Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Вопросы теории и практики марксизма

Вопросы теории и практики марксизма (20)

Вторник, 05 Апрель 2011 03:11

БОЛЬШЕВИЗМ - ГОДЫ БОРЬБЫ И ПОБЕД

lenin_07927846ЧТО ТАКОЕ БОЛЬШЕВИЗМ?

Большевизм - это теория и тактика ленинизма, получившая своё воплощение в партии нового типа, в партии большевиков, созданной В.И.Лениным. Большевизм — единственно последовательное революционно-марксистское течение в международном рабочем движении, возникшее и выросшее на прочной базе теории марксизма, развитой и обогащённой В.И.Лениным и И.В.Сталиным в новую эпоху всемирной истории, в эпоху империализма и пролетарской революции. И.В.Сталин указывает: «Большевизм и ленинизм - едино суть. Это два наименования одного и того же  предмета».

Понятие «большевизм» возникло в связи с выборами на Втором съезде РСДРП (1903) руководящих органов партии. Ленин писал: «Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года. Только история большевизма за весь период его существования может удовлетворительно объяснить, почему он мог выработать и удержать при самых трудных условиях железную дисциплину, необходимую для победы пролетариата».

ИСТОРИЯ БОЛЬШЕВИЗМА

Большевизм вырос как политическая партия на основе рабочего движения в дореволюционной России из марксистских кружков и групп, которые связывались с рабочим движением и вносили в него социалистическое сознание. Ленин указывает: «Происхождение большевизма неразрывно связано с борьбой против так называемого «экономизма» (оппортунизма, отрицавшего политическую борьбу рабочего класса и его руководящую роль), против революционной социал-демократии в 1897—1902гг.».

Большевизм рос и закалялся в борьбе с враждебными политическими партиями и течениями: кадетами, буржуазными националистами, эсерами, анархистами, меньшевиками. Величайшее историческое значение имела борьба большевизма против меньшевизма — главной разновидности оппортунизма в рабочем движении России, за пролетарскую партию нового типа, за руководящую роль рабочего класса в революционных боях против самодержавия и капитализма. Большевизм всегда строго следил за чистотой своих рядов и боролся с оппортунистическими течениями внутри большевистской партии — отзовистами, «левыми коммунистами», троцкизмом, «рабочей оппозицией», правым уклоном в ВКП(б) и др. -оппозиционными группами.

49767856_andreeva_13 марта 2011г. исполнилось 23 года, со дня публика­ции в «Советской России»(1988г.) статьи Н.А. Андреевой «Не могу поступаться принципами», которая про­звучала набатом, обращением ко всем людям доб­рой воли быть бдительными к проводимой Горбачевым антинародной «перестройке». Статья возвестила о начале возрождения большевизма.

 

Сегодня мы являемся свидетелями того, что все прогнозы на негативное развитие ситуации в стране  в случае продолжения «перестройки», высказанные Н.А. Андреевой тогда, 23 года назад, полностью подтвердились.

 

Н.А. Андреева после выступления со статьей в «Советской России» 13 марта 1988г. становится центром кристаллизации сил, выступающих за социализм, за СССР, за Марксизм-Ленинизм-Большевизм.

 

Ныне полезно вспомнить эту  статью и сделать самому должные выводы, сравнив то, что было «до», с тем, что имеем «ныне» и почему.

 

Н.Андреева

НЕ МОГУ ПОСТУПАТЬСЯ ПРИНЦИПАМИ

("Советская Россия" 13 марта 1988 г., с. 2.)

 

Написать это письмо я решила после долгих раздумий. Я химик, преподаватель в Ленинградском Технологическом институте имени Ленсовета. Как многие другие, являюсь куратором студенческой группы. В наши дни студенты после периода общественной апатии и интеллектуального иждивенчества постепенно начинают заряжаться энергией революционных перемен. Естественно, возникают дискуссии - о путях перестройки, ее экономических и идеологических аспектах. Гласность, открытость, исчезновение зон, запретных для критики, эмоциональный накал в массовом сознании, особенно в молодежной среде, нередко проявляются и в постановке таких проблем, которые в той или иной мере "подсказаны" западными радиоголосами или теми из наших соотечественников, кто не тверд в своих понятиях о сути социализма. О чем только не заходит разговор! О многопартийной системе, о свободе религиозной пропаганды, о выезде на жительство за рубеж, о праве на широкое обсуждение сексуальных проблем в печати, о необходимости децентрализованного руководства культурой, об отмене воинской обязанности... Особенно много споров среди студентов возникает о прошлом страны.

 

header_cinelogo32 октября в Киеве состоялся Учредительный съезд т.н. Рабочей партии Украины (марксистско-ленинской) (РПУ(м-л)). Согласно Информационному сообщению («Рабочий класс» №37, октябрь 2010 г.), на съезде присутствовали 42 делегата из 17 регионов Украины, из которых 21 – рабочие. Съезд рассмотрел отчёт Оргкомитета, принял Программу, Устав и решение о создании политической партии РПУ(м-л), избрал ЦК в количестве 20 чел. и ЦКК – 3 чел. На организационном Пленуме ЦК РПУ(м-л) первым секретарём ЦК избран Бондарчук А.В., сформирован президиум ЦК в составе 7 чел.

 

 

О программе РПУ(м-л)

 

В.И. Ленин подчёркивал, что программа партии – это её знамя, которым она заявляет о своём создании, это  документ, по которому можно судить о целях и задачах созданной партии, её классовой направленности, о том, чьи, какого класса или социального слоя общества, интересы она выражает и отстаивает. Программа партии является научным документом, в котором глубоко проанализированы социально-экономическая и политическая обстановка в стране и в мире, положение класса (социального слоя), интересы которого партия намерена выражать и отстаивать, дан хотя бы краткий научный классовый анализ истории данной страны и обоснованы причины создания данной партии, и т.п.

 

Воскресенье, 31 Октябрь 2010 11:55

Сталин и Великий Октябрь

Роль Владимира Ильича Ленина как организатора и вождя Великой Октябрьской социалистической революции вынужденно признают даже антикоммунисты. Однако, всевозможные антисоветчики и оппортунисты пытаются приуменьшить роль в подготовке Великого Октября и его победоносном свершении другого выдающегося революционера – Иосифа Виссарионовича Сталина. Поэтому в преддверии 93-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции необходимо еще раз акцентировать внимание на роли И.В.Сталина.

 

Роль его в событиях 1917 года громадна: будучи ближайшим сподвижником В.И.Ленина, И.В.Сталин непосредственно участвовал в руководстве всем делом подготовки восстания. Приехав в Петроград 12 марта 1917 г., –  когда В.И.Ленин находился еще в эмиграции, причем приехав раньше Л.Д.Троцкого, Н.И.Бухарина и Г.Е.Зиновьева, – И.В.Сталин активно включился в работу партии: решением Бюро ЦК он избирается в состав редакции «Правды», а позже входит в президиум Бюро ЦК, в составе которого работали молодые петроградские большевики-подпольщики В.М.Молотов и др. 18 марта Бюро ЦК партии принимает решение делегировать И.В.Сталина в состав Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. В течение трех недель, до приезда В.И.Ленина, И.В.Сталин был первым лицом в партии большевиков и фактически руководил Центральным и Петроградским комитетами партии, газетой «Правда».

 

К 93-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции

 

I 

 

25 октября (7 ноября) 1917 г. российский пролетариата в союзе с беднейшим крестьянством осуществил героический прорыв в будущее, совершив первую в истории человечества победоносную социалистическую революцию.

 

«Великая Октябрьская Социалистическая Революция открыла эпоху радикального разрешения антагонизма между Трудом и Капиталом, уничтожения всякой эксплуатации человека человеком, социальной несправедливости, войн между народами. Она стала итогом закономерного развития всей предшествующей истории человеческого общества, следствием особенностей развития империализма в России.

 

Всем ходом событий российский пролетариат был выдвинут в первый ряд борцов за обновление мира. Его авангардная роль в мировом революционном процессе была обусловлена не только остротой и средоточием в России внутренних и мировых противоречий, но и тем, что в ее рабочем движении, в отличие от западноевропейских государств, произошло решительное размежевание пролетарской революционности большевиков с меньшевистским, социал-демократическим мелкобуржуазным реформизмом» (Программа ВКПБ).

 

Маркс и Энгельс считали, что победоносная социалистическая революция произойдет одновременно во всех или, по крайней мере, в главных промышленно развитых капиталистических странах. Для эпохи восходящего капитализма, когда капитализм шел в гору, это положение марксизма было верным.

 

Ленин, учитывая особенности империализма как новой стадии капитализма, обосновал в этом вопросе принципиально новую установку. Он показал, что империализм является последней фазой развития капитализма, кануном социалистической революции. Исследую эту фазу развития капитализма, Ленин открыл закон неравномерного экономического и политического развития капиталистических стран в эпоху империализма и на основании этого сделал вывод, что возможна победа социалистической революции первоначально в одной или немногих странах. При этом Ленин показал, что не обязательно, чтобы социалистическая революция произошла в развитой капиталистической стране, что она может произойти и в менее развитой в промышленном отношении стране капитализма.

 

Сталин, защищая учение ленинизма о победе социалистической революции первоначально в одной стране, писал, что социалистическая революция начнется не обязательно там, где промышленность более развита. «Фронт капитала, – писал Сталин, – прорвется там, где цепь империализма слабее, ибо пролетарская революция есть результат разрыва цепи мирового империалистического фронта в наиболее слабом ее звене, причем может оказаться, что страна, начавшая революцию, страна, прорвавшая фронт капитала, является менее развитой в капиталистическом отношении, чем другие, более развитые, страны, оставшиеся, однако, в рамках капитализма» (Соч., т. 6, стр. 97).

 

В конце XIX – начале XX века капитализм вступил в стадию империализма, были созданы все необходимые объективные предпосылки для победы социалистической революции в странах империализма.

 

Центр революционного движение переместился из Германии в России. Россия представляла наиболее слабое звено в цепи мирового империализма, сосредоточие всех основных противоречий империализма, уродливо переплетенных с полуфеодальными, абсолютистскими пережитками, – противоречие между пролетариатом и буржуазией, противоречие между крестьянством и помещиками, между царизмом и народом, между господствующей великорусской нацией и угнетенными царизмом нациями, между развитым империализмом и полукрепостническими пережитками в деревне.

 

Невыносимый гнет царизма над страной делал царскую Россию узловым пунктом всех основных противоречий мирового империализма.

 

Россия стояла накануне буржуазно-демократической революции. Ленин в начале XX в. писал, что «история поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны», что «осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) азиатской реакции сделало бы русский пролетариата авангардом международного революционного пролетариата» (цит. по: И.В. Сталин. Соч., т. 6, стр. 79; выделено мною).

 

В России были налицо, в отличие от стран Запада, все виды гнета в их концентрированной форме: помещичьего, капиталистического и национального, соединенного с политическим деспотизмом самодержавия.

 

Великой Октябрьской социалистической революции предшествовала первая народная революция эпохи империализма – революция 1905 – 1907 гг. и  Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г.

 

Но Февральская революция 1917 г. в России, уничтожив царизм – это оплот европейской и азиатской реакции, не разрешила основные противоречия тогдашней России – сохранялся капиталистический, помещичий и национальный гнет, буржуазия в лице Временного правительства продолжала вести империалистическую войну, в стране нарастала хозяйственная разруха.

 

Ленин еще накануне первой русской революции 1905 – 1907 гг. выдвинул и обосновал теорию перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, учение о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической и социалистической революции.

 

Ленин писал: «Пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии. Пролетариат должен совершить социалистической переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства и мелкой буржуазии» (Пол. собр. соч., изд. 5, т. 11, стр. 90).

 

В России в октябре 1917 г. сложились все необходимые объективные и субъективные предпосылки для победы социалистической революции, для перехода от первого этапа революцию ко второму ее этапу.

 

Россия была страной империализма со среднем уровнем развития промышленности; сформировался многочисленный рабочий класс, закаленный в боях в период и между двух революций; и – это самое главное – Лениным и Сталиным была создана партия нового типа, партия большевиков, способная возглавить пролетариат и беднейшее крестьянство и повести их к победе социалистической революции.

 

Сталин отмечал основные условия, обеспечивавшие победу социалистической революции в России.

 

Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России.

 

Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли.

 

В-третьих, в руках рабочего класса и его союзников находились созданные ими органы подлинно народной власти – Советы.

 

В-четвертых, русская буржуазия была относительно слабой, а международная буржуазия, поглощенная борьбой между собой, не смогла сразу прийти ей на помощь.

 

В-пятых, Октябрьская революция началась в обстановке империалистической войны, что дало в руки трудящихся масс огромное орудие мира в борьбе против буржуазии.

 

И наконец, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплины, но и огромными связями с трудящимися массами (Соч., т. 6, стр. 358-360).

 

Партией большевиков руководили испытанные вожди рабочего класса, вожди международного пролетариата, величайшие мастера пролетарской революции – Ленин и Сталин.

 

В России в Октябре 1917 гг. соединились четыре основных потока революционного движения, что и обеспечило победу социалистической революции: социалистическая борьба рабочего класса против капитализма за победу социализма; антифеодальная борьба крестьян против помещичьего гнета за землю; общедемократическая борьба трудящихся против империалистической войны за мир; национально-освободительная борьба угнетенных народов против национального гнета за национальное освобождение.

 

Ленин и Сталин отмечали, что только социалистическая революция могла разрешить все вопросы русской революции, не решенные в Феврале, и вывести Россию из состояния хозяйственной разрухи, из полуколониальной зависимости, из состояния экономической отсталости от передовых стран Европы. Нельзя было преодолеть хозяйственного кризиса в стране, не делая шаги в сторону социализма. «Идти вперед, в России XX века, завоевавшей республику и демократизм революционным путем, нельзя, не идя к социализму, не делая шагов к нему», – писал Ленин (Пол. собр. соч., изд. 5, т. 34, стр. 192).

 

Против ленинской теории социалистической революции с бешенством обрушились обанкротившиеся вожди II Интернационала, а в России – меньшевики-соглашатели, выступавшие за коалицию с буржуазией, за передачу ей власти, а также немногочисленные штрейкбрехеры и капитулянты из партии большевиков – Каменев, Зиновьев, Рыков и другие и примазывавшиеся к партии троцкисты, которые вели более скрытую линию борьбы против Ленина и партии.  Все они бездумно твердили, что Россия не созрела для социалистической революции, что социализм может прийти только с Запада, что в стране возможна только буржуазная республика, т.е. ратовали за сохранение капитализма и власти буржуазии.

 

Однако Ленин не побоялся пойти против течения, отбросить отжившие догмы II Интернационала, обосновать принципиально новую ориентировку партии. Понадобился гений Ленина, чтобы в России победила социалистическая революция.

 

Сталин писал: «Вспомните 1917 год. На основании научного анализа общественного развития России, на основании научного анализа международного положения Ленин пришел тогда к выводу, что единственным выходом из положения является победа социализма в России. Это был более, чем неожиданный вывод для многих людей науки того времени. Плеханов, один из выдающихся людей науки, c презрением говорил тогда о Ленине, утверждая, что Ленин находится “в бреду”. Другие, не менее известные люди науки, утверждали, что “Ленин сошел с ума”, что его следовало бы упрятать куда-нибудь подальше. Против Ленина выступали тогда все и всякие «люди науки» как против человека, разрушающего науку. Но Ленин не убоялся пойти против течения, против косности. И Ленин победил» (И.В. Сталин. О Ленине. М., Госполитиздат, 1947, стр. 67-68).

 

Ленинскую линию на социалистическую революцию в России целиком и полностью поддержал И.В. Сталин. Сталин выступал в защиту Апрельских тезисов, непосредственно руководил VI съездом партии, возглавлял партийный центр по организации вооруженного восстания. Когда Ленина не было в Петрограде, фактическое руководство Центральным и Петроградским комитетами партии, газетой «Правда» осуществлял Сталин. Сталин рука об руку с Лениным выступал против капитулянтов и троцкистов внутри большевистской партии при всех самых сложных поворотах революции. Сталин – ближайший соратник и сподвижник Ленина.

 

Ленин и Сталин смело и уверенно, твердо и осмотрительно вели парию и рабочий класс на социалистическую революцию.

 

Ленин и Сталин – вдохновители и организаторы победы Великой Октябрьской социалистической революции.

 

Таковы основные исторические условия и предпосылки Великой Октябрьской социалистической революции.

 

II

 

В конце февраля 1917 г. Петроград был охвачен всеобщей политической стачкой, переросшей в победоносное восстание. Рабочие и крестьяне, переодетые в солдатские шинели, свергли ненавистный царизм.

 

Совершилась Февральская буржуазно-демократическая революция.

 

Однако плодами этой революции воспользовались русская буржуазия и англо-французские империалисты. Было сформировано Временное правительство, власть перешла в руки русский буржуазии.

 

По призыву большевиков, в Петрограде, Москве и в других городах страны рабочие и солдаты стали создавать Советы рабочих и солдатских депутатов.

 

Однако руководящую роль в Петроградском и большинстве других Советов захватили соглашательские мелкобуржуазные партии эсеров и меньшевиков. С самого начала революции эсеры и меньшевики взяли курс на соглашение с буржуазным Временным правительством, считая, что власть должна принадлежать буржуазии.

 

Февральская революция чрезвычайно своеобразно соединила диктатуру буржуазии в лице Временного правительства и революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства в лице Советов.

 

Двоевластие выражало главную особенность Февральской революции и явилось одним из главных факторов революционной обстановки накануне Октября.

 

Новая ситуация требовала новых решений. Необходимо было осмыслить реальную расстановку классовых сил, крутой поворот в истории России от абсолютизма к демократической революции, выработать правильную политическую линию.

 

Еще находясь в иммиграции, Ленин в своих первых письмах и статьях гениально определил, что Февральская революция является только первой победой пролетариата, что его полная победа может быть обеспечена лишь на следующем, социалистическом этапе революции. Ленин призывал не оказывать никакого доверия, никакой поддержки Временному правительству.

 

В период после Февраля, когда Ленин находился за границей, начиная с 12 марта, в Петрограде Центральным и Петроградским комитетами партии, газетой «Правда» руководил Сталин. Вместе с Молотовым и другими товарищами Сталин в своих статьях отстаивал политику недоверия Временному правительству, выступал против эсеро-меньшевистского оборончества.

 

В то время как в Петрограде на страницах «Правды» помещались статьи товарища Сталина, Ленин заграницей уже разрабатывал конкретный план перехода от буржуазно-демократической революции к революции социалистической, который получил законченное и предельно ясное выражение в знаменитых «Апрельских тезисах».

 

В начале апреля 1917 г. Ленин прибыл в Петроград, а 4 апреля выступил перед членам Центрального и Петроградского комитетами  партии и большевистскими делегатами Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов с докладом «О задачах пролетариата в данной революции».

 

«Своеобразие текущего момента в России, – говорил Ленин, – состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, – ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства» (Пол. собр. соч., изд. 5, т. 31, стр. 114).

 

В Апрельских тезисах Ленин выдвинул свое историческое положение о Республике Советов как наиболее целесообразной политической форме диктатуры пролетариата. На основе изучения опыта Парижской Коммуны, первой русской революции 1905 – 1907 гг. и февральской революции Ленин пришел к выводу, что народу нужна не парламентская республика, за которую ратовали меньшевики и эсеры, а Республика Советов рабочих, солдатских и крестьянских по всей стране, снизу доверху.

 

Ленин и большевики призывали к передаче государственной власти из рук буржуазии в руки Советов рабочих и солдатских депутатов.

 

Советы были тем основным рычагом, с помощью которого партия могла двигать вперед дело социалистической революции и подвести миллионные массы к победе диктатуры пролетариат. Без Советов победа социалистической революции в России была бы невозможна.

 

Провозглашая в апрельских тезисах курс на социалистическую революцию, Ленин выдвинул лозунг «Вся власть Советам!», но при этом он не призывал к немедленному свержению Временного правительства.

 

Ленин учитывал тот факт, что в большинстве Советов рабочих и крестьянских депутатов большевики были в меньшинстве и даже в слабом меньшинстве, что Советы, направляемые соглашателями – меньшевиками и эсерами, оказывали доверие буржуазному Временному правительству.

 

Ленин видел задачу партии в терпеливой, настойчивой разъяснительной работе по разоблачению меньшевиков и эсеров, по завоеванию большинства в Советах.

 

Это была установка на мирное развитие революции.

 

«Пока мы в меньшинстве, – говорил Ленин – мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок» (Пол. собр. соч., изд. 5, т. 31, стр. 115).

 

В Апрельских тезисах Ленин обосновал экономическую платформу партии, предусматривавшую конфискацию помещичьих земель и национализацию всех земель в стране, слияние всех банков в один общенациональный банк, контроль со стороны Советов за общественным производством и распределением продуктов.

 

Апрельские тезисы Ленина легли в основу резолюций апрельской Всероссийской конференции РСДРП (б), которая проходила в Петрограде в конце апреля 1917 г.

 

На Апрельской конференции против ленинской линии выступили несколько одиночек из среды большевистской партии, скатившихся на позиции меньшевизма, – Каменев, Рыков и другие. Партия во главе с Лениным и Сталиным дали решительный отпор этим капитулянтам, хватавшимся за устаревшие догмы.

 

18 апреля 1917 г. трудящиеся России впервые открыто отмечали 1 мая, и в этот же день Временное правительство заявило о верности царским договорам и готовности продолжать империалистическую войну до победного конца (нота министра иностранных дел Милюкова), что вызвало гнев и возмущение рабочих и солдат.

 

В стране разразился первый после Февральской революции политический кризис, ставший серьезным уроком политического просвещения масс.

 

Было сформировано первое коалиционное правительство. В состав нового коалиционного правительства наряду с представителями буржуазно-помещичьих партий вошли меньшевики и эсеры. Но перемена вывески ничего не изменила в политике Временного правительства – война продолжалась, не решался ни один вопрос революции, разруха росла. Меньшевики и эсеры понадобились буржуазии, чтобы разоружить революцию, чтобы усыплять рабочих и крестьян пустыми речами и обещаниями. Ту же роль буржуазия отводила и эсеро-меньшевистскому руководству Петроградского Совета, которое всецело поддерживало буржуазное Временное правительство. Меньшевики и эсеры все делали для того, чтобы сохранить власть в руках буржуазии.

 

Все более и более становилась ясной соглашательская, предательская роль меньшевиков и эсеров в революции.

 

Однако масса народа тогда ещё верила мелкобуржуазным партиям эсеров и меньшевиков и поддерживала их соглашательскую политику. Для победы социалистической революции нужно было, чтобы миллионные массы убедились в правильности политики партии, чтобы лозунги партии стали лозунгами самих масс.

 

Партия большевиков направляла тогда свои удары прежде всего против пособников буржуазии – меньшевиков и эсеров. Ленин и Сталин исходили из того, что наиболее опасной социальной опорой врагов революции являются соглашательские партии. Без изоляции этих партий, без отрыва их от широких масс трудящихся свергнуть врага невозможно.

 

В июне Временное правительство готовило наступление на фронте, продиктованное империалистами Антанты.

 

Буржуазия стремилось добиться одобрения решения о наступлении на фронте 1-ым Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов.

 

На этом съезде, собравшемся 3 июня 1917 г., подавляющее большинство делегатов составляли меньшевики и эсеры. Проводя свою соглашательскую политику, они защищали коалицию с буржуазией. Лидер меньшевиков Церетели заявил на съезде, что в России нет такой политической партии, которая взяла бы одна на себя всю власть в стране. В ответ В.И. Ленин с места заявил: «Есть такая партия!» В своем выступлении на съезде В.И. Ленин всесторонне обосновал большевистскую платформу, большевистский лозунг «Вся власть Советам!» Однако соглашателям удалось добиться от съезда Советов принятия решения против передачи власти Советам, в поддержку буржуазного Временного правительства.

 

ЦК партии большевиков, идя на встречу рабочим и солдатам, принял решение о проведении мирной демонстрации 10 июня 1917 г. Меньшевики и эсеры были перепуганы и добились от съезда Советов решения не проводить демонстрацию. Большевики подчинились решению Съезда Советов и отменили демонстрацию.

 

Июньская демонстрация все же состоялась, против воли меньшевиков и эсеров, немного позднее – 18 июня.

 

Массовая демонстрация 18 июня в Петрограде (участвовало до 500 тыс. человек), где подавляющее большинство демонстрантов шло с большевистскими лозунгами «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Долой десять министов-капиталистов!», наглядно подтвердила, что эсеро-меньшевистская политика терпит крах, что сознательный пролетариат поддерживает лозунги, выставленные большевистской партией.

 

Демонстрация 18 июня вылилась в мощную победу большевизма. Она показала пропасть между меньшевистско-эсеровским руководством Советами и массами питерских рабочих и солдат.

 

18 июня, в день демонстрации, началось наступление на фронте. Наступление окончилось неудачей. Провал наступления на фронте вызвал огромное возмущение рабочих, солдат, матросов, которые стихийно поднялись на демонстрацию.

 

4 июля в Петрограде состоялось более чем полумиллионная демонстрация. Большевики руководили демонстрацией, чтобы придать ей мирный и организованный характер. Делегация демонстрантов потребовала от Центрального Исполкома Советов взять всю власть в свои руки. Контрреволюция встретила демонстрацию провокационными выстрелами, стремясь внести сумятицу и беспорядок в колонны, а затем расправиться с рабочими и солдатами, потопить революцию в крови.

 

Буржуазия приступила к разоружению революционно настроенных солдат, отправляла их на фронт, разгромила помещение газеты «Правда», войска заняли дворец Кшесинской, был издан приказ об аресте Ленина.

 

Однако революционный пролетариат не был разгромлен, он только отступил, сохранив свои основные силы.

 

Движение 3 – 4 июля было последним этапом мирного развития революции, последней попыткой мирным путем передать власть в руки Советов. В июльские дни меньшевики и эсеры прямо и открыто перешли на сторону буржуазии, превратились в открытых пособников контрреволюционного палачества.

 

Июльские события резко изменили обстановку. Двоевластие закончилось. Вся власть перешла в руки буржуазии. Советы, руководимые меньшевиками и эсерами, превратились в жалкий придаток буржуазного Временного правительства.

 

Вождь революции Ленин вынужден был уйти в подполье. Из своего подполья Ленин продолжал руководить большевистской партией, поддерживал тесную связь и постоянную переписку со Сталиным. В те дни непосредственное руководство большевистской партией легло на плечи Сталина.

 

В новых условиях лозунг «Вся власть Советам!», который пропагандировала большевистская партия, оказался в противоречии в реальной обстановкой. Советы, руководимые меньшевиками и эсерами, перешли на сторону контрреволюции.

 

Ленин писал из подполья, что необходимо временно снять лозунг перехода всей власти в руки Советов, что наступил период подготовки вооруженного восстания. Данную линию полностью поддерживал Сталин.

 

Но временный отказ от лозунга «Все власть Советам!» Ленин отнюдь не связывал с отказом от требования Республики Советов, выдвинутого в Апрельских тезисах. «Советы, – писал он, – могут и должны будут появиться в этой новой революции, но не теперешние Советы, не органы соглашательства с буржуазией, а органы революционной борьбы с ней… Это не вопрос о Советах вообще, а вопрос о борьбе с данной контрреволюцией и с предательством данных Советов» (Пол. собр. соч., изд. 5, т. 34, стр. 16-17).

 

Новая тактическая ориентировка, обоснованная Лениным, была принята партией на VI съезд партии большевиков, проходившего в Петрограде 26 июля.

 

Руководил съездом Сталин вместе с ближайшими соратниками Ленина – Свердловым, Орджоникидзе и другими. Сталин сделал два основных доклада, защищал в них основные положения новой тактики партии, выдвинутые Лениным после июльских дней. На съезде Сталин дал отпор троцкистам, утверждавшим, что социализм в Россию должен прийти с Запада, что Россия не готова к социалистической революции. Сталин говорил: «Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму… Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего» (Соч., т. 3, стр. 186-187). Слова Сталина оказались пророческими: Россия первой указала путь к социализму. VI съезд партии, по директивам Ленина, под руководством Сталина, взял курс на свержение диктатуры буржуазии, на вооруженное восстание.

 

После июльских дней буржуазия готовилась к контрреволюционному разгрому революционного пролетариата.

 

В начале августа было созвано Государственное Совещание, на котором тон задавал генерал Корнилов. Ставка Верховного Главнокомандующего стала главным центром всех контрреволюционных сил. Буржуазия готовилась сдать немцам Ригу и открыть им дорогу на Петроград, чтобы задушить революцию.

 

25 августа начался контрреволюционный корниловский мятеж. Однако заговор Корнилова был раздавлен революционным пролетариатом.

 

Партия большевиков решительно выступила против Корнилова, но и не поддерживала Керенского, который также проводил контрреволюционную политику, но в других формах, другими средствами.

 

Разгром корниловщины явился началом нового подъема революции, дальнейшим ростом авторитета партии большевиков.

 

Петроградский и Московские Советы перешли на сторону большевиков. То же наблюдалось и в других промышленных центрах. Началась большевизация Советов.

 

В условиях большевизации Советов партия большевиков вновь выдвинула лозунг передачи власти в руки Советов. Но теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путем вооруженного  восстания.

 

В сентябре 1917 г. были созданы все условия для победоносного вооруженного восстания.

 

Ленин из подполья в своих исторических письмах и статьях призывал большевиков немедленно готовить вооруженное восстание.

 

Меньшевики и эсеры предпринимали новые судорожные попытки запутать массы, остановить нарастание революции, перевести ее на путь буржуазного парламентаризма. Россия была объявлена Республикой, было созвано так называемое Демократическое совещание, создан Предпарламент.

 

Пария большевиков, руководимая Лениным и Сталиным, изолируя соглашателей-капитулянтов внутри партии – Каменева, Рыкова и других, выступила за бойкот Предпарламента, тверда держа курс на подготовку вооруженного восстания и передачу всей власти в стране в руки Советов.

 

10 октября состоялось историческое заседание Центрального Комитета большевистской партии, которое должно было решить главный вопрос, вопрос о восстании. На заседании выступил Ленин. В резолюции, подготовленной Лениным, говорилось о необходимости подготовки вооруженного восстания. ЦК единодушно принял резолюцию Ленина и создал для политического руководства деятельностью партии Политическое бюро, в состав которого были избраны Ленин и Сталин.

 

16 октября по предложению Ленина было созвано расширенное заседание ЦК партии совместно с представителями Петроградского комитета, военной организации, Петроградского Совета, профсоюзов, железнодорожников. И это расширенное заседание единодушно приняло решение о подготовке вооруженного восстания.

 

Против курса на вооруженное восстание выступили только два штрейкбрехера и капитулянта из большевистской партии – Каменев и Зиновьев. Они не только на заседаниях ЦК выступали против Ленина, но уже после принятия ЦК партии решения о подготовке вооруженного восстания выдали планы партии классовым врагам, напечатав свое заявление с протестом против решения ЦК о восстании в меньшевистской газете. К этим штрейкбрехерам от революции фактически присоединился также и Троцкий, требуя отложить проведение восстания до созыва II Съезда Советов, а затем открыто об этом заявив на заседании Петроградского Совета.

 

В отличие от этих капитулянтов и примазывавшихся к партии, в поддержку линии Ленина на вооруженное восстания выступил Сталин. На последнем расширенном заседании ЦК Сталин говорил: «До каких пор ждать, если не будет военного нападения? То, что предлагают Каменев и Зиновьев, объективно приводит к возможности для контрреволюции подготовиться и сорганизоваться. Мы без конца будем отступать и проиграем» (Соч., т. 3, стр. 381). Более того, на этом заседании был сформирован Партийный центр по руководству вооруженным восстанием во главе со Сталиным.

 

Партия большевиков под руководством Ленина и Сталина стала готовиться к вооруженному восстанию.

 

Большевики опирались на три основные военные силы: Красная гвардия, Петроградский гарнизон и Балтийский флот.

 

Всем делом подготовки и проведения вооруженным восстанием руководил Военно-революционный комитет при Петроградском Совете, ядром которого был Партийный центр во главе со Сталиным.

 

Вечером 24 октября в штаб революции – Смольный прибыл вождь революции Ленин, взявший в свои руки непосредственное руководство восстанием.

 

Вооруженное восстание началось вечером 24 октября. К утру 25 октября (7 ноября) телефонная станция, телеграф, радиостанция, мосты через Неву, вокзалы, важнейшие учреждения столицы были заняты революционными рабочими и солдатами, а в ночь на 26 октября пал последний оплот буржуазной власти – Зимний дворец.

 

25 октября открылся исторический II Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, объявивший о низложении Временного правительства и передавший всю власть в руки рабочих и крестьян – Советам. На Съезде выступил В.И.Ленин с докладами о мире и земле.

 

Свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция.

 

Октябрьская революция, победившая под знаменем ленинизма, означала коренной поворот во всемирной истории человечества от старого, капиталистического мира к новому, социалистическому миру.

 

Марксистско-ленинское учение о государстве диктатуры пролетариата имеет первостепенное теоретическое и практическое значение для революционной борьбы пролетариата и коммунистической партии. И.В.Сталин подчёркивал, что «главное в ленинизме состоит в вопросе о диктатуре пролетариата, в разработке этого вопроса, в обосновании и конкретизации этого вопроса… Основным вопросом ленинизма, его отправным пунктом, его фундаментом является вопрос о диктатуре пролетариата» (И.В. Сталин. Соч., т. 8, с. 16).

Классики марксизма-ленинизма – Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин уделяли самое пристальное внимание теоретической разработке вопроса о диктатуре пролетариата, в частности, в таких работах, как «Гражданская война во Франции», «Критика Готской программы» (Маркс), «Государство и революция» (Ленин), «Об основах ленинизма», «К вопросам ленинизма», «Отчётный Доклад ЦК XVIII съезду партии» (Сталин) и ряд других не менее важных работ. Великие учители пролетариата никогда ничего не выдумывали, они лишь подытоживали опыт классовой борьбы пролетариата, данные революционной практики.

Пришедшая после XX съезда КПСС к руководству в партии неотроцкистская хрущёвская группировка приступила к ревизии марксистско-ленинской теории, материалистической диалектики, заменяя ее софистикой и эклектикой, выхолащивая из неё её революционную сущность. Ревизии подверглось главное в ленинизме – учение о диктатуре пролетариата. Мировое коммунистическое движение, находящееся ныне в глубоком кризисе, за исключением лишь ряда коммунистических партий, последовало за хрущёвской КПСС, сея среди сознательных рабочих реакционные иллюзии о возможности перехода к коммунистическому обществу без периода диктатуры пролетариата, без периода ожесточённых классовых битв как внутри страны, так и на международной арене.

Последствия ревизии марксизма не заставили себя долго ждать – произошла реставрация капитализма в большинстве стран социалистического лагеря, восстановление в них старых капиталистических порядков.

В.И.Ленин указывал, каков должен быть критерий оценки подлинной коммунистичности той или иной партии: «Кто признает только борьбу классов, тот ещё не марксист, тот может оказаться ещё не выходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики. Ограничивать марксизм учением о борьбе классов – значит урезывать марксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии.  Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма» (В.И. Ленин. ПСС, т. 33, с. 34).

Богатый революционный опыт рабочего движения, подытоженный в работах классиков марксизма-ленинизма, убедительно свидетельствует, что переход от капитализма к бесклассовому коммунистическому обществу возможен только через диктатуру пролетариата.

В данной статье освещаются главные вопросы марксистско-ленинского учения о диктатуре пролетариата на основе работ классиков марксизма-ленинизма. К.Маркс и Ф.Энгельс сформулировали лишь общие положения своего учения о диктатуре пролетариата. В.И.Ленин отстоял это учение от нападок ревизионистов II Интернационала и развил его дальше, с учётом практики революционной борьбы пролетариата в России, с учётом победы первой в мире пролетарской революции и первых шагов Советского государства. И.В.Сталин – корифей марксистско-ленинской науки поднял учение о диктатуре пролетариата на высшую ступень, обобщив богатую практику строительства социализма в СССР, укрепления пролетарского государства в условиях капиталистического окружения и осуществления народно-демократических и социалистических революций в странах народной демократии.

В статье даётся краткий теоретический анализ государства диктатуры пролетариата с учетом опыта Советского государства в сталинский период, поскольку после 1953 года власть (диктатура) рабочего класса в союзе с другими трудящимися классами, как в СССР, так и в других странах социализма, за исключением КНР (при Мао Цзе-Дуне), КНДР и Кубы, была по существу ликвидирована, что привело к реставрации капитализма в этих странах.

1. Возникновение, классовая сущность и исторические типы государства

Марксистско-ленинское учение о государстве диктатуры пролетариата неразрывно связано с учением марксизма о государстве, и без знания последнего нельзя понять первое.

Общие тезисы марксистско-ленинского учения о государстве можно сформулировать следующим образом:

1) государство возникает на почве противоположности антагонистических классов,

2) государство есть организованное насилие одного класса для подавления другого и

3) с упразднением классов и классовых противоположностей исчезнет и государство, оно отмирает.

Государство (чиновничество, армия, карательные органы, разведка, тюрьмы)  возникает с расколом общества на враждебные, антагонистические классы, когда возникает необходимость в особом аппарате насилия, в особой машине для подавления одного класса другим.

Истории человеческого общества известны следующие типы эксплуататорских государств – рабовладельческое, феодальное и буржуазное. Все эти эксплуататорские государства являются не чем иным, как машиной классового господства эксплуататорских классов (рабовладельцев, феодалов, капиталистов) над классами эксплуатируемыми (рабами, крепостными крестьянами, рабочим классом). Но истории известен и ещё один тип государства – новый, высший тип государства – социалистическое государство (диктатура пролетариата), которое существенно отличается от всех предыдущих, эксплуататорских типов государства.

Государство, как аппарат насилия одного класса над другим, существовало не всегда. В период первобытнообщинного общества, когда средства производства считались собственностью всей родовой общины и когда не было разделения общества на классы, не существовало и государства. Ленин отмечал, что в первобытном обществе господствовали «обычаи, авторитет, уважение, власть, которой пользовались старейшины рода», но нигде нет «особого разряда людей, которые выделяются, чтобы управлять другими и чтобы в интересах, в целях управления систематически, постоянно владеть известным аппаратом принуждения, аппаратом насилия, каковыми являются в настоящее время... вооруженные отряды войск, тюрьмы и прочие средства подчинения чужой воли насилию, – то, что составляет сущность государства» (В.И.Ленин. ПСС, т.39, с.69).

Государство, как особый аппарат принуждения людей, возникло только там и тогда, где и когда появилось разделение общества на враждебные, антагонистические классы, когда появляются эксплуататоры и эксплуатируемые, такие группы людей, из которых одни постоянно могут присваивать труд других, где один эксплуатирует другого. По мере того как общество всё более и более раскалывалось на классы, возникало и государство.

Государство – это машина для поддержания господства одного класса над другим.

Первым крупным делением общества на классы было деление на класс рабовладельцев и класс рабов. Рабовладельцы не только владели средствами производства, землей, но и рабами, могли не только продать, купить, но и  убить раба. Рабы не считались за людей, рассматривались как вещь. Соответственно и государство было не чем иным, как государством рабовладельческим. Рабовладельческое государство есть аппарат для поддержания господства класса рабовладельцев над классом рабов. Вся история рабовладельческого государства, от истории Древнего Востока и до истории Древней Греции и Римской империи, наполнена восстаниями рабов и других угнетённых против рабовладельцев, которые использовали государство, чтобы потопить в крови эти восстания (наиболее яркий пример – восстание рабов под руководством Спартака, на подавление которого была брошена вся мощь Римской империи).

Следующим делением общества на классы было крепостничество, деление на класс крепостников и класс крепостных. Однако крепостной не был уже собственностью помещика, как раб, а находился в зависимости от него. Помещик мог купить, продать, заложить крепостного, но не мог его убить. Государство было не чем иным, как государством крепостническим, феодальным. Феодальное государство было аппаратом подавления крепостных крестьян классом крепостников. Средневековая история феодального общества пронизана кровопролитной борьбой крестьян против феодалов, которые использовали войско, суд, инквизицию, чтобы подавить крестьянские восстания и сохранить свое господство.

Следующим крупным делением общества на классы является деление общества на класс капиталистов и класс наёмных рабочих. Ленин писал, что «всякое государство, в котором существует частная собственность на землю и средства производства, где господствует капитал, как бы демократично оно ни было, – есть государство капиталистическое, оно есть машина в руках капиталистов, чтобы держать в подчинении рабочий класс и беднейшее крестьянство» (В.И. Ленин. ПСС, т.39, с.81). История капитализма и классовой борьбы рабочего класса за своё освобождение, за свои права показывает, что современное буржуазное государство стоит на страже интересов класса эксплуататоров, которые готовы в любую минуту использовать все карательные средства государства (армию, полицию, тюрьмы и пр.), чтобы сломить сопротивление рабочих и отстоять своё господство.

Государство необходимо для эксплуататоров не только для подавления выступлений угнетённых классов, не только для того, чтобы держать в узде эксплуатируемые массы. Сталин отмечал две основные функции эксплуататорских государств: «Государство возникло на основе раскола общества на враждебные классы, возникло для того, чтобы держать в узде эксплуатируемое большинство в интересах эксплуататорского меньшинства. Орудия власти государства сосредоточивались, главным образом, в армии, в карательных органах, в разведке, в тюрьмах. Две основные функции характеризуют деятельность государства: внутренняя (главная) – держать эксплуатируемое большинство в узде и внешняя (не главная) – расширять территорию своего, господствующего класса за счёт территории других государств, или защищать территорию своего государства от нападения со стороны других государств. Так было дело при рабовладельческом строе и феодализме. Так обстоит дело при капитализме» (И.В.Сталин. Соч., т.14, изд. 2, с. 435).

Рабочий класс в период социалистической революции, чтобы подавить сопротивление своих классовых противников и построить затем коммунистическое общество, разрушает буржуазное государство и создает новое – государство диктатуры пролетариата (социалистическое государство) новый, высший и последний исторический тип государства.

2. Возникновение, классовая сущность, понятие и главные задачи государства диктатуры пролетариата

В результате общественного развития на смену капитализма, как последней антагонистической общественно-экономической формации, приходит коммунистическое общество, как высшая ступень в развитии человеческого общества, где не будет эксплуатации человека человеком и деления общества на классы. Маркс и Энгельс, опираясь на открытые ими объективные законы общественного развития, доказали, что уничтожение капитализма произойдёт путём социалистической революции и главной движущей силой этой революции будет рабочий класс – один из основных классов современного буржуазного общества.

В период социалистической революции рабочий класс экспроприирует класс капиталистов и обращает все средства производства в общественную собственность. Но прежде чем экспроприировать эксплуататоров, рабочий класс должен взять в свои руки политическую власть и установить своё господство – диктатуру пролетариата. Рабочему классу необходимо государство, прежде всего, для того, чтобы подавить сопротивление класса капиталистов. «Пролетарское государство есть машина для подавления буржуазии пролетариатом, а такое подавление необходимо в силу того бешеного, отчаянного, ни перед чем не останавливающегося сопротивления, которое оказывают помещики и капиталисты, вся буржуазия и все её приспешники, все эксплуататоры, когда начинается её свержение, когда начинается экспроприация экспроприаторов» (В.И.Ленин. ПСС, т. 37, с. 457).

Маркс писал, что рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей. Подытоживая опыт революций 1848-49 гг. в Европе и особенно опыт Парижской Коммуны, Маркс и Энгельс обосновали тезис о необходимости сломать старую государственную машину и создать новую государственную машину с целью подавления свергнутых господствующих классов. Если Маркс и Энгельс делали исключение из этого правила для некоторых стран капитализма (Англия), то Ленин показал, что в условиях империализма слом военно-полицейской бюрократической машины обязателен для всех капиталистических стран. Несмотря на все увертки и ухищрения бывших и современных оппортунистов, данный тезис Маркса и Энгельса, подтверждённый всем опытом рабочего движения и нашедший своё гениальное развитие в работах Ленина, в современных условиях остаётся в силе для всех стран капитализма без исключения. «…Закон о насильственной революции пролетариата, закон о сломе буржуазной государственной машины, как о предварительном условии такой революции, является неизбежным законом революционного движения империалистических стран мира» (И.В. Сталин. Соч., т. 6, с. 117).

Государство диктатуры пролетариата является ещё государством, т.е. машиной для подавления одного класса другим, организованным насилием одного класса над другим классом. Ленин писал, что такое диктатура класса: «Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стеснённую, непосредственно на насилие опирающуюся власть» (В.И.Ленин. ПСС, т.12, с. 320). Этим диктатура пролетариата ничем не отличается от других типов государства.

Но пролетарское государство по своей классовой природе существенно отличается от других, эксплуататорских типов государства. Сталин писал: «Государство есть машина в руках господствующего класса для подавления сопротивления своих классовых противников. В этом отношении диктатура пролетариата ничем не отличается от диктатуры всякого другого класса, ибо пролетарское государство является машиной для подавления буржуазии. Но тут есть одна существенная разница. Состоит она в том, что все существующие до сих пор классовые государства являлись диктатурой эксплуатирующего меньшинства над эксплуатируемым большинством, между тем как диктатура пролетариата является диктатурой эксплуатируемого большинства над эксплуатирующим меньшинством». И далее: «Короче: диктатура пролетариата есть неограниченное законом и опирающееся на насилие господство пролетариата над буржуазией, пользующееся сочувствием и поддержкой трудящихся и эксплуатируемых масс» (В.И.Сталин. Соч., т.6, с. 114).

Государство диктатуры пролетариата есть не только насилие и не главным образом насилие. «…Не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры, и не главным образом в насилии. Главная… цель – создать социализм, уничтожить деление общества на классы, сделать всех членов общества трудящимися, отнять почву у всякой эксплуатации человека человеком» (В.И.Ленин. ПСС, т. 38, с. 385).

Главное в диктатуре пролетариата – это строительство нового социалистического общества, это руководство рабочим классом всеми непролетарскими трудящимися массами в деле строительства социализма. Рабочему классу нужно государство не только для того, чтобы подавить сопротивление эксплуататоров, но и чтобы объединить все трудящиеся и эксплуатируемые массы в деле строительства социализма, чтобы «вести весь народ к социализму, направлять и организовывать новый строй, быть учителем, руководителем, вождем всех трудящихся и эксплуатируемых в деле устройства своей общественной жизни без буржуазии и против буржуазии» (В.И.Ленин. ПСС, т. 33, с. 26).

«Диктатура пролетариата есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся (мелкая буржуазия, крестьянство, интеллигенция и т.д.), или большинством их, союза против капитала, союза в целях полного свержения капитала, полного подавления сопротивления буржуазии и попыток реставрации с её стороны, союза в целях окончательного создания и упрочения социализма» (В.И.Ленин. ПСС, т.38, с.377).

Диктатура пролетариата – это государственное руководство рабочим классом всеми непролетарскими трудящимися массами в деле строительства бесклассового коммунистического общества.

Сталин, подытоживая сказанное Лениным об основных задачах диктатуры пролетариата, сформулировал тезис о трёх сторонах диктатуры пролетариата: «Диктатура пролетариата есть не только насилие, но и руководство трудящимися массами непролетарских классов, но и строительство социалистического хозяйства… Диктатура пролетариата есть: 1) неограниченное законом насилие в отношении капиталистов и помещиков, 2) руководство пролетариата в отношении крестьянства, 3) строительства социализма в отношении всего общества. Ни одна из этих трёх сторон диктатуры не может быть исключена без риска исказить понятие диктатуры пролетариата. Только все эти три стороны, взятые вместе, дают нам полное и законченное понятие диктатуры пролетариата» (И.В.Сталин. Соч., т. 7, с. 187).

Определение диктатуры пролетариата как особой формы классового союза между пролетариатом и непролетарскими трудящимися массами отнюдь не означает, что рабочий класс делит с ними власть. Понятие диктатуры пролетариата означает, что рабочий класс один берет власть в руки и что он её не делит ни с кем. «Тот класс, который взял в свои руки политическое господство, взял его, сознавая, что берет его один. Это заключено в понятие диктатуры пролетариата» (В.И. Ленин//Цит. по Соч. И.В.Сталина, т. 8, с. 26). Диктатура пролетариата означает единовластие рабочего класса, то есть такую власть рабочего класса, когда он не делит и не может делить её с другими классами. Но это не значит, что власть одного класса, рабочего класса, не нуждается для осуществления своих целей в помощи, в союзе с другими трудящимися массами. Наоборот, власть рабочего класса может быть утверждена и проведена до конца лишь путём особой формы союза между рабочим классом и трудящимися массами других классов, прежде всего трудящимися массами крестьянства. «Состоит она, эта особая форма союза, в том, что руководящей силой этого союза является пролетариат» (И.В.Сталин. Соч., т. 8, с. 26-27).

4. Основные этапы и функции государства диктатуры пролетариата

Государство диктатуры пролетариата охватывает целый исторический период, период перехода от капиталистического общества к бесклассовому коммунистическому обществу. Маркс писал: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 28, с. 427). В этот огромный исторический период пролетарское государство проходит несколько этапов в своём развитии с соответствующими задачами и функциями вплоть до полного отмирания на второй, высшей фазе коммунизма.

Марксизм учит, что коммунистическое общество проходит в своём развитии две основные фазы: первая, низшая фаза (социализм) и вторая, высшая фаза (коммунизм) . На первой фазе (при социализме) сохраняются еще «родные пятна» капитализма, а именно: различия в имущественном положении между членами общества (распределение по труду, а не по потребностям); классовые различия между рабочими и крестьянами, а также между ними и трудовой интеллигенцией; существенные различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом; сохранение пережитков капитализма в сознании масс. На второй же, высшей фазе коммунизма будут преодолены данные различия, и коммунистическое общество будет развиваться на своей собственной основе. Также необходимо отметить, что между капитализмом и социализмом существует переходной период, в силу многоукладного характера экономики и наличия капиталистических элементов в этот период (НЭП).

Государство диктатуры пролетариата как раз и охватывает этот огромный исторический период между капиталистическим и коммунистическим обществом, между капитализмом и высшей фазой коммунизма.

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, с. 27).

«Сущность учения Маркса о государстве усвоена только тем, кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от коммунизма (В.И.Ленин. ПСС, т.33, с.35).

Различные этапы исторического периода, охватывающего переход от капитализма к коммунизму, обуславливают и отдельные этапы в развитии пролетарского государства. На эти этапы, а также задачи и функции пролетарского государства существенное влияние оказывает и наличие враждебного капиталистического лагеря.

В переходный период от капитализма к социализму диктатура пролетариата выполняет задачи подавления сопротивления свергнутых классов, организации социалистического хозяйства и защиты страны от нападения извне. В период социализма и постепенного перехода к коммунизму государство диктатуры пролетариата сохраняется и укрепляется, видоизменяя свои функции и форму применительно к новым условиям. Только на второй, высшей фазе коммунизма, при условии ликвидации капиталистического окружения, государство отмирает.

После ликвидации эксплуататорских классов и построения социализма в СССР государство диктатуры пролетариата не только сохраняется, но и укрепляется.

Сохранение государства диктатуры пролетариата в период социализма обуславливается, главным образом, следующими факторами: 1) наличие классовых и других существенных различий в обществе, 2) сохранение пережитков капитализма в обществе и сознании масс и 3) существование капиталистического лагеря. Все эти обстоятельства, вместе взятые, обуславливают сохранение и укрепление пролетарского государства в условиях социализма.

Первый и основной фактор – наличие классовых и других существенных различий в обществе.

В условиях социализма сохраняются ещё классовые различия между рабочим классом и колхозным крестьянством, а так же различия между ними и трудовой интеллигенцией, между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, хотя противоположность между ними, характерная для капитализма, ликвидирована. Следовательно, сохраняется и необходимость государственного руководства рабочим классом всем обществом – диктатуры пролетариата – в период постепенного перехода к коммунизму. Сталин указывал, что в условиях победившего социализма, когда в обществе нет уже больше антагонистических классов, когда общество состоит из двух дружественных классов, из рабочих и крестьян, когда у власти стоят именно эти трудящиеся классы, «государственное руководство обществом (диктатура) принадлежит рабочему классу, как передовому классу общества» (И.В.Сталин. Соч., т.14, 2007, с.148). Одновременно с этим, отмечает Сталин, происходит «расширение базы диктатуры пролетариата и превращение диктатуры в более гибкую, стало быть, – более мощную систему государственного руководства обществом» (там же, с. 155).

Ленин, понимая сложность исторического процесса преодоления классовых различий в обществе, писал: «Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить ещё и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда. Это – дело очень долгое» (ПСС, т. 39, с. 15).

Только на второй, высшей фазе коммунизма, когда будут окончательно стёрты классовые различия в обществе, между рабочими, крестьянами, интеллигенцией, когда рабочие будут подняты до уровня инженерно-технических работников, а крестьяне – до уровня агрономических работников, когда не будет больше существенных различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, только тогда государство, по выражению Энгельса, станет действительно представителем всего общества и перестанет существовать – отомрет (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т.20, с.292).

Второй фактор – сохранение «родных пятен» капитализма в обществе и особенно сознании масс.

В условиях социализма сохраняется ещё некоторое имущественное неравенство между членами общества, поскольку распределение продуктов происходит не по потребностям, как на второй, высшей фазе коммунизма, а по труду, и, следовательно, кто больше работает, то больше и получает. Ленин отмечал, что это обуславливает сохранение государства при социализме. «До тех пор, пока наступит «высшая» фаза коммунизма, социалисты требуют строжайшего контроля со стороны общества и со стороны государства над мерой труда и мерой потребления…» (В.И.Ленин. ПСС, т. 33, с. 97). Пролетарское государство начнёт отмирать только тогда, когда «люди постепенно привыкнут к соблюдению элементарных, веками известных, тысячелетиями повторявшихся во всех прописях, правил общежития, к соблюдению их без насилия, без принуждения, без подчинения, без особого аппарата для принуждения, который называется государством» (В.И.Ленин. ПСС, т. 33, с.89).

Таким образом, при социализме необходим ещё аппарат принуждения, аппарат насилия, чтобы охранять меру труда и меру потребления, прежде всего от посягательств со стороны антиобщественных элементов, которые хотят дать обществу поменьше, а взять от него побольше. Сталин писал, что при социализме сохраняется функция государства по охране общественной собственности от воров и расхитителей народного добра. Данная функция социалистического государства отомрёт полностью только на второй, высшей фазе коммунизма, когда люди привыкнут к соблюдению элементарных правил социалистического общежития без принуждения.

Третий фактор – наличие враждебного капиталистического лагеря (окружения).

Становление и развитие пролетарского государства в СССР происходило в условиях капиталистического окружения, в условиях наличия враждебного лагеря капитализма. Следовательно, существовала опасность военной интервенции против СССР, а вместе с ней и реставрации капитализма. Более того, капиталистические государства забрасывали или вербовали в СССР шпионов, вредителей, диверсантов и убийц, делая на них ставку в деле реставрации капитализма изнутри.

В условиях социализма, когда уничтожены враждебные классы, классовая борьба отнюдь не прекращается, а с новым продвижением социализма вперёд обостряется, приобретает новые формы, о чем не раз предупреждали Ленин и Сталин и что подтверждено опытом всех стран социализма. «Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остаётся надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации (В.И.Ленин. ПСС, т. 37, с. 264).

Всё это и обуславливало сохранение и укрепление пролетарского государства в СССР – армии, карательных органов, разведки, с той целью, чтобы отражать военную интервенцию извне и вылавливать агентов иностранных разведок внутри страны. Сталин, отмечая общий и относительный характер формулы Энгельса, что после уничтожения враждебных классов государство будет отмирать, пишет: «…Нельзя распространять общую формулу Энгельса о судьбе социалистического государства вообще на частный и конкретный случай победы социализма в одной, отдельно взятой стране, которая имеет вокруг себя капиталистическое окружение, которая подвержена угрозе военного нападения извне, которая не может ввиду этого отвлекаться от международной обстановки и которая должна иметь в своем распоряжении и хорошо обученную армию, и хорошо организованные карательные органы, и крепкую разведку, следовательно, должна иметь своё достаточно сильное государство, – для того, чтобы иметь возможность защищать завоевания от нападения извне» (И.В.Сталин. Соч., т.14, изд. 2, с.434).

Возникновение после второй мировой войны социалистического лагеря принципиально не меняет выводов, сделанных Сталиным, поскольку сохранялся мощный лагерь капитализма и их агентура в странах социализма. Сталин указывал, что формула Энгельса верна, если «социализм уже победил во всех странах или в большинстве стран, вместо капиталистического окружения имеется налицо окружение социалистическое, нет больше угрозы нападения извне, нет больше нужды в укреплении армии и государства» (там же, с.434).

Таким образом, отмирание диктатуры пролетариата начнётся только в условиях победы социализма в международном масштабе, во всех странах или большинстве стран мира, когда окружение капиталистическое сменится окружением социалистическим, когда, следовательно, не будет больше опасности реставрации капитализма, как извне, с помощью военной интервенции, так и изнутри, через продажную агентуру.

Хрущёвские ревизионисты и их последователи отбросили основополагающие положения марксистско-ленинского учения о диктатуре пролетариата, отказались от диктатуры пролетариата в странах социализма, заменив её «общенародным государством» и «партией всего народа», обезоружив рабочий класс перед натиском внутренних и внешних врагов, что неизбежно привело к реставрации капитализма в СССР и странах Восточной Европы.   

И.В. Сталин писал, что бесклассовое общество надо завоевать и построить «путём усиления органов диктатуры пролетариата, путём развёртывания классовой борьбы, путём уничтожения классов, путём ликвидации остатков капиталистических классов, в боях с врагами как внутренними, так и внешними» (Вопросы ленинизма. 11-е изд., М., 1951, стр. 504).

 

Сталин, обобщая практику становления и укрепления пролетарского государства в СССР, обосновал учение об основных фазах и функциях государства диктатуры пролетариата.

Пролетарское государство в СССР (при Сталине) прошло две основные фазы в своём развитии:

1) первая фаза – это период от Октябрьской революции до ликвидации эксплуататорских классов. Основная задача данного периода состояла в подавлении сопротивления свергнутых классов, в организации обороны страны от нападения интервентов, в восстановлении промышленности и сельского хозяйства, в подготовке условий для ликвидации капиталистических элементов. В соответствии с этим государство в период первой фазы развития осуществляло две основные функции: функцию подавлению свергнутых классов внутри страны и функцию обороны страны от нападения извне. В этот период возникла и третья функция – функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы органов государства;

2) вторая фазаэто период от ликвидации капиталистических элементов города и деревни до полной победы социалистической системы хозяйства и принятия новой Конституции. Основная задача этого периода – организация социалистического хозяйства по всей стране и ликвидация последних остатков капиталистических элементов, организация культурной революции, организация вполне современной армии для обороны страны. В соответствии с этим в период второй фазы развития произошло изменение функций социалистического государства: а) отпала – отмерла функция военного подавления внутри страны, ибо эксплуататоров нет больше и подавлять некого. Вместо функции подавления у государства появилась функция охраны социалистической собственности от воров и расхитителей народного добра; б) полностью сохранилась функция военной защиты страны от нападения извне, следовательно, сохранилась армия, а равно карательные органы и разведка, необходимые для вылавливания и наказания шпионов, вредителей, диверсантов и убийц, засылаемых и вербуемых в СССР иностранной разведкой; в) сохранилась и получила полное развитие функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы органов государства (И.В.Сталин. Соч., т.14, 2007, с.436-438).

Отсюда следует, что в период социализма, при наличии капиталистического окружения, пролетарское государство выполняет следующие функции: 1) функция охраны общественной собственности от воров и расхитителей народного добра; 2) функция защиты от нападения извне, причём две её стороны – против угрозы военной интервенции и против шпионов, вредителей, диверсантов и убийц, засылаемых и вербуемых капиталистическими разведками, и 3) функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы органов государства.

В условиях, когда социализм одержит победу в международном масштабе, во всех странах или в большинстве стран мира, отпадет функция военной защиты от нападения извне. Функция охраны общественной собственности от воров и расхитителей народного добра отомрёт только на второй, высшей фазе коммунизма, когда люди привыкнуть выполнять элементарные правила общежития без принуждения, без насилия (Ленин). Функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы органов государства в условиях отмирания государства будет преобразована в функцию органов коммунистического самоуправления.

Но может сложиться ситуация, когда построение коммунизма, второй его фазы, произойдёт в условиях сохранения капиталистического окружения, сохранения опасности военной интервенции, то тогда сохранится и государство, его функция защиты страны от нападения извне (И.В.Сталин. Соч., т.14, 2007, с.438).

5. Руководящая роль коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата

Коммунистическая партия – партия рабочего класса, наиболее сознательный, передовой отряд рабочего класса, его авангард. Главная задача коммунистической партии состоит в том, чтобы внести в сознание рабочего класса марксистско-ленинскую идеологию и организовать его на борьбу за свержение господства буржуазии, за победу социалистической революции. В условиях социализма коммунистическая партия выступает как организующая и направляющая сила общества, объединяющая и сплачивающая вокруг рабочего класса все трудящиеся массы в деле строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму.

Под системой диктатуры пролетариата понимается строение пролетарского государства, его механизм, то есть совокупность массовых организаций пролетариата, без помощи которых невозможно осуществление диктатуры пролетариата. Направляющей и руководящей силой в системе диктатуры пролетариат является партия пролетариата.

«Партия есть основная руководящая сила в системе диктатуры пролетариата» (Сталин). «Партия есть высшая форма классового объединения пролетариата» (Ленин).

Сталин выделил основные массовые организации пролетариата, которые и представляют систему диктатуры пролетариата:

«Итак: профсоюзы, как массовая организация пролетариата, связывающая партию с классом, прежде всего по линии производственной; Советы, как массовая организация трудящихся, связывающая партию с этим последним, прежде всего по линии государственной; кооперация, как массовая организация, прежде всего, крестьянства, связывающая партию с крестьянскими массами, прежде всего по линии хозяйственной, по линии вовлечения крестьянства в социалистическое строительство; союз молодежи, как массовая организация рабочей и крестьянской молодежи, призванная облегчить авангарду пролетариата социалистическое воспитание нового поколения и выработку молодых резервов; и, наконец, партия, как основная направляющая сила в системе диктатуры пролетариата, призванная руководить всеми этими массовыми организациями, – такова в общем картина «механизма» диктатуры, картина «системы диктатуры пролетариата»» (И.В. Сталин. Соч., т. 8, с. 35-36). «…Получается, в общем и целом, формально не коммунистический, гибкий и сравнительно широкий, весьма могучий, пролетарский, аппарат, посредством которого партия тесно связана с классом и с массой и посредством которого, при руководстве партии, осуществляется диктатура класса» (там же, с.36).

Главная задача коммунистической партии при диктатуре пролетариата – объединять работу всех без исключения массовых организаций пролетариата и направлять их действие к одной цели – построение бесклассового коммунистического общества.

Сталин подчеркивал, что партия не заменяет собой профсоюзы, Советы и другие массовые организации. Коммунистическая партия осуществляет руководство пролетарским государством, его органами –  Советами, но не подменяет их, не сливает свой аппарат с государственным аппаратом. «…Советы осуществляют диктатуру, а партия руководит Советами» (И.В. Сталин. Соч., т. 6, с. 258). «Партия осуществляет диктатуру пролетариата. Но она осуществляет её не непосредственно, а при помощи профсоюзов, через Советы и их разветвления» (И.В. Сталин. Соч., т. 8, с. 36). И далее: «Партия, имеющая сотни тысяч членов, руководит Советами и их разветвлениями в центре и на местах, охватывающими десятки миллионов людей, партийных и беспартийных, но она не может и не должна заменять их собою» (там же, с. 41).

Высшим выражением руководящей роли партии в системе диктатуры пролетариата является тот факт, что ни один важный политический или организационный вопрос не решается советскими и другими массовыми организациями без руководящих указаний партии (И.В. Сталин. Соч., т. 8, с. 37).

Сталин указывал, что партия завоевывает руководящую роль в массовых организациях пролетариата путём длительной работы в массах, правильной политикой партии, путём убеждения массы в правильности своей политики, путём завоевания доверия и поддержки трудящихся масс, то есть методами убеждения, а не силой. Только в этом случае возможно правильное взаимоотношение партии и класса, сохранение взаимодоверия партии и класса. Партия завоевывает доверие масс не путём использования своих «неограниченных» прав, а путём убеждения. Если партия силой навязывает массе свои решения, то такое «руководство», писал Сталин, не может быть сколько-нибудь длительным. «Партия, если она хочет оставаться партией пролетариата, должна знать, что она является, прежде всего и главным образом, руководителем, вождем, учителем рабочего класса» (И.В. Сталин. Соч., т. 8, с. 49).

Руководящая роль коммунистической партии в системе диктатуры пролетариата заключается также в том, что «руководителем государства, руководителем в системе диктатуры пролетариата является одна партия, партия пролетариата, партия коммунистов, которая не делит и не может делить руководства с другими партиями» (И.В. Сталин. Соч., т. 8, с. 26-27).

Опыт власти рабочего класса, особенно в странах народной демократии (а также опыт сотрудничества большевиков с левыми эсерами), показывает, что к участию в управлении государством могут допускаться и другие, некоммунистические дружественные партии, разделяющие цели и задачи строительства социализма, но при условии, что руководство государством принадлежит партии коммунистов.

В условиях социализма, когда уничтожены враждебные, антагонистические классы, нет социальной почвы для так называемой «свободы» политических партий, характерной для буржуазной «демократии». Сталин, отвечая буржуазным «критикам» новой Конституции 1936 г., недовольных тем, что в СССР осталась нетронутой диктатура рабочего класса, не допускалась свобода политических партий и сохранилось в силе руководящее положение партии коммунистов, писал: «Что касается свободы различных политических партий, то мы держимся здесь несколько иных взглядов. Партия есть часть класса, его передовая часть. Несколько партий, а значит и свобода партий, может существовать лишь в таком обществе, где имеются антагонистические классы, интересы которых враждебны и непримиримы, где имеются, скажем, капиталисты и рабочие, помещики и крестьяне, кулаки и беднота и т.д. Но в СССР нет уже больше таких классов, как капиталисты, помещики, кулаки и т.п. В СССР имеются только два класса, рабочие и крестьяне, интересы которых не только не враждебны, а наоборот – дружественны. Стало быть, в СССР нет почвы для существования нескольких партий, а значит и для свободы этих партий. В СССР имеется почва только для одной партии, Коммунистической партии. В СССР может существовать лишь одна партия – партия коммунистов, смело и до конца защищающая интересы рабочих и крестьян» (В.И. Сталин. Соч., изд. 2, с.156-157).

6. Основные формы диктатуры пролетариата – Советы и государства народной демократии

Маркс и Энгельс, обобщая опыт революций 1948 – 49 гг. в Европе и особенно опыт Парижской Коммуны, пришли к выводу, что Парижская Коммуна была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда. Это важное указание Маркса и Энгельса впоследствии было забыто вождями II Интернационала и не получило дальнейшего развития.

В период господства II Интернационала было признанным положение Энгельса, выдвинутое им при критике Эрфуртской программы, что политической формой диктатуры пролетариата должна быть демократическая республика. Оппортунисты истолковали это положение Энгельса в том смысле, что пролетариат, придя к власти, использует парламентскую республику, как наиболее демократическую. Но революционное движение в России, прежде всего опыт революции 1905 г. и 1917 г., выдвинуло новую форму диктатуры пролетариата – Советы. Ленин первоначально считал, что Советы есть русская форма диктатуры пролетариата. Но когда Советы и аналогичные им организации возникли в других странах, прежде всего в Германии, Венгрии, Баварии, Англии, Ленин обосновал тезис, что Советы – найденная, наконец, международная форма диктатуры пролетариата. «Республика Советов является, таким образом, той искомой и найденной, наконец, политической формой, в рамках которой должно быть совершено экономическое освобождение пролетариата, полная победа социализма» (И.В. Сталин. Соч., т. 6, с. 122).

Советы возникли на плечах Парижской Коммуны. Ленин писал, что «русские революции 1905 и 1917 годов, в иной обстановке, при  иных условиях, продолжают дело Коммуны и подтверждают гениальный исторический анализ Маркса» (В.И.Ленин. ПСС, т. 33, с. 56)

Советы как политическая форма государства коренным образом отличаются от всех существующих форм буржуазных государств.

Советы – это новый тип государства, новый высший тип демократии, это – форма диктатуры пролетариата, способ управления государством без буржуазии и против буржуазии. «…Советская власть является новой формой государственной организации, принципиально отличной от старой, буржуазно-демократической и парламентской формы, новым типом государства, приноровленным не к задачам эксплуатации и угнетения трудящихся масс, а к задачам полного их освобождения от всякого гнёта и эксплуатации, к задачам диктатуры пролетариата» (В.И. Сталин. Соч., т.6, с. 120).

Советы рабочих и крестьян, как отмечал Ленин, существенно отличаются от парламентской республики. Советы:

1) объединяли только трудящиеся и эксплуатируемые массы при исключении из Советов представителей эксплуататоров,

2) обеспечивали в органах государства руководящую роль рабочего класса среди других трудящихся и эксплуатируемых, прежде всего по отношению к крестьянству,

3) уничтожали парламентаризм и соединяли законодательную и исполнительную работу государства, когда законодатели являлись в то же время и исполнителями законов,

4) обеспечивали более тесную связь с массами, по линии вооружение рабочих и крестьян, по линии большей легкости выборов и права отзыва депутатов, по линии связи с производственными единицами (выборы по заводам и фабрикам),

5) переносили центр тяжести с формального демократизма к практическому осуществлению пользования свободами трудящихся (здания для собраний, типографии для издания газет и т.д. теперь принадлежали трудящимся).

Советы, как политическая форма диктатуры пролетариата, прошли в своем развитии два основных этапа (об этом ниже).

Советы – найденная, наконец, политическая форма диктатуры пролетариата, с помощью которой должно произойти освобождение рабочего класса.

При этом Ленин отмечал, – это позднее подтвердилось на опыте ряда стран, – что период перехода от капитализма к коммунизму не может не дать многообразия политических форм пролетарского государства. «Переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм, но сущность будет при этом неизбежно одна: диктатура пролетариата» (В.И.Ленин. ПСС, т. 33, с. 35).

Возникновение по окончании второй мировой войны государств народной демократии (в Центральной и Юго-Восточной Европе, а также в Восточной Азии, но где на первых этапах революции в Китае создавались Советы) и выполнение ими функций диктатуры пролетариата показало, что освобождение рабочего класса может произойти и в другой форме, не обязательно в форме Советов. Позднее вывод Ленина был подтвержден также и уникальным опытом Кубинской революции.

Возникновение государств народной демократии и наполнение их содержанием диктатуры пролетариата произошло в особенных конкретно-исторических условиях. Их возникновение стало возможным в результате разгрома немецко-фашистских сил, в результате исторической победы Советского Союза и Красной Армии во Второй мировой войне и борьбы народных масс под руководством рабочего класса за национальную свободу и независимость.

Государства народной демократии на первых этапах по своей классовой природе представляли революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства. Этим они отличались от Советов как формы диктатуры пролетариата.

Но государства народной демократии сильно сближались с Советами, поскольку возникли также на основе слома полицейско-бюрократической государственной машины фашизма, на основе союза пролетариата и трудящегося крестьянства при руководящей роли рабочего класса, были направлены против крупной буржуазии и помещиков.

Именно поэтому режимы народной демократии, отличающиеся от Советов формой и способами формирования органов государственной власти, с успехом стали выполнять функции диктатуры пролетариата (при Сталине). Георгий Димитров писал: «Воплощая господство трудящихся при руководстве рабочего класса, режим народной демократии может и должен в данной исторической обстановке, как уже показал опыт, с успехом выполнять функции диктатуры пролетариата в деле ликвидации капиталистических элементов и организации социалистического хозяйства. Он, режим народной демократии, может сломить сопротивление свергнутых капиталистов и крупных землевладельцев, подавлять и ликвидировать их попытки восстановить власть капитала. Он может организовать строительство промышленности на началах общественной собственности и планового хозяйства. Режим народной демократии будет также в состоянии преодолеть неустойчивость городской мелкой буржуазии и среднего крестьянства, преодолеть капиталистические элементы в деревне и сплотить основные массы трудящихся вокруг рабочего класса на решительную борьбу за переход к социализму» (Г. Димитров. Политический отчёт ЦК БРП(к) V съезду партии. М., 1958, с. 172).

Таким образом, в новых исторических условиях возникла возможность осуществление диктатуры пролетариат в иной форме – в форме народно-демократических государств, а не в форме советской республики.

Но независимо от того, в какой форме возникает диктатура пролетариата, закон пролетарской революции остаётся в силе – сломать старую полицейско-бюрократическую государственную машину, создать новые органы власти и насильственно подавить сопротивление классовых врагов пролетариата. Это условие является обязательным признаком диктатуры пролетариат как нового типа государства, независимо от его формы. Революционный опыт всех социалистических стран (СССР, страны Восточной и Юго-Восточной Европы, Китай, КНДР, Вьетнам, Лаос и Куба) свидетельствует, что рабочий класс должен разрушить буржуазное государство, которое раннее использовалось для угнетения трудящихся масс, и создать новое, пролетарское государство (Советы, народно-демократические государства), чтобы насильственно подавить сопротивление своих классовых врагов и перейти к построению социалистического общества при руководящей роли рабочего класса.

7. Основные формы Советского социалистического государства

В своем развитии Советское социалистическое государство (до 1953 года) изменяло свои формы, в зависимости от изменения в экономическом базисе и классовой структуре общества.

Марксизм-ленинизм учит, что изменения в экономическом базисе общества приводят к изменению и в надстройке общества, которая представляет собой совокупность политических, правовых, религиозных, художественных, философские взглядов и соответствующих им политических, правовых и других учреждений. Изменения, прежде всего, происходят в политической и правовой надстройке общества, которая наиболее тесно связана с экономическим строем общества и его классовой структурой. Этим и объясняется, что социалистическое государство, способы и формы его построения, не остаются и не могут оставаться неизменным на всем протяжении периода диктатуры пролетариата и изменяются вслед за теми изменениями, которые происходят в стране. Сталин писал, что «формы нашего государства меняются и будут меняться в зависимости от развития нашей страны и изменения внешней обстановки» (И.В.Сталин. Соч., т.14, изд.2, с.436).

На первых этапах Советского государства, начиная с 1917 г. и до 1936 г., выборы в законодательные органы власти – Советы были не всеобщими (эксплуататорские элементы и их пособники лишались избирательных прав), не равными (1 голос рабочего приравнивался к 25 голосам крестьян)  и не прямыми (выборы для крестьян были четырёхступенчатыми, а для рабочих – трёхступенчатыми, причём избирательными единицами для рабочих являлись заводы и фабрики). В условиях, когда ещё существовали эксплуататорские классы, капиталистические элементы и многочисленный слой мелких крестьян, большевики пошли на лишение избирательных прав эксплуататорских элементов (поскольку они оказали свирепое сопротивление советской власти) и ограничение избирательных прав крестьянства путём предоставления преимуществ рабочему классу при выборах в советы всех уровней. Это делалось для того, что закрепить руководящую роль рабочего класса в советах, обеспечить при выборах в советы преимущества рабочему классу над мелкими крестьянами, которые тогда значительно превосходили по численности рабочий класс.

Однако за период до 1936 года в СССР произошли существенные изменения в экономическом базисе и классовой структуре общества.

За этот период в СССР утвердилась социалистическая система хозяйства во всех сферах народного хозяйства, ликвидирована эксплуатация человека человеком, и социалистическая собственность на орудия и средства производства была утверждена как незыблемая основа советского общества. Были ликвидированы все эксплуататорские классы, класс помещиков и капиталистов, кулаки, купцы и спекулянты. Остались только дружественные классы социалистического общества – рабочий класс и класс крестьян, а также трудовая интеллигенция как отдельная прослойка социалистического общества, отношения между которыми строились на началах дружественного сотрудничества. Но и рабочий класс, класс крестьян, интеллигенция претерпели существенные изменения. Рабочий класс из класса угнетенного в условиях капитализма превратился в господствующий класс социалистического общества, владеющий средствами и орудиями производства, ранее принадлежавшими классу капиталистов. Мелкие крестьянские хозяйства были переведены на рельсы крупного социалистического производства, возникло совершенно новое крестьянство – советское колхозное крестьянство. Произошли существенные изменения и с интеллигенцией, которая, в основном, стала социалистической интеллигенцией, вышедшей из рабочих и крестьян и связанной с ними.

Отмечая эти существенные изменения в развитии советского общества и их влияние на проведение конституционной реформы 1936 г., Сталин писал: «Особенность советского общества нынешнего времени, в отличие от любого капиталистического общества, состоит в том, что в нем нет больше антагонистических, враждебных классов, эксплуататорские классы ликвидированы, а рабочие, крестьяне и интеллигенция, составляющие советское общество, живут и работают на началах дружественного сотрудничества… На основе этой общности и развернулись такие движущие силы, как морально-политическое единство советского общества, дружба народов СССР, советский патриотизм. На этой же основе возникли Конституция СССР, принятая в ноябре 1936 г., и полная демократизация выборов в верховные органы страны» (И.В.Сталин. Соч., т.14, 2007, с. 418-419).

По новой Сталинской Конституции выборы в советы всех уровней, в том числе и в Верховный Совет, стали всеобщими, равными и прямыми, без тех ограничений, которые вводились на период перехода от капитализму к социализму

7.  Пролетарский, социалистический демократизм – высший тип демократизма

Если эксплуататорские государства защищали и защищают классовые интересы эксплуататорского меньшинства, то диктатура пролетариата выражает интересы эксплуатируемого большинства, интересы трудящихся масс. В этом и заключается подлинный демократизм пролетарского государства. Это – пролетарский, социалистический демократизм, это – новый высший тип демократизма. Ленин писал, что диктатура пролетариата как новый тип государства неизбежно должна быть государством «по-новому демократическим (для пролетариев и неимущих вообще) и по-новому диктаторским (против буржуазии)» (В.И.Ленин. ПСС, т.33, с.35).

Ленин, разоблачая софизмы вождей II Интернационала, что будто бы диктатура пролетариата уничтожает демократию, ликвидирует демократические права и свободы, подчёркивал, что, решая вопрос о демократии, необходимо говорить о том, для какого класса осуществляется демократия, речь должна идти о классовой демократии. Никакой «чистой» демократии, как об этом трубят буржуазные идеологи и их пособники – оппортунисты, не существует.

В условиях буржуазного общества нужно говорить только о буржуазной демократии, с её формальным провозглашением «прав» и «свобод», но в действительности она представляет ничто иное, как форму диктатуры буржуазии. Ни о каком действительном демократизме не может идти речь в условиях, когда рабочие подвергаются нещадной эксплуатации со стороны капиталистов, когда среди трудящихся господствует нищета и безработица, когда во всех органах государственной власти, в том числе и в парламентах, представлены главным образом эксплуататоры и продажное чиновничество, когда типографии, газеты, помещение и пр., необходимые для осуществления свободы слова, печати, организаций, находятся в руках буржуазии и их приспешников, когда сознательные рабочие, вставшие на путь борьбы против капитала, подвергаются давлению и репрессиям. И буржуазия не останавливается ни перед чем, используя любые, даже самые чудовищные методы террора и насилия, вплоть до установления открытой фашистской террористической диктатуры, как только трудящиеся начинают угрожать существованию частной собственности на средства производства, самой системе эксплуатации человека человеком. «…В самых демократических республиках на деле господствует террор и диктатура буржуазии, проявляющаяся открыто всякий раз, когда эксплуататорам начинает казаться, что власть капитала колеблется» (Ленин В.И. ПСС, т.37, с.496).

Сущность пролетарского демократизма, как нового высшего типа демократизма, как раз и выражается в том, что средства производства и государственная власть в условиях диктатуры пролетариата принадлежит трудящимся массам, угнетённым классам, доселе подвергавшимся эксплуатации со стороны капитала. Отсюда и идут истошные вопли буржуазных идеологов и их агентуры в рабочем движении о нарушении «демократии» и введении «диктатуры» – ведь диктатура пролетариата лишает эксплуататоров и их лакеев тех несказанных прав и свобод, которыми они обладают в условиях капитализма, и главное их них – безнаказанно и нещадно эксплуатировать трудящихся и обогащаться на их труде.

Диктатура пролетариат, писал Ленин, есть громадное расширение демократизма, демократизма для трудящихся, для угнетённых, но в то же время из демократии исключаются эксплуататоры, которых необходимо подавить, сломить их сопротивление. «Демократия для гигантского большинства народа и подавление силой, т.е. исключение из демократии, эксплуататоров, угнетателей народа, – вот каково видоизменение демократии при переходе от капитализма к коммунизму» (В.И.Ленин. ПСС, т.33, с.89).

«Демократия при капитализме, – пишет Сталин, – есть демократия капиталистическая, демократия эксплуататорского меньшинства, покоящаяся на ограничении прав эксплуатируемого большинства и направленная против этого большинства. Только при пролетарской диктатуре возможны действительные свободы для эксплуатируемых и действительное участие пролетариев и крестьян в управлении страной. Демократия при диктатуре пролетариата есть демократия пролетарская, демократия эксплуатируемого большинства, покоящаяся на ограничении прав эксплуататорского меньшинства и направленная против этого меньшинства» (И.В.Сталин. Соч., т.6, с.114-115).

В условиях победы социализма пролетарский демократизм достигает наивысшего расцвета. В СССР дальнейший невиданный до сих пор расцвет пролетарского, социалистического демократизма выразился в принятии новой Сталинской Конституции.

В СССР была утверждена социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства в результате ликвидации  капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком. Земля, её недра, вода, леса, заводы, фабрики, шахты, рудники, железнодорожный, водный и воздушный транспорт, банки, средства связи, организованные государством крупные сельскохозяйственные предприятия (совхозы, МТС), а также коммунальные предприятия и основной жилищный фонд в городах и промышленных пунктах в СССР были общенародным достоянием, принадлежавшим всему трудовому народу. В СССР были ликвидированы безработица и нищета, неуклонно росло материальное и культурное благосостояние трудящихся. Вот в чём состоит основа действительно настоящего широчайшего демократизма социалистического государства.

Сталин, разоблачая заявления буржуазных идеологов о, якобы, отсутствии в СССР основных свобод, писал: «Г-н Моррисон умалчивает о других свободах, имеющих более глубокое значение, чем свобода слова, печати и т.п., а именно, он не говорит ничего о свободе народа от эксплуатации, о свободе от экономических кризисов, от безработицы, от бедности. Может быть, г-ну Моррисону неизвестно, что все эти свободы давно уже существуют в Советском Союзе? А ведь именно эти свободы являются основой всех других свобод. Не потому ли г-н Моррисон стыдливо умалчивает об этих основных свободах, что этих свобод, к сожалению, не существует в Англии и английские рабочие всё ещё продолжают находиться под ярмом эксплуатации капиталистов, несмотря на то, что в Англии вот уже шесть лет находится у власти партия лейбористов?» (И.В.Сталин. Соч., т.18, с.559).

В СССР, в условиях победившего социализма, политическая власть принадлежала Советам депутатов трудящихся всех уровней, вплоть до Верховного Совета, и состав их состоял исключительно из рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции, из лучших людей страны социализма. Выборы были самые демократические в мире, на основе всеобщего, равного и прямого при тайном голосовании избирательного права, без тех ограничений, которые вводились на период перехода от капитализму к социализму. Избиратели на деле обладали правом отзыва депутатов, если они не оправдывали оказанного им доверия.

«Всеобщие выборы, – писал Сталин, – проходят и имеют место и в некоторых капиталистических странах, так называемых демократических. Но в какой обстановке там проходят выборы? В обстановке классовых столкновений, в обстановке классовой вражды, в обстановке давления на избирателей со стороны капиталистов, помещиков, банкиров и прочих акул капитализма. Нельзя назвать такие выборы, даже если они всеобщие, равные, тайные и прямые, вполне свободными и вполне демократическими выборами.

У нас, в нашей стране, наоборот, выборы проходят в совершенно другой обстановке. У нас нет капиталистов, нет помещиков, стало быть, и нет давления со стороны имущих классов на неимущих. У нас выборы проходят в обстановке сотрудничества рабочих, крестьян, интеллигенции, в обстановке взаимного их доверия, в обстановке, я бы сказал, взаимной дружбы, потому что у нас нет капиталистов, нет помещиков, нет эксплуатации и некому, собственно, давить на народ для того, чтобы исказить его волю.

Вот почему наши выборы являются единственными действительно свободными и действительно демократическими во всем мире» (Соч., т.14).

В условиях победившего социализма трудящиеся массы обладали такими правами и свободами, как право на труд, на отдых, на социальное обеспечение, на бесплатное образование и лечение, свободу слова, печати, собраний, организаций и др. Причём все эти права и свободы для трудящихся были не просто провозглашены, как в буржуазных конституциях, но и гарантированы и обеспечены всей социалистической системой хозяйства, именно – ликвидацией безработицы и экономических кризисов, предоставлением бесплатного образования и медицинского обслуживания, предоставлением трудящимся и их организациям типографий, общественных зданий и т.д. В этом и состоит настоящий, неподдельный демократизм пролетарского государства, в отличие от фальшивого, урезанного демократизма буржуазии, демократизма для богатеньких, для небольшой кучки эксплуататоров, с его формальным провозглашением. «На каждом шагу, – писал Ленин, –  в самом демократическом буржуазном государстве встречают угнетённые массы вопиющее противоречие между формальным равенством, которое «демократия» капиталистов провозглашает, и тысячами фактических ограничений и ухищрений, делающих пролетариев наёмными рабами. Именно это противоречие раскрывает глаза массам на гнилость, лживость, лицемерие капитализма» (В.И.Ленин. ПСС, т. 37, с. 255).

Права и свободы, закреплённые в Сталинской конституции, принадлежали крестьянам, рабочим, трудовой интеллигенции, всем честным труженикам социалистического общества. Но нет и не может быть таких прав и свобод у врагов народа. Все истошные крики и вопли буржуазных идеологов, что, якобы, в условиях социализма, в СССР, нет свободы печати, слова, организаций, личности, выражают как раз тот факт, что, как писал Сталин, «в СССР не существует свободы слова, печати, организаций для врагов народа, для свергнутых революцией помещиков и капиталистов. Не существует свободы также для неисправимых воров, для засылаемых заграничной разведкой диверсантов, террористов, убийц, для тех преступников, которые стреляли в Ленина, убили Володарского, Урицкого, Кирова, отравили Максима Горького, Куйбышева. Все эти преступники, начиная от помещиков и капиталистов до террористов, воров, убийц и подрывников, добиваются того, чтобы восстановить в СССР капитализм, восстановить эксплуатацию человека человеком и залить страну кровью рабочих и крестьян. Тюрьмы и трудовые лагеря существуют для этих господ, и только для них» (И.В.Сталин. Соч., т.18, с.558).

  Денисюк А.В.

Диктатура пролетариата – продолжение классовой борьбы в новых формах, в новых условиях, вплоть до полной победы коммунизма

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (К.Маркс. Критика Готской программы. Соч., т.19,с. 27).

«Сущность учения Маркса о государстве усвоена только тем, кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от коммунизма… Переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм, но сущность будет при этом неизбежно одна: диктатура пролетариата» (В.И.Ленин. Государство и революция. ПСС, т. 33, с. 35).

«Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации. И после первого серьезного поражения, свергнутые эксплуататоры, которые не ожидали своего свержения, не верили в него, не допускали мысли о нём, с удесятеренной энергией, с бешеной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются  в бой за возвращение отнятого «рая», за их семьи, которые жили так сладко и которые теперь «простонародная сволочь» осуждает на разорение и нищету (или на «простой» труд…). А за эксплуататорами-капиталистами тянется широкая масса мелкой буржуазии, про которую десятки лет исторического опыта всех стран свидетельствуют, что она шатается и колеблется, сегодня идёт за пролетариатом, завтра пугается трудностей переворота, впадает в панику от первого поражения или полупоражения рабочих, нервничает, мечется, хныкает, перебегает из лагеря в лагерь…» (В.И. Ленин. Пролетарская революция и ренегат Каутский. ПСС., т. 37, с. 264).

«Диктатура пролетариата не есть окончание классовой борьбы, а есть продолжение её в новых формах. Диктатура пролетариата есть классовая борьба победившего и взявшего в свои руки политическую власть пролетариата против побежденной, но не уничтоженной, не исчезнувшей, не переставшей оказывать сопротивление, против усилившей своё сопротивление буржуазии. Диктатура пролетариата есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся (мелкая буржуазия, мелкие хозяйчики, крестьянство, интеллигенция и т.д.), или большинством их, союза против капитала, союза в целях полного свержения капитала, полного подавления сопротивления буржуазии и попыток реставрации с ее стороны, союза в целях окончательного создания и упрочения социализма» (В.И.Ленин. Об обмане народа лозунгами…ПСС., т. 38. С. 377).

«…Диктатура пролетариата есть тоже период классовой борьбы, которая неизбежна, пока не уничтожены классы, и которая меняет свои формы, становясь первое время после свержения капитала особенно ожесточённой и особенно своеобразной. Завоевав политическую власть, пролетариат не прекращает классовой борьбы, а продолжает её – впредь до уничтожения классов, но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме, иными средствами» (В.И.Ленин. Великий почин. ПСС, т. 39. С. 14-15).

«Диктатура пролетариата есть продолжение классовой борьбы пролетариата, в новых формах. В этом гвоздь, этого не понимают» (В.И.Ленин. О диктатуре пролетариата. ПСС, т. 39, с. 261).

«Класс эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не исчез и не может сразу исчезнуть при диктатуре пролетариата. Эксплуататоры разбиты, но не уничтожены. У них осталась международная база, международный капитал, отделением коего они являются. У них остались частью некоторые средства производства, остались деньги, остались громадные общественные связи. Энергия сопротивления их возросла, именно вследствие их поражения, в сотни и тысячи раз. «Искусство» государственного, военного, экономического управления даёт им перевес очень и очень большой, так что их значение несколько больше, чем доля их в общем числе населения. Классовая борьба свергнутых эксплуататоров против победившего авангарда эксплуатируемых, т.е. против пролетариата, стала неизмеримо более ожесточённой» (В.И.Ленин. Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата. ПСС, т. 39, с. 280).

«Уничтожить классы – значит не только прогнать помещиков и капиталистов – это мы сравнительно легко сделали – это значит также уничтожить мелких товаропроизводителей, а их нельзя прогнать, их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной организаторской работой. Они окружают пролетариат со всех сторон мелкобуржуазной стихией, пропитывают его ею, развращают его ею, вызывают постоянно внутри пролетариата рецидивы мелкобуржуазной бесхарактерности, раздробленности, индивидуализма, переходов от увлечения к унынию… Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества. Сила привычки миллионов и десятков миллионов – самая страшная сила» (В.И.Ленин. Детская болезнь «левизны» в коммунизме. ПСС, т. 41, с. 27).

Диктатура пролетариата составляет «целую историческую эпоху, полную гражданских войн и внешних столкновений, упорной организационной работы и хозяйственного строительства, наступлений и отступлений, побед и поражений. Эта историческая эпоха необходима не только для того, чтобы создать хозяйственные и культурные предпосылки полной победы социализма, но и для того, чтобы дать пролетариату возможность, во-первых –  закалить и воспитать себя, как силу, способную управлять страной, во-вторых – перевоспитать и переделать мелкобуржуазные слои в направлении, обеспечивающем организацию социалистического производства» (И.В. Сталин. Об основах ленинизма. Соч., т. 6, с. 112).

«Диктатура пролетариата имеет свои периоды, свои особые формы, разнообразные методы работы. В период гражданской войны особенно бьет в глаза насильственная сторона диктатуры. Но из этого вовсе не следует, что в период гражданской войны не происходит никакой строительной работы. Без строительной работы вести гражданскую войну не возможно. В период строительства социализма, наоборот, особенно бьет в глаза мирная, организаторская, культурная работа диктатуры, революционная законность и т.д. Но из этого опять-таки вовсе не следует, что насильственная сторона диктатуры отпала или может отпасть в период строительства. Органы подавления, армия и другие организации, необходимы теперь, в момент строительства, так же, как в период гражданской войны. Без наличия этих органов невозможна сколько-нибудь обеспеченная строительная работа диктатуры. Не следует забывать, что революция победила пока что всего лишь в одной стране. Не следует забывать, что, пока есть капиталистическое окружение, будет и опасность интервенции со всеми вытекающими из этой опасности последствиями» (И.В. Сталин. К вопросам ленинизма. Соч., т. 8, с. 31).

Страница 2 из 2