Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Вторник, 16 Август 2011 06:01

ОТВЕТ «КРИТИКАМ» СТАЛИНСКОЙ КОНСТИТУЦИИ

Оцените материал
(0 голосов)

Недавно мне позвонили товарищи из России  и поинтересовались, получаю ли я газету «Мысль» (газета РКРП-РПК), читал ли я статью тт. Тюлькина В.А. (первый секретарь РКРП-РПК) и Попова М.В. (доктор философских наук, президент Фонда Рабочей Академии) «Ленинизм и ревизионизм в основных вопросах теории и практики социализма».

К сожалению, «Мысль» теперь я получаю редко и статью прочёл на сайте газеты (http://reformam-net.narod.ru/Mysl/), №№7,8 за 2011 г.

И сразу же, как и мои товарищи, обратил внимание на отношение авторов к Сталинской Конституции СССР 1936 г. Авторы статьи считают высказывания тов. Сталина того периода о произошедшем «будто бы» (по мнению Тюлькина и Попова) расширении демократии, в связи с принятием Конституции 1936 г., ошибочными. Они утверждают: «Правильнее будет сказать, что фактически был сделан шаг в сторону перехода от советской, пролетарской демократии к демократии парламентской, буржуазной, предполагающей формальное равенство и игнорирующей имеющееся неравенство»; «Отказ же от характерного для Советов принципа выборов депутатов через трудовые коллективы по фабрикам и заводам и переход к выборам по территориальным округам равносилен откату назад – от Советов к парламентаризму и, соответственно, ослаблению действительного демократизма».

Сталин обвиняется авторами статьи в том, что он изменил основополагающему марксистско-ленинскому положению о диктатуре пролетариата и, с принятием Конституции 1936 г., повернул назад, к буржуазному парламентаризму, тем самым заложив основы для будущего хрущёвского ревизионизма, ставшего предтечей горбачёвской перестройки-контрреволюции.

«Диктатура пролетариата, - отмечают авторы статьи, лишившись внутренне присущей ей организационной формы, была поставлена под угрозу».

А что же это за «внутренне присущая организационная форма» диктатуры пролетариата?

Тюлькин и Попов, также как и наши украинские лидеры ПСПУ Витренко и Марченко, предъявляют претензии к Сталину (Витренко же и Марченко прямо обвиняют Сталина в отходе от ленинизма, в отказе от марксистско-ленинского учения о государстве и диктатуре пролетариата) в том, что он, с принятием данной Конституции, отменил выборность по фабрикам и заводам, что, в свою очередь, обусловило практическую неосуществимость отзыва и замены депутатов по воле трудовых  коллективов. Возможность же отзыва и замены депутатов «по воле трудовых коллективов» есть «конституирующий принцип Советов», отмечают авторы статьи и ссылаются при этом на ленинскую Программу РКП(б), принятую VIII съездом партии: «Советское государство сближает государственный аппарат с массами также тем, что избирательной  единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)».

Давайте остановимся на данном положении подробнее.

В.И. Ленин подчёркивал, что «вопрос о лишении эксплуататоров избирательного права есть чисто русский вопрос, а не вопрос о диктатуре пролетариата вообще» («Пролетарская революция и ренегат Каутский», ПСС, т. 37, с.265).

Подвергая критике работу Каутского «Диктатура пролетариата», разоблачая оппортунизм и антибольшевизм Каутского, Ленин в своей работе далее указывает: «Заговорив об избирательном праве, Каутский выдал себя, как полемиста против большевиков, ни во грош не ставящего теорию. Ибо теория, т.е. рассуждение об общих (а не национально-особых) классовых основах демократии и диктатуры, должна говорить не о специальном вопросе, вроде избирательного права, а об общем вопросе: может ли быть демократия сохранена и для богатых, и для эксплуататоров в исторический период свержения эксплуататоров и замены их государства государством эксплуатируемых»? (там же).

И далее Ленин продолжает: «И теперь надо сказать, что вопрос об ограничении избирательного права есть национально-особый, а не общий вопрос диктатуры. К вопросу об ограничении избирательного права надо подходить, изучая особые условия русской революции, особый путь её развития» (там же, с.265-266).

«Необходимым признаком, обязательным условием диктатуры – разъясняет Ленин – является насильственное подавление эксплуататоров как класса и, следовательно, нарушение «чистой демократии», т.е. равенства и свободы, по отношению к этому классу. Так и только так может быть поставлен вопрос теоретически» (там же, с.266).

«В каких странах, при каких национальных особенностях того или иного капитализма будет применено (исключительно или преимущественно) то или иное ограничение, нарушение демократии для эксплуататоров, это – вопрос о национальных особенностях того или иного капитализма, той или иной революции» (там же).

Тт. Тюлькин-Попов, приведя ряд цитат из многих работ Ленина, тщательнейшим образом обходят стороной данное произведение вождя. Обходят стороной, так как данная работа разоблачает их, как последователей Каутского, как центристов, занимающих промежуточное положение между меньшевиками (в настоящее время к ним, с поправками на современные условия, можно отнести в России зюгановцев) и большевиками.

Вопрос  о лишении эксплуататоров избирательного права есть национально-особый, специфически русский вопрос, а никак не общий вопрос о демократии и диктатуре.

Читателям тт. Тюлькин-Попов привели выдержку из Программы РКП(б) о том, что избирательной  единицей и основной ячейкой Советского государства «становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)» (В.И. Ленин, ПСС, т.38., с.425-426), что позволяет трудящимся массам «производить выборы и отзыв депутатов наиболее лёгким и доступным для рабочих и крестьян способом…» (там же, с. 425).

Данное же программное положение было закреплено и в Конституции РСФСР 1918 г., - первой Конституции победившего и взявшего в свои руки государственную власть пролетариата.

Чем это было обусловлено в тот период?

А было обусловлено необходимостью подавления жесточайшего сопротивления свергнутых эксплуататорских классов и разгрома войск интервентов 14 империалистических государств, (братьев по классу свергнутых эксплуататоров), стремившихся задушить молодую Советскую республику. Нельзя было ни в коем случае допустить, чтобы в органы Советской власти, являющейся формой диктатуры пролетариата, проникли его классовые враги – буржуазия, помещики, белогвардейцы.

Именно поэтому Советская власть и ввела ограничение избирательного права для представителей эксплуататорских классов.

В то же время Ленин отмечает: «Вместе с тем РКП должна разъяснять трудящимся массам, во избежание неправильного обобщения преходящих исторических надобностей, что лишение избирательных прав части граждан отнюдь не касается в Советской республике, как это бывало в большинстве буржуазно-демократических республик, определённого разряда граждан, пожизненно объявляемых бесправными, а относится только к эксплуататорам… Следовательно, в Советской республике, с одной стороны, с каждым днём укрепления социализма и сокращения числа тех, кто имеет объективно возможность оставаться эксплуататором или сохранять капиталистические отношения, уменьшается само собою процент лишаемых избирательного права. Едва ли теперь в России этот процент больше чем два, три процента. С другой стороны, в самом недалёком будущем прекращение внешнего нашествия и довершение экспроприации экспроприаторов может, при известных условиях, создать положение, когда пролетарская государственная власть изберёт другие способы подавления сопротивления эксплуататоров и введёт всеобщее избирательное право без всяких ограничений (подчёркнуто мною –А.М.)» (ПСС, т.38, с. 109, «Проект Программы РКП(б)»).

Не для вас ли написано, уважаемые т.т. Тюлькин-Попов? –

Об этом же сказано и в Программе РКП(б), во втором пункте задач «В области общеполитической»: «В противоположность буржуазной демократии, скрывавшей классовый характер её государства, Советская власть открыто признаёт неизбежность классового характера всякого государства, пока совершенно не исчезло деление общества на классы и вместе с ним всякая государственная власть. Советское государство, по самой своей сущности, направлено к подавлению сопротивления эксплуататоров, и Советская Конституция, исходя из того, что всякая свобода является обманом, если она противоречит освобождению труда от гнёта капитала, не останавливается перед отнятием у эксплуататоров политических прав. Задача партии пролетариата состоит в том, чтобы, проводя неуклонно подавление сопротивления эксплуататоров и идейно борясь с глубоко вкоренившимися предрассудками насчёт безусловного характера буржуазных прав и свобод, разъяснять вместе с тем, что лишение политических прав и какие бы то ни было ограничения свободы необходимы исключительно в качестве временных мер борьбы с попытками эксплуататоров отстоять или восстановить свои привилегии. По мере того, как будет исчезать объективная  возможность эксплуатации человека человеком, будет исчезать и необходимость в этих  временных мерах и партия будет стремиться к их сужению и к полной их отмене» (ПСС, т. 38, с. 424).

Причём Ленин, партия, свои теоретические выводы строили на прочном фундаменте марксизма. Анализируя итоги Парижской Коммуны, Карл Маркс отмечал: «Вместо того, чтобы один раз в три или в шесть лет решать, какой член господствующего класса должен представлять и подавлять народ в парламенте, вместо этого всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в коммуны (выделено мною – А.М.)» («Гражданская война во Франции», Москва, Политиздат, 1984).

Поэтому И.В. Сталин, партия большевиков под сталинским руководством, принимая Конституцию СССР 1936 г., действовали в строгом соответствии с указаниями Ленина, положениями партийной программы, выводами марксизма-ленинизма.

n

К этому времени в нашей стране были построены основы социалистического общества. В ходе индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, проведения культурной революции было покончено с эксплуататорскими классами в городе и деревне. Частная собственность на средства производства – экономическая основа диктатуры буржуазии, была ликвидирована и заменена общественной собственностью, являющейся, в свою очередь, экономическим базисом диктатуры пролетариата.

Уничтожение эксплуататорских классов и обусловило то, что всякие ограничения в избирательных правах были сняты и, впервые в человеческой истории, было введено,  на деле, а не на бумаге, всеобщее избирательное право. В нашей стране остались два дружеских класса: рабочий класс и колхозное крестьянство, а также социальная прослойка – трудовая интеллигенция.

Выступая с докладом «О проекте Конституции Союза СССР» на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 г. («Вопросы ленинизма», издание одиннадцатое, Госполитиздат, 1945 г., с. 507-534) тов. Сталин остановился на изменениях, произошедших в нашей стране с 1924 г., когда была принята первая Конституция СССР:

«Что мы имели в 1924 году?

Это был первый период нэпа, когда Советская власть допустила некоторое оживление капитализма при всемерном развитии социализма, когда она рассчитывала на то, чтобы в ходе соревнования двух систем хозяйства, капиталистической и социалистической, организовать перевес социалистической системы над капиталистической. Задача состояла в том, чтобы в ходе этого соревнования укрепить позиции социализма, добиться ликвидации капиталистических элементов и завершить победу социалистической системы, как основной системы народного хозяйства». Промышленность базировалась на старой отсталой технике, сектор капитализма охватывал не менее 20% промышленности. Сельское хозяйство напоминало тогда необъятный океан мелких единоличных крестьянских хозяйств с их отсталой средневековой техникой. Класс помещиков был ликвидирован, но зато класс сельскохозяйственных капиталистов, класс кулаков представлял значительную силу. Социалистический сектор в товарообороте составлял 50-60%, а всё остальное было занято купцами, спекулянтами и прочими частниками.

«Что мы имеем теперь, в 1936 году?

Если мы имели тогда первый период нэпа, начало нэпа, период некоторого оживления капитализма, то мы имеем теперь последний период нэпа, конец нэпа, период полной ликвидации капитализма во всех сферах народного хозяйства (подчёркнуто мною – А.М.)».

Наша промышленность за этот период выросла в гигантскую силу, отмечает тов. Сталин. И базируется она на новой современной технике с сильно развитой тяжёлой индустрией и ещё более развитым машиностроением. «Капитализм изгнан вовсе из сферы нашей промышленности», в которой безраздельно господствует социалистическая форма производства. «В области сельского хозяйства вместо океана мелких единоличных крестьянских хозяйств с их слабой техникой и засильем кулака мы имеем теперь самое крупное в мире машинизированное, вооружённое новой техникой производство в виде всеобъемлющей системы колхозов и совхозов». Кулачество в сельском хозяйстве ликвидировано, а сектор мелких единоличных крестьянских хозяйств с отсталой техникой составляет не более 2-3% по размеру посевных площадей. Колхозы имеют в своём распоряжении 316 тысяч тракторов мощностью 5 млн.700 тыс. л/с, а вместе с  совхозами – свыше 400 тыс. тракторов мощностью 7 млн. 580 тыс. л/с. «Что касается товарооборота в стране, то купцы и спекулянты изгнаны вовсе из этой области. Весь товарооборот находится теперь в руках государства, кооперации и колхозов. Народилась и развилась новая, советская торговля, торговля без спекулянтов, торговля без  капиталистов».

И тов. Сталин приходит к выводу: «Таким образом, полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом» (выделено мною – А.М.). А это значит, что «эксплуатация человека человеком уничтожена, ликвидирована, а социалистическая собственность на орудия и средства производства утверждена, как незыблемая основа нашего советского общества».

«Организовав промышленность и сельское хозяйство на новых, социалистических началах, с новой технической базой, Советская власть добилась того, - отмечает Сталин, - что ныне земледелие в СССР даёт в 1,5 раза больше продукции, чем в довоенное время, индустрия производит в 7 раз больше продукции, чем в довоенное время, а народный доход вырос в 4 раза в сравнении с довоенным временем».

В связи с коренными изменениями в экономическом базисе, тов. Сталин даёт анализ и изменившейся классовой структуры нашего общества, общества, в котором все эксплуататорские классы ликвидированы (ликвидированы, замечу это, в острой классовой борьбе в ходе социалистического строительства), и остались два дружественных класса: рабочий класс и советское крестьянство (в своём подавляющем большинстве - крестьянство колхозное). А также социальная прослойка - трудовая интеллигенция, которая в  своей основе состоит из выходцев из рабочих и крестьян, других слоёв трудящихся, служит народу и «вместе с рабочими и крестьянами, в одной упряжке с ними, ведёт  стройку нового бесклассового социалистического общества».

Именно ликвидация эксплуататорских классов и позволила партии отказаться от всяких ограничений и ввести всеобщее избирательное право.

Причём, ещё раз подчёркиваю это, Сталин, партия обосновывали данное своё решение и переход ко всеобщему избирательному праву на основании указаний Ленина и в полном соответствии с Программой партии. В своём докладе Сталин ссылается именно на ленинское обоснование исторической ограниченности лишения избирательных прав части граждан страны и введения всеобщего избирательного права без всяких ограничений, обоснование, которое Ленин приводит в цитированном нами (и тов. Сталиным в докладе) отрывке из работы Ленина «Проект программы РКП(б)».

Рассматривая вопросы буржуазной критики проекта новой Конституции, Сталин выделяет пять основных групп буржуазных критиков.

Что касается рассматриваемого нами вопроса, то речь идёт о четвёртой группе критиков. «Четвёртая группа критиков, - подчёркивает Сталин, - атакуя проект новой Конституции, характеризует его, как «сдвиг вправо», как «отказ от диктатуры пролетариата», как «ликвидацию большевистского режима». «Большевики качнулись вправо, это факт» - говорят они на разные голоса. Особенно усердствуют в этом некоторые польские и отчасти американские газеты».

И Сталин продолжает: «Что можно сказать об этих, с позволения сказать, критиках? Если расширение базы диктатуры рабочего класса и превращение диктатуры в более гибкую, стало быть, - более мощную систему государственного руководства обществом трактуется ими не как усиление диктатуры рабочего класса, а как её ослабление или даже как отказ от неё, то позволительно спросить: а знают ли вообще эти господа – что такое диктатура рабочего класса? Если законодательное закрепление победы социализма, законодательное закрепление успехов индустриализации, коллективизации и демократизации называется у них «сдвигом вправо», то позволительно спросить: а знают ли вообще эти господа – чем отличается левое от правого»?

Ещё одна группа буржуазных критиков обвиняет проект Конституции в том, что он ничего не меняет в существующем положении вещей в СССР, что он оставляет нетронутой диктатуру рабочего класса, не допускает свободу политических партий и сохраняет в силе нынешнее руководящее положение партии коммунистов в СССР.

И Сталин этим критикам отвечает: «Я должен признать, что проект новой Конституции действительно оставляет в силе режим диктатуры рабочего класса, равно как сохраняет без изменения нынешнее руководящее положение Коммунистической партии СССР. Если уважаемые критики считают это недостатком проекта Конституции, то можно только пожалеть об этом. Мы же, большевики, считаем это достоинством проекта Конституции».

«Что же касается свободы различных политических партий, то мы держимся здесь несколько иных взглядов. Партия есть часть класса, его передовая часть. Несколько партий, а значит и свобода партий может существовать лишь в таком обществе, где имеются антагонистические классы, интересы которых враждебны и непримиримы…». Но в СССР таких классов уже нет.  «В СССР имеются только два класса, рабочие и крестьяне, интересы которых не только не враждебны, а наоборот, - дружественны». Именно поэтому в СССР нет почвы для существования нескольких партий, а имеется почва для существования только одной, Коммунистической партии, «смело и до конца защищающей интересы рабочих и крестьян». «А что она неплохо защищает интересы этих классов, в этом едва ли может быть какое-либо сомнение».

И далее Сталин останавливается на вопросе о демократии: «Говорят о демократии. Но что такое демократия? Демократия в капиталистических странах, где имеются антагонистические классы, есть в последнем счёте демократия для сильных, демократия для имущего меньшинства. Демократия в СССР, наоборот, есть демократия для трудящихся, т.е. демократия для всех. Но из этого следует, что основы демократизма нарушаются не проектом новой Конституции СССР, а буржуазными конституциями. Вот почему я думаю, что Конституция СССР является единственной в мире до конца демократической конституцией».

В хорошую компанию буржуазных критиков сталинской Конституции 1936 г. попали Вы, уважаемые т.т. Тюлькин-Попов.

 

И ещё на одном моменте необходимо остановиться.

Авторы критикуемой нами статьи говорят о том, что с переходом к системе выборов по территориальным округам произошёл отрыв органов власти от трудовых коллективов, что сделало практически невозможным осуществлять отзыв депутатов, оторвавшихся от народа.

И на это критическое и совершенно несостоятельное замечание также дал ответ тов. Сталин в «Речи на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа города Москвы» 11 декабря 1937 г. (И.В. Сталин, Сочинения, т.14, с.238-243, издательство «Писатель», Москва, 1997).

В этой речи Сталин также останавливается на всеобщем характере выборов в СССР: «Всеобщие выборы будут проведены у нас как наиболее свободные выборы и наиболее демократические в сравнении с выборами любой другой страны в мире. Всеобщие выборы проходят и имеют место и в некоторых капиталистических странах, так называемых демократических. Но в какой обстановке там проходят выборы? В обстановке классовых столкновений, в обстановке классовой вражды, в обстановке давления на избирателей со стороны капиталистов, помещиков, банкиров и прочих акул капитализма. Нельзя назвать такие выборы, даже если они всеобщие, равные, тайные и прямые, вполне свободными и вполне демократическими выборами.

У нас, в нашей стране, наоборот, выборы проходят в совершенно другой обстановке. У нас нет капиталистов, нет помещиков, стало быть, и нет давления со стороны имущих классов на неимущих. У нас выборы проходят в обстановке сотрудничества рабочих, крестьян, интеллигенции, в обстановке взаимного их доверия, в обстановке, я бы сказал, взаимной дружбы, потому что у нас нет капиталистов, нет помещиков, нет эксплуатации и некому, собственно, давить на народ для того, чтобы исказить его волю.

Вот почему наши выборы являются единственными действительно свободными и действительно демократическими во всём мире (выделено мною – А.М.). Такие свободные и действительно демократические выборы могли возникнуть только на почве торжества социалистических порядков…».

И далее тов. Сталин показывает принципиальное различие между выборами в капиталистических странах и в СССР:

«Если взять капиталистические страны, то там между депутатами и избирателями существуют некоторые своеобразные, я бы сказал, довольно странные отношения. Пока идут выборы, депутаты заигрывают с избирателями, лебезят перед ними, клянутся в верности, дают кучу всяких обещаний. Выходит, что зависимость депутатов от избирателей полная. Как только выборы состоялись и кандидаты превратились в депутатов. отношения меняются в корне. Вместо зависимости депутатов от избирателей получается полная их независимость.  На протяжении 4-х или 5-ти лет, т.е. вплоть до новых выборов, депутат чувствует себя совершенно свободным, независимым от народа, от своих избирателей. Он может перейти из одного лагеря в другой, он может свернуть с правильной дороги на неправильную, он может запутаться в некоторых махинациях не совсем потребного характера, он может кувыркаться, как ему угодно, - он независим.

Можно ли считать такие отношения нормальными? Ни в коем случае, товарищи. Это обстоятельство учла наша Конституция, и она провела закон, в силу которого избиратели имеют право досрочно отозвать своих депутатов (выделено и подчёркнуто мною – А.М.), если они начинают финтить, если они свёртывают с дороги, если они забывают о своей зависимости от народа, от избирателей. Это замечательный закон, товарищи. Депутат должен знать, что он слуга народа, его посланец в Верховный Совет, и он должен вести себя по линии, по которой ему дан наказ народом. Свернул с дороги, - избиратели имеют право потребовать назначения новых выборов и депутата, свернувшего с дороги, они имеют право прокатить на вороных. Это замечательный закон. Мой совет…помнить об этом праве избирателей – о праве досрочного отзыва депутатов, следить за своими депутатами, контролировать их и, ежели они вздумают свернуть с правильной дороги, смахнуть их с плеч, потребовать назначения новых выборов. Правительство обязано назначить новые выборы. Мой совет – помнить об этом законе и использовать его при случае».

И завершает свою речь тов. Сталин перед избирателями следующим: «Функции избирателей не кончаются выборами. Они продолжаются на весь период существования Верховного Совета данного созыва. Я уже говорил о законе, дающем право избирателям на досрочный отзыв своих депутатов, если они сворачивают с правильной дороги. Стало быть, обязанность и право избирателей состоит в том, чтобы они всё время держали под контролем своих депутатов и чтобы они внушали им ни в коем случае не спускаться до уровня политических обывателей, чтобы они, избиратели, внушали своим депутатам быть такими, каким был великий Ленин».

Кажется, ясно.

***

В своей книге «Преданная революция» - книге, дышащей ненавистью к успехам социалистического строительства в СССР, к партии большевиков и лично к вождю большевизма товарищу Сталину, в книге, в которой ставится задача нанесения поражения Советской власти и разрабатывается программа для осуществления этой задачи (впоследствии данная программа и была проведена в жизнь горбачёвским предательским руководством в ходе перестройки-контрреволюции) - Троцкий заявляет о том, что новая Конституция  СССР представляет собой «огромный шаг назад, от социалистических принципов к буржуазным».

Нечего сказать, хороший духовный наставник у т.т. Тюлькина и Попова.

Август 2011 г.

А. МАЕВСКИЙ, секретарь ЦК ВКПБ,

редактор «Рабоче-крестьянской правды»,

Украина

Прочитано 3003 раз Последнее изменение Вторник, 16 Август 2011 06:04