Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Вторник, 26 Октябрь 2010 10:27

Хрущев дал старт контрреволюции и антисталинизму

 

 

Что показали телеспоры о Хрущёве?

Большинство телезрителей при интерактивном голосовании отвергают те оценки советской истории, которые навязывались стране два последних десятилетия.

16 октября 1964 г. в центральных газетах СССР было опубликовано сообщение о Пленуме Центрального Комитета КПСС. В нем говорилось о том, что Пленум «удов¬летворил просьбу т. Хрущёва Н.С. об освобождении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья». Еще четыре дня до этого по всем телевизионным и радиовещательным сетям передавали беседу Н.С.Хрущёва с космонавтами, которые 12 октября начали свой полет в космическом корабле «Восход». Тогда Никита Сергеевич пообещал, что он будет встречать космонавтов, которые приземлялись на следующий день. Однако когда космонавты прибыли в Москву, их встречали другие руководители страны.

Вспоминая через 46 лет те октябрьские дни с историком Юрием Жуковым, мы обнаружили сходство впечатлений: несмотря на то что сообщение ЦК КПСС было принципиально важным и неожиданным, в столице царило спокойствие. Люди шли по своим делам, казалось, проявляя полное равнодушие к случившемуся. И это было объяснимо. К осени 1964 года народ изрядно устал от Никиты Сергеевича. Мы делились этими воспоминаниями и оценками перед началом съемок передач «Политика Хрущёва: попытка спасения или мина замедленного действия» из цикла «Суд времени».

Как и в других передачах этого цикла, противостоящие стороны разделились на «защитников» и «обвинителей». Обвинял политику Хрущёва политолог С.Е.Кургинян и призванные им «свидетели». Защитником выступал Л.М.Млечин. Ему помогали его «свидетели». «Судьей» опять был Н.К.Сванидзе, поддерживавший позицию Млечина.

Никита Сергеевич Хрущёв: кто он и откуда?

Н.С.Хрущёв, ставший предметом острых дискуссий в течение трех сентябрьских телевизионных передач Пятого канала, родился 17 апреля 1894 г. в деревне Калиновка Курской области. Он был выходцем из крестьянской семьи и, проучившись два года в сельской школе, послан был работать подпаском. В подростковом возрасте он пошел вслед за своим отцом на заработки в донецкие шахты. Вскоре он стал слесарем. В дальнейшем наличие рабоче-крестьянского происхождения помогало Хрущёву выдвигаться на высшие посты в большевистской партии.

В то же время в ходе телепередач не раз поминалось, что своим выдвижением на высокие посты этот выходец из народных масс был в значительной степени обязан поддержке Л.М.Кагановича. В первые дни Февральской революции случилось Никите Хрущёву присутствовать на собрании рабочих в Юзовке, где выступал член большевистской партии Лазарь Каганович. Много позже Хрущёв нашел возможность уверить Кагановича, что слова Лазаря Моисеевича перевернули его представления о мире, и он стал революционером. Однако Хрущёв не мог объяснить, почему после такой метаморфозы он тотчас не вступил в ряды большевистской партии. До сих пор не известно, от какой партии он был избран 29 мая 1917 года председателем Совета Рутченковского рудника. Если здесь выборы шли так же, как они проходили тогда почти повсюду в Донбассе, то Хрущёв мог быть либо эсером, либо меньшевиком, либо их сторонником. В середине 1917 года большевики и сочувствующие им люди еще не возглавляли Советы шахтерского края. Также известно, что в большевистской партии Хрущёв тогда не состоял.

Не прояснил Никита Сергеевич и то, почему после начала наступления немцев на Донбасс он не ушел с войсками Советской Донецко-Криворожской республики на запад, а поехал в родную Калиновку, где в это время крестьяне делили помещичью землю. Только после призыва в Красную Армию в 1918 г. Хрущёв вступил в большевистскую партию. О том, как осваивали тогда основы политграмоты в воинских частях, не без иронии рассказал Артём Весёлый в своем романе «Россия, кровью умытая»: «Все было мудро и просто: Красная Армия – защитница трудящихся... Наши враги – кулаки, помещики и капиталисты... Беспощадно... Долг... Красное священное знамя... Долой... Да здравствует... У кого есть вопросы, товарищи?» Видимо, лишь отчаянная нехватка в кадрах привела к тому, что Хрущёв, заучивший кое-как азы политграмоты в армии и имевший лишь двухклассное начальное образование, вскоре стал комиссаром строительного батальона. В 1921 г. Хрущёв вернулся в Донбасс уже в облике героя Гражданской войны.

Хотя Хрущёв принял активное участие в восстановлении разрушенных шахт Донбасса, нехватка у него общих и теоретических знаний привела к тому, что в середине 20-х годов он прим¬кнул к троцкистам. После поражения троцкистской оппозиции Хрущёв отрекся от прежних взглядов. А чтобы избежать неприятных напоминаний о его троцкистском прошлом, Хрущёв попросил тогдашнего Генерального секретаря КП(б) Украины перевести его из Донбасса в киевскую партийную организацию. Позже Хрущёв попросил Кагановича направить его на учебу в Москву в Промышленную академию осенью 1929 г. и в виде исключения принять его туда без экзаменов.

Почти сразу после начала занятий в Промышленной академии Хрущёв принялся разоблачать явных и мнимых оппозиционеров среди студентов и преподавателей. Об этой активности Хрущёва стало известно первому секретарю Московской парторганизации Л.М.Кагановичу и И.В.Сталину, жена которого Надежда Аллилуева училась в академии.

Одновременное пребывание Хрущёва и Аллилуевой в стенах Промышленной академии было случайностью – такой же, как и посещение Хрущёвым рабочего собрания в марте 1917 г., на котором выступал Каганович. Однако Хрущёв умел максимально использовать такие случайности. В своих воспоминаниях Л.М.Каганович писал, что однажды он рассказал Сталину о Хрущёве, заметив, что «он хороший работник». Вспомнил Каганович и «о троцкистской стезе Хрущёва в 1923–1924 годах. Товарищ Сталин спросил: «А как он, изжил эти ошибки?» Я ответил: «Не только изжил, но активно с ними (видимо, с троцкистами) борется…» Был Каганович свидетелем и разговора Сталина с Аллилуевой относительно Хрущёва. Сталин спросил: «Надя, это тот Хрущёв из Промакадемии, о котором ты мне говорила как о хорошем работнике?» – «Да, – ответила она. – Он хороший работник».

Вскоре, так толком и не проучившись в Промышленной академии, Н.С.Хрущёв в январе 1931 г. стал секретарем Бауманского, а затем Краснопресненского райкома столицы. На этих постах Хрущёв проявлял характерную для него энергию. Л.М.Каганович вспоминал: «Через некоторое время, когда понадобился второй секретарь МК, я, как первый секретарь, выдвинул Хрущёва». В январе 1934 года Хрущёв был избран вторым секретарем Московского городского и областного комитетов партии. Недостаток знаний, политической зрелости у таких выдвиженцев компенсировался «деловой хваткой», афишируемой «верностью».

Характерно, что в своем небольшом выступлении на XVII съезде ВКП(б) Н.С.Хрущёв, 12 раз упомянув имя Сталина, называя его «великим» и «гениальным вождем» и выразив свое восхищение деятельностью Кагановича по руководству московской партийной организацией, стал перечислять достижения московской партийной организации по разгрому «правых уклонистов» во главе с Углановым, Бухариным, Рыковым, Томским.

В своем докладе на XVII съезде ВКП(б) И.В.Сталин обратил внимание на «не очень высокий теоретический уровень большинства членов нашей партии, слабую идеологическую работу партийных органов, загруженность наших партийных работников чисто практической работой, отнимающую у них возможность пополнить свой теоретический багаж». Указывая на это, Сталин говорил: «Вы поймете, откуда берется такая путаница по ряду вопросов ленинизма в головах отдельных членов пар¬тии, которая нередко проникает в нашу печать и которая облегчает дело оживления остатков идеологии разбитых антиленинских групп».

После того как в проекте сталинской Конституции было предложено перейти к прямым, равным и тайным выборам, Хрущёв, а также многие партийные руководители тех лет, вступившие в партию, лишь когда она стала правящей, и почти одновременно занявшие в ней начальнические должности, стали опасаться, что они утратят свое положение в ходе выборов в соответствии с новыми правилами. Избиратели могли предпочесть других людей, которые обладали более высоким образованием, обрели опыт работы на современном производстве и не были избалованы долгим пребыванием на высоких должностях. Опасения партийных руководителей, подобных Хрущёву, усилились после того, как Сталин стал настаивать на том, чтобы в ходе выборов на депутатское место выдвигалось несколько кандидатов.

К тому же на февральско-мартовском Пленуме (1937 г.) Сталин выдвинул широкую программу переобучения всех партийных руководителей страны снизу доверху. Во время их учебы Сталин предложил заменить их новыми руководителями. Сопротивление сталинским политическим реформам проявилось в предложениях развернуть репрессии, которые позволили бы партийным руководителям избавиться от возможных соперников и создать атмосферу запугивания избирателей. В конце июня 1937 г. в руководство страны была направлена записка кандидата в члены Политбюро и секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) Р.И.Эйхе, который призывал санкционировать создание в областях «троек», наделенных «правом выносить смертные приговоры». С аналогичным предложением выступил и Н.С.Хрущёв. Только в Московской области он предлагал расстрелять 8500 и выслать 32 805 человек. Подобные предложения были внесены другими руководителями обкомов и ЦК союзных республик. Руководство страны оказалось вынужденным уступить этому давлению. Предложение же Сталина о проведении альтернативных, или многомандатных, выборов было отклонено большинством в руководстве страны накануне октябрьского (1937 г.) Пленума ЦК ВКП(б).

Эти события во многом способствовали размаху массовых репрессий 1937–1938 гг., в которых Н.С.Хрущёв проявлял особое рвение. В.М.Поляков, секретарь Военной коллегии Верховного суда СССР, рассказал, что «в 1937 году Хрущёв ежедневно звонил в московское управление НКВД и спрашивал, как идут аресты. «Москва – столица, – по-отечески напоминал Никита Сергеевич, – ей негоже отставать от Калуги или от Рязани». В ходе репрессий 1937– 1938 гг. из 38 высших руководителей в Московском горкоме и обкоме уцелело лишь 3 человека. Из 146 партийных секретарей других городов и районов Московской области 136 было репрессировано. Из 63 человек, избранных в Московский городской партийный комитет, 45 исчезли. Из 64 членов Московского обкома – 46 исчезли. В записке комиссии Политбюро ЦК КПСС, составленной в декабре 1988 года, говорилось: «В архиве КГБ хранятся документальные материалы, свидетельствующие о причастности Хрущёва к проведению массовых репрессий в Москве, Московской области... Он, в частности, сам направлял документы с предложениями об арестах руководящих работников Моссовета, Московского обкома партии. Всего за 1936–1937 годы органами НКВД Москвы и Московской области было репрессировано 55 тысяч 741 человек».

Сообщая о «вкладе» Хрущёва в репрессии на Украине после его избрания Первым секретарем ЦК КП(б)У, справка комиссии Политбюро 1988 года гласила: «Лично Хрущёвым были санк¬ционированы репрессии в отношении нескольких сот человек... Летом 1938 года с санкции Хрущёва была арестована большая группа руководящих работников партийных, советских, хозяйственных органов и в их числе заместители председателя Совнаркома УССР, наркомы, заместители наркомов, секретари областных комитетов партии. Все они были осуждены к высшей мере наказания и длительным срокам заключения». Все эти факты были приведены в ходе телепередач «Суд времени».

Однако далеко не все аресты, которых требовал Хрущёв, были санкционированы в Москве. В 1938 году Хрущёв послал жалобу Сталину: «Украина ежемесячно посылает 17–18 тысяч репрессированных, а Москва утверждает не более 2–3 тысяч. Прошу принять срочные меры».

После прекращения «ежовщины» Хрущёву удалось удержаться на высоких постах. Возможно, это произошло не только благодаря поддержке со стороны Кагановича, но и укреплению связей Хрущёва с новым наркомом внутренних дел СССР Л.П.Берией и влиятельным работником ЦК Г.М.Маленковым. К тому же еще раз менять руководство Украины в обстановке, когда эта приграничная республика в любой день могла стать полем тяжелых сражений, в Кремле не сочли нужным.

В годы войны и послевоенный период Хрущёв по-прежнему проявлял бешеную энергию в исполнении решений руководства страны. Однако и в это время он сделал немало ошибок. Он был ответственен за организацию провалившейся наступательной операции в районе Харькова в мае 1942 года. За ошибки в организации сельскохозяйственного производства на Украине в 1947 г. Хрущёв был временно снят с поста Первого секретаря ЦК КП(б) Украины. После его назначения первым секретарем МГК и МК Хрущёв был сурово раскритикован в печати за попытку строить агрогорода, что не было обеспечено тогдашним уровнем развития страны. Однако Никита Сергеевич всегда признавал свои заблуждения, а его энергичная деятельность, казалось, компенсировала допущенные им ошибки.

Между тем советская система, рожденная в годы Октябрьской революции и Гражданской войны и укрепившаяся в период пятилеток, Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления, нуждалась в переменах. Многие из людей, оказавшихся у руля правления в первые советские годы, уже зачастую не соответствовали задачам, стоявшим перед страной.

Необходимостью перемен в руководящих кадрах был очень озабочен И.В.Сталин. В 1951 году он пригласил к себе экономиста Д.Т.Шепилова и в ходе беседы сказал ему: «Мы думаем сейчас проводить очень крупные экономические мероприятия. Перестраивать экономику на действительно научной основе... Положение сейчас таково... либо мы подготовим наши кадры наших хозяйственников, руководителей экономики на основе науки, либо мы погибнем! Так поставлен вопрос историей».

К XIX съезду партии в Политбюро ЦК ВКП(б) лишь Г.М.Маленков имел высшее образование, да и то не законченное. Неудивительно, что после XIX съезда и состоявшегося после него октябрьского (1952 г.) Пленума ЦК КПСС Сталин предложил ввести в состав Президиума ЦК КПСС помимо «ветеранов»

пар¬тийного руководства 26 новых членов, имевших, как правило, законченное высшее образование и опыт работы на современном производстве, таких, как М.К.Первухин, М.З.Сабуров, Л.И.Брежнев, А.Г.Зверев, В.В.Кузнецов, П.К.Пономаренко. Впервые в состав партийного руководства были введены доктора философских наук Д.И.Чесноков и П.Ф.Юдин.

В декабре 1952 г. Сталин подготовил проект постановления о назначении П.К.Пономаренко Председателем Совета Министров СССР. Это предложение было поставлено на письменное голосование в Президиуме ЦК. За него проголосовали все, кроме Г.М.Маленкова, Л.П.Берии, Н.С.Хрущёва и Н.А.Булга¬нина.

Внезапная болезнь Сталина помешала реализовать ему планы обновления руководства страны. 5 марта 1953 г. Сталин еще был жив, когда на спешно созванном совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР был избран новый состав Президиума ЦК КПСС, в который вошли все ветераны партийного руководства. Из тех, кто вошел в его состав после октябрьского Пленума, остались лишь Первухин и Сабуров. В то же время ключевые позиции заняли те, кто вступил в партию после того, как она стала правящей (Г.М.Маленков, Л.П.Берия и Н.С.Хрущёв). Почти все, кто имел высшее образование, были выведены из состава руководства партии. Предложение назначить Пономаренко Председателем Совета Министров СССР было скрыто. Самого Пономаренко назначили руководителем специально для этого созданного Министерства культуры. Впрочем, вскоре его перевели в Казахстан. Так восторжествовали интересы той группы руководителей, не обладавших достаточными научными знаниями, имевших слабую идейно-теоретическую подготовку, но привыкших в течение десятилетий управлять.

Хрущёв во главе страны

После смерти И.В.Сталина во главе партии некоторое время находилось коллективное руководство. Однако Н.С.Хрущёв постарался заручиться поддержкой влиятельных руководителей местных партийных организаций для того, чтобы подняться над коллективным руководством. Как указал в своем выступлении в ходе телепередачи Юрий Жуков, Хрущёв добился отмены постановления Президиума ЦК КПСС, принятого по инициативе Г.М.Маленкова, об отмене так называемых «конвертов», в которых руководители партийного аппарата получали дополнения к зарплате. Более того, Хрущёв настоял на том, что денежные «потери» за три месяца, прошедшие после отмены «конвертов», были компенсированы. Неудивительно, что многие члены ЦК КПСС поддержали неожиданно внесенное в конце сентябрьского Пленума предложение об избрании Н.С.Хрущёва на только что учрежденный пост Первого секретаря ЦК КПСС.

Тогда еще никто не подозревал, что избрание Н.С.Хрущёва на высший пост в партии повернет страну вспять в ее развитии. В значительной степени этому способствовала деятельность Н.С.Хрущёва. Не обладая ни специальными, ни общеобразовательными знаниями, Хрущёв полагался лишь на личный опыт и природную интуицию. Вместо тщательной разработки взвешенных, научно обоснованных планов развития страны он импульсивно выбирал казавшийся ему единственно верным способ, вариант решения, а затем упрямо полагался на него, как на панацею. Так, Хрущёв делал ставку на кукурузу и распахивание казахстанской целины. Разумеется, кукуруза была полезным злаком, особенно в качестве корма для скота. И освоение целинных земель в Казахстане, Сибири и на Алтае было необходимо для увеличения производства зерна. Однако освоение целины осуществлялось в таких масштабах и такими ускоренными темпами, что серьезно подорвало планомерное развитие сельского хозяйства по всей стране, особенно в Нечерноземье. Кукурузу же сеяли вне зависимости от климатических условий, чуть ли не за Полярным кругом.

Справедливо обращая внимание на необходимость решения насущного жилищного вопроса, Н.С.Хрущёв считал, что надо строить исключительно дешевые панельные пятиэтажные дома, хотя в стране уже была возможность возводить более удобное жилье, и от строительства хрущёвских пятиэтажек отказались сразу же после его отставки.

Конечно, нет сомнений в том, что космонавт Георгий Гречко, выступавший от имени «защиты» Хрущёва, имел основание радоваться, когда он получил однокомнатную квартиру в пятиэтажном панельном доме. При этом Гречко сравнил то скромное жилье с квартирой, которую космонавт с трудом купил для своей дочери не так давно. «Там я вошел в квартиру, а здесь я попал в помойку, – говорил Гречко. – Грязные кривые стены. Я могу через стену с соседом переговариваться. Вместо пола какая-то яма. Там прошел час после моего вселения – и я уже жил. Здесь прошло два года – и мы все еще не можем достроить квартиру». Однако это свидетельствовало не столько в пользу Хрущёва, сколько против тех реформ, которые стали проводиться в нашей стране после 1991 года.

Хрущёв справедливо поощрял дальнейшее производство ракет, которые начали интенсивно создаваться в нашей стране сразу после окончания Великой Отечественной войны. В ходе передачи вспомнили запуск первого в мире спутника, полеты Гагарина, Титова и других космонавтов, которые состоялись в период пребывания Хрущёва у власти. Однако Хрущёв неоправданно исходил из того, что в грядущей войне будут нужны лишь ракеты. При этом другие виды вооружений уничтожались без всякого смысла.

Адмирал Н.Н.Амелько вспоминал: «В это время в стадии строительства находились семь крейсеров типа «Яков Свердлов» водоизмещением 16 тысяч тонн, с четырьмя трехорудийными башнями 180-мм артиллерии и шестью двухорудийными универсальными 100-мм. Будучи в высокой степени готовности (80– 90%), эти крейсера отвечали всем требованиям того времени. Все семь кораблей были разрезаны на металл. Была ликвидирована Амурская флотилия, а ее мониторы с 130-мм современными орудиями также порезаны. Эта же участь постигла ряд других вполне исправных кораблей, нужных флоту. Морские самолеты   Ил-28 были разложены с убранными шасси на взлетных полосах и рулежных дорожках... и раздавлены гусеничными танками». (Как это похоже на расправу с «Буранами» в новейшие времена, утопление орбитальной станции «Мир» и пр., и пр.!)

Исходя из того что главную роль будут играть ракетные войска, Хрущёв стремительно сокращал советские Вооруженные Силы. При этом уволенные из армии нередко оказывались в тяжелом положении, будучи не в состоянии найти ни подходящей работы, ни жилья.

Исходя из необходимости подготовки учащихся школ к будущей трудовой деятельности, Хрущёв осуществлял политехнизацию образования в ущерб изучению фундаментальных предметов. Но советскому образованию, ставшему предметом подражания во всем мире после запуска первого спутника, был нанесен тяжелый удар хрущёвской реформой образования.

В этих и других случаях, увлекшись тем или иным рецептом решения сложных проблем, Хрущёв не замечал ни его слабых сторон, ни невозможности использовать его в качестве панацеи. Порой же то, что он принимал за панацею, приносило гораздо больше вреда, чем пользы. Так, например, случилось, когда были созданы совнархозы, а органы партийного управления были разделены на сельские и городские.

Говоря о противоречиях «хрущёвского времени», участник передачи доктор исторических наук Вардан Багдасарян указывал, что в первые годы пребывания у власти Никиты Сергеевича страна добилась немалых успехов в экономическом и социальном развитии, так как еще проявлял себя потенциал, накопленный за предыдущие годы Советской власти. Однако уже с начала 60-х гг. наблюдался «обвал», как сказал историк. Если к 1958 г. на долю СССР приходилось 15% мирового промышленного производства, то к 1964 г. эта доля сократилась до 13%.

К этому можно добавить и другие факты. В стране не были выполнены задания шестого пятилетнего плана 1956–1960 гг. В то время как этот план предусматривал ежегодное производство в 1960 году 53 миллионов тонн чугуна, на самом деле было произведено 46,7 миллиона тонн. В 1960 году было намечено выплавить 68 миллионов тонн стали, а было выплавлено 65,2 миллиона тонн. Проката следовало было произвести в 1960 году 52,7 миллиона тонн, а было произведено 43,6 миллиона тонн.

Наибольшее отставание от плановых заданий произошло в сельском хозяйстве, развитию которого Хрущёв вроде бы уделял больше всего внимания. В соответствии с заданиями шестой пятилетки страна должна была произвести 11 миллиардов пудов, или 175 миллионов тонн зерна. На самом деле в 1960 году было собрано 125,5 миллиона тонн зерна. Задания шестой пятилетки предусматривали произвести в 1960 году около 12,6 миллиона тонн мяса. На самом деле в 1960 году было произведено 8,7 миллиона тонн мяса. В соответствии с шестилетним планом в 1960 году надои молока должны были составить около 90 миллионов тонн молока, а на деле в том году они составили 61,7 миллиона тонн молока.

Чтобы скрыть провал пятилетнего плана, Хрущёв выдвинул в 1959 г. семилетний план развития экономики страны, который должен был быть завершен в 1965 г. А поэтому отчета по выполнению шестой пятилетки не состоялось.

Провалились и другие широковещательные планы Н.С.Хрущёва: на сентябрьском Пленуме 1953 года он говорил о возможности в 2–3 года решить продовольственную проблему страны, в мае 1957 г. он поставил задачу обогнать США по производству мяса, молока и масла за 2–3 года; в том же году он пообещал за 12 лет решить жилищную проблему. Все эти обещания оказались невыполненными.

Попытки Хрущёва добиться перелома в развитии сельского хозяйства не увенчались успехом. Урожай зерна в 1961 году был ненамного выше урожаев 1959 и 1960 годов. Урожай на целине был самым небольшим за последние 5 лет. Производство мяса опять сократилось.

17 мая 1962 года Президиум ЦК одобрил предложение Хрущёва повысить на 35 процентов розничные цены на мясо и на 25 процентов на масло. Это решение было обнародовано 1 июня 1962 года. В этот день рукописные листовки с призывами к забастовкам распространились в Киеве, Ленинграде, Донецке, Челябинске. Даже на московской улице Горького появилась листовка с надписью: «Сегодня повышение цен, а что нас ждет завтра?» Самое крупное выступление произошло на Электролокомотивном заводе имени Буденного под Новочеркасском. Впервые в СССР демонстрация рабочих была расстреляна, ее участники были арестованы, а несколько из них – казнены.

За 1963 год в стране было собрано 107,5 миллиона тонн зерна, то есть почти в полтора раза меньше, чем в 1962 году. По производству зерна страна откатилась на уровень 1955 года. Так как сразу же были введены ограничения на использование зерна для корма скота, то начался забой коров. В результате производство мяса увеличилось, но надои молока снизились до 61,2 миллиона тонн, то есть ниже уровня 1959 года. Заверения Хрущёва в том, что страна надежно решила хлебную проблему, что она может легко обогнать США по производству мяса, молока и масла на душу населения, оказались несостоятельными.

Чтобы возместить нехватку хлеба, за границей было закуплено 9,4 миллиона тонн зерна, то есть 10% от ежегодного валового сбора. Закупки были произведены не за счет доходов от нефти и газа, которые еще были не столь велики, а за чистое золото. Потребляемый хлеб стал золотым.

Сбои в экономическом производстве, нехватка продовольствия, постоянные реорганизации отражались и на других сторонах жизни. В своем выступлении В. Багдасарян указал, что за 11 лет пребывания Хрущёва у власти страна откатилась назад по ряду важнейших показателей социального развития. Число деторождений на 1000 человек населения сократилось с 25 до 19, а показатели смертности пошли вверх.

Много ошибок было допущено Хрущёвым и в вопросах внешней политики. Официальные правительственные декларации о необходимости мирного сосуществования и призывы ко всеобщему и полному разоружению чередовались с грозными заявлениями Хрущёва о возможности начала крупного вооруженного конфликта в самые ближайшие дни. Так, во время международного кризиса вокруг Суэцкого канала осенью 1956 года Хрущёв на приеме в посольстве бросил послам Великобритании и Франции: «Мы вас похороним!», что прозвучало в английском переводе как «We‘ll bury you!», то есть «Мы вас закопаем!» Хрущёв делал устрашающие заявления в ходе осложнений на турецко-сирийской границы осенью 1957 г., во время кризиса вокруг Ирака и Иордании летом 1958 г., кризиса в Тайваньском проливе в 1958 г., двух берлинских кризисов в 1958–1959 гг. и в 1961 г.

Порой Хрущёв не исключал возможности развязывания мировой термоядерной войны. Так, в конце ноября 1957 года Хрущёв заявил: «Мы накопили такое значительное количество ракет, так много водородных и атомных зарядов, что можем стереть с лица Земли всех наших противников». Подобных заявлений Хрущёв сделал немало. На самом деле достижения в создании отдельных образцов мощных ракет еще не привели к появлению в СССР значительного ракетного потенциала, который обеспечил бы ему преобладание в средствах нападения.

В своем выступлении на телепередаче Юрий Жуков привел ранее неизвестные факты о том, что по распоряжению Н.С.Хрущёва в 1962 г. советские подводные лодки были направлены к берегам Индонезии. Они имели приказ топить голландские военные суда в ходе конфликта между Голландией и Индонезией из-за западной части Новой Гвинеи или Западного Ириана. «Голландия – член НАТО, – подчеркивал историк. – А поэтому действия советских подводных лодок могли бы привести к вооруженному конфликту СССР со всем Западом». Наша страна могла подвергнуться ядерному нападению из-за территориальных споров других стран в далекой части земного шара.

Осенью 1962 г. мир вновь оказался на грани катастрофы в значительной степени в результате авантюристического решения Хрущёва о размещении советских ракет на территории Кубы. Объявление президентом США Кеннеди 22 октября 1962 г. блокады острова сопровождалось подготовкой к нападению на Кубу.

Скопление вооруженных сил двух супердержав возле Кубы создавало опасную ситуацию, которая в любой момент могла выйти из-под контроля. На конференции, состоявшейся в 2002 году и посвященной 40-летию Карибского кризиса, был рассказан один из характерных эпизодов этой конфронтации. Эскадренный миноносец «Бил», находившийся вблизи побережья Кубы, стал сбрасывать глубинные бомбы на советскую подводную лодку      «Б-59». Три офицера этого подводного судна могли принять решение применить ядерное оружие, находившееся на борту лодки. Хотя двое склонялись к этому решению, один из офицеров не согласился с ними. Комментируя эту историю, бывший министр обороны США Р.Макнамара заявил, что ядерное нападение на американский корабль могло бы вылиться в полномасштабный обмен ядерными ударами между двумя супердержавами. Другой участник конференции бывший сотрудник ЦРУ Д.Бругиони утверждал: «27 октября – день, который я никогда не забуду. Наша планета могла бы быть уничтожена».

Почему же Млечин и его «свидетели» так защищали Хрущёва?

Провалы политики Хрущёва были столь многочисленны, что сторона «защиты» нередко признавала правоту аргументов «обвинения». Отвечая на вопросы С.Е.Кургиняна, летчик-испытатель Герой Советского Союза С.А.Микоян, выступавший на стороне «защиты», осудил политику Хрущёва в сельском хозяйстве, счел вздорным разделение местных органов партии на сельские и промышленные, сказал, что антицерковная кампания, развязанная с 1958 г., была ошибочной. Он признал: «Хрущёв делал глупости». Говоря о том, что Хрущёв «делал много шагов, которые могли кончиться очень плохо», он поделился известной ему от отца историей. Оказалось, что после успешно проведенных в октябре 1956 года переговоров со вновь избранным Первым секретарем ЦК ПОРП Владиславом Гомулкой, Хрущёв принял волевое решение направить советские войска в Варшаву для свержения Гомулки. С большим трудом члены советского руководства убедили Хрущёва не делать этого.

Признавая отрицательные стороны в политике Хрущёва, Л.М.Млечин в то же время считал, что они столь сильно перевешивались положительными, что его пребывание у власти стало «лучшим в советское время». В качестве свидетельства своей правоты «защита» привела отрывок из беседы с дочерью Н.С.Хрущёва – Радой Аджубей. Она утверждала, что главным достижением ее отца был доклад на закрытом заседании ХХ съезда. При этом «защита» утверждала, что антисталинский доклад Хрущёва был вызван его желанием «сказать правду о репрессиях».

Прямо противоположную оценку доклада Хрущёва давало «обвинение». Публицист Ксения Мяло утверждала, что доклад был откровенно лжив, обратив внимание на вопиющие ошибки в изложении исторического материала. Но главное – Хрущёв нанес колоссальный урон историческому сознанию нашего общества, подчеркивала К.Мяло. Вульгарные, примитивные объяснения советской истории на долгие годы оказывали негативное влияние на оценки событий прошлого. Попытка Хрущёва объяснить все беды Советской страны деятельностью Сталина родила целую антисталинскую мифологию, которая сыграла немалую роль в разрушении СССР в конце 80 – начале 90-х гг.

По мнению Мяло, главная цель Хрущёва сводилась к тому, чтобы «отвести от себя всякие подозрения о своей причастности к репрессиям». Она расценила доклад как попытку разрушить в сознании народа «смысл прожитой жизни». Она отмечала, что к тому времени народ в целом был готов к осмыслению громадного исторического периода и это «не сводилось только к оценке Сталина». Однако, превратив доклад в атаку на Сталина, Хрущёв стремился действовать в угоду политиканским интересам. Постоянно подчеркивая, что жертвами репрессий 30–50-х гг. были видные партийные начальники, Хрущёв фактически старался убедить своих первых слушателей – делегатов съезда, в том, что он обеспечит им ненаказуемость. Атакой на Сталина, считала Мяло, Хрущёв подменил задачу осмысления исторического периода. «Десталинизация», предпринятая Хрущёвым, – говорил Кургинян, – стала миной замедленного действия. Люди перестали верить целому историческому периоду».

Первым разрушительным последствием доклада Хрущёва стало развязывание центробежных сил в международном коммунистическом движении и социалистическом лагере. Ответом на доклад Хрущёва стало восстание в Тбилиси в марте 1956 г., жестоко подавленное войсками, указал Юрий Жуков. В том же году произошло восстание в Познани, а затем контрреволюционное восстание охватило всю Венгрию. Последствием док¬лада стала утрата доверия к советскому руководству и внутри страны.

Реанимации хрущёвского стиля произошла после прихода к власти М.С.Горбачёва, а затем и других деятелей. Они выдвигали грандиозные программы ускорения общественного производства и перестройки общественного устройства в кратчайшие сроки. В 1985 году Горбачёв объявил о перестройке общества в два-три года. В 1990 году Ельцин поддержал программу преобразования страны за пятьсот дней. Используя авторитет партии, свое умение завлекать публику, они, как и Хрущёв, создавали впечатление искренности, простоты, демократичности, доступности.

По мере же того как обнаруживалась неисполнимость их демагогических планов, Горбачёв и Ельцин пытались найти выход из кризиса в непрерывных управленческих реорганизациях, которые лишь усугубляли развал страны. Пытаясь скрыть свои провалы, они поощряли бешеную антисталинскую пропаганду. И они пошли значительно дальше Хрущёва. Если Хрущёв довел до раскола лагерь социализма, потворствовал центробежным тенденциям внутри страны созданием совнархозов и провоцировал раскол КПСС, разделив органы ее управления на сельские и промышленные, то Горбачёв и Ельцин развернули процесс распада СССР и дестабилизации ряда бывших союзных республик. Если Хрущёв довел кризис производства сельского хозяйства до кровавой расправы в Новочеркасске, то внутриполитический кризис, развязанный Горбачёвым, привел к кровавым междоусобным бойням в Нагорном Карабахе, Фергане, Оше, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии. Углубление внутриполитического кризиса в России при Ельцине породило войны в Чечне, расправу над Верховным Советом и его защитниками в октябре 1993 года. Мины, заложенные Хрущёвым, оглушительно сработали при Горбачёве и Ельцине, уничтожив СССР и социалистический строй.

Однако, по мнению «защитников» Хрущёва, разрушительные последствия антисталинского доклада были благим делом. Осудив многие действия Хрущёва, С. Микоян, отвечая на вопрос Кургиняна о его отношении к распаду СССР, начатому Хрущёвым, сказал: «Я доволен. Я считаю, что империи должны распадаться». Кургинян с горечью констатировал: «Больше никаких вопросов не имею. Вы – летчик-испытатель, Герой Советского Союза... Вы довольны!»

Довольны Хрущёвым были и другие его «защитники». 83-летний художник Борис Жутовский, который был подвергнут публичному разносу со стороны Первого секретаря при посещении им выставки произведений московских художников, уверял, что лишь благодаря Хрущёву он был избавлен от постоянного страха. Художник демонстративно потряс небольшим чемоданчиком и пояснил, что в этом чемоданчике он хранил вафельное полотенце, мыло, завернутое в тряпочку и зубную щетку с деревянной ручкой, а также другие вещи, которые могли ему понадобиться в тюрьме, а затем в лагере. Будто бы с 1937 г. Борис Жутовский хранил этот чемоданчик в прихожей. Он убрал его на антресоли лишь в 1957 году. Жутовский сказал: «Я держу его там... пока».

В 1937 году Борису Жутовскому было 10 лет – в таком возрасте неудивительны самые причудливые фантазии. Удивительно другое: чемоданчик стоял в прихожей в годы Великой Отечественной войны, когда ровесники Жутовского шли в пар¬тизанские отряды, готовились стать бойцами на фронте или трудились у станков. В ту пору подавляющая часть советских людей видела главную угрозу со стороны врага, напавшего на нашу страну, а не от работников НКВД, которые, по представлениям Жутовского, могли каждый день ворваться в его квартиру и потребовать, чтобы мыло было без мыльницы, а ручка зубной щетки не была пластмассовой, так как пластмасса могла быть превращена арестованным в режущее орудие. Этот чемоданчик поддерживал в Борисе его вечный страх в день всеобщей радости в День Победы. Страх 10-летнего ребенка сохранял и 30-летний художник. Жутовский давал понять, что и теперь, в свои 83 года, он готов снять с антресолей злополучный чемоданчик…

Трудно судить, насколько широко был распространен в советские годы страх перед арестом, который испытывал Жутовский. Если и проводились исследования на этот счет, то они не стали широко известны. Но зато ни для кого не стало секретом, как возобладал страх в обществе после крушения советского строя. Бронированные двери в подъездах домов и квартир, железные решетки на лестничных клетках, видеокамеры, дистанционная охрана жилья, многократный рост числа сторожей и вневедомственной охраны, нередко вооруженной до зубов, и приобретение бойцовских собак и других зверей-охранников, а также многие другие приметы сегодняшнего дня свидетельствуют о том, что господствующий страх перед противоправными элементами стал спутником капитализации страны. Также очевидно, что страха подобных масштабов не было в советское время.

О том, что ни чемоданчик Жутовского, ни другие аргументы «защиты» Хрущёва не убедили подавляющую часть телезрителей, свидетельствовали данные о голосовании. Лишь 11% из них сочли, что политика Хрущёва была попыткой спасения страны, но 89% полагали, что она стала «миной замедленного действия», которая в конечном счете разнесла страну на части. Развязанный Хрущёвым процесс, увенчавшийся уничтожением Советской страны, явно не вызывал поддержки у подавляющего большинства телеаудитории.

Разделенное общество

В то же время очевидно, что рассказ Жутовского был рассчитан на понимание и поддержку части телеаудитории, верящей тому, что Хрущёв спас людей от всепоглощающего страха перед произволом, который царил в советское время до середины 50-х гг. Не исключено, что в то время как подавляющее большинство советских людей не страшилось ни ворья, ни несправедливых арестов, какие-то единомышленники Жутовского держали подобные чемоданчики. Возможно, что и те, кто не готовился так основательно к аресту, испытывали гнетущий страх перед такой возможностью. Стало быть, все, что происходило в стране, они воспринимали через призму вечно изматывающего страха. Этот тайный страх наверняка порождал жгучую ненависть к существовавшему строю, а также к большинству советских людей, которые не разделяли ни парализующего их страха, ни испепелящей их ненависти.

О глубоком расколе среди общества, проявившемся в оценках советской истории, свидетельствовали данные голосований в ходе передач по конец августа, которые были приведены в статье «Безвременье судит время», опубликованной в «Советской России» за 2 сентября 2010. Голосования в ходе передач, которые были показаны в течение следующего месяца, подтвердили сложившуюся тенденцию. Подавляющее большинство телезрителей отвергало ту точку зрения, которая ежедневно распространяется в прорежимных средствах массовой информации, и поддержало прямо противоположную.

Это означает отторжение тех оценок советской истории, которые были навязаны стране 20 лет назад и которые два десятилетия старательно внедрялись в сознание людей. Эти оценки соответствовали западным антисоветским стереотипным представлениям о нашей стране, рожденным с первых лет Советской власти, взятым на вооружение гитлеровцами, а затем западной пропагандой в годы холодной войны. Почти за 20 лет после свержения Советской власти в стране выросло целое поколение молодежи, которое воспитывалось на учебниках с антисоветской трактовкой истории. Отторжение же этих оценок подавляющим большинством телезрителей свидетельствует, что значительная часть двадцатилетних усилий пошла прахом.

Итогам голосований были посвящены два специальных телевыпуска, в которых признано, что после всех передач Млечин и его команда терпели поражение, а Кургинян и его команда побеждали. Объясняя это явление, некоторые представители средств массовой информации успокаивали себя тем, что якобы никаких крупных перемен в общественном сознании не случилось. Так, обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» В.Н.Дымарский уверял, что, если бы подобное голосование было бы проведено 20 лет назад, то не 75–90, а все 100 процентов отвергли бы позиции, отстаиваемые Л.М.Млечиным. Журналисту явно изменила память. В 1990 году в стране уже не первый год бушевала кампания по очернению советской истории. Антисоветская вакханалия не могла не влиять на настроения людей, подавляющее большинство которых избирало в 1989–1990 гг. на всесоюзные и всероссийские съезды народных депутатов Бориса Ельцина, Андрея Сахарова, Гавриила Попова и других могильщиков Советской страны, а также целые редакционные коллективы, прославившиеся клеветой на советскую историю.

Попытался принизить значение итогов передач и эстрадный артист Евгений Хазанов, сказавший, что голосования вообще не имеют значения, так как передачи являются шоу, а потому их нельзя принимать всерьез. Некоторые социологи пытались доказать, что итоги голосований не отражают мнения населения страны. При этом некоторые из них говорили, что по телефону голосуют в основном старики и старухи, которые испытывают ностальгию по советскому прошлому. Когда было указано, что голосования по интернету лишь подтверждали итоги телефонных голосований, последовали заявления, что по интернету голосуют лишь «юные хулиганы». При этом социолог Алексей Левин привел данные о популярности идей скинхедов среди молодежи.

Часть журналистов и социологов признавала, что голосование отражает позицию большинства, но она, мол, глубоко порочна и неправильна. Так, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей утверждал, что наш народ отстает от современности и от требований перемен. Ответственность же за это Дондурей, в частности, возложил на... телевидение, которое якобы является, по сути, советским. Эта мысль была подхвачена, и почему-то раздалось немало нападок на давнишнюю передачу «Песни о главном», которая якобы и посеяла ростки ностальгии по советскому прошлому.

Обозреватель газеты «Известия» и радиостанции «Эхо Москвы» И.Е.Петровская уверяла, что провал Млечина и его «команд» в голосованиях объясняется просто: интеллигентные манеры Млечина вызывают, дескать, отвращение у широких масс. Популярность же Кургиняна объясняется тем, что он прибегает к «площадным приемам», которые так привлекательны большинству народа. По сути, была предпринята попытка превратить передачи в беспощадный суд над большинством телезрителей «Суда времени», которые «неправильно» голосовали.

Они выявляют вопиющее непонимание настроений народа теми, кто мнит себя властителями народных дум или знатоками народных чаяний. Они считают, что у нас «не те» старики и старухи, «не та» молодежь, вообще «не тот» народ – отстает от современности, и даже не то телевидение, которое все еще является якобы советским, а потому будто нравится «отсталому» народу.

Надуманными и несостоятельными выглядят эти аргументы воспевателей и адвокатов нынешнего режима, провалившегося со своей идеологией пещерного либерализма и суверенной демократией. В свое время английский историк Томас Карлейль высмеивал французского короля Людовика XVI – тот не замечал, что двигался к пропасти, так как надвинул себе корону на глаза.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ

«Советская Россия», [21/10/2010]

Последнее изменение Воскресенье, 28 Декабрь 2014 15:34