Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Понедельник, 28 Март 2011 01:10

Открытое письмо специалистов президенту и премьер-министру о Договоре разграничения

Группа специалистов в области права, экономики, истории, международных отношений и морского рыболовства обратилась с открытым  письмом к президенту Дмитрию Медведеву и председателю правительства Владимиру Путину.   Причина обращения –  по их мнению, потенциально опасная для экономических и политических интересов России ситуация, связанная с подписанным 15 сентября 2010 г. в Мурманске «Договором между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане», который внесен на ратификацию в Государственную думу.
В письме говорится:

Анализ текста указанного Договора о разграничении позволяет сделать вывод о том, что его ратификация  не только нанесет реальный экономический и политический  ущерб нашим государственным интересам, но и серьезно нарушит сложившийся международный режим морских районов Баренцева моря, Северо-Западной части Северного Ледовитого океана, значительно осложнит промысел морских живых ресурсов, а также поставит под вопрос исторически сложившиеся и получившие международное признание линии разграничения в этом секторе Арктики.

Эти негативные экономические, политические и международно-правовые послед­ствия ратификации указанного Договора о разграничении наиболее полно отражены в рекомендациях круглого стола, состо­явшегося в Государственной думе 15 февраля 2011 г., которые в своей основе сводятся к следующему.

norvegia 2-1

Вступление Договора о разграничении в силу в его нынешнем виде приведет к реальным экономическим потерям России, в первую очередь в сфере северного морского рыболовства. По подсчетам специалистов рыбного хозяйства в результате мы можем потерять более 300 тыс. т вылова рыбы в год стоимостью не менее 15 млрд рублей, поскольку практическое применение Норвегией указанного Договора о разграничении приведет в перспективе к вытеснению отечественного рыболовства из западных традиционных районов Баренцева моря, в частности из района Шпицбергена, как отходящих по Договору о разграничении под  юрисдикцию  Норвегии.  По этой причине любая экономическая и рыбопромысловая деятельность России в морских районах вокруг Шпицбергена становится юридически возможной только при согласии Норвегии и с соблюдением ее национальных мер регулирования рыболовства.

Все это приведет к росту напряженности в рыболовных отношениях России и Норвегии и одновременно серьезно дестабилизирует международно-правовую обстановку в регионе в целом и особенно в районе Договора о Шпицбергене 1920 г. 
Дестабилизирует потому, что Договор о разграничении прямо противоречит и откровенно нарушает положения Договора о Шпицбергене 1920 г. – который в мурманском Договоре вообще не упомянут – и который предусматривает свободу хозяйственной деятельности как на островах архипелага, так и морского промысла в его акватории, поскольку передает его под юрисдикцию Норвегии, как лежащий к западу от линии разграничения 2010 г.

Договор о Шпицбергене, в котором в настоящее время участвуют более 40 государств, передал в 1920 г. архипелаг под суверенитет Норвегии с серьезными ограничениями, дающими его участникам право свободного промысла без получения какого-либо разрешения от норвежских властей.
Эти условия многостороннего международного Договора о Шпицбергене не могут быть изменены двусторонней договоренностью сторон, каковой является Договор о разграничении с Норвегией, который, таким образом, входит в прямое противоречие с общепринятыми нормами международного права и наносит серьезный ущерб международной репутации России, поскольку Договор прямо нарушает права других участников Договора о Шпицбергене, что, без сомнения, вызовет ответную реакцию с их стороны.

Кроме того, в соответствии с Договором о Шпицбергене 1920 г. Норвегия не имеет  права на установление вокруг архипелага своей 200-мильной исключительной экономической зоны и своего континентального шельфа. Тем не менее в июле 1977 г. Норвегия в одностороннем порядке ввела там свою 200-мильную рыбоохранную зону, что не признавалось Советским Союзом и не признается  Россией, равно как и другими государствами-участниками Договора 1920 г.

Подписание Договора о разграничении фактически дезавуирует эту законную позицию нашей страны и ряда других участников Договора о Шпицбергене, поскольку лишает Россию юридических оснований не признавать указанную 200-мильную норвежскую рыбоохранную зону вокруг архипелага. При этом могут пострадать долгосрочные экономические, научные и другие государственные интересы России в районе архипелага.
Не менее важным является то, что Договор о разграничении открыто  нарушает статус существующей и получившей международно-правовое признание границы полярных владений (полярного сектора) СССР, установленной Постановлением Президиума ЦИК СССР в 1926 г., поскольку «сдвигает» на 60–70 миль на восток линию прохождения этой границы, не предполагая получения никакой компенсации с норвежской стороны, что противоречит общепринятой международной практике пограничного размежевания между государствами.

В результате Россия теряет морской район площадью более 80 тыс. кв. км, лежащий между новой договорной линией разграничения и указанной западной границей полярного сектора Российской Федерации.

Полностью проигнорирована Илулиссатская декларация пяти арктических государств, подписанная с Вашего согласия 29 мая 2008 г.

Таким образом, следует констатировать, что фактически речь идет о пов­торении ситуации с печально извест­ным соглашением «Шеварднадзе–Бейкер» 1990 г. о советско-американском морском разграничении в Беринговом море, поскольку т.н. «разграничение» по «срединной линии» в Баренцевом море, декларируемое российским МИДом как «взаимовыгодное решение» давнего спора между Россией и Норвегией, в действительности в очередной раз достигнуто за счет односторонних уступок российских экономических интересов и наших морских пространств. 

Авторы письма полагают, что до ратификации Договора о разграничении от 15 сентября 2010 г. следует найти конкретные решения перечисленных выше проблем и противоречий, с тем чтобы новые договоренности с Норвегией отвечали нашим национальным интересам,  были действительно справедливыми и прагматичными и обеспечивали равноправное сотрудничество двух стран в Баренцевом море и Северо-Западном секторе Арктики, включая район Договора о Шпицбергене.

 

Парламентская хроника: круглый стол по Договору о «серой зоне» в Баренцевом море

Продвижению Норвегии, входящей в НАТО, на северо-восток, расширению ее геополитических и экономических возможностей на Баренцевом море способствуют МИД РФ и «Единая Россия». Они в один голос заявляют о необходимости скорейшей ратификации Договора между РФ и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Договор был подписан 15 сентября 2010 года в Мурманске президентом РФ Дмитрием Медведевым и премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом.

В Госдуму проект закона о ратификации Договора поступил 10февраля и вскоре был проанализирован специалистами, экспертами на круглом столе, проведенном фракцией КПРФ. Вывод участников «стола» был неутешительным: Договор противоречит интересам России. Однако же «единороссов» такая точка зрения не устраивала. Они получили команду сверху провести ратификацию как можно быстрее, поскольку норвежские партнеры это уже сделали. «Единороссы» тут же запланировали на 25 марта ратификацию Договора, а перед этим решили сформировать к нему позитивное отношение на парламентских слушаниях. Их на этой неделе провел думский комитет по международным делам во главе с председателем-«единороссом» Константином Косачёвым. Среди приглашенных были не только депутаты и отраслевики, но и представители минобороны, МИДа, ФСБ, Федерального агентства по рыболовству. Большинство этих чиновников настаивало на ратификации «выгодного», как подчеркивалось ими, Договора. Им противостояли рыбаки, некоторые эксперты и депутаты, в том числе первый заместитель председателя комитета по международным делам коммунист Леонид Калашников, руководитель фракции КПРФ в Мурманской областной думе Геннадий Степахно. Они доказывали, что Договор с Норвегией о разграничении морских пространств чреват для России крупными невосполнимыми потерями, экономическими и территориальными. Сторонники Договора все отрицали, но не подкрепляли свои слова фактами.

Чуть было не усыпил участников слушаний долгим и монотонным выступлением руководитель переговорной с Норвегией делегации РФ, юрист, дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Королевстве Нидерландов Роман Колодкин (по происхождению питерец, активно продвигается по карьерной лестнице в последнее десятилетие. – Ред.). Для него Договор – одно сплошное достоинство: «завершен многолетний спор с Норвегией о принадлежности огромных морских пространств»; «это не дарение морских пространств… а отказ от претензий, от притязаний на некоторую часть этих пространств…», «серая» зона прекращает свое существование… это правовой фундамент для экономического и социального развития соответствующего региона, в том числе и части нашей страны». Жаль, что ни одну из констатаций господин Колодкин не подкрепил конкретным доказательством. И хотя он уже знал, что главный вопрос, который ему постоянно задают противники Договора, – почему исчезла ссылка на Парижский договор о Шпицбергене от 1920 года, – Роман Анатольевич не посчитал нужным дать на него ответ.

Куда убедительнее и понятнее выглядел Виталий Петрович Касаткин, председатель правления Союза рыбопромышленников Севера, капитан дальнего плавания. Он выразил мнение рыбаков Северо-Западного бассейна, 96 промысловых и транспортных судов, которые обеспечивают около 60% вылова Мурманской области, 30% – всего Северо-Западного бассейна. В 2010 г. рыбаки Союза выловили 1 млн 100 тыс. тонн морепродуктов. Такие показатели имеются у наших рыбаки до вступления в силу Договора. После – успехи рыбаков могут резко понизиться, потому что Россия утратит самостоятельность в важнейшей части акватории.

Капитан призвал участников слушаний посмотреть на карту Северо-Восточной Атлантики (она прилагалась к документам). На ней видно, что район Шпицбергена – это ключ к распределению и добыче биоресурсов по всему региону, это выход в открытый океан. Сейчас этот ключ в руках участников Парижского договора о Шпицбергене 1920 года, прежде всего у России. 

Но Норвегия, по словам В.Касаткина, невзирая на Договор 1920 года, без согласия стран – участников этого Договора, в том числе своего соседа СССР, в 1977 году ввела двухсотмильную рыбоохранную зону вокруг архипелага Шпицбергена и теперь пытается навязать свои правила рыболовства нашему флоту, закрепить за собой право на двухсотмильную экономзону в этом районе. Во времена Советского Союза капитаны наших промысловых судов не принимали во внимание требования Норвегии. Она знала позицию Советского Союза и считалась с ней.

В новейшей истории Норвегия планомерно вводит свои правила рыболовства и юрисдикцию в данном районе. Планомерно! «Мы это на своей шкуре чувствуем», – подчеркнул капитан. Только в 2010 году по понятным причинам (готовился Договор о разграничении. – Ред.) не было арестов наших судов. До этого арестовывались ежегодно по надуманным нарушениям 2–3 наших судна. Особенно перед сессией совместной российско-норвежской рыболовной комиссии. «И ни по одному случаю помощи со стороны официальных властей России НЕ БЫЛО!», – подчеркнул Касаткин.

В этот момент послышался шепот Чилингарова: «Ну ладно, Виталий Петрович… не надо…» Исследователя полюсов смутила правда, произнесенная рыбаком? Не вписывалась его речь в «хор» во славу Договора Медведева – Столтенберга.

Но Виталий Петрович задал еще несколько вопросов:

Почему в этом новом Договоре нет ссылки на Договор по Шпицбергену 1920 года? Почему нет позиции РФ о непризнании нами двухсотмильной рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена, как это было в советские времена? Под чьей юрисдикцией и суверенитетом окажутся воды вокруг архипелага, к западу от линии разграничения? Что за смысл заложен в Договоре Медведева – Столтенберга? Если под юрисдикцией и суверенитетом Норвегии останется район архипелага Шпицберген, то через 3–5 лет северо-западный рыбный промысел России окажется зажатым в своей экономзоне с выловом в 200–230 тыс. тонн. Через 2–3 года будет снижена роль совместной российско-норвежской комиссии, которая работает многие десятилетия. Норвегия будет руководствоваться новым соглашением, где нет Договора по Шпицбергену, что косвенно означает для Норвегии признание ее порядков в районе архипелага. Далее норвежцы введут запретные бестраловые зоны в одностороннем порядке, завышенные коэффициенты к готовому рыбному продукту, выпускаемому на российских судах, повысят требования к рыболовству западнее линии раздела, подключат экологические организации для закрепления запрета на траловый промысел в норвежской зоне.

В итоге РФ может потерять и ресурсы открытой части северо-восточной Атлантики – сельдь, скумбрию, путасу, так как РФ перестает быть прибрежным государством для этих ресурсов. Тогда, считает Касаткин, «на рыбной промышленности северо-запада можно поставить окончательный крест». Что произошло после соглашения Шеварднадзе – Бейкера по Дальнему Востоку? Россия его не ратифицировала, а США – ратифицировали и в одностороннем порядке пользуются нашими водами. А мы потеряли там не только водный район, но и вылов минтая – около 200 тыс. тонн в год. Где сегодня авторы этого ущербного Договора? Их уже не видно на политической арене… Но повторяется ими придуманный сценарий, на этот раз в Баренцевом море, что обернется для России еще более пагубными последствиями. 

Касаткин, а вслед за ним коммунисты Г.Степахно и Л.Калашников обратились к разработчикам и толкачам Договора Медведева – Столтенберга: внесите официальную поправку к Приложению 1 «Вопросы рыболовства Договора о разграничении…», в которой будет сказано, что остается в силе Договор по Шпицбергену 1920 года. Этим будет сказано, что Россия не признает юрисдикции Норвегии на двухсотмильную рыбоохранную зону вокруг архипелага Шпицберген, рыбопромысловая деятельность российского флота осуществлялась и будет осуществляться в данном районе по российским правилам рыболовства, которые в своей основе согласованы на совместной российско-норвежской комиссии по рыболовству и под контролем российских органов рыбоохраны и пограничников. Это должно остаться незыблемым. Тогда каждое промысловое судно РФ будет под защитой России. «Наши приложения реальны, прагматичны. Мы постоянно их вносили в последние годы. Нас не слышат или делают вид, что не слышат», – чеканил слова капитан, передавая президиуму слушаний письменную поправку.

Господин Колодкин, посвященный в тайны составления текста Договора Медведева – Столтенберга, молчал, потупясь.

… После слушаний, дебатов на думском комитете по делам Севера и Дальнего Востока, Геннадий Васильевич Степахно выглядел предельно уставшим. Делясь впечатлениями, он сказал:

– Судя по настрою, 25 марта «Единая Россия» ратифицирует этот Договор. По всей вероятности, это политический заказ. Скорее всего, действуют по подсказке из-за рубежа, чтобы Россия стала аутсайдером не только в рыболовстве, но и в присутствии в морских пространствах Мирового океана, прежде всего в Баренцевом море и Арктике.

Г.Степахно удивлен, что представители минобороны и Военно-морского флота отмолчались на слушаниях и даже не затронули тему продвижения НАТО на восток Баренцева моря. Хотя тема острая с учетом того, что Англия собирается создавать Нордический альянс, подключить туда Норвегию, другие страны Скандинавского полуострова, Балтию, Гренландию.

– Это фактически приход НАТО в Баренцево море, в Арктику, чтобы следить, чем Россия будет заниматься в этом регионе, и воздействовать на деятельность России. Об этом надо обязательно сказать на заседании Госдумы, – заметил Степахно.

Тема прозвучит, обещает Л.Калашников. Уже подготовлен проект Заявления фракции КПРФ, в котором будет указано все, что «упустили», нечаянно или намеренно, составители Договора по разграничению.

КПРФ не поддержит Договор, если в нем не будут учтены поправки фракции, рыбаков, военных. Без них, считает Л.Калашников, Договор Медведева – Столтенберга – унизительная уступка, очередное внешнеполитическое поражение России. Это будет провоцировать другие страны поживиться за счет слабости нашей страны. По этому Договору РФ теряет акваторию площадью около 240 тыс. квадратных километров, чем ослабляет свою безопасность. По этому Договору, отмечает Л.Калашников, «Россия отступает на восток от границ своих полярных владений, которые закреплены нашим законодательством и нанесены на все географические и навигационные карты». 

Волей-неволей возникает вопрос: во имя чего такие жертвы государственного масштаба? Большинство аналитиков склоняется к тому, что интересами России поступаются под натиском нефтегазового лобби. Сколько ж еще нужно этому лобби? Сколько ж еще можно терзать свое государство? Любое лобби приходит и уходит, а России надо жить. Если Россия сейчас не проявит твердость по защите своих Арктических территорий, то туда придут другие, заяв­ляют коммунисты. В том числе и Норвегия. Таких желающих уже больше, чем самой Арктики. 

"Советская Россия", 24.03.2011г.

Последнее изменение Вторник, 30 Декабрь 2014 06:32