устаревшего электротехнического оборудования Объединенной энергосистемы исходя из необходимости ежегодного обновления не менее 3% парка трансформаторного оборудования (33 ГВА в год), сокращения среднего возраста энергооборудования в магистральных и распределительных сетях (дополнительное обновление 20 ГВА в год до 2017 г.).

Для проработки этих и других предложений по оптимизации электроэнергетики целесообразно вновь создать рабочую группу Госсовета РФ из специалистов и ученых, представителей регионов и сообщества потребителей».

Предлагаемая докладчиком Рабочая группа  Госсовета РФ   уже имеет аналог с комиссией по плану ГОЭЛРО, которая под руководством Г.М.Кржижановского работала  во время Гражданской войны, а после войны и интервенции  возглавила строительство электростанций, а Г.М.Кржижановский возглавил весь Госплан. Нельзя не вспомнить и Л.Б.Красина, возглавлявшего внешнеэкономический отдел по закупке энергетического оборудования.  А вот И.И.Скворцов-Степанов возглавил газету «Известия», как вторую газету в СССР, где он активно отражал этапы реализации «второй программы партии», став рупором экономической базы ленинской электрификации. Тогда же, в 1922 году, академик В.И.Вернадский возглавил направление развития атомной энергии, передав эстафету в этом направлении своему ученику И.Курчатову. В 1922 году И.В.Сталин стал генеральным секретарем  ЦК ВКП/б/ , взяв на себя ответственность за «первую программу партии», за Советскую власть. Не изучив те трудности, с которыми комиссия по ГОЭЛРО  столкнется, что выразится в резком сокращении срока их жизни, создавать новую Рабочую группу  Госсовета по отработке аналогичных вопросов, - дело бесперспективное.

По сути дела, из всего сказанного  Сергеем Глазьевым, напрашивается аналогия   по очень схожей ситуации, в которой страна  оказалась в период выхода из состояния Гражданской войны в 1920 году. Разруха, наиболее оголтелый бандитизм на Украине, трещат по швам национальные окраины (Молдавия, Грузия, Таджикистан). Но высокий статус академика Глазьева не позволяет ему переходить на резкую революционную фразу, поэтому докладчик остается сугубо в  терминах научных аргументов.  А ведь сложившиеся контуры анархии в современной России грозят денежной системе новыми «керенками», откуда наиболее перспективным выходом может стать «военный коммунизм».

Поэтому в современных условиях  борьбу за экономический рост С.Глазьев проводит  через постановку вопроса:  КАК НЕ ПОПАСТЬ В СТАГФЛЯЦИОННУЮ ЛОВУШКУ И ОБЕСПЕЧИТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ?

«Главной причиной стагфляции, проявляющейся в дестабилизации курса рубля и повышении инфляции с одной стороны и падении инвестиций и экономической активности с другой стороны, является отток капитала, объем которого в текущем году ожидается не ниже 100 млрд. долл., а при сохранении тенденции ослабления рубля может составить 120-140 млрд. долл. (5-7% ВВП). В том числе, не менее трети составляет нелегальный отток (утечка капитала), совершаемый с уводом доходов от налогообложения с ущербом для госбюджета до триллиона рублей ежегодно.

Нарастающий отток капитала, накопленный вывоз которого оценивается более чем в триллион долларов, связан с беспрецедентной для крупных стран офшоризацией и открытостью российской экономики, следствием чего стала чрезвычайная уязвимость ее финансовой системы от внешних факторов. Она наглядно проявилась в трехкратном обрушении фондового рынка во время кризисов 1998 и 2008 годов, из которых так и не были извлечены должные уроки.

В настоящее время более половины денежной базы сформировано под внешние источники кредита, а посредством офшоров осуществляется 30-40% негосударственных инвестиций. Совокупная внешняя задолженность России превысила 650 млрд. долл. (74% долгов номинированы в долларах и евро), превышая объем валютных резервов, который составляет около 420 млрд. долл. Основная часть внешнего долга приходится на корпорации и банки, в том числе более 60% — на принадлежащие государству. При этом подавляющая часть внешних займов получена из стран, находящихся под юрисдикцией государств-членов НАТО. Введенные ими санкции влекут вывод из России около 11 трлн. руб. до конца будущего года. Ужесточение санкций может привести к блокированию российского капитала в офшорных зонах, через которые ежегодно проходит более 50 млрд. долл. инвестиций.

Вследствие дестабилизации курса рубля происходит долларизация сбережений граждан, что составляет одну из форм вывода капитала, который уже составил по этому каналу более 30 млрд. долл.

Центральный банк (ЦБ) не предпринимает мер ни по прекращению оттока капитала, ни по замещению иссякающих внешних источников кредита внутренними. Несмотря на развернутую руководством США против России финансовую войну, он по-прежнему руководствуется догмами Вашингтонского консенсуса, которые подчиняют макроэкономическую политику интересам иностранного капитала.

Выделяемые Банком России кредиты банковской системе не компенсируют не только вывод капитала западными кредиторами, но даже изъятие денег Правительством в стабилизационные фонды. В результате происходит сжатие денежной базы, что влечет сокращение кредита, падение инвестиций и производства. К концу 2015 года, если политика ЦБ не изменится, прекращение внешнего кредита повлечет резкое сокращение объема денежной базы на 15-20%, что вызовет спазматическое сжатие денежного предложения и приведет к падению инвестиций более чем на 5%, а производства на 3-4%.

Сжатие денежной массы создает угрозу обвала финансового рынка, подобно случившемуся в 2007-2008. Отток капитала провоцирует дефолты множества заемщиков, которые могут приобрести лавинообразный характер. С учетом высокой монополизации этого рынка несколькими трейдерами, располагающими доступом к кредитным ресурсам госбанков, обвал может быть легко спланирован с целью обесценения и присвоения активов, заложенных участниками рынка под займы у банков. Это создает угрозу перераспределения прав собственности в пользу иностранного капитала и установления внешнего контроля за многими стратегически важными предприятиями.

Проводимая ЦБ политика повышения ставки рефинансирования влечет удорожание кредита, закрепляет тенденцию сжатия денежной массы и усугубляет дефицит денежного предложения со всеми указанными выше негативными последствиями. При этом снижения инфляции не происходит как вследствие продолжающегося действия ее немонетарных факторов, так и повышения издержек из-за удорожания кредита, сокращения производства и падения курса рубля. Последнее из-за недоступности кредита не дает позитивного эффекта для расширения экспорта и импортозамещения. Вследствие ухудшения условий воспроизводства капитала продолжается его бегство, несмотря на повышение процентных ставок. Экономика искусственно затягивается в воронку сокращающегося спроса и предложения, падающих доходов и инвестиций. Попытки удержать доходы бюджета за счет увеличения налогового пресса усугубляют бегство капитала и падение деловой активности.

Втягивание экономики в стагфляционную ловушку происходит исключительно вследствие проводимой макроэкономической, денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Падение производства и инвестиций происходит при наличии свободных производственных мощностей, загрузка которых в отраслях промышленности составляет 30-80%, неполной занятости, превышении сбережений над инвестициями, избытке сырьевых ресурсов. Экономика работает не более чем на 2\3 своей потенциальной мощности, продолжая оставаться донором мировой финансовой системы.

Чтобы выйти из стагфляционной ловушки нужно остановить скольжение по спирали «бегство капитала — сокращение денежного предложения — падение спроса и сжатие кредита — повышение издержек — рост инфляции, падение производства и инвестиций». Для этого нужно одновременно предпринять следующие действия.

I. Для снижения вывоза капитала

1. Дестимулировать утечку капитала путем введения налога на утечку капитала по ставке НДС на сомнительные безналичные трансграничные операции в иностранной валюте. В случае подтверждения законности этих операций (поставка импортируемого товара, оказание услуги, подтверждение оплаты процентов или погашения кредита, дивидендов и прочих законных доходов на вложенный капитал) внесенный НДС возвращается. До введения такого налога — резервирование денег по норме НДС на все сомнительные трансграничные операции сроком на год или до момента подтверждения их законности. Вывоз денег в наличной иностранной валюте в эквиваленте более 1 млн. руб. также облагать налогом на утечку капитала.

2. Возмещение НДС экспортерам проводить только после поступления экспортной выручки.

3. Прекратить включение во внереализационные расходы безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям и предъявлять иски к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов.

4. Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, запретить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги государств, которые ввели экономические санкции против России.

5. Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков.

6. Нормативно закрепить обязательность первичных размещений российских эмитентов на российских торговых площадках.

7. Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля.

8. Ввести лицензирование ЦБ трансграничных операций по вывозу капитала в иностранной валюте. Расширить полномочия и ответственность Росфинмониторинга, наделив его правом приостанавливать любые трансграничные операции российских и иностранных юридических лиц, ведущихся с возможным нарушением валютного и антиотмывочного законодательств.

9. В целях прекращения внутреннего оттока капитала запретить открытие депозитных счетов в иностранной валюте, а также накопление денег на ранее открытых счетах. Ограничить действие системы гарантирования банковских вкладов граждан только вкладами в рублях.

10. Для прекращения вывоза капитала по каналам страхования прекратить заключение договоров страхования в иностранной валюте. Создать Перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России; предоставить ему доминирующее положение на рынке перестрахования рисков российских резидентов.

11. В целях де-долларизации экономики установить повышенные нормативы резервирования и оценки рисков по банковским операциям в иностранной валюте, а также ввести 5%-й налог на приобретение иностранной валюты или номинированных в иностранной валюте ценных бумаг.

12. Для снижения оттока капитала в обслуживание внешнеэкономической деятельности стимулировать импорт и экспорт за рубли, воздержаться от введения ограничений на трансграничные операции в рублях, создавать условия для признания рубля резервной валютой денежными властями других стран. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы. Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами — с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.).

II. Для стабилизации валютного и финансового рынка

1.Прекратить накачку финансово-валютного рынка за счет денежной эмиссии. Для этого дифференцировать процентные ставки по операциям рефинансирования коммерческих банков: для пополнения ликвидности под залог ценных бумаг — по ставкам выше рыночных, а для рефинансирования кредитов производственным предприятиям под залог прав требований — по пониженным с контролем за их целевым использованием.

2. Для увеличения предложения иностранной валюты восстановить обязательную продажу валютной выручки экспортерами.

3. Для прекращения спекулятивного ажиотажа на валютном рынке зафиксировать обменный курс рубля на уровне ниже рыночного с последующей его корректировкой, проводимой неожиданно для участников рынка в зависимости от состояния платежного баланса.

4. Для прекращения манипулирования финансовым рынком пресечь деятельность организованных групп трейдеров, должностных лиц госбанков, чиновников ЦБ и Минфина, управляющих движением создаваемых государством кредитных ресурсов для присвоения сверхприбыли на финансовых спекуляциях с использованием инсайдерской информации, притворных сделок и монопольных соглашений.

5. В целях снижения системных рисков замена иностранных кредитных рейтинговых агентств, аудиторских и консалтинговых компаний на российские во всех процедурах принятия инвестиционных решений органами государственной власти и банков с государственным участием.

III. Для предотвращения банкротства системообразующих предприятий

1.В целях замещения внешних займов российских корпораций ЦБ провести целенаправленную эмиссию кредитных ресурсов с предоставлением их предприятиям на тех же условиях, что и внешние кредиторы посредством контролируемых государством банков, на которые возложить контроль за целевым использованием кредитов.

2. Для купирования негативных последствий украинского кризиса провести централизацию проблемных активов российских кредиторов в специально создаваемом государственном кредитном учреждении с выпуском в обмен на передаваемые активы долгосрочных гарантированных государством облигаций.

3. Координацию работы с проблемными кредитами, выработку единой позиции по отношению к дефолтным странам-заемщикам возложить на создаваемый в этих целях Московский клуб инвесторов.

4. В целях предотвращения дефолтов коммерческих банков по внешним обязательствам провести их стресс-тестирование с выделением стабилизационных кредитов на условиях, аналогичных внешним займам.

5. В целях предотвращения остановки лизинга оборудования, финансируемого из внешних источников провести целевую эмиссию кредитных ресурсов для фондирования институтов развития на аналогичных условиях с использованием выделяемых средств на те же цели с замещением иностранного оборудования отечественным там, где это возможно.

IV. Для деофшоризации экономики

1. Законодательно ввести понятие «национальная компания» — зарегистрированная в России и не имеющая аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только таким компаниям предоставлять доступ к недрам, госсубсидиям, к стратегически важным для государства видам деятельности.

2. Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах.

3. Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, запретить перевод активов в те из них, которые уклонятся. Денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения.

4. Ввести в отношении офшорных компаний налогообложение всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-го налога на все операции с «не сотрудничающими».

Осуществление перечисленных выше мер создаст необходимые условия для расширения кредита без риска перетока эмитируемых и возвращаемых из офшоров денег на валютно-финансовый рынок в спекулятивных целях. После их принятия появляется возможность неинфляционного расширения денежного предложения и ремонетизации экономики с целью наращивания инвестиционной и деловой активности.

V. Для прекращения спада деловой активности

1. В целях увеличения оборотного капитала производственных предприятий до оптимальной загрузки имеющихся производственных мощностей создать канал безлимитного рефинансирования ЦБ коммерческих банков под залог требований к производственным предприятиям по уже выданным кредитам по ставке не выше средней рентабельности обрабатывающей промышленности с обязательным условием предоставления получаемых кредитных ресурсов исключительно производственным предприятиям и ограничением банковской маржи 1%.

2. В целях увеличения инвестиций в модернизацию существующих производственных мощностей создать канал рефинансирования Банком России коммерческих банков под залог облигаций и акций системообразующих предприятий по ставке не выше средней доходности по активам обрабатывающей промышленности с установлением ответственности коммерческих банков за целевое использование получаемых кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования.

3. В целях увеличения инвестиций в создание новых производств и освоение новых технологий сформировать канал рефинансирования Банком России банков развития и контролируемых государством коммерческих банков под права требования на создаваемые активы под 2% годовых и с условием использования кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования с маржой не более 1%.

4. Для роста производства и инвестиций в отраслях с низкой рентабельностью (сельское хозяйство, инвестиционное машиностроение) создать механизмы субсидирования процентных ставок за счет средств специализированных институтов развития. Средства последнего переводить в рубли и размещать в институтах развития.

5. Для импортозамещения создать механизм целевого кредитования проектов расширения существующих и создания новых производств посредством предоставления гарантированных правительством кредитов институтов развития и коммерческих банков с их последующим рефинансированием Банком России по ставке 2% с ограничением банковской маржи 1%.

6. Для оптимизации государственного участия в подъеме инвестиционной активности произвести преобразование Резервного фонда в Бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путем фондирования институтов развития, облигаций государственных корпораций, инфраструктурных облигаций.

7. В целях повышения эффективности инвестиций создать институт оценки, выбора и реализации приоритетных направлений научно-технического и экономического развития в рамках формируемой системы стратегического планирования».

Доклад советника президента по экономике заслуживает уважения, поскольку вносит ясность в положение дел в стране. Он расставляет многие вещи по своим местам, объясняет причины и следствия слабого экономического положения России. И хотя теперь текст доклада появился на многих сайтах, высокая проправительственная публика не стремится его обсуждать, А это обстоятельство на практике означает только одно: высоким  чиновникам и либеральной публике такая критика положения не нужна, поэтому эта публика не ищет какие-либо выходы из тяжелого положения. Экономический развал для либеральной публики такая же приманка, какой является разлагающаяся туша животного для всякого стервятника. И надо полагать, что весь накал экономических проблем перейдет на парламентские подмостки Госдумы, где энергетический потенциал накала страстей уйдет в привычный свисток и испарится.

Конечно, в условиях нынешнего системного кризиса капитализма доклад С Глазьева открывает глаза на многие вещи. Но чего в этом докладе нет? Нет оценки состояния производительных сил.  Автор много раз повторяет как мантру  требование о привлечении инвестиционного т.е. спекулятивного капитала. Разумеется, в след за трейдерами с их инвестициями придут хедж-фонды с их Баффетами т Соросами. И что, тогда снова дожидаться выступления Глазьева с его новыми предложениями по установлению  пошлин и дополнительных налогов, чтобы нейтрализовать западные санкции?

Основной задачей смены экономического курса у докладчика  в современной России остается переход с внешних на внутренние источники кредитования. Тут нужно либо уповать на повышение цен на продаваемую нефть, чтобы запустить налоги с продаж в капиталовложения, либо организовать отечественные производительные силы на трудовые свершения, что потребует национализации  энергоресурсов и основных фондов промышленности. А это уже потянет на  создание народных предприятий с куда большей самостоятельностью, и воссоздания к жизни «второй программы партии –электрификации всей страны, с учетам по затратам энергоресурсов», которая не может быть ничем другим, как программой партией большевиков. И только при развороте на народное предприятие экономика страны сможет перейти на стратегическое планирование, которое, даже в объеме ГОЭЛРО Ленин называл «планом в первом приближении», необходимым для дальнейших шагов по индустриализации всей страны. Ведь только разгоняя план ГОЭЛРО и создавая индустриальную базу, советский народ закладывал основы для создания фундамента  такой державы, какой стал Советский Союз. И распоряжаться затратами «черного золота» в экономической базе современной электрификации всей страны может только тот класс, который наиболее экономно использует эти энергоресурсы в производственном процессе. И на основании этого положения класс производителей выдвигается на роль  действительного хозяина производства. Потому что, на «черном золоте» производительные силы такие же бухгалтера, каковыми являются клерки в обычном банке, уверенные в надежности «золотого запаса» в подвале их банка.

         По сути дела советник президента по экономике ищет пути приложения капитала, созданного в России на прибавочном продукте, имеющим в марксизме прибавочную стоимость.  Это все равно, что призывать трудовые массы более активно работать на своего хозяина, который может пустить часть созданных ценностей на благотворительные цели, в виде расширения производства и создания наукоемких технологий.  Мечтать об этом можно, но получить прогрессивный результат на подобном прожекте – дело безнадежное.

         Всем ходом исторического развития рабочего движения,  эти производительные силы вели борьбу за повышение заработной платы. А повышать заработную плату можно только одним способом – за счет уменьшения прибыли своего хозяина.  И тут все законно. Поскольку капиталист присваивает себе  значительную часть прибавочной стоимости, создаваемой рабочим, а рабочий, в свою очередь, требует компенсировать себе часть той прибыли, создаваемой своей рабочей силой, чтобы он тоже мог развиваться в этом мире. Потому что рабочему необходимо не только улучшенное питание для восполнения  энергетического баланса своего организма, но ему необходимо и повышение образовательного уровня, чтобы повышать производительность труда на рабочем месте.

         И как бы проворно Сергей Глазьев не расставлял аргументы по перемещению статей расходов в бюджете России, без резкого повышения производительности труда  все его формулировки неизбежно приведут в застой. А чтобы не попасть в застой, необходима абсолютная поддержка трудовых масс в процессе вывода России из кризиса. Необходимо сознательное повышение рабочим классом производительности труда. Причем, с этой акции повышения производительности труда рабочий будет иметь значительную экономию ресурсов, часть финансовых компенсаций с которой он хотел бы получать в качестве  гонорара за своё  рабочее рвение. Получить же такие компенсации за повышение производительности труда рабочий может  только на основе политики понижения цен в государстве,  улучшающей покупательную способность и обеспечивающей  доступ к культуре и образованию.

 Глазьев же однозначно убеждает: «Суть заключается в том, что необходимо создавать  органы  стратегического управления под эгидой самого президента. При этом стоит повышать управление предприятиями, повышая ответственность  менеджмента и привлекая трудовые коллективы».  Это чем-то напоминает политические события двухсотлетней давности, когда в Северо-Американских Штатах формировалась Демократическая партия. Путеводной звездой такой партии становился «хороший президент», способный объединить возле себя менеджмент и массы.

Но нынешняя действительность убеждает в другом. Мы все в одном корабле, который не следует раскачивать, чтобы не перевернуться. Но и это только образ «в первом приближении»,  Наш корабль имеет название планета Земля и он сам каждые сутки совершает вращательный оборот, подчиняясь энергии гравитации.  И на этом корабле планета Земля доминируют законы энергозатрат, на основе которых действует экономика и функционирует промышленный потенциал. И на этом космическом корабле уже становится тесно тем, кто энергозатраты пытается подменить действием денежной эмиссии и на её основе править полетом, а для удобства своего положения – сбрасывает человеческий балласт, мешающий денежной  системе управлять полетом.  Денежная система не любит лишние рты, предпочитая их  удалять с довольствия. Что выражается  раскручиванием молоха военных действий, который поедает всех «лишних». Однако, наличие такого молоха войны грозит самой  Земле уничтожением. Зато действие денежной системы сильно сужается, если происходит национализация энергоресурсов.

И получается так, что управлением полетом планеты Земля должны руководить производительные силы, способные это делать на основе учета энергозатрат, как со стороны самой планеты Земля, так и со стороны приложения к ней усилий этих самых производительных сил. А это значит, что надо брать на вооружение «вторую программу партии», выдвинутую Лениным в качестве основного экономического рычага армии Труда, которую столетие назад Ленин сформулировал, и возвести  её требования к управлению полетом всей планеты Земля.

Вот к какому «народному предприятию» необходимо двигаться,, оценив весь трагизм экономического состояния, честно представленного в докладе  советника президента С. Глазьева.

 

                                                                                    Владимир Рябов

 

                                                                           02.10.2015г.

ПОЙДЕТ ЛИ РОССИЯ К «НАРОДНОМУ ПРЕДПРИЯТИЮ»?

 

 

 

 

 

 

 

 

Последнее изменение Понедельник, 05 Октябрь 2015 16:34