Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Среда, 17 Февраль 2016 07:46

Начало антисталинской истерии

К 60-летию антисталинского доклада Хрущёва
на XX съезде

Приближается трагическая дата в нашей советской истории. Шестьдесят лет тому назад, утром 25 февраля 1956 года на 20-м съезде КПСС Н.С.Хрущёв выступил со своим «секретным» докладом «О культе личности и его последствиях». Доклад на «закрытом» заседании съезда отозвался оглушительным «эхом» во всей истории Советской страны и в мировом коммунистическом и рабочем движении, да и во всей истории XX века.

Несколько слов о статусе доклада. В первоначальной повестке дня съезда закрытое заседание и доклад на нём не фигурировали и рядовые делегаты съезда о нём не знали. Но перед началом съезда 13 февраля 1956 года состоялись заседание Президиума ЦК и Пленум ЦК (о котором не было дано никакой информации в СМИ), на которых вопрос о вынесении на съезд вопроса о «культе личности» был рассмотрен и Н.С.Хрущёву было поручено сделать на съезде доклад на эту тему. Так что для верхушки партии никакой «неожиданности» и «незапланированности» в докладе Хрущёва не было.

Ход закрытого заседания съезда не стенографировался. После окончания выступления председательствовавший на заседании Н. А. Булганин предложил прений по докладу не открывать и вопросов не задавать. Съезд единогласно принял постановление «О культе личности и его последствиях», которое было опубликовано в печати, а также постановление о рассылке текста доклада партийным организациям без опубликования его в открытой печати.

В своём многочасовом докладе Н.С.Хрущёв говорил о культе личности Сталина, приводя цитаты из классиков марксизма, которые осуждали «культ индивидуума», цитировал ленинское «Письмо к съезду» словами Н. К. Крупской о личности Сталина, круто осуждал Сталина за использование термина «враг народа», за нарушение Сталиным правил коллективного руководства, репрессии в отношении «старых большевиков» и делегатов XVII Съезда, муссировал подробности репрессий против известных членов партии. «Досталось» Сталину и за преувеличение своей роли в Великой Отечественной войне, за депортации целых народов , за «дело врачей», за такие «гнусные» проявления культа личности, как песни, названия городов, текст в редакции 1944—1956 гг. и т.д.

В газетной статье нет возможности подробно останавливаться на всей лжи, излитой Хрущёвым. Клеветнический характер содержащихся в докладе утверждений обстоятельно разоблачён в книге американского исследователя Гровера Ферра «Антисталинская подлость», М., 2007. Автор обоснованно делает вывод: «Из всех утверждений «закрытого доклада», напрямую разоблачающих Сталина или Берию, не оказалось ни одного правдивого. Точнее так: среди всех тех из них, что поддаются проверке, лживыми оказались все до единого. Как выясняется, в своей речи Хрущёв не сказал про Сталина и Берию ничего такого, что оказалось бы правдой. Весь «закрытый доклад» соткан сплошь из подтасовок».

Дадим оценку некоторых утверждений Хрущёва в докладе. Об авторитете руководителя и «культе личности». Сталин в декабре 1931 года: «Что касается меня, то я только ученик Ленина и цель моей жизни — быть достойным его учеником...Марксизм вовсе не отрицает роли выдающихся личностей или того, что люди делают историю... Великие люди стоят чего-нибудь только постольку, поскольку они умеют правильно понять эти условия, понять, как их изменить. Если они этих условий не понимают и хотят эти условия изменить так, как им подсказывает их фантазия, то они, эти люди, попадают в положение Дон Кихота...Нет, единолично нельзя решать. Единоличные решения всегда или почти всегда — однобокие решения». Ф. Энгельс (Об авторитете. К. Маркс, Ф. Энгельс. Собрание сочинений, 2-е изд., т.18, стр. 302): «Некоторые социалисты начали в последнее время настоящий крестовый поход против того, что они называют принципом авторитета. Достаточно им заявить, что тот или иной акт авторитарен, чтобы осудить его. Этим упрощённым приёмом стали злоупотреблять до такой степени, что необходимо рассмотреть вопрос несколько подробнее. Авторитет в том смысле, о котором здесь идёт речь, означает навязывание нам чужой воли; с другой стороны, авторитет предполагает подчинение… антиавторитаристы требуют, чтобы авторитарное политическое государство было отменено одним ударом, еще раньше, чем будут отменены те социальные отношения, которые породили его. Они требуют, чтобы первым актом социальной революции была отмена авторитета. Видали ли они когда-нибудь революцию, эти господа? Революция есть, несомненно, самая авторитарная вещь, какая только возможна. Революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части посредством ружей, штыков и пушек, то есть средств, чрезвычайно авторитарных. И если победившая партия не хочет потерять плоды своих усилий, она должна удерживать своё господство посредством того страха, который внушает реакционерам её оружие».

Уже на закате своих дней Микоян, первоначально активно поддержавший Хрущёва в его нападках на Сталина, был вынужден признать абсурдность обвинений Сталина в авторитаризме, в нетерпимости к иным мнениям. Вспоминая своё участие в заседаниях со Сталиным, Микоян писал: «Каждый из нас имел полную возможность высказать и защитить своё мнение или предложение. Мы откровенно обсуждали самые сложные и спорные вопросы… встречая со стороны Сталина в большинстве случаев понимание, разумное и терпимое отношение даже тогда, когда наши высказывания были явно ему не по душе. Сталин прислушивался к тому, что ему говорили и советовали, с интересом слушал споры, умело извлекая из них ту самую истину, которая помогала ему потом формулировать окончательные, наиболее целесообразные решения, рождаемые, таким образом, в результате коллективного обсуждения. Более того, нередко бывало, когда, убеждённый нашими доводами, Сталин менял свою первоначальную точку зрения по тому или иному вопросу». Вот вам и «культ личности»!

Об «обыгрывании» Хрущёвым ленинского «Письма к съезду». Расчёт здесь был на плохую память слушателей. Мало кто помнил, что сам Сталин цитировал наиболее обидные для него строки из этого письма в своём выступлении от 23 октября 1927 года. Хрущёв же создавал впечатление, что он впервые знакомил своих слушателей с «завещанием» Ленина. Он создавал впечатление, что предложение Ленина об отставке Сталина с поста Генерального секретаря было скрыто. Хрущёв умалчивал и о том, что после ознакомления делегатов XIII съезда с «Письмом к съезду» Сталин подал в отставку, но она не была принята. Надо сказать, что уже в наше время было проведено серьёзное научное исследование (см.: Сахаров В.А. «Политическое завещание» Ленина. Реальность истории и мифы политики. М., 2003), которое показало, что есть серьёзные основания считать «последние ленинские письма» (или их часть) фальшивкой.

Хрущёв настойчиво утверждал, что для обоснования своих злых дел «Сталин создал концепцию «врага народа». Осуждая эту «концепцию», Хрущёв забыл, что всего 11 дней назад он использовал её сам в отчётном докладе. Тогда он говорил: «Троцкисты, бухаринцы, буржуазные националисты и прочие злейшие враги народа, поборники реставрации капитализма делали отчаянные попытки подорвать изнутри ленинское единство партийных рядов – и все они разбили себе головы об это единство». Если разбираться серьёзно, то надо сказать, что термин враг народа (lennemi du peuple) – это изобретение и не Сталина, и не большевиков, а имеет давнее происхождение и широко использовался еще в период Великой французской революции.

Поговорим подробнее о ключевой теме доклада Хрущёва: «сталинских репрессиях», пытках, реабилитации. В докладе он подробно разбирает дела Р.И. Эйхе. Н.И. Ежова, Я.Э. Рудзутака, А.М Розенблюма, И.Д. Кабакова, С.В. Косиора, В.Я. Чубаря, П.П. Постышева, А.В. Косарева, давая каждому из них безусловно положительную характеристику. Важно отметить, что во всех этих делах обвиняемые заявляли о том, что все их признания в антисоветских делах получены в результате пыток. Безусловно «доверяя» этим заявлениям, Хрущёв говорит: вот, все осуждённые при Сталине – это невинно пострадавшие. Отсюда уже недалеко и до расхожего и ныне (увы!) утверждения – «здесь и проверять ничего не надо – сидел, расстрелян при Сталине – значит невинно пострадавший». Именно в это время появилась какая-то странная терминология (заметим - вполне «подходящая» для целей, ради которых она создавалась): вместо «осуждённый» стали говорить «репрессированный», вместо «оправданный по решению суда» – «реабилитированный». Так рождалась большая ложь о «сталинских репрессиях».

М.С. Соломенцев, бывший член Политбюро ЦК КПСС, Председатель комиссии по реабилитации уже в горбачёвские времена, свидетельствует: «Говорили, что нужных признаний добивались путём побоев и пыток. Однако ни документов, ни заявлений устного характера от потерпевших, подтверждающих такие высказывания, я не видел и о них не слышал. В силу служебных обстоятельств мне довелось поговорить со многими, кто пострадал от репрессий. Все, с кем удалось поговорить, не подтверждали случаев избиений при допросах. На мой вопрос чаще всего отвечали: «Меня не трогали, а как других, не знаю…»». Интересно письмо министра МВД Абакумова Сталину от 17 июля 1947 года с грифом «совершенно секретно». Первая строка этого довольно объёмистого документа: «Докладываю о сложившейся в органах МГБ практике ведения следствия по делам о шпионах, диверсантах, террористах и участниках антисоветского подполья. В отношении арестованных, которые упорно сопротивляются требованиям следствия, ведут себя провокационно и всякими способами стараются затянуть следствие либо сбить его с правильного пути, применяются строгие меры режима содержания под стражей. К этим мерам относятся:

а) перевод в тюрьму с более жёстким режимом, где сокращены часы сна и ухудшено содержание арестованного в смысле питания и других бытовых нужд;

б) помещение в одиночную камеру;

в) лишение прогулок, продуктовых передач и права чтения книг;

г) водворение в карцер сроком до 20 суток.

В отношении изобличённых следствием шпионов, диверсантов, террористов и других активных врагов советского народа, которые нагло отказываются выдать своих сообщников и не дают показаний о своей преступной деятельности, органы МГБ, в соответствии с указанием ЦК ВКП(б) от 10 января 1939 (!) года, применяют меры физического воздействия:

В центре - с санкции руководства МГБ СССР.

На местах- с санкции министров государственной безопасности республик и начальников краевых и областных управлений МГБ.

Необходимость санкций высокого начальства на физическое воздействие подтверждают и показания бывшего начальника Внутренней тюрьмы МГБ СССР А.Н. Миронова от 23 декабря 1955 года. Читаем: «Во Внутренней тюрьме МВД СССР бить арестованных начали в декабре 1952 г., а до этого от нас работники направлялись в Лефортовскую тюрьму с 6 ноября 1952 года по указанию заместителя министра государственной безопасности Рюмина и его заместителей. Книгу учёта применения физического воздействия мы вели в тюрьме. Но в отношении каждого арестованного на каждый конкретный случай имелось разрешение от заместителя министра соответствующего, т.е. который наблюдал за определёнными управлениями. С моих слов записано верно и мне прочитано. МИРОНОВ».

Возникает естественный вопрос – так где же находятся эти книги учёта избиений? Почему они не предъявлены историкам, широкой общественности? Ведь это УЛИКИ колоссальной силы воздействия. Впрочем, вплоть до настоящего времени российское правительство не только воздерживается от публикации документов о «сталинских репрессиях», но и не подпускает к ним никого из исследователей. Что это, как не попытка «увековечить» мифологию доклада Хрущёва, мифологию XX съезда.

Несколько слов о «реабилитации жертв политических репрессий». Можно было бы ожидать, что здесь проявится любовь буржуазных демократов к «правовой культуре» и «законности». Ан нет! Только издевательством над основами права можно назвать Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года, где в статье 5 говорится: « признаются не содержащими общественной опасности ниже перечисленные деяния и реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения лица, осуждённые за: а) антисоветскую агитацию и пропаганду; б) распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный или общественный строй» . А где же классическое: «закон обратной силы не имеет»? Вот говорят - реабилитировались невиновные, т. е. те, кто не боролся с Советской властью. Но тогда почему и после XX съезда, открывшего дорогу массовой реабилитации, они оправдывались и освобождались как правило не судом, а решением специальных «троек» (один работник прокуратуры, один аппаратчик ЦК и один из уже реабилитированных членов ЦК)? Почему для реабилитации чаще всего было достаточно беседы членов комиссии с самим заключённым и непродолжительного знакомства с его делом, а сами дела потом уничтожались?

Обвиняя Сталина во всех смертных грехах, сам Хрущёв в самый канун XX съезда дважды во время одного из заседаний Президиума ЦК КПСС говорил о Ягоде и Ежове как о невиновных. Сначала в рабочей протокольной записи заседания записано, как Хрущёв сказал: «Ежов, наверное, не виноват, честный человек». Вслед за этим он добавляет: «Ягода, наверное, чистый человек».

Ну ладно, Никита, - Ежов и Ягода честные и чистые. А ты-то сам что делал во времена, как ты говоришь, «сталинских репрессий». В самом докладе – об этом ни слова. Хорошо, посмотрим документы! «По­сле того как на Украину приехал верный сталинец Никита Сергеевич Хрущёв, мы начали всерьёз расправляться с вра­гами народа», — утверждал шеф украинского НКВД Алек­сандр Успенский. Арестованы бы­ли все (кроме одного) члены Политбюро, Оргбюро, Секре­тариата КП(б)У. Отношение Хрущёва к «репрессиям» ярко характеризуют его выступления. «Мы должны вести решительную борьбу с врагами, про­вокаторами и клеветниками, — говорил он в июне 1938 года на XIV съезде КП(б)У. — До сих пор борьба велась слишком вяло. Мы должны... безжалостно расправляться со шпиона­ми и предателями. Надо с ними покончить». Историк Юрий Жуков утверждает, что видел документ, где Хрущёв ходатайствует об увеличении списка осуждённых по «1-й категории» до 20 000 человек без указания каких-либо фамилий. М.С. Соломенцев сообщает: « Председатель КГБ В. Чебриков несколько позже проинформировал меня, что в Комитете есть документы, подтверждающие, что Хрущёв, работая на Украине и в Москве первым руководителем партийных организаций, возглавлял «тройки», по решению которых в Москве было репрессировано несколько десятков тысяч человек, а на Украине в несколько раз больше». О том , что Н.С. Хрущёв интенсивно уничтожает компрометирующие его бумаги в архивах почти открыто говорили ещё в годы до его «ухода» в отставку. Согласно историку В.П. Наумову: «В 1955 году по распоряжению Хрущёва были уничтожены бумаги Берии, документы о Сталине и о других руководителях партии. Всего было уничтожено 11 бумажных мешков. Чем более надёжно скрывались документы, тем более эмоционально осуждал Хрущёв преступления, в которых сам принимал участие».

Интересно интервью В.П. Пронина, председателя Моссовета с апреля 1939 года по 1945 год, опубликованное в "Военно-историческом журнале" № 10 за 1991 год. «Многие руководители районов относились к Хрущёву отрицательно. И вот почему. Хрущёв малограмотный человек был, в этом его беда. Он активно способствовал репрессиям. Дело в том, что над ним висел дамоклов меч. В 1920 году Хрущёв голосовал за троцкистскую платформу. И поэтому, очевидно, боясь расправы, сам особенно усердно «боролся» с беспечностью, утерей политической бдительности, политической слепотой и т. д. Хрущёв в Москве санкционировал репрессии большого количества партийных и советских работников. При нем из 23 секретарей райкомов города почти все были арестованы. И почти все секретари райкомов области. Были репрессированы все секретари МК и МГК партии: Кацеленбоген, Марголин, Коган, Корытный.  Все заведующие отделами, включая помощника самого Хрущёва. Страх за содеянное, стремление замести следы - вот что, я думаю, толкнуло в первую очередь Хрущёва взяться на XX съезде партии за разоблачение культа личности, поэтому он так напористо постарался обвинить во всем содеянном человека, который уже не мог ему никак ни возразить, ни пролить свет на истину и действительные факты. Если бы у него, Хрущёва, были высокие идейные соображения и честные намерения, он должен был бы покаяться и самокритично взять на себя свою долю вины, призвав к этому других».

После «сталинских репрессий» в докладе Хрущёва идут вопросы рангом помельче. Остановимся только на трёх из них. Депортации крымских татар, чеченцев и др. С.Г.Кара-Мурза вспоминает: «К нам ходила портниха — татарка из Крыма. Фамилия Кара-Мурза там известна, мой дед по отцу был из Крыма, и она к моей матери была расположена, с доверием. Когда Крым освободили, она плакала, говорила очень взволнованно. Потом успокоилась, все повторяла: «Слава богу! Слава богу!». Я не очень-то понимал, о чем речь, потом только сопоставил и понял. Портниха боялась за родственников-татар. Думала, что их будут судить за сотрудничество с немцами, а это по законам военного времени была бы верная смерть. Когда стало известно, что лично судить никого не стали, а всех татар выселили из Крыма, она была счастлива». Из воспоминаний М.С. Соломенцева: «Вот сейчас часто говорят, о том, что чеченцы были репрессированы Сталиным, и они сильно от этого пострадали. А я вспоминаю, что когда я работал председателем Карагандинского Совнархоза, то встречал много переселенцев, в том числе, и из Чечни, они сами мне говорили, что живут очень неплохо, все работают, но завхозами, в торговле, в общественном питании. В шахту работать из них никто не пошёл, а ведь тогда, при мне, Караганда давала 35 миллионов тонн угля». По сути дела И.В. Сталин проявил необыкновенную мягкость в отношении этих народов, никого не привлекая к ответственности за военные и государственные преступления, выделив средства для их обустройства на новом месте жительства. (Пыхалов И.В. За что Сталин выселял народы? М.2008г.)

«Дело врачей». Первым толчком к «делу врачей» стали письма врача Л.Ф. Тимашук, написанные еще в 1948 году. Они касались методов лечения А.А. Жданова незадолго до его скоропостижной кончины. Никаких врачей-евреев в этих письмах не было. И вообще, Тимашук не имела никакого касательства к «заговору врачей» и делу, которое возникло только 4 года спустя. Уже после закрытия «дела врачей» в 1953 году врачи, лечившие А.А. Жданова, признали, что в 1948 году медицинская помощь (как и писала Тимашук!) оказывалась пациенту неправильно, что, в конце концов, привело к его преждевременной кончине. «Дело врачей» попало в «разработку» МГБ с 1952 года, было «раздуто» следователем-националистом, «взлетевшим на нём» на пост заместителя министра госбезопасности, быстро разоблачённым и поплатившемся жизнью за свои действия.

Пожалуй, самая беспардонная ложь о Сталине в докладе – это ложь на тему «Сталин и Великая Отечественная война». Вот выдержки из доклада: «После этого (начала Великой Отечественной войны) он долгое время фактически не руководил военными операциями и вообще не приступал к делам и вернулся к руководству только тогда, когда к нему пришли некоторые члены Политбюро и сказали, что нужно безотлагательно принимать такие-то меры для того, чтобы поправить положение дел на фронте», «Сталин был очень далёк от понимания той реальной обстановки, которая складывалась на фронтах», « Возьмите, - говорю, - карту, Александр Михайлович (т. Василевский здесь присутствует), покажите товарищу Сталину, какая сложилась обстановка. А надо сказать, что Сталин операции планировал по глобусу. (Оживление в зале.) Да, товарищи, возьмёт глобус и показывает на нем линию фронта. Так вот я и говорю т. Василевскому, покажите на карте обстановку».

Рассказывать об антисталинской лжи в докладе Н.С.Хрущёва можно до бесконечности. Доклад был только затравкой в гигантском «тектоническом» разломе в истории Советской страны. Вспоминаю, как в 1956 году мои родители говорили мне (двенадцатилетнему подростку): «Серёжа. Ты ничего не понимаешь. Хрущёв изменил всё! Он изменил всё!». Можно говорить и о подлой, беспринципной позиции бывшего сталинского руководства партии и государства не защитившего Сталина, и о том – кто же реально раздувал «культ личности Сталина», и о чудовищной лжи Хрущёва – «У Советской власти врагов нет!», сыгравшей роковую роль во всей последующей истории Советского Союза. Возьмём того же матёрого «зубра» перестройки – Анатолия Чубайса: «…Дело в том, что я ненавижу советскую власть. Более того, я мало что в жизни ненавижу так, как советскую власть. Это начиналось с утреннего включения радио и бодрого голоса с такой специальной омерзительной советской интонацией: «Здравствуйте, товарищи! Начинаем утреннюю зарядку!». Для многих нормальных людей школьные годы - это счастливое детство. А я ненавидел свою школу. Школа была с продвинутым военно-патриотическим воспитанием. Мы ходили на построения в форме с воротничком, как у военных моряков, и пели песню: "Солнышко светит ясное, здравствуй, страна прекрасная!" Не вызывает у меня моя школа нежных чувств. И главное воспоминание состоит в том, что мы с друзьями как-то раз решили её разобрать на части, а лучше поджечь. Мы сумели оторвать только одну ступеньку на крыльце и чайку, приваренную на военно-патриотическом памятнике. Большего ущерба мы нанести ей не могли. Но ненавидели мы её все вместе».

XX съезд КПСС был завершён. Делегаты разъехались по домам и началась «послесъездовская история» доклада Хрущёва. Из воспоминаний Энвера Ходжа: «Его (доклад Хрущёва) прочли только Первые секретари братских партий, участвовавших в съезде. Я прочёл его за ночь и, весьма потрясённый, передал его читать также Мехмету и Гого…Прочитав его, мы сразу вернули авторам их ужасный доклад. Нам незачем было брать с собой эту помойку низкопробных обвинений, выдуманных Хрущёвым».

Непосредственно за съездом последовала «канонада» в Грузии. В марте 1956 года грузины, как и все советские граждане, собирались почтить память Иосифа Сталина. «Закрытый» доклад «О культе личности и его последствиях», о котором почти сразу стало широко известно, возмутил жителей Грузии. Улицы Тбилиси, Кутаиси, Телави, Гори были забиты возмущёнными людьми. Они вышли защищать Сталина. Развязка наступила ближе к полуночи 9 марта. Командующий Закавказским военным округом, генерал армии Иван Федюнинский ввёл в Тбилиси боевую технику, включая танки и артиллерию. Кровавые события разыгрались у Дома связи - убиты 27 человек. На набережной в «бой» брошены бронетранспортёры и танки. Демонстранты вынесли в первые ряды портреты Ленина и Сталина. Не помогло. От пуль и под гусеницами погибли от 60 до 150 человек.

Закономерным следствием «антисталинского наката» на XX съезде стали и кровавые события в Венгрии, приведшие к многим тысячам жертв у всех сторон конфликта. Так западногерманская газета «Ди Вельт» сообщала: «На горе Геллерт были захвачены сотрудники службы безопасности. Сотни их были убиты в других районах города. Их топили десятками в подземных галереях, где они пытались спрятаться».

«Секретный» доклад Хрущёва оказался на деле секретным только для советского народа. В Польше с одного из экземпляров текста сотрудница ЦК сняла копию и передала доклад , который с помощью израильского посольства переправил копию в руки начальника израильской контрразведки , а оттуда она попала на Запад. В июне года доклад впервые появился в печати в США сначала на английском, а затем на русском языке. В СССР доклад впервые был официально опубликован только в . Пожалуй – это закономерно. Если бы доклад был широко опубликован сразу после его прочтения – советскому народу, прекрасно знавшему и реального Сталина и события отечественной истории, сразу стала бы ясна вся лживость доклада, вся надуманность обвинений против Сталина.

С ходом времени антисталинский доклад Хрущёва не только не «ушёл в прошлое», но становился всё более важным фактором в развитии общественно-политической ситуации. И не только внутри Советского Союза. События и в Венгрии, и в ГДР, и в Чехословакии, взаимоотношения СССР и Китайской Народной республики – всё это непосредственные следствия развёрнутого Хрущёвым и его бандой курса на «десталинизацию», шире – «десоветизацию» всего – культуры, быта, системы взглядов широких масс людей. Здесь же катастрофические явления в коммунистических партиях капиталистических стран, повсеместные расколы компартий на «признающих доклад» и «отвергающих доклад».

Молотов в конфиденциальной беседе отмечал впоследствии, что если до ХХ съезда как минимум большая половина мира поддерживала СССР, то после съезда об этом говорить уже не приходилось. Тема «сталинских репрессий» стала главной в психологической войне (концепция которой была развита как часть холодной войны). СССР лишился поддержки левой интеллигенции Запада — начался её поворот к переходу на сторону противника СССР в холодной войне. Этот процесс «импортировался» в среду отечественной интеллигенции, порождая «диссидентов».

Советское общество в послесталинский период стало бурно вырождаться морально и духовно, становясь всё более беззащитным под мощным натиском мещанско-потребительской психологии, которой активно «потрафляло» руководство уже далеко не коммунистической КПСС. Здесь и активная война против идей, высказанных И.В. Сталиным в «Экономических проблемах социализма в СССР» в 1952 году, разрушение основ, построенной в его время социалистической экономики СССР. Здесь и профанация идеологии Советского государства, разрушение его духовной связи с народом и одновременно создание комплекса вины у тех, кто это государство строил и защищал. Разрушение высоких коммунистических идеалов велось и через замену образа справедливой и братской жизни при коммунизме прагматическими критериями потребления типа «догнать Америку по мясу и молоку». Хрущёву принадлежат такие перлы, как «Коммунизм означает бесплатный проезд в городском транспорте», «Что такое коммунизм? Это блины с маслом и со сметаной». Парадоксально, но свою политическую карьеру Хрущёв закончил, оставив страну без зерна, с серьёзными перебоями в поставке хлеба населению.

Хрущёвцы, «демократизаторы» стремились изменить душу советского человека, отнять у него чувство единства с другими советскими людьми, ощущение общей Родины – Советского Союза, гордость за великую и прекрасную Родину, гордость за героическую советскую историю, историю трудов и боёв, наконец – своротить с дороги «демократии» этого страшного и ужасного Сталина, на деле - символ для миллионов людей прекрасной, честной и справедливой жизни.

Оглядываясь назад, мы видим, что И.В. Сталин правильно призывал партию и народ к политической бдительности и к пониманию того, что по мере продвижения вперёд классовая борьба не затухает, а, наоборот, обостряется, и того, что достижения и успехи не сводят на нет вредительство. «Особенность современных вредителей – подчёркивал Сталин, – заключается в том, что они обладают партийным билетом, играют на политическом доверии к ним как к членам партии, используют политическую беспечность советских людей». Эти мысли Сталина тесно перекликались с тем, что говорил Ленин: «Уничтожение классов — дело долгой, трудной, упорной классовой борьбы, которая после свержения власти капитала, после разрушения буржуазного государства, после установления диктатуры пролетариата не исчезает (как воображают пошляки старого социализма и старой социал-демократии), а только меняет свои формы, становясь во многих отношениях еще ожесточённее» (Ленин. ПСС. Т.38. С.387).

О том, к чему может привести (и фактически привело) отрицание сталинского опыта строительства коммунистического общества писали Мао Цзэдун и Энвер Ходжа в своём Совместном заявлении «О дне рождения И.В. Сталина» от 21 декабря 1964 года: «Преступные действия Хрущёва и его сподручных будут иметь долговременные последствия, они приведут к перерождению, а затем к разрушению СССР и КПСС».

Прямым продолжением доклада Хрущёва и заключительным этапом разрушения социализма и Советского Союза стала горбачёвская «перестройка», породившая и своих «героев», типа А.Н. Яковлева, «возвестившего» об истинных целях «перестройки» ясно и открыто. Послушаем его. В 2001 году А.Н. Яковлев, вспоминая о своей деятельности, признавался:  «На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить – другого пути не было. Мы должны были – и в этом специфика перестройки тоталитарного строя – сломать тоталитарную коммунистическую партию». А во вступительной статье к изданию «Чёрной книги коммунизма» на русском языке Яковлев говорит: «После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина. Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» – по революционизму вообще. Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика – механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма – сработала». К этим словам нечего добавить – всё сказано ясно и определённо.

На «добитие» всего сталинского и советского работает Президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека. На заседании 1 февраля 2011 года в Екатеринбурге в присутствии президента РФ с развёрнутым и далеко идущим заявлением по поводу десоветизации выступил член Президентского Совета С. Караганов. Он в своём выступлении прямо заявил: «Народу и элите после последних 100 лет себя почти не за что уважать», « Необходимо признать советский период нашей истории одним большим преступлением, а Советский Союз – преступным государством». Вот так вот и не иначе.

Нам остаётся разобраться лишь в вопросе – а как народ-то относится к этой вертлявой суете по «изничтожению», наконец, этого усатого чудовища И.В. Сталина. И здесь у «демократов – либералов» явные нелады. В телевизионном опросе вдруг И.В. Сталин занимает первое место, «Сталин – имя России»! В широком опросе общественного мнения на тему «Если бы в России решили провести общенародный референдум и спросили: «Нужно ли в России осуществлять программу, предполагающую признание Советского Союза преступным государством, осуществлявшим геноцид собственного народа и виновным в развязывании Второй мировой войны», то как бы Вы ответили? И, вы представляете - 89.7% всех опрошенных ответили - нет, не нужно. И только жалкие 9.6% поддержали, ответили – да, нужно. Многочисленные периодические опросы общественного мнения показывают неуклонный рост «популярности» Сталина. Сейчас уже более 50% населения высказываются положительно о Сталине. Похоже, прав был Уинстон Черчилль, ещё во времена Хрущёва сказавший: «Хрущёв начал борьбу с покойником и вышел из неё побеждённым».

Парадоксально (на первый взгляд) и то, что советская, «тоталитарная» система, «тоталитарное» мышление обеспечивали в СССР многие десятилетия стабильного экономического роста, культурное и научное развитие страны, а «демократические» реформы, «накрывшие» страну уже четверть века тому назад, привели только к одному – регрессу во всём – экономике, промышленности, науке, кризисному состоянию культуры и искусства, полной деградации нравственных взглядов и поведения людей. Как же так – «насаждают» «демократию», а «произрастает» только катастрофическая разруха, в то время как в жуть как тоталитарном Советском Союзе всё хорошее, доброе, нужное людям росло и множилось?

Что делать нам, большевикам, в это тяжелейшее для страны, для народа время, когда в оппозиции нынешнему буржуазному режиму – раздрай, которому не видно конца, когда простые люди, многократно обманутые рекламой, сулящей сказочные богатства, по существу не верят никому и ничему? Есть одно великое и могучее чувство в каждом бывшем советском человеке – чувство былой принадлежности к великой и могучей Родине – Матери, которая всегда помнит о тебе и которую ты должен защитить от всех бед и невзгод. Уверен – это могучее чувство будет важнейшим двигателем в борьбе за освобождение нашей великой и прекрасной Родины из нынешнего капиталистического рабства, из ловушки лжи и унижения.

НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ – ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ!

Секретарь ЦК ВКПБ С.В.Христенко

Последнее изменение Пятница, 19 Февраль 2016 12:34